Любовник Бориса Моисеева подрался с его единственной женщиной

Недавно в Киеве произошел скандал, который по силе размаха вполне может стать сериалом "Киркоров — Ароян-2". Только дело уже не в розовой кофточке, не в "сиськах" и не в диктофоне, в свое время взбесивших всенародного Зайку, а в чувствах более высокого порядка. Действующие лица тоже поменялись: теперь это Черный Лебедь российской эстрады Борис Моисеев и харьковская журналистка Наталья Рабинович.
"Бульвар Гордона" получил информацию из рук пострадавшей, а именно Натальи Рабинович, которая подробно описала инцидент.

История Наташиного увлечения Дитем Порока началась давно. Оказывается, ее бабушка сидела в Мозырской женской колонии вместе с матерью Моисеева как политзаключенная. И вначале Наташа познакомилась с мамой Бориса. Собственно, стать журналисткой Рабинович решила, чтобы сблизиться с Борей, который очень нравился ей с детства как артист. О каких-то более близких отношениях она тогда и не мечтала.

Впервые Наташа с Моисеевым встретились на одной из московских светских тусовок с участием Аллы Пугачевой. Харьковская журналистка с интересом отслеживала бурную жизнь Моисеева, писала о нем статьи и хорошо запомнила, как на одной из пресс-конференций Черный Лебедь обронил: "Чтобы увидеть мою задницу, люди выстраиваются в очередь, словно в Кремль". Через некоторое время у Натальи появилась возможность увидеть задницу Моисеева вне очереди.

Их интимная связь длится более шести лет. У Натальи есть муж и дочка Маша, супруг не имеет отношения к богеме и смотрит на увлечение своей жены-журналистки сквозь пальцы.

Сперва Наташа просто дружила с Моисеевым, и кстати, именно он первым предложил ей более тесное общение. Рабинович прощала Черному Лебедю всех его мужчин, но ни одной женщины. Впрочем, Наталья так и осталась для Бориса единственной и неповторимой. Она не воспринимала его многочисленных любовников как конкурентов. "Бисексуал не человек, что ли?!" — как-то сказала она мне.

На днях бисексуал закатил своей единственной любовнице исполненную ревности и страсти сцену — с порванным свитером, синяками и оскорблениями... Причем при свидетелях.

Все началось в киевском ресторане "Аннабель", где Наталья преспокойно пила кофе в гордом одиночестве. Внезапно на горизонте появился Борис в сопровождении своего арт-директора, а по совместительству любовника Сергея Гороха. Сладкая парочка зашла пообедать. Проходя мимо Наташиного столика, Борис небрежно бросил: "Здрасьте", на что журналистка отреагировала: "Мы можем потом пообщаться?".

Моисеев с Горохом уселись за соседний столик, за который вскоре подсел продюсер Киркорова и Стоцкой Андрей Журавлев. Выглядел Черный Лебедь как-то неважно: мрачный, помятый, одет в старую куртку коровьей расцветки, которую, по Наташиным словам, носит уже лет пять.

Подкрепившись, мужское трио направилось к выходу. Как раз возле столика Рабинович Моисеева настиг официант с просьбой сфотографироваться. Ни с того ни с сего Борис вдруг повернулся к Наташе и выкрикнул: "А с тобой я фотографироваться не буду! Зачем ты написала обо мне столько гадостей?!". После чего рассказал о каком-то таинственном бранном письме, пришедшем к нему в конверте на домашний адрес. Наташа была в шоке от предъявленных обвинений, поскольку знать не знала о подобных посланиях. К слову, любовники встречались в основном не в Бориных апартаментах, а на нейтральной территории. Это были случайные встречи на гастролях, в гостиницах...

"Слушай, а с чего ты взял, что письмо написала я?!" — поинтересовалась Наташа. "Я знаю! Это была ты!".

Тон Черного Лебедя не терпел возражений. Все стояли как вкопанные. Страсти накалялись.

"В таком случае, — пригрозила Наталья, — я зайду к тебе в гримерку с неприятным визитом!". — "А мне насрать!" — отрезал Лебедь.

"Не ссорьтесь, — вмешался Сергей Горох, — нам пора идти".

На этой мажорной ноте Моисеев удалился, а Рабинович осталась допивать кофе...

Следующая встреча произошла тем же вечером за кулисами дворца "Украина", в котором выступал Борис на мероприятии "Новогодний разгуляй".

В закулисном холле Моисеев щедро раздавал интервью. Наташа при этом оставалась в стороне, стараясь близко не подходить к тайному любовнику, чтобы не привлекать его внимания. Когда Борис беседовал с одним из телеканалов, Рабинович случайно оказалась неподалеку. Разговаривая со знакомыми, Наташа заметила, что Дитя Порока буквально пожирает ее глазами.

Наконец, Моисеев не выдержал, прервал интервью и при всех обратился к возлюбленной: "Ну что ты еще от меня хочешь, Наташа?!". — "Смотря чего ты ждешь...".

После столь неоднозначного высказывания Борис с гомерическим хохотом направился к девушке. Вид у певца был вполне дружелюбный, но Наталья в испуге отпрянула. В этот момент наперерез Крошке Боре ринулся обуянный ревностью Горох. Его реакция была настолько неадекватной, что Моисеев умолк.

Подскочив к Рабинович, Горох грубо схватил ее за руку и потащил к выходу.

"Позовите охрану или милицию!!!" — верещал Горох. "Я журналистка, — заявила Наталья, — у меня юридическая неприкосновенность. Ты не имеешь права!". — "Никакая ты не журналистка! Ты просто Борина шлюха!" — не унимался Сергей, продолжая поносить Наталью и требуя вывести ее за пределы "Украины".

"Пока ее не выведут, Боря не выйдет на сцену", — подытожил арт-директор. "Не выйдет на сцену — заплатите неустойку", — ехидно парировала журналистка.

Ответ охраны глубоко разочаровал моисеевского бой-френда. "Мы не имеем права удалить ее, так как она находится здесь как представитель печати на законных основаниях. А выходить на сцену или нет — решать вам!". В конце концов, Моисеев выбрал первое.

Естественно, сразу после инцидента на Наташу посыпались вопросы: "Сколько лет вы состоите в отношениях с Моисеевым?", "Собираетесь ли подавать в суд за оскорбление?". Коллеги-журналисты советовали подать, пообещав выступить свидетелями. А в качестве вещественных доказательств Наташа может предъявить синяки на руке и порванный свитер.

Кстати, очевидцы оценили поступок Гороха не иначе как сексуально-эротический припадок. Любовник оказался слишком ревнивым и не мог спокойно смотреть, как Боренька ухлестывает за женщиной. Судебный иск Наталья подавать, по всей видимости, не будет. Ей неинтересно пиариться по образцу "Киркоров — Ароян".

"Сережа повел себя как тряпка, — говорит Рабинович, — о которую я благополучно вытерла ноги. У меня нет желания продвигать Борю, а мне дешевый пиар не нужен. Это ниже моего достоинства".

Выходя из дворца "Украина", озадаченный Моисеев произнес: "Да, Сережа... Обосрала она нас по полной программе!". Между прочим, до сих пор Наталья была с Горохом в хороших отношениях и общалась с ним просто как корреспондент с директором известного артиста.

Надо сказать, Рабинович не является поклонницей творчества Моисеева — он всегда ее интересовал в основном как яркая неординарная личность. В отличие от своего знаменитого любовника даже подарки ему делала. На один из дней рождения Моисеев получил от своей любовницы сделанную на заказ в Театре кукол голубую луну, на которой восседает его копия. До сих пор презент стоит на шифоньере в кабинете артиста.

Хотя страсти улеглись, Наталья жаждет объясниться с Моисеевым. А заодно и выяснить, кто написал то злосчастное письмо. Рабинович подозревает, что его автором мог быть сам Сергей Горох. Так что продолжение следует...

Комментарии

Два бройлерных пингвина

Два «бройлерных пингвина» выясняют отношения с какой-то совершенно странной и неоднозначной «дамой полусвета».

Этой женщине, пожалуй, к психиатру не мешало бы обратиться, хотя бы для того, чтобы разобраться в себе.

Потому что нормальный адекватный человек, никогда не будет вмешиваться в «отношения» двух гомиков.

Нет ничего более омерзительного, чем гомосексуализм.