Safety Magic

07/08/2018 - 04:36   Микс   Джаз, Этно и world-music, Между жанров
Новый фестиваль «Поток» стал легендой еще до его начала. Судите сами: объединились орги двух лучших инди-фестивалей России «Пустые Холмы» и «Тримурти». Ожиданий было много, хотя не все удалось оправдать.

Фоторепортаж фестиваля «Поток 2018» смотрите здесь.

Если быть точным, поначалу хотели объединиться/возродиться сразу пять фестивалей некоммерческой и этнической музыки, и всякого такого йога/вегетарианство/руны и пр. и пр. Но не все смогли, не все захотели. Времена нынче тяжелые — трудно договориться с властями о площадке, трудно выйти хотя бы в ноль по деньгам, чтобы не расплачиваться потом годами за непогашенные кредиты. Это лето еще и чемпионатом мира по футболу отметилось, - буквально все из-за запретов сдвинулось на август. От коммерческого «Нашествия» до воздушного «Потока».

Тем удивительнее было видеть, какое чудное пространство возникло под калужским Юхновым на той же поляне, где проходил неделю назад фестиваль «Бессонница». Кофейни, чайные, причудливо украшенные сцены, бесчисленные арт-объекты, шатры для медитаций, фонари, мостики, и самое главное — публика. Свободные люди с открытым взглядом. Именно они — главная ценность фестиваля. Кстати, многие из них были волонтерами, как водится, - строили, оформляли всю эту красоту на добровольных началах. «Поток» объединил этих светлых людей, дал им точку приложения сил. И это прекрасно.

Но вообще-то оказаться тут было непросто. Даже на своей машине доехать можно было за 200 км от Москвы только до парковки, откуда 2-3 км на себе приходилось тащить все (от рюкзака до запрещенного на фестивале алкоголя и табака с мясом). Это был реальный ценз на физическую выносливость зрителя. Затем приходилось искать место для палатки, что тоже непросто из-за линейной конфигурации поляны — опушки были заняты ранее приехавшими, а под палящим солнцем стоять некомфортно — даже выспаться невозможно. Многие и не спали…

Что касается музыки, то было три равноудаленных сцены. Главная «Живая» с очень известными музыкантами (в узких иногда кругах), круглосуточная электронная для танцев и экспериментальная для начинающих музыкантов. К достоинствам электронной можно было отнести то, что некоторые диджеи использовали фольклорные семплы, подкладывая их под банальные танцевальные биты, - это освежало. Все мои посещения «Экспериментальной сцены» закончились неудачно, - сначала она просто не работала, потом пели группы, не слишком отягощенные музыкальным слухом. Впрочем, за всех судить не возьмусь.

А вот «Живая сцена» стала жемчужиной фестиваля. Тут оказались невероятные музыканты наивысшего музыкального ранга. Один Гребстель чего стоит, - сначала отбарабанивший в проекте «Вилы» Инны Желанной, а через пару часиков мутивший сложнейшие басовые конструкции в индийско-джазовом супер-проекте «Заиндивели». Но речь даже не о звездах, а о том, что «Поток» в лучших традициях «Пустых Холмов» дал счастливую возможность узнавать о новых крутых музыкантах прямо на сцене. Это самое ценное, ей-Богу. Поэтому давайте начну со счастливых открытий новых имен, а не со звезд.

«Нотэбёрд»
«Нотэбёрд»

Открытие первого дня фестиваля - «Нотэбёрд», это безумная смесь «Аукцыона», Radiohead, «Мегаполиса» и северного Ревякина. Психоделический трип с выкриками, вздохами, кафкианскими текстами и ужимками фронтмена Виктора Скорбенко. Затягивающая параллельная реальность с инфернальной гитарой Дмитрия Зильперта (Tinavie и Zorge). Можно было бы и Петра Мамонова помянуть, но кажется, что это уже перебор…

Звезды тоже хороши. Открыли фестиваль афро-дэнс «Кимбата», и это было именно тем зажигаловом, что от них ждали.

Кимбата
Кимбата

Сет «АлоэВера» оказался обычно-пресным, ни до Земфиры, ни до Ёлки этот девичий поп-рок по-прежнему не тянет, но пытается. Зато у них есть один хит, которым они и завершили программу. Тувинские мастодонты «Ят-Ха» приехали на фестиваль без басиста, и это вряд ли кто-то заметил. Зато трудно было не заметить, что отец-основатель Альберт Кувезин все чаще отдает вокальные партии более молодому коллеге Шолбану Монгушу, и тот справляется. Горловое пение хоомей и каргыраа прозвучало во всем рок-н-ролльном блеске, но положа руку на сердце, не уверен, что так же бы сказали тувинские аксакалы. Многоголосие хоректээр, например, в этот раз почти и не получилось…

«Ят-Ха»
«Ят-Ха»

Могучий сет отыграла на «Потоке» супергруппа Safety Magic. Это были почти все знакомые композиции, много раз игранные, - но каковы драйв и мощь! Невероятный басист Михаил Авшаров буквально сокрушал порталы своими нечетноразмерными пульсирующими рыками, а не нуждающийся в представлении тромбонист Рамиль Шамсутдинов выдавал неочевидные соляки.

Safety Magic
Safety Magic

Красота Safety Magic в том, что первоклассные музыканты в моменты вдохновения очень далеко уходят от заявленных скучных рамок «индо-джаза», - тут сверкают уже и фри-джаз, и прог-рок от Маклафлина, и смехи Армстронга. Это великая музыка без правил и рамок. Впрочем, традиционно Safety Magic не везет с вокалистами — ушедшего в астрал Правина сменила АлизА, столь же невнятная…

Yoga for Wine Lovers
Yoga for Wine Lovers

Открытиями второго дня фестиваля стали сразу две команды. Ну кто знает Yoga for Wine Lovers? Да-да, йога для любителей вина! Ошеломительно свежие тексты Анны Ерофеевой (не Бог весть какой вокалистки, но искренней на 200%), гибкая как ртуть музыка — по десятку смен настроений за песню, крепкая ритм-секция. И вот этот воздух в музыке. «Но с такими коленками, как у тебя, никогда не стать взрослой», - ну как можно было это придумать? Вокализы с икающей гитарой Руслана Актемирова и задыхающейся флейтой Елены Фольк. Мы еще их увидим и услышим, несомненно. А ведь еще был как бы понтовый Shortparis… Это про нее понтовый The Village написал текст «Как Shortparis стала лучшей концертной группой страны». Они в самом деле делают туры по Европе. Они зажигалки. Сравнивать их даже не с кем, это хардкор для тех, кто не слушает хардкор. Это русский Duran Duran для нонконформистов. Гей-икона андеграунда, но только пока андеграунда. На «Потоке» они сыграли шикарный сет, им пока не хватает мелодий и хуков, но в остальном они убедительны ну совсем.

Shortparis
Shortparis

Звезды не отставали. Сначала выступила «сборная звездных любителей»: Псой Короленко, Ян Бедерман, Юлия Теуникова и Алиса Тен с проектом «Дефеса». Песни бразильского рока в жанре тропикалии переведены чаще всего на русский, в них есть изюминка, хотя и нашей российской специфики про нефть в текстах немало. Дело за малым — сыграть. С музыкой у любителей не очень получается, да и голоса не сливаются, - зато энергии и аффектации навалом.

Дефеса
Дефеса

Иное дело Bigateque — тут за барабанами великолепный Биг (Владимир Глушко), и Соколов на клавишных. Это рафинированный продукт, который непросто воспринимать в жару под солнцем. Но сыграно все было эталонно, тот самый экспериментальный джаз в евро-стилистике, который лучше слушать в холодке под бокал коньяка.

О «Вилах» Инны Желанной уже много было сказано. Выскажу свою точку зрения. Вот только что прошли концерты Земфиры под «минус», и вот теперь везде Желанная «под минус». Неприятный тренд. Идея-то хороша, три девушки с Желанной поют хорошо, голоса сливаются. Но фонограмма… Гребстель, конечно, колоритен за барабанами, но его ли царское дело — стучать под «минус»? И группу жалко, они без концертов остались и без денег. А «Вилы» - дело разовое, их дослушать до конца-то сложно, пол-поля на «Потоке» ушло, все однообразно и прямолинейно-ведьмански. С сетами группы Желанной никакого сравнения. Будем надеяться, талантливая Инна наиграется этой игрушкой и вернется в живую музыку.

«Вилы»
«Вилы»

Француз Cosmyte оставил после себя сложные впечатления, как и любой бы диджей на этой сцене. У него много живых инструментов, но основа-то в плейбеке. Много неритмичностей, что тоже озадачивало. Но его обаяние и турецкий танцевальный бит под конец все-таки умиротворили.

А главным аккордом фестиваля стал все-таки сет супер-группы (пусть в неполном составе). Они держатся в рамках классической индийской музыки, преимущественно северной, но с джазовыми музыкантами все равно получается нечто иное. Звукоизвлечение было настолько изысканным, что даже довольно скромный аппарат Живой сцены показался идеальным. Перкуссии и ситар взлетали к ночному небу, укрепленные колдовством бас-систем Гребстеля….

«Заиндивели»
«Заиндивели»

Соорганизатор фестиваля «Поток» Денис Харлей рассказал, что предварительно на фестиваль было реализовано около трех тысяч билетов и пригласительных. Ни в плюс, ни в ноль фестиваль вряд ли выйдет, если учитывать инвестиции спонсоров, составившие 2,5 млн руб. Однако без их учета вполне возможен выход в ноль. Деньги дали структуры издателя hh.ru (приятно называть их). Харлей упомянул, что волновался из-за конкуренции по датам с Alfa Future People, но выбора из-за ЧМ по футболу не было. Окончательные финансовые итоги фестиваля подведут позже. Однако очевидно, что такой фестиваль нужен и у него уже есть отборная аудитория, платежеспособная и энергичная. Будем надеяться, что он станет ежегодным.

Фоторепортаж фестиваля «Поток 2018» смотрите здесь.

Гуру КЕН
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

06/08/2018 - 15:42   Микс   Концерты, Этно и world-music
Фестиваль «Поток» прошел со 2 по 5 августа в Юхновском районе Калужской области.

Кимбата
Кимбата

АлоэВера
АлоэВера

АлоэВера
АлоэВера

Нотэрберд
Нотэрберд

Нотэрберд
Нотэрберд

Нотэрберд
Нотэрберд

ЯТ-ХА
ЯТ-ХА

ЯТ-ХА. Альберт Кувезин.
ЯТ-ХА. Альберт Кувезин.

ЯТ-ХА. Шолбан Монгуш.
ЯТ-ХА. Шолбан Монгуш.

ЯТ-ХА. Альберт Кувезин.
ЯТ-ХА. Альберт Кувезин.

Safety Magic
Safety Magic

Safety Magic огненное шоу
Safety Magic огненное шоу

Safety Magic огненное шоу
Safety Magic огненное шоу

Yoga for Wine Lovers
Yoga for Wine Lovers

Yoga for Wine Lovers. Елена Фольк.
Yoga for Wine Lovers. Елена Фольк.

Yoga for Wine Lovers
Yoga for Wine Lovers

Дефеса
Дефеса

Дефеса. Псой Короленко.
Дефеса. Псой Короленко.

Дефеса
Дефеса

Дефеса
Дефеса

Bigateque
Bigateque

Bigateque. Александр Соколов.
Bigateque. Александр Соколов.

Bigateque. Владимир BIG Глушко.
Bigateque. Владимир BIG Глушко.

Mosbrass
Mosbrass

Mosbrass
Mosbrass

SHORTPARIS
SHORTPARIS

SHORTPARIS
SHORTPARIS

SHORTPARIS
SHORTPARIS

SHORTPARIS
SHORTPARIS

Проект Инны Желанной «Вилы»
Проект Инны Желанной «Вилы»

Проект Инны Желанной «Вилы»
Проект Инны Желанной «Вилы»

Проект Инны Желанной «Вилы»
Проект Инны Желанной «Вилы»

Проект Инны Желанной «Вилы»
Проект Инны Желанной «Вилы»

Проект Инны Желанной «Вилы»
Проект Инны Желанной «Вилы»

Cosmyte (Франция)
Cosmyte (Франция)

Cosmyte (Франция)
Cosmyte (Франция)

Cosmyte (Франция)
Cosmyte (Франция)

Cosmyte (Франция)
Cosmyte (Франция)

Zaindiveli. Сергей
Zaindiveli. Сергей "Grebstel" Калачев

Zaindiveli
Zaindiveli
30/07/2012 - 03:04   Классическая музыка   Концерты
Музыкальная программа фестиваля «Архстояние 2012» удивила бесхитростным сочетанием безалаберного непрофессионализма и отменнейшего профессионализма. Порой внутри одного номера.
Сам фестиваль в Калужской области не совсем музыкальный. Главное для организаторов - показать объекты современного искусства, устроенные в условиях обычного перелеска. Где-то работы поражают размахом и мастеровитостью - например, мозгообразный переплетенный «Вселенский разум», но чаще напоминают неглубокий юмор на тему природных поделок - длинный батут, спиралевидная яма, деревянная ротонда якобы Бродского, «растущая» кухня... Можно в этом искать подтексты, а можно наслаждаться забавными экологическими конструкциями на свежем воздухе.

название
Главное для организаторов - показать объекты современного искусства, устроенные в условиях обычного перелеска.

С музыкой так не получится. Музыкант либо умеет играть, либо нет. И отсылками к Бродскому или Пушкину не спасешься. Поэтому задуманная как фестиваль современного искусства программа «Архстояния» довольно скоро разложилась на поразительный симбиоз тех, кто владеет профессией, и тех, кто дальше остроумной идеи пойти не смог.

Владимир Волков
Владимир Волков

Было горько и неловко наблюдать за перформансом прекрасного контрабасиста Владимира Волкова вместе с не владеющим своим голосом Павлом Семченко (Русский Инженерный Театр АХЕ). Чтение Пушкина и Языкова, по замыслу, должно было сопровождаться мимическими сценами и инструментальной импровизацией. Увы, мимы из Волкова и Семченко никакие, читать великие стихи Семченко вовсе не умеет, а Волков (отнюдь не композитор) в условиях отсутствия достойного музыкального материала неизбежно скатился к эксплуатации собственных штампов.

Семченко
Чтение Пушкина и Языкова, по замыслу, должно было сопровождаться мимическими сценами и инструментальной импровизацией

Еще более душераздирающий пример - презентация медиа-оперы Ираиды Юсуповой «Арфистки в аду». Насыщенное белым шумом произведение Юсуповой с драматическими партиями баритона (Александр Коренков) и меццо-сопрано (Ольга Гречко), снабженное молниями из аппарата Тесла и танцевальной группой. Гречко и особенно Коренков вжились в непростую постмодернистскую структуру Юсуповой, вошли в образы и тянули все одеяло на себя. Но как не тянуть, если вокруг - нелепый неумелый балет OddDance и «Театрика», кривляющийся и неуклюжий? Если звуки от аппаратов Тесла слышны только тем, кто рядом с ними, а весь звук направлен в чисто поле - так, что зрители невольно поделились на тех, кому все видно и кому все слышно? Ад оказался представлен бочками с горящими дровами, черти в нем - простенькими масками на голове мимов, и прочие метафоры - на таком же убогом уровне фантазии. Когда же танцорам включили микрофоны, и они мимо нот вразнобой стали декламировать текст, - слушать стало совсем уж невмоготу.

Аналогичная эклектика между профессиональным уровнем артистов внутри одного номера продолжилась на главной сцене «Лабиринт». Указателей и афиши к ней, впрочем, организаторы поставить позабыли, так что подавляющее число приехавших на фестиваль попросту ничего о существовании «главной» сцены не узнали. А здесь были первоклассные музыканты, затиснутые в то же прокрустово ложе.

Например, прекрасная Татьяна Калмыкова, вынужденная петь перед десятком зрителей, пока почти все пришедшие перемещались по полю вслед за судорожно кривляющимися, не владеющими культурой движения танцорами «PoemaTheatre». А затем вслед и за куда более зрелищным файер-шоу. Такова концепция перформанса «Метаморфозы»...

Татьяна Калмыкова
Татьяна Калмыкова

Спасли общий уровень коллективы, которые не поддались на провокации «современного искусства», а честно и от души отыграли свои привычные программы. Этно-джазовая коллаборация Safety Magic показала едва ли не лучший в этом году опен-эйр. Убавив «индийскости», группа прибавила в джазовости - и получился блистательный высокопрофессиональный джаз-рок, сыгранный с вдохновением и жаром. Слабое место Safety Magic - вокал - оттенился отменными импровизациями Олега Маряхина и Дмитрия Лосева, танцевальный бит подчеркнулся изящными движениями танцовщицы, и хорошо знакомые композиции обрели свежий и даже элегантный вид.

Языковые переводы от Глаголъ: профессиональный перевод устных и письменных текстов, юридических документов.

Exit project продолжил этот ряд. Ню-джаз на ночном поле стал скорее фьюжном, чем джазом. На протяжении одной композиции музыканты умудряются мгновенно менять стилистику, не теряя в импровизационном мастерстве и вдохновенности. Летучие дуэты-дуэли между солирующими прорезают многослойную структуру звука Exit project, да так, что головы зрителей синхронно поворачиваются вслед за каждым принимающим эстафету. Группа с недавних пор стала гораздо мелодичнее, Мария Логофет берется то за клавиши, то за скрипку, и выстраивает вполне академического звучания дуэты с эффектной саксофонисткой Анастасией Богуславской.

Exit project
Ню-джаз на ночном поле стал скорее фьюжном, чем джазом.

«Архстояние 2012» не смогло выстроить внятную палитру современной музыки, или хотя бы набросок такого представления. Однако, при должной терпеливости искушенного зрителя, разыскать актуальный и по хорошему современный взгляд на музыкальное искусство все же на фестивале возможно. Осложняет эволюцию отсутствие авторитетного куратора музыкальной программы - пока музыканты все-таки на задворках фестиваля, в качестве манка, а не в качестве полноправного участника единой концепции.

10/12/2005 - 12:49   Рок   Концерты
2 декабря в ЦДЖ прошел фестиваль памяти легендарного музыканта Папы Леши под неоднозначным и вызвавшим толки названием «Хиппи End». Хедлайнерами фестиваля стали Умка и «Safety Magic», но для подобных субкультурных мероприятий всегда важнее – кто пришел, а не кто играл.
А пришли как раз весьма ожидаемые персонажи. Разница между сидящими в зале и выступающими на сцене практически стерта. Поколение хиппи 80-90-х – совершенно потерянный остров в океане современной жизни. Нынешним тинейджерам сложно объяснить, чем так уж легендарны те люди, которые пели и писали стихи в те годы. Тот освежающий ветер свободы, которое принесло поколение хиппи в удушаюшую серую действительность советских времен, ныне не кажется даже легким ветерком. Ирония над штампами уже не считывается, ввиду исчезновения самих штампов.

Поколение хиппи 80-90-х коллекционировало смешные таблички нелепого содержания, пело вывернутые наизнанку песни и декларировало полный отказ от работы нетворческого содержания. Это не то «поколение дворников и сторожей», которое воспел БГ. Эти люди могли работать дворниками разве что временно. Потому что постоянно скитались со флэта на флэт, из вписки в одном городе до вписки в другом, могли в хорошем расположении духа в любом момент уехать купаться в Крым, и ехали принципиально без денег. Потому что автостопили машины, аскали в пути, на еду добывали денег игрой на флейте и пением под гитару.

Лучше всего жизнь хиппи описывают строчки самого Папы Леши, честные и жестко-ироничные:

Папа Леша (Алексей Бармутов)



А вы откуда? – Из Петрограда…
Ах, да! Ну, что там? – Да всё как надо…
Мы в мае были, вписались к Лову…
Ты знаешь Лова? – Чувак кайфовый!..
Да, очень клёвый, и там мы жили,
На флэте Лова весь май мы жили,
А что, вы дальше? – Да нет, обратно…
Когда? – Туморроу… – Ага, понятно…
Мы к вам приедем? – Конечно, клёво!..
Пасифик найта! – Will be здоровы!
А после – найтом – Кайфовый пипл!
Всё в полном Райте – поедем в Питер!

О, да! Поедем… И что там будет?
Всё та же скука, всё те же люди,
Всё те же спики, флэты, расклады,
Всё те же Сэмы и те же Магды,
Телеги, гонки, чай до рассвета…
Да что же это, зачем всё это?!

Это поколение было потерянным изначально. Оно не боролось за жизнь. Хиппи 80-90 годов уходили из жизни веером. Кто-то кончал жизнь самоубийством, кто-то погибал от тяжелых наркотиков, чаще всего молодые и талантливые просто спивались. Тот факт, что Папа Леша дожил до октября 2005 года, представляется невероятной фантастикой и едкой гримасой жизни. Он должен был умереть много раньше. От неумеренного потребления алкоголя у него уже несколько лет вообще не работали почки, в больницах подтверждали-опровергали диагноз СПИД… И все-таки Алексей Бармутов оставался тонким умным автором, пишущим невероятно мощные драйвовые песни. Когда он умер, ему было всего 45.

Почему я все время упоминаю 80-90 годы? Потому что нет взаимопонимания между поколениями даже внутри этих самых российских хиппи. Кто-то из них ударился в веганство и защиту животных (Любава), кто-то снова и снова копирует «Битлз» образца 60-х, кто-то уходит в удаленные от цивилизации скиты и общины.

Хоббит (Алексей Бекетов)

На фестивале памяти Папы Леши собрались по большей части те самые. Которые дожили. Ведущим вечера был Хоббит (Алексей Бекетов), чьи язвительные и часто ненормативные стихи поражают философской глубиной. Хоббит вспоминал какие-то истории, связанные с Папой Лешей (они были близкими друзьями «не-разлей-вода»). И читал стихи. Читал что-то из Папы Леши, что-то из себя. Тексты знаменитых песен, разошедшихся среди потерянного поколения, по-прежнему потрясают своей актуальностью. Обращенные к брежневскому строю слова вполне могут адресоваться и к путинскому, да и к любому склонному к тоталитарности общественному строю мыслей.

Умка рассказала, что ее много связывало с Папой Лешей. Они вместе выступали на фестивалях, вместе пели на квартирниках, милиция разгоняла эти запрещенные концерты… Сейчас уже можно сказать, что Умка и Папа Леша стали самыми заметными лицами того поколения. Умка пела около получаса под гитару, вспоминая старые песни. Исполнила новую, только что написанную, со словами: «Вы уж извините меня, если слова забуду».

Умка (Анна Герасимова)

Не смог приехать Собака (Андрей Русинов), но приехал Ростик (Ростислав Звездин), и устроил настоящее кантри-блюзовое шоу со своим проектом «Братья Рост-н-Ролл». Суматоха спела под гитару одну песню Папы Леши.

Звезда отечественной этно-джазовой сцены группа «Safety Magic» сыграла медитативный сет из своих лучших композиций. Гитарист Дан Лерман много играл джем-сейшнов с Папой Лешей в свое время, а бас-гитарист Михаил Авшаров – басист самого знаменитого состава коллектива Папы Леша под названием «Лубок». За кулисами Умка с восхищением выдыхает: «Классно вы играете! Я хотела бы записать что-нибудь с вами». У «Safety Magic» очень напряженный график, не дожидаясь конца фестиваля, они уезжают на вокзал. На следующий день у них концерт в Нижнем Новгороде с Инной Желанной.

Театрализованное представление одной из песен Папы Леши показывает Навна (Наталья Виногорская). Она выходит на сцену с зачехленной гитарой. И объясняет: «Этот чехол подарил мне когда-то Папа Леша». Снимает, и поет дрожащим голосом одну из самых его проникновенных вещей.

Бостонское Чаепитие

«Бостонское чаепитие» - из тех групп, которые продолжают традицию мелодичных хипповских песен под гитару и скрипку, обогатив ее изяществом слога серебряного века. Красивые и печальные мелодии льются со сцены, заставляя задуматься о судьбах контркультурной интеллигенции.

Протест против пошлости сиюминутного существования выражался когда-то в асоциальном образе жизни. Немногие творцы смогли выйти в контркультурные пласты творчества, сравнимые с открытиями титанов авангарда 10-20-х годов 20-го века. Папа Леша в последние годы жизни разрабатывал технологии влияния белого шума на текстовые понятийные ряды. Возможно, его архивные записи еще ждут своих исследователей.

Завершает фестиваль жесткий сет группы «Трест», идеологов псевдо-суицида. Мощный драйв и честные инфернально-бытовые тексты – визитная карточка группы. Квартовые гитарные риффы облегают пульсирующую ритм-секцию, Владимир Колосов сосредоточен и точен.

Все

А на финальную песню вышли все. Участники и неучастники. Друзья и соратники. Вышли дети Папы Леши. «Вот умру я, умру» - гимн жизнелюбию и самоиронии в любых обстоятельствах. Песня Папы Леши на мелодию «Happy Birthday» написана лет пять назад, но стала широко известной в узких кругах «тех самых» хиппи. Хоровое исполнение «Вот умру я, умру» под аккомпанемент «Треста» было нестройным и сырым, но от души. Владимир Веселкин (экс-"Аукцыон") по старой традиции высыпал целую коробку сигарет на сцену.

Пусть сыра земля тебе будет пухом, Папа Леша.

Гуру КЕН, NEWSmusic.ru
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА, NEWSmusic.ru

Быстрый поиск: