Персимфанс

26/02/2020 - 04:54   Классическая музыка   Интервью
Поначалу мало кто верил, что проект «Персимфанс», первый в мире оркестр без дирижера, созданный по инициативе Петра Айду, просуществует так долго.

Утопическим казался дебютный концерт «Персимфанса», в программе которого прозвучал Первый фортепианный концерт Александра Мосолова. Но коллектив успешно справился с задачей, и теперь постоянно расширяет границы своего репертуара. На концерте, который пройдет 7 марта в Большом зале «Зарядье» в Москве, 88 музыкантов сыграют произведения Вагнера, Дебюсси и современных композиторов.

Персимфанс

Корреспондент NEWSmuz.com поговорила с Петром Айду (П.А.) и Мариной Катаржановой (М.К.), концертмейстером и членом совета правления ансамбля, о том, с чего начинался оркестр без дирижера, зачем современные классические исполнители смотрят Youtube и как можно использовать аквариум на сцене.

— «Персимфанс» («Первый симфонический ансамбль») появился в прошлом веке по инициативе скрипача Льва Цейтлина, но до недавнего времени мало кто подозревал о его существовании. Как вы узнали о том, что оркестр может прекрасно играть без дирижера?

П.А. — К сожалению, «Персимфанс» был попросту вычеркнут из истории, так как он явно противоречил всем канонам сталинского музыкознания. Несмотря на то, что все участники того «Персимфанса» были очень уважаемыми и знаменитыми музыкантами, их новаторство так и не было поддержано, хотя блестящая деятельность ансамбля продолжалась около десяти лет.

— На уроках по истории советской музыки про «Персимфанс» до сих пор ничего не говорят...

П.А. — Абсолютно ничего, при этом все учились у этих исполнителей, многие из которых были основоположниками различных кафедр московской консерватории. Костяк того Персимфанса — один из первых советских квартетов, знаменитый квартет имени Бетховена. Но про своё «персимфансовское» прошлое они не распространялись, все это было как бы в тени и существовало на уровне слухов. И вот в начале 2000-х музыкант-альтист Госоркестра Станислав Понятовский написал книгу про «Персимфанс», проведя огромную исследовательскую работу. Я ее прочел и сразу понял, что необходимо снова воплотить в жизнь оркестр без дирижера. Сначала это было на уровне разговоров на даче, а в 2009 году началась целенаправленная работа. Я собирал друзей-музыкантов и предлагал им поучаствовать в эксперименте.

М.К. — Основная сложность заключалась в том, что у нас не было никакого финансирования. И тогда я договаривалась с факультетским оркестром в консерватории, чтобы у нас играли их студенты за практику и зачеты.

П.А. — Но студентов был очень маленький процент. Всех объединял интерес к процессу творения музыки и желание раствориться в коллективном труде. Поэтому в Персимфансе существует большой возрастной разброс. Сформировался определенный тип музыкантов Персимфанса: они умеют трансформировать свой музыкальный язык, подстраиваясь под определенные условия. Это особое поколение, которое обладает универсальными возможностями, умеет и лидировать и подчиняться одновременно, и владеет несколькими музыкальными языками. То есть могут играть и старинную, и новейшую музыку, и романтизм, и классицизм.

— С кем проще играть в оркестре без дирижера: с молодежью или представителями «старой» школы?

П.А. — Сегодня не существует никакой «старой» или «новой» школы. Скорее, все построено на индивидуальности. Нельзя даже сказать, что существует какие-то различия между студентами консерватории, которые занимаются у разных преподавателей. Можно сказать, что на сегодняшний момент образование в классической музыке имеет некую консультативную форму, а определяющую роль играет Youtube и вообще ресурсы Интернета, где можно посмотреть и разобрать любую исполнительскую технику, услышать любую музыку и прочесть любые статьи и книги. Я думаю, что музыкант определяется не консерваторским образованием, а своим окружением и тем, какой бэкграунд был у него до поступления. Сегодня музыкант сам определяет, по какому пути ему развиваться, у кого учиться и как это делать.

— Если говорить о Youtube, то там можно найти довольно много ваших выступлений. Стоит ли перед вами просветительская задача?

М.К. — Такая задача всегда есть, когда ты играешь концерты. Будь то «Персимфанс» или группа «Кватро». Но мы не делаем на просветительстве как таковом акцента. Мы просто делаем то, что нам нравится, а по итогу действительно придумываем интересные проекты, которые задевают за живое и слушателей.

— Московская публика сразу почувствовала флер вашего обаяния?

М.К. — Когда мы заявили о том, что нашим дебютом без дирижера будет Первый фортепианный концерт Александра Мосолова, окружающие крутили пальцем у виска.

П.А. — Мы изначально ставили достаточно нереальные задачи. Это был своего рода азарт. Мы могли бы дебютировать с какой-нибудь простой классической симфонией. Но вместо этого начали с очень сложного авангардного сочинения, которое, честно говоря, и с дирижером-то качественно сыграть не получается, о чем нам говорят многочисленные записи. Мы решили действовать от противного, и в итоге с нашим ансамблем добились большей точности и большей сыгранности.

— В этом плане вас можно сравнить с рок-н-рольщиками? Потому что когда рок-музыканты выходят на сцену, они получает бешеный кайф, когда происходит обмен энергией между ними и зрителями.

П.А. — Да, этот азарт, несомненно, есть, а еще у нас всегда существует некая доля риска. Он заключается в том, что каждый ответственен за то, как это будет исполнено.

М.К. — То есть ни на кого нельзя переложить ответственность. Все время надо быть начеку, чтобы ничего не развалилось. На наших концертах всегда повышенная концентрация внимания, поэтому воздух наэлектризован, и это совершенно точно передается слушателю. В этом, как мне кажется, и есть некий секрет обаяния Персимфанса.

Персимфанс
Персимфанс

— Как развивалась ваша история после успешно сыгранного концерта Мосолова?

М.К. — Потом мы исполнили Третью симфонию Бетховена.

П.А. — Бетховен традиционно был основой репертуара Персимфанса, и для нас он тоже стал очень важным автором. В прошлом году мы играли 9-ю симфонию, это был серьезный опыт. Во время работы с партитурой вдруг выяснилось, что 9-я Бетховена – это просто наше призвание, это про нас, это про объединение людей, про радость жизни и братство. Бетховен — краеугольный камень нашего творческого процесса, так как ознаменовал собой начало именно дирижерской симфонической музыки. Считается, что дирижер, как необходимый и постоянный участник процесса, появился как раз одновременно с музыкой Бетховена.

— Теперь у вас новый виток развития с получением Президентского гранта. Расскажите, что это дает для Персимфанса?

П.А. — Именно благодаря этому гранту мы имеем возможность сыграть несколько концертов в «Зарядье». В этом сезоне будет пять концертов, фактически наш абонемент.

— Нравится ли вам площадка в «Зарядье»?

П.А. — Сейчас «Зарядье» — это действительно новый поворот для концертной жизни. Мы видим, что там действительно очень много интересных разнообразных концертов, там всем находится место. Мы с самого начала появления этого зала в него «внедрились», как некий новый московский оркестр. Для нас это новая ступень, новая грань нашей жизни. Грант на пять концертов, который мы получили — это тоже совместная история отношений с «Зарядьем».

— Какова идея у ваших пяти концертов в «Зарядье»?

П.А. — Построение программы для «Персимфанса» было одной из самых важных вещей, и мы всегда внимательно относимся к тому, что собираемся исполнять. На концерте 7 марта «Океан звука» программа составлена совершенно бескомпромиссно, это будет нечто большее, чем просто набор сочинений на заданную тему. Концерт должен быть высказыванием и восприниматься, как единое целое. Мы выбрали одну тематику: образ морской воды, океана, первозданности. При этом мы решили показать контрастность музыкальных стилей. Будут представлены и симфоническая классика — Вагнер, Дебюсси, и российские премьеры современных композиторов — Джона Лютера Адамса и Кевина Воланса.

М.К. — Все-таки есть некий объединяющий фактор у всех этих произведений. Я думаю, что слушатели, придя конкретно на этот концерт, попадут в некое звуковое пространство. То есть мы берем произведения из разных эпох, и их объединяет одна идея. Это все звуковые картины, написанные разным языком. Каждое произведение — это определенный аффект, определенное состояние, в которое попадает слушатель. Будет звучать не просто «какая-то музыка, построенная по принципу сонатной формы», зритель услышит иной принцип высказывания. Например, пьесу Адамса, которая прозвучит в России впервые, я бы назвала лаунжем. Это достаточно медитативная вещь, несмотря на то, что написана очень сложно.

— Что еще услышит зритель на концерте 7 марта в «Зарядье»?

П.А. — В программе будет также исполнено произведение Глобокара «Диалог о Земле» – в противоположность всей остальной музыке в концерте эта пьеса исполняется лишь одним музыкантом. Её сыграет Дмитрий Щелкин, лидер перкуссионной группы «Персимфанса». Помимо разных ударных инструментов, на сцене будет использоваться аквариум с водой. Это произведение станет своего рода переходом между Вагнером и Дебюсси. При таком сочетании вступление к «Золоту Рейна» может показаться музыкой XX века – бесконечный переливающийся аккорд ми-бемоль мажор, который прозвучит, как некая самоцель. А фортепианный концерт Кевина Воланса, который написан в 2006 году и никогда не исполнялся в России – на мой взгляд, настоящий шедевр. Он называется «Пересекая Атлантику» и действительно рождает почти физическое ощущение преодоления огромной стихии. Мы приглашаем зрителей на наш концерт в «Зарядье» и предлагаем вместе поучаствовать в океаническом путешествии.

Анна МУРАВЬЕВА

Быстрый поиск:
05/01/2018 - 03:01   Классическая музыка   Концерты
В Москве в зале им. Чайковского прошел еще один проект, посвященный 100-летию Октябрьской революции, а заголовком его концертов явился отзыв вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина о прослушанной им Сонате «Аппассионата» Бетховена - «нечеловеческая музыка».

«Персимфанс» (Первый симфонический ансамбль), оркестр без дирижера, был организован в Москве в 1922 году и стал одним из самых замечательных явлений культурной жизни Советской России. Коллектив давал до семидесяти концертов за сезон. Не выступив ни разу за пределами Москвы, Персимфанс обрел всемирную славу как один из лучших симфонических коллективов того времени. По его подобию были организованы оркестры без дирижера не только в СССР, но и за границей — в США и Германии. Спустя некоторое время наступили десятилетия вынужденного перерыва в деятельности Персимфанса.

Его возрождение началось в 2008 году по инициативе Петра Айду, пианиста и композитора, педагога на факультете исторического и современного исполнительства Московской консерватории. Интересы его широки - от музыки барокко до современной. Заинтересовал его и Персимфанс. В одном из интервью Айду говорил о славной истории оркестра без дирижера и о том, что его нарочно исключили из истории советской музыки, как многие культурные и научные явления в сталинскую эпоху. «Я тогда находился в поиске новой формы музицирования и нашел, что нам его надо продолжать», - вспоминает Айду. «Персимфанс должен существовать как Большой театр, консерватория. Это наше московское, он находился на территории Московской консерватории, а его базой был Большой зал».

Демонстрацией достижений Персимфанса последних лет стал его совместный проект с дюссельдорфским Тонхалле. Объединенный симфонический ансамбль двух городов-побратимов — Москвы и Дюссельдорфа дал три концерта. 7 и 8 октября московские музыканты объединились с артистами симфонического оркестра Дюссельдорфа, а 14 декабря третий концерт прошел в Зале им. П. Чайковского. В Москве к нашим музыкантам присоединились дюссельдорфцы. Единственный столичный концерт организовало агентство Apriori Arts в партнерстве с агентством Helikon Artists и дирекцией Tonhalle Dusseldorf при активной поддержке Гёте-Института в Москве, МИДа Германии и Федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия.

Персимфанс

В программу концерта были включены редко исполняемые произведения, написанные в 20-е годы ХХ в. в послереволюционных Германии и СССР, а также классическая музыка: произведения Бетховена и Моцарта. Начали с Моцарта. Камерный состав Персимфанса исполнил Увертюру к опере «Волшебная флейта». В это время на сценическом экране мелькали кадры из жизни советских людей, которые никак не сочетались с музыкой Моцарта. Зачем они были нужны? Но можно было на них не смотреть, а только слушать прекрасную музыку австрийского гения. Играл оркестр замечательно. Затем прозвучали Квартет № 1 Александра Мосолова и весьма любопытная симфоническая рапсодия «Октябрь» Иосифа Шиллингера, умело наполненная мотивами революционных песен.

Персимфанс

Второе отделение тоже началось с классики. Прозвучала увертюра Бетховена «Эгмонт». Именно «Эгмонт» стал главным центром концерта. Яркая драматическая напряженность и идеальное звуковедение сразу захватили слушателей, разразившихся громом аплодисментов. За Увертюрой последовала музыка Эдмунда Майзеля к фильму Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин». Вот здесь более чем уместны были кадры фильма. Фильм органично сливался с музыкой, и смотрелось, и слушалось отлично. Потом были две мелодекламации Юлия Мейтуса «Удары коммунара» и «На смерть Ильича». Завершился вечер его же симфонической сюитой «На Днепрострое» - жизнерадостной, насыщенной энтузиазмом картиной трудовых будней советских тружеников.

Персимфанс

Концертная программа «Нечеловеческая музыка» возрождающегося Персимфанса показалась неоднозначной. Создалось впечатление, что пока в его существовании заинтересованы только музыканты, а совсем не слушатели. Слишком давно это было. Сегодня и в России, и мире царствует дирижерский оркестр. Публика ходит на дирижеров. На прошедший концерт собрался далеко не полный Зал им. Чайковского, а после перерыва ряды его значительно поредели, хотя ряд номеров, как я уже писала, принимался восторженно. В программке вечера есть несколько строк о том, что «под эгидой Персимфанса проводятся культурологические исследования, организуются выставки и театральные постановки. Персимфанс сегодня – универсальный комбинат искусств». Прекрасно, но это только в музыкантских кулуарах. Что же касается широких масс, которые в двадцатые годы прошлого века наслаждались концертами Персимфанса, то сегодня они далеки от его искусства, и вряд ли оно им нужно. А вот студентам музыкальных заведений это интересно и очевидно необходимо. Там пожелаем же им успехов в этом направлении. Может быть и нам что-то любопытное перепадет.

Елизавета ДЮКИНА
Фото Ира Полярная / Apriori Arts Agency

26/02/2017 - 19:57   Классическая музыка   Анонсы
9 апреля в Большом зале Московской консерватории в рамках международного фестиваля LegeArtis состоится концерт при участии Аси Соршневой (скрипка) и Первого симфонического ансамбля (Персимфанс).

Вечер пройдёт в рамках юбилейного гастрольного турне, приуроченного к пятилетию фестиваля. Программа концерта перекликается с периодом революции. Прозвучат произведения Юлия Мейтуса, Сергея Прокофьева, Сергея Ляпунова и Даниила Хармса. Концерт состоится при поддержке компании «РУСАЛ».

Выступление в Московской консерватории станет восьмым мероприятием в рамках юбилейных гастролей фестиваля LegeArtis. До этого, стартовав в австрийском Лехе, концерты прошли в Мадриде, Лондоне и Дюссельдорфе. Следующей страной, принимающей фестиваль, станет Германия. Завершится гастрольное турне LegeArtis в мае 2017 года в Вене.

Цель фестиваля – создание культурной площадки для новых звёзд классической музыки, привлечение артистов из других областей искусства и создание межкультурного диалога.

В программе московского концерта в Консерватории собраны музыкальные произведения, которые передают акустический облик переломного революционного периода. Особый интерес представляет исполнение симфонической сюиты 1932 года «На Днепрострое» Юлия Мейтуса. Это мощное высказывание Мейтуса в области индустриальной музыки. На сегодняшний день существует только одна запись этого произведения, сделанная Парижским оркестром в 1936 году, на которой запечатлён маленький трёхминутный фрагмент сюиты.

Также прозвучат: Восточная симфоническая поэма «Гашишъ» (1913) Сергея Ляпунова по одноименной поэме А.А. Голенищева-Кутузова, Кантата «Спасение» Даниила Хармса и лирико-эпический Первый скрипичный концерт с оркестром (1917) Сергея Прокофьева.

Эти сочинения имеют не только историческое значение. В них обнаруживается интригующая связь с современной звуковой средой – академической и неакадемической.

Персимфанс
Персимфанс

Основной участник предстоящей программы – это ансамбль Персимфанс. Первый симфонический ансамбль (Персимфанс), известный как «первый в мире оркестр без дирижёра», был создан скрипачом Львом Цейтлиным в 1922 году и воссоздан в 2009 году по инициативе пианиста и композитора Петра Айду.

Сама концепция Первого симфонического ансамбля подразумевает универсальность его участников, способность каждого менять свою роль. Идея социального равноправия, успешно воплощённая в своеобразной модели общества – в музыкальном коллективе – оказалась актуальной не только в революционном контексте, но и в современном исполнительском искусстве. Опыт возрождённого в 2009 году Персимфанса показал, что личная инициатива каждого музыканта и коллективная ответственность, не раздавленные авторитетом дирижёра, создают особое отношение к творчеству, уникальный звук оркестра.

Скрипачка Ася Соршнева, художественный руководитель фестиваля LegeArtis, с момента возобновления ансамбля – один из основных участников Персимфанса. 9 апреля она не только выступит как ансамблист и организатор, но и исполнит соло в концерте Сергея Прокофьева.

Основанный на принципах равноправия, демократии, работающий, по сути, как квартет или камерный ансамбль, Персимфанс впервые зазвучал на публике в феврале 1922 года в Колонном зале Дома Союзов, сразу завоевав популярность и вызвав горячие споры критиков. Вплоть до роспуска в 1933 году, всё послереволюционное десятилетие он оставался одним из лучших в мире и, безусловно, лучшим в СССР симфоническим оркестром. По отзывам современников, ансамбль был единственной по-настоящему коммунистической организацией во всём советском государстве.

За время существования возрождённого Первого симфонического ансамбля были сыграны сложнейшие программы на престижных концертных площадках России и зарубежья. Просветительская и концертная работа Персимфанса открывает грани музыки, ранее недоступные слушателям, не привыкшим к традиционным академическим концертам. Именно эти качества сделали возможным включение концерта Персимфанса в программу фестиваля LegeArtis, который проходит в крупнейших музыкальных столицах мира.

Быстрый поиск: