Папа Леша

08/09/2010 - 15:38   Микс   Между жанров
Конкурс каверов на песни легендарного хиппи-музыканта Папы Леши (Алексея Бармутова), стартовал и принес уже первые серьезные творческие сюрпризы. Такого их количества не ждал, кажется, никто.
Так уже получилось, что Папа Леша не любил записываться в студиях. Будучи из той же плеяды талантливых ершистых «неформалов», что и Умка, Чернецкий, Силя, Григорян, Чиж и многие-многие другие имена, - Бармутов отличался охотой к перемене мест. Он готов был давать концерты в гулких домах культуры московских технических вузов или сейшенить на квартирниках, сидеть дома с неизменной гитарой-двустволкой или часами петь на Арбате, - но отчего-то панически боялся студий. Те немногие записи, что остались, - сделаны друзьями Папы Леши на домашних студиях, и не отличаются качеством. Хотя талант Папы Леши признавали все окружающие, и предложений совершенно бесплатно записаться поступало множество! Но таково было поколение дворников и сторожей. Они не шли на компромиссы, иногда в самом важном и необходимом. Это несгибаемые, стальные люди. Таких теперь не делают…
Папа Леша (Алексей Бармутов)
Папа Леша (Алексей Бармутов)

Отсюда явный перекос в имеющихся записях Папы Леши. Сохранились кустарно записанные «арбатские» песни раннего периода, и то малая часть. А весь «поздний» период, когда Бармутов сутками музицировал у себя дома в жанре гитарного авангарда, созидал свою теорию белого шума в музыке, создавал на глазах хиппи-окружения сложнейшие импровизационные композиции на грани шумов и самого бескомпромиссного арт-рока – оказался совершенно не запечатлен даже на уровне домашней студии.

Тем удивительнее, что многие из присланных на конкурс треков фактически воссоздают некоторые направления экспериментов авангардиста Папы Леши! Словно сама музыкальная ткань дает векторы для широкого мышления.

Вот послушайте-ка эту изящно-юморную акапелльную композицию «Муха» от дуэта «Тяни-Толкай» из Петербурга.

Гитарные остинантные пассажи в духе Фриппа, которые выруливал Папа Леша в оригинале, тут обратились в позвякивания колоколец и нисходящие октавные мелизмы, холодящие и смешащие одновременно. Завершается трек митьковским «Опаньки!» - блистательный питерский акцент. Не случайно этот трек уже находится в ротации Радио NEWSmusic Вне Жанров!

Не менее ошеломляет оригинальное прочтение Арсена Мартини. Он сделал ироническую зарисовку из жизни российских хиппи «Тусовка» («Сегодня четверг, а может быть, вторник…») в жанре… рэпа. Удивительно, насколько органичной оказалась такая версия! Под лиричный фортепианный аккомпанемент звучит усталый от всех этих тусовок безэмоциональный голос.

Пожалуй, ради таких неожиданных прочтений стоит проводить конкурсы каверов. Новые напластования смыслов, свежие эмоции, грусть и радость.

Нижегородская электронная группа «Говорящая Мёртвая Голова» окунула сардонического «Прохожего» в стихию darkwave и электропанка, отчего вдруг стало казаться, что ее поет Василий Шумов и группа «Центр». Уйдя от оригинальной мелодии, «Голова» разложила текст по молекулам, и нашла в нем зловещие предзнаменования и трагическую возвышенность.

В конце концов, «Говорящая Мёртвая Голова» создала мрачноватый мир с язвительными колоколами, извилистыми шумами и совершенно мизантропическим посылом. Знал ли ее идеолог Михаил Суслов, насколько похожи его мысли с поздним незафикированным творчеством Папы Леши? Вряд ли. Но он пророчески предугадал его.

Конечно, больше всего ожидалось треков в более привычной рок-стилистике. И тут нашлись свои сюрпризы. Гараж-инди-рок с надсадными гитарными риффами от московской группы UM3 в заявленном жанре «шиномонтаж» точно уловил настроение песни «Нам ничего не надо». Презрение к тем, кто «ничего не может» и кому «ничего не надо», к равнодушным потребителям и унылым исполнителям чужой воли.

UM3 смогла язвительно развернуться в этом дискурсе. Хрипловатый голос вокалиста признается в немощи и безволии, сваливает вину за бесчестные собственные поступки на «дядю». Песня заставляет задуматься. И, кажется, прекрасно звучит именно в концертном варианте.

Зеленоградские альтернативщики «Ian Kay» сделали едва ли не цоевский фортель: под бодрую пульсацию ритм-секции и ритмичные гитарные риффы проговаривать жизнерадостно совершенно мрачные сентенции. Получается зияющий смысловой зазор, отчего хочется вникать и вникать в этот текст Папы Леши.

Узнавать недобрые стороны человеческой натуры, и ужасаться тому, что они есть и в самом тебе. Музыка Ian Kay беспощадна: она заставляет подстукивать ритм, подстукивать перечислению грехов и уведомлению о том, что «все хорошо».

Наконец, среди каверов Папы Леши появился трек с участием самого Александра Чернецкого, легендарного лидера группы «Разные люди». Он поет бэки в версии московской группы «Макс Орех Бэнд», ранее известной под названием «Небесная дверь». И версия-то вовсе необычна – задорная помесь кантри, блюза, рока.

Песня получилась по-настоящему хитовой и запоминающейся. Не случайно она уже стоит в ротации Радио Русский Рок NEWSmusic. Сама песня Папы Леши – из раннего периода, отчасти отсылает к «нравоучительным» песням «Машины Времени», однако прямо противоположна ему по вектору, вывернута наизнанку. Мораль «Я убеждался и не раз, что в мире всем дороже вещи нет, чем ложь». Каковы аргументы – стоит послушать саму песню.

Первым делом стоит отметить прекрасную аранжировку, задуманную Максом Орехом, и весьма убедительное двухголосие на припеве, совместно с Александром Чернецким.

Напомним, что победители конкурса примут участие в фестивале памяти Папы Леши, который состоится 11 октября в одном из московских клубов. Но самая главная цель конкурса, который проводится NEWSmusic.ru и RealMusic.ru – вернуть эти великолепные образные песни в концертную жизнь, дать их слушателям и зрителям.

Кажется, конкурс уже начинает давать вторую жизнь многим песням. Это большое дело.

Быстрый поиск:
10/12/2005 - 12:49   Рок   Концерты
2 декабря в ЦДЖ прошел фестиваль памяти легендарного музыканта Папы Леши под неоднозначным и вызвавшим толки названием «Хиппи End». Хедлайнерами фестиваля стали Умка и «Safety Magic», но для подобных субкультурных мероприятий всегда важнее – кто пришел, а не кто играл.
А пришли как раз весьма ожидаемые персонажи. Разница между сидящими в зале и выступающими на сцене практически стерта. Поколение хиппи 80-90-х – совершенно потерянный остров в океане современной жизни. Нынешним тинейджерам сложно объяснить, чем так уж легендарны те люди, которые пели и писали стихи в те годы. Тот освежающий ветер свободы, которое принесло поколение хиппи в удушаюшую серую действительность советских времен, ныне не кажется даже легким ветерком. Ирония над штампами уже не считывается, ввиду исчезновения самих штампов.

Поколение хиппи 80-90-х коллекционировало смешные таблички нелепого содержания, пело вывернутые наизнанку песни и декларировало полный отказ от работы нетворческого содержания. Это не то «поколение дворников и сторожей», которое воспел БГ. Эти люди могли работать дворниками разве что временно. Потому что постоянно скитались со флэта на флэт, из вписки в одном городе до вписки в другом, могли в хорошем расположении духа в любом момент уехать купаться в Крым, и ехали принципиально без денег. Потому что автостопили машины, аскали в пути, на еду добывали денег игрой на флейте и пением под гитару.

Лучше всего жизнь хиппи описывают строчки самого Папы Леши, честные и жестко-ироничные:

Папа Леша (Алексей Бармутов)



А вы откуда? – Из Петрограда…
Ах, да! Ну, что там? – Да всё как надо…
Мы в мае были, вписались к Лову…
Ты знаешь Лова? – Чувак кайфовый!..
Да, очень клёвый, и там мы жили,
На флэте Лова весь май мы жили,
А что, вы дальше? – Да нет, обратно…
Когда? – Туморроу… – Ага, понятно…
Мы к вам приедем? – Конечно, клёво!..
Пасифик найта! – Will be здоровы!
А после – найтом – Кайфовый пипл!
Всё в полном Райте – поедем в Питер!

О, да! Поедем… И что там будет?
Всё та же скука, всё те же люди,
Всё те же спики, флэты, расклады,
Всё те же Сэмы и те же Магды,
Телеги, гонки, чай до рассвета…
Да что же это, зачем всё это?!

Это поколение было потерянным изначально. Оно не боролось за жизнь. Хиппи 80-90 годов уходили из жизни веером. Кто-то кончал жизнь самоубийством, кто-то погибал от тяжелых наркотиков, чаще всего молодые и талантливые просто спивались. Тот факт, что Папа Леша дожил до октября 2005 года, представляется невероятной фантастикой и едкой гримасой жизни. Он должен был умереть много раньше. От неумеренного потребления алкоголя у него уже несколько лет вообще не работали почки, в больницах подтверждали-опровергали диагноз СПИД… И все-таки Алексей Бармутов оставался тонким умным автором, пишущим невероятно мощные драйвовые песни. Когда он умер, ему было всего 45.

Почему я все время упоминаю 80-90 годы? Потому что нет взаимопонимания между поколениями даже внутри этих самых российских хиппи. Кто-то из них ударился в веганство и защиту животных (Любава), кто-то снова и снова копирует «Битлз» образца 60-х, кто-то уходит в удаленные от цивилизации скиты и общины.

Хоббит (Алексей Бекетов)

На фестивале памяти Папы Леши собрались по большей части те самые. Которые дожили. Ведущим вечера был Хоббит (Алексей Бекетов), чьи язвительные и часто ненормативные стихи поражают философской глубиной. Хоббит вспоминал какие-то истории, связанные с Папой Лешей (они были близкими друзьями «не-разлей-вода»). И читал стихи. Читал что-то из Папы Леши, что-то из себя. Тексты знаменитых песен, разошедшихся среди потерянного поколения, по-прежнему потрясают своей актуальностью. Обращенные к брежневскому строю слова вполне могут адресоваться и к путинскому, да и к любому склонному к тоталитарности общественному строю мыслей.

Умка рассказала, что ее много связывало с Папой Лешей. Они вместе выступали на фестивалях, вместе пели на квартирниках, милиция разгоняла эти запрещенные концерты… Сейчас уже можно сказать, что Умка и Папа Леша стали самыми заметными лицами того поколения. Умка пела около получаса под гитару, вспоминая старые песни. Исполнила новую, только что написанную, со словами: «Вы уж извините меня, если слова забуду».

Умка (Анна Герасимова)

Не смог приехать Собака (Андрей Русинов), но приехал Ростик (Ростислав Звездин), и устроил настоящее кантри-блюзовое шоу со своим проектом «Братья Рост-н-Ролл». Суматоха спела под гитару одну песню Папы Леши.

Звезда отечественной этно-джазовой сцены группа «Safety Magic» сыграла медитативный сет из своих лучших композиций. Гитарист Дан Лерман много играл джем-сейшнов с Папой Лешей в свое время, а бас-гитарист Михаил Авшаров – басист самого знаменитого состава коллектива Папы Леша под названием «Лубок». За кулисами Умка с восхищением выдыхает: «Классно вы играете! Я хотела бы записать что-нибудь с вами». У «Safety Magic» очень напряженный график, не дожидаясь конца фестиваля, они уезжают на вокзал. На следующий день у них концерт в Нижнем Новгороде с Инной Желанной.

Театрализованное представление одной из песен Папы Леши показывает Навна (Наталья Виногорская). Она выходит на сцену с зачехленной гитарой. И объясняет: «Этот чехол подарил мне когда-то Папа Леша». Снимает, и поет дрожащим голосом одну из самых его проникновенных вещей.

Бостонское Чаепитие

«Бостонское чаепитие» - из тех групп, которые продолжают традицию мелодичных хипповских песен под гитару и скрипку, обогатив ее изяществом слога серебряного века. Красивые и печальные мелодии льются со сцены, заставляя задуматься о судьбах контркультурной интеллигенции.

Протест против пошлости сиюминутного существования выражался когда-то в асоциальном образе жизни. Немногие творцы смогли выйти в контркультурные пласты творчества, сравнимые с открытиями титанов авангарда 10-20-х годов 20-го века. Папа Леша в последние годы жизни разрабатывал технологии влияния белого шума на текстовые понятийные ряды. Возможно, его архивные записи еще ждут своих исследователей.

Завершает фестиваль жесткий сет группы «Трест», идеологов псевдо-суицида. Мощный драйв и честные инфернально-бытовые тексты – визитная карточка группы. Квартовые гитарные риффы облегают пульсирующую ритм-секцию, Владимир Колосов сосредоточен и точен.

Все

А на финальную песню вышли все. Участники и неучастники. Друзья и соратники. Вышли дети Папы Леши. «Вот умру я, умру» - гимн жизнелюбию и самоиронии в любых обстоятельствах. Песня Папы Леши на мелодию «Happy Birthday» написана лет пять назад, но стала широко известной в узких кругах «тех самых» хиппи. Хоровое исполнение «Вот умру я, умру» под аккомпанемент «Треста» было нестройным и сырым, но от души. Владимир Веселкин (экс-"Аукцыон") по старой традиции высыпал целую коробку сигарет на сцену.

Пусть сыра земля тебе будет пухом, Папа Леша.

Гуру КЕН, NEWSmusic.ru
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА, NEWSmusic.ru

Быстрый поиск: