Soqquadro Italiano

03/05/2018 - 02:34   Классическая музыка   Концерты
Самый спорный пока концерт фестиваля Башмета в Ярославле заставил зрителей вопрошать: «Что вы имели в виду?».

Хотя Soqquadro Italiano всегда был эдаким ансамблем на грани фола. Контр-тенор Винценцо Капецутти — вовсе не профессиональный певец. Он был танцовщиком в Английском национальном балете и балетной труппе неапольского театра «Сан-Карло». Открыв в себе талант контр-тенора, Капецутти точно не бросился осваивать глубины новой профессии. Он принялся эксплуатировать найденный тембр, а многочисленные технические огрехи его вовсе не смущали.

Вообще-то это было вполне простительно в барочных программах. Барокко выросло на домашнем музицировании. Быть обворожительным, не попадая в ноты или неуклюже перескакивая из регистра в регистр, - казалось милым и обаятельным занятием в дворянских домах Европы. Почему нет? Капуцетти с этого и начал, собрав коллектив единомышленников, в том числе Клаудио Борджиани, драматурга и музыканта. На фестивали Башмета, в том числе в Ярославль, приезжали барочные программы Soqquadro Italiano – это было непрофессионально и мило.

Но на сей раз Soqquadro Italiano взялись за Шуберта. Ранимый романтик, писавший тонны серенад и чувствительной вокальной музыки, был бы сильно удивлен интерпретациями Soqquadro Italiano. В спектакле «Ничья комната» (Nobody’s Room) мотивы Шуберта обрели не только академическое, но и джазовое, и фанковое, и танцевально-диджейское наполнение. Вплелись даже темы Брамса и Бетховена.

Сам Винценцо Капецутти пел мало, но в понятной камерной манере. Его почти не было видно, из-за того, что решили сделать световую проекцию с цветами, качающимися деревьями и зданиями современного мегаполиса прямо на артиста, на фоне кубиков почтового серого цвета, которые с непонятным усердием то собирала, то разбирала Кристина Спелти. Капецутто опять сопутствовали тонны вокального брака, но эстетически он был внутри камерного дворцового музицирования, - любовные песни непритязательного содержания во имя всего хорошего и против всего плохого.

Режиссура Борджианни попыталась придать этому милому наивному зрелищу дополнительные смыслы, вроде противопоставления сада и урбанистики, поиска своего «Я» среди множества путей, - и даже музыкальными средствами. Иначе с чего бы темы Шуберта развивать в джазовом ключе? Проблема только в том, что Шуберт в таком токсичном окружении мгновенно гибнет. «Он был совершенно не приспособлен к повседневности», - как очень верно написано в пресс-релизе концерта. Так и с джазом. Стоит музыкантам, очевидно профессиональным и наслушанным (пианист Космо Ноченци и духовик Лучано Оролоджи) начать играть вариации, как собственно Шуберт рассыпается в пылище Армстронга. Прибавочной стоимости просто нет, она минусовая. Именно потому, что Шуберт очень хрупок. Он хрустален. Попытка не пытка, но она явно не удалась.

Забавно, что на творческой встрече после спектакля с его создателями сам Борджианни так и не смог объяснить замысел столь смелой интерпретации хрупкого. Он несколько раз повторил в ответ на возгласы возмущенных слушателей, что хотел лишь дать возможность самим зрителям открыть для себя множество путей постижения Шуберта, в том числе в современных коннотациях. При этом пояснил, что в Германии этот спектакль пока не играли.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Андрей КОЛАБУХИН

17/02/2016 - 02:24   Классическая музыка   Концерты
Нестандартный взгляд на наследие Вивальди представил на Зимнем фестивале искусств Юрия Башмета в Сочи итальянский ансамбль «Soqquadro Italiano» и контртенор Винченцо Капеццуто.
Это не первый визит Капеццуто и ансамбля Клаудио Борджианни на фестивали Башмета. В прошлом году на фестивале в Ярославле они показали не менее провокационную программу «Кто боится барокко?».

Вот как рассказал перед концертом об этой программе сам Винченцо Капеццуто: «Это путешествие в музыкальную культуру Италии — классика, инновации и креатив. Пою Вивальди, но я еще и танцую иногда. Режиссер из театра Ла Скала. В этой программе у меня больше вокала, чем обычно. Но есть театральное измерение, и Вивальди дает возможность для этого. Подчеркивать слова и смысл слов!»

Винченцо Капеццуто и Клаудио Борджианни, а также художник спектакля
Винченцо Капеццуто и Клаудио Борджианни, а также художник спектакля

Руководитель «Soqquadro Italiano» был содержательнее: «Да, это путешествие по Италии — архитектура, музыка, визуальное восприятие. В визуальном оформлении — фотографии, картины итальянских художников барокко, кинематографическая анимация, это комната чудес. Ансамбль «Soqquadro Italiano» образовался в 2011 году. Это не только музыка барокко, но синтез искусств, другой подход к представлению музыки барокко. Журналисты называют нас «третьим путем». Это бывает экстравагантным, но бывает и довольно консервативным. Мы хотим, чтобы имидж Италии ушел от стереотипов. Мы делаем акценты на достижениях итальянской культуры, но делаем свежие акценты. Большинство композиций Вивиальди знакомы всем, но есть арии и песни менее известные. Мы нашли неизвестную арию Вивальди в одной из рукописей в Париже, причем она была подписана не Вивальди, но мы выяснили, что она принадлежит Вивальди. Мы взяли и переработали ее для этой программы. Это спектакль. Но это и концерт. Так задумано, и эта программа сделана специально для фестиваля. Мы уже выступали на фестивале Башмета в Ярославле, но теперь — совсем новая программа, мировая премьера».

Винченцо Капеццуто
Винченцо Капеццуто

От программы «Кто боится барокко?» музыкантам далеко уйти не удалось. Да, используется материал Антонио Вивальди, к ансамблю присоединилась струнная группа Всероссийского юношеского симфонического оркестра, собранного Башметом. Но главные ингридиенты все те же — попсовая обработка классики, постоянно фальшивящий и необработанный «контртенор» Капеццуто, плюс странная и глотающая ноты мандолина.

«Soqquadro Italiano» и контртенор Винченцо Капеццуто

А публике понравилось. Секрет в том, что Капеццуто поет нежно, мелодично — именно так у нас представляют себе итальянское бельканто. И с попсовостью музыканты «Soqquadro Italiano» тоже не усердствуют — подумаешь, упростили все, что можно, превратили в как-бы-симфоничное «Сан-Ремо»… Зрители видят симпатичного проникновенного певца, поющего о любви в не самом кошмарном аккомпанементе, да еще с шикарной компьютерной графикой.

«Soqquadro Italiano» и контр-тенор Винченцо Капеццуто

И все же это подмена. Называть себя контртенором Винченцо Капеццуто очень рано. Милая глазу самодеятельность, называющая себя «третьим путем» - было бы вернее. Голос не поставлен, он виляет между регистрами как усталая кошка. Ладно бы только иногда не попадать в ноты, но слышать эти нестерпимые «кошачьи» подкаты к нотам… Хочется дать валерьянки Винченцо. Работал бы он в сугубо эстрадном жанре — все бы простилось, как прощается тем же Бочелли и Сафина, четко очертившим жанр классического кроссовера. Но «Soqquadro Italiano» и Капеццуто моделируют академическую подачу, создавая фантом псевдоитальянского саунда с мандолиной и тибетскими чашами, например… А тут уже спрос совсем другой.

«Soqquadro Italiano» и контр-тенор Винченцо Капеццуто

Безукоризнен в этой конструкции был только фагот, истинный лидер ансамбля. Все прочие элементы то и дело шли в разнос, кто в лес, кто по дрова. Мандолина запиналась, певец со скрипом вскарабкивался на не очень чистые ноты… Работы предстоит еще много. И самым разумным было бы все-таки переместиться с мифического «третьего пути» на профессионально сыгранный и спетый классический кроссовер.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА