"Алиса" выпускает "Изгой". Как это записывалось?

Аватар пользователя NEWSmuz.com
Скро выходит альбом "Алисы" под названием "Изгой". Константин Кинчев рассказывает о том, как он записывал этот альбом. "Профессия звукорежиссер в нашей стране находится в зародышевом состоянии, - говорит Кинчев. - Там же это действительно профессия, поэтому люди умеют работать. Мне, во всяком случае, удобнее работать с немцами".
Идея "писаться" у немцев возникла у Кинчева уже давно, был опыт сведения предыдущего альбома ("Сейчас позднее, чем ты думаешь") в Германии, что окончательно утвердило его в мысли, что работать надо только с немецкими саунд-продюсерами, причем работать "от и до". Что и было воплощено в жизнь, в итоге получился "ИЗГОЙ", сообщается в пресс-релизе группы.

"ИЗГОЙ" - название без вариантов - одно и сразу(!), как только появилась одноименная песня. "Изгой", "Крещение" и "Солнце-Иерусалим" - три основные вещи на альбоме, вокруг них все "вертится", превращаясь в единое целое. Концепция - слово неприменимое к данному альбому, если за "концепцию" не принимать шквал звука, впрочем, вполне рациональный, учитывая немецкую педантичность и склонность к упорядочиванию даже хаоса. Сочетание русской пронзительной безудержности с "немецким порядком" и профессионализмом во всем, в том числе и в работе над звуком, дало вполне ожидаемый "АЛИСОЙ" результат - гармонию эмоции и рацио.

Стоит отметить методику немецких товарищей, система "товар-деньги-товар" не работала, хотя и имела место быть. И все же, немцам не хотелось тупо отрабатывать, а хотелось, прежде всего, понять "о чем это все", что внушало оптимизм группе еще на стадии переговоров. Были сделаны переводы всех текстов с попытками разъяснений "загадочной русской души", в виде сносок. Музыку, к счастью, объяснять не надо.

Необходимые "уточнения" на эмоциональном уровне немцы получили по полной программе приехав в Россию. Альбом писался на питерском "Добролете", что вносило вполне понятный нам, но неизъяснимо-загадочный флер для иностранцев, впервые посетивших Россию,- Петроградская сторона, легкое безумие Дома детского творчества, где базируется студия, русское пиво и непроглядная питерская зима с сыростью и ветром произвели неизгладимое впечатление на Джема и Дейва, что в полной мере сказалось на их рабочем настрое. Не растеряв природного качества "Порядок! Порядок во всем!" они обрели нужную долю бесбашенности, помноженную на изумление, и твердое убеждение, что "Россия - это страна населенная сплошными рок-музыкантами, добряками и балагурами, а также исключетельно красивыми и целомудренными девушками". Впрочем, и немцы внесли долю таинственности: и одного и второго зовут Петер, и почему Петеры обозначивают себя как Джем и Дейв, для всех осталось загадкой. Копаться в истории этих переименований музыканты АЛИСЫ быстро перестали и просто смирились с мыслью, что один Джем, а другой Дэйв - саунд-продюсер и звукоинженер, а Питеры они, Отто, или Клаусы, значения не имело, особенно учитывая скорость и качество их работы.

За две недели был записан весь альбом - работали на износ, но с удовольствием. Порой Кинчев заканчивал прописывать свои треки к шести часам утра, под молящие хрипы Жени Левина "Кость, может завтра?". Говорить нормально дней через пять после начала записи Левин уже не мог, поскольку помимо своих прямых обязанностей (соло-гитарист), он был приговорен к должности переводчика, чем и занимался, переводя всех и вся (включая заходящих любопытствующих) с русского на английский, и с английского на русский. С этой задачей Левин справлялся с таким же блеском, с каким владеет инструментом, являясь на редкость точным музыкантом, во всяком случае опыт работы в оркестре Мариинского театра в качестве валторниста, не прошел даром.

Для облегчения рабочего процесса для Джема был составлен словарь с надписями на латинице: "Еще раз", "хорошо", "очень хорошо", "Пи…ц", "г..но", "пора пить кофе". Надо сказать, что два предпоследних определения редко использовались, и под них никогда не попадал Андрей Вдовиченко (барабаны), для описания его игры на барабанах вообще не хватало слов, настолько четко он играл. Иногда казалось, что за барабанной установкой сидит некий пришелец, которому чужды вполне человеческие проявления неточностей или ошибок.

Учитывая "ритмическую одаренность" Вдовиченко, легко работалось и второму участнику ритм-секции Петру Сергеевичу Самойлову, который сосредоточенно прописывал свои треки, полностью погружаясь в партии, не отвлекаясь на рабочие неполадки - мечта любого бас-гитриста.

Маэстро Романов (соло-гитара), как любой виртуоз крайне предвзято относился к качеству своего исполнения, был готов по сто раз переигрывать партии, даже тогда, когда в этом не было никакой необходимости…. Иногда его приходилось притормаживать, иначе альбом был бы переполнен его соло, что явилось бы некоторым перебором, учитывая, что ИЗГОЙ в полной мере можно назвать "гитарным".

Дима Парфенов-Ослик (клавиши) был готов к записи еще до ее начала, т.к. все свои партии заготовил в уютной домашней атмосфере. На студии он лишь слегка контролировал процесс, прерываясь на обед раз пять в день.
Всю проделанную работу оставалось "свести" и отмастерить, что и было сделано сначала в Кельне на студии TOPAZ, а позже в Дюссельдорфе на SKAYLINE tonfabrik.

Определить стиль альбома как всегда затруднительно - это касается всех работ АЛИСЫ, и "Изгоя" в частности. Правда у некоторых журналистов, судя по всему, не имеющих музыкального и музыковедческого образования уже сложилось странное мнение, что новые песни группы звучат в "дремучем хард-роке". Не опровергая данного мнения стоит заметить, что обвинять одно из классических музыкальных направлений в "дремучести" равносильно желанию "запретить оперу по причине ее устарелости и несовременности", разумеется, оставив для современников и потомков какое-нибудь "бессмертное творение" из серии "голубых сал".

Для Армии Алисы песни звучащие на "ИЗГОЕ", не будут "новыми", т.к. следуя уже сложившейся традиции они до выхода альбома исполнялись на концертах. Быть может это не совсем верная тактика с точки зрения законов шоу-бизнеса, но Кинчев не может держать в "секрете" новые вещи, впрочем, это его право и его выбор.
И все же выход альбома поклонники группы ожидают с нетерпением. Потому что концерт - это концерт, а пластинка в руках - это совсем другое ощущение. Ощущение какой-то тайны, которая вот-вот будет раскрыта, стоит только нетерпеливо сдернуть целлофан, достать из коробки теплый еще диск, нажать на кнопу " play" … и по-о-о-о-о-неслась! "А-а-а-а-а-ли-с-с-с-а"! И совершенно наплевать на то, что напишут "муз. критики", которых на самом деле нет, ни журналисты, которых в большинстве своем не устраивает ни лирика, ни тяжеляк, ни пронзительная откровенность, ни легкая грусть, ни шквал энергии которые присущи АЛИСЕ. У этой группы нет только стеба (столь востребованного на сегодняшний, слишком затянувшийся день). И Слава Богу.

МОЯ ВОЙНА - "Если свет, который во мне, есть тьма ,то какова тогда тьма?", этот вопрос рано или поздно задает себе всякий человек. Ответ на него приходится искать всю жизнь. И хорошо, если жизни хватает.

ИЗГОЙ - заглавная песня на альбоме. Кинчев: "Если говорить о песне, то она о Спасителе. А если говорить вообще, то про всех тех, кто строит свою жизнь, идя против течения. Потому что по течению идет только дохлая рыба".

ЗВЕЗДА ПО ИМЕНИ РОК - Название может показаться несколько самонадеянным, что вовсе не отменяет того факта, что АЛИСА является группой, полностью попадающей под определение "рок-группа". Эта песня о той путеводной звезде, которая руководит движением АЛИСЫ, и изменив которой можно потерять себя, просто фактом приспособления и угодничества во имя сиюминутности и сомнительной популярности.

*ЧЕРНЫЙ - злая, но совсем не ироничная песня. Характеристика "снизу в верх". С одной стороны повседневность, захлестывающая человека настолько, что он перестает ее замечать, привыкая к тому, что "черное это белое, а белое это черное". Теряясь между правдой и ложью, забывая о том, что путь может быть не только по прямой, но и в высь. Идти вверх, задача любого человека, но не каждый об этом помнит, и не каждый это знает, что жаль.

СОЛНЦЕ-ИЕРУСАЛИМ - Горняя Земля, Небесный Иерусалим - изящное сочетание того, что есть и того, что будет. Баллада…
"Мы от камней и песка Палестины, постепенно поднимаемся в Горний Иерусалим" Кинчев.

СЛОВО - из тех произведений, которые "втаскивают". Медленная, суровая раскачка на шесть четвертей. То ли вальс, то ли блюз… Это если говорить о музыке. Текст жесткий, без интонационных окрасок, производит впечатление надвигающейся грозы, когда уже темно, где-то вдали грохочет, и все наполнено ожиданием. В песне нет решения, нет финала, нет даже надежды что несколько странно для Кинчева,

"…дни коротали в разгулы, отеком лица.
Комкали слово, купелью считая кровать.
Сором пустой болтовни наполняли сердца,
И гибли в тупом нежелании хоть что-то менять…"

БОЙСЯ, ПРОСИ И ВЕРЬ - отповедь закону "зоны", к которому привыкли и подняли на флаг даже те, кто не имеет к местам заключения никакого отношения "Не верь, не бойся, не проси", - порочный круг, в котором запутался человек. Предпочтение жить без Любви, Веры и Надежды, в итоге тупик и озлобленность. Чтобы выпрыгнуть из этого порочного круга надо всего лишь сменить приоритеты на "Бойся, проси и верь", но на это много сил надо.

ЗВЕРИ - эмоциональный выплеск, из тех, что почему-то называют "социальными произведениями". Социальности здесь нет, а боли много. Беслан. Дети, которым в спину стреляют. То, что забывать нельзя. То, с чем нельзя смириться, и, наверное, нельзя простить. Простить может только тот, кто это пережил, он на прощение право имеет. А мы, как сторонние наблюдатели, не имеем права забыть, не имеем права на размежевание и вражду внутри себя, потому что звери в стае, а мы, получается, по одиночке, а должны быть вместе, чтобы кровь наших детей не проливалась никогда, чтобы человекоподобные звери не поглотили нас всех до одного.

ROCK - N - ROLL КРЕСТ - Рок-н-ролл - дорога земная, Крест - дорога в Небо. Одно другому не противоречит вопреки досужим домыслам. "Неси свой крест, и веруй" - только при этом условии дорога земная плавно переходит в Небо. Во всяком случае, для Кинчева это неоспоримый закон. Об этом и песня.

** КРЕЩЕНИЕ - название говорит само за себя. Не хотелось бы уподобиться "настольному справочнику атеиста", но вероятно придется объяснить, что в Православной Церкви есть семь Таинств, первое из которых Крещение. С него все начинается: все - это новая жизнь, новая суть человека.

Муз. Сл. К. Кинчев. Кроме:
* муз. К. Кинчев, Е. Лёвин.
**муз. И. Романов, К. Кинчев

К. Кинчев - голос
П. С. Самойлов - бас, голос
Е. Лёвин - гитары
И. Романов - гитары
А. Вдовиченко - барабаны
Д. Парфёнов "Ослик" - клавиши, петли, эдиты, комп.
Ю. Шлапаков - звук
В.В. Батогов, Л. Арутюнов - администрация

Коха "Pushking" - мегабеки!!!

(с) К. Кинчев 2005

Produced by Fire tice.
Recorded by Jem / Dave Anderson / Oleg Volkov/ E. Levin / at studio DOBROLET / St. Petersburg.
Special editing / overdubs / keyboards at Dave,s Hutte / Dusseldorf.
Mixed by Jem at TOPAZ studio / Koln.
Mastered by Kai Blankenberg at SKAYLINE tonfabrik / Dusseldorf.