Вадим Пономарев

10/07/2022 - 05:23   Classic   Рецензии
Григорий Соколов — не только гениальный, как многие считают, пианист. Но еще и человек, который почти не давал интервью, не записывал студийных (фондовых) альбомов. Книга о нем невозможна, и все-таки она вышла.

Книгу «Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста» написал музыкальный критик Владимир Ойвин, который прошел свой путь от недоверия к творческому методу Соколова до постижения и принятия его, имел пару-тройку (и это очень много!) интервью и бесед с Григорием Соколовым, написал множество рецензий на его сольные концерты, а теперь взял и сложил все воедино. И свои статьи, и другие статьи, и негативные рецензии, и позитивные рецензии. Получилось все настолько увлекательно, настолько объемно, о что о принципиально молчащем много лет Соколове можно сложить свое мнение. И это жирный плюс.

«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста»
«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста»

Сам Ойвин в эпитетах не стесняется: «Великому пианисту второй половины ХХ — первой половины XXI века Григорию Соколову 18 апреля 2020 года исполнилось семьдесят лет». Впрочем, и слово «гений» он употреблять не стесняется. И тому есть основания. Пианист Григорий Соколов, на секундочку, победил на конкурсе им. Чайковского 1966 года в возрасте 16 лет, когда он был девятиклассником (!) в школе при Ленинградской консерватории. А жюри конкурса пианистов возглавлял Эмиль Гилельс. Автор убедительно развенчивает легенду о том, что лично Гилельс пролоббировал победу Соколова, указывая, что 16 из 21 членов жюри проголосовали за Соколова.

«Незаметно пришло осознание, что мы живём в одно время и рядом с великим пианистом, место которого в ряду с такими гигантами, как Гленн Гульд, Артуро Бенедетти Микеланджели, Артур Рубинштейн, Владимир Горовиц, Мария Юдина, Эмиль Гилельс, Святослав Рихтер», - пишет о Соколове Владимир Ойвин.

Соколов живет в итальянской Вероне и вообще не играет концертов в Москве и Великобритании. Как выясняется из книги, причиной нелюбви к Москве стал скандал с 45 минутами для репетиции Соколова, выделанные ему в БКЗ в 1998 году (при том, что обычно ему нужно трое суток). Скорее, даже последней каплей - ранее он обижался на неблагожелательную реакцию москвичей в ответ на его победу в Конкурсе им. Чайковского. А к Великобритании у него неприязнь из-за неудобного порядка оформления рабочих виз.

Ойвин подробно рассказывает о внимательности Соколова к звучанию рояля Steinway именно гамбургской фабрики, о его любимом настройщике Евгении Артамонове, о познаниях Соколова в области настройки роялей, о «рваном» исполнении произведений глухого Бетховена, о нелегкой работе слушать Соколова вообще, о невероятной эрудированности пианиста, об отношении к Urtext’у, и неизбежных сравнениях с Гленном Гульдом. Книга дополнена известными интервью Соколова передаче «Царская ложа» и «Камертон» телеканала «Культура», а также газете Die Zeit, «Pianoфорум», «Коммерсант» и статьями самого Соколова.

Каждый, кто слышал Григория Соколова, наверняка обратил внимание на специфическую манеру его исполнения, - он очень уж замедленно играет все, смакует каждую ноту композитора. Где другой сыграл бы виртуозным престо, Соколов даже вопреки воле композитора играет осмысленным аллегретто. Ойвин находит объяснение:

«Совершенство его пианизма в любых его проявлениях: будь то точность донесения текста, динамические оттенки, выверенность и убедительность темпов, блистательная мелкая техника, чёткая артикуляция каждого звука в самых стремительных пассажах, и т. д.».

Ценно в книге доступ к иным мнениям. Скажем, нашумевшая в свое время рецензия Петра Поспелова в «Русском Телеграфе» 1998 года тут тоже есть.

«Таков же и стиль его собственной игры, оригинальный без претензии на оригинальность, нецитатный, не знающий ничего о чужих манерах и тем более заслугах — лишённый всего того, что мы так ценим, к примеру, в игре Алексея Любимова. И, разумеется, совершенный в своей акустической красоте. Таков же и стиль его собственной игры, оригинальный без претензии на оригинальность, нецитатный, не знающий ничего о чужих манерах и тем более заслугах — лишённый всего того, что мы так ценим, к примеру, в игре Алексея Любимова. И, разумеется, совершенный в своей акустической красоте».

Но есть и довольно критическое обсуждение Поспелова на форуме ClassicalForum.

Более объемной книги о Григории Соколове в мире просто нет. Владимир Ойвин проделал огромную работу, и теперь это главная книга о Соколове. Каждый найдет в ней что-то свое.

Купить: Лабиринт | Альфа-книга | «Москва» | Библио-Глобус | CDVPODAROK

Вадим ПОНОМАРЕВ

04/07/2022 - 05:41   Classic   Концерты
Специально и эксклюзивно для фестиваля Чайковского «Геликон-опера» подготовила необычную концертную программу «Планета «Чайковский»: хлеб, любовь и смерть».

«Эта концертная программа сделана специально для фестиваля Чайковского в Клину. Контекст нам дают все события, что происходят сейчас в стране и в мире. Поэтому мы назвали программу «Планета «Чайковский»: хлеб, любовь и смерть». Это программа от «Геликон-оперы», в которой режиссура, сцендвижение и вокал не уступает музыке, при всем уважении к коллегам. Это характерная черта «Геликон-оперы». Мы хотим сказать, что Петра Ильича отменить невозможно, как бы того кому не хотелось. Он уже стал событием всемирного масштаба, так что сиюминутные политические желания абсолютно не властны над любовью миллиардов людей», - говорит режиссер программы Сергей Новиков.

Необычность в том, что первое отделение состоит из фактически политических высказываний Чайковского об истории и особенности России, собранное из опер «Мазепа» и «Опричник», умело переплетенных. На видеоэкранах мелькают годы и главные события в те годы, причем в обратном порядке, от нашего времени и вплоть до XVIII века, удивительно по атмосфере совпадающие с хоровыми и оркестровыми пассажами из относительно малоизвестной оперы Чайковского «Черевички». А второе — мост в Европу, другая ипостась Чайковского, много жившего в Италии и других европейских странах.

Программа — по сути яркое высказывание про особый путь России и неизбежность краха «культуры отмены» в отношении Чайковского и российской музыки в целом.

«Про отмены. Недавно я был в Швейцарии, пел оперу «Мазепа». Ее отменили. Так и я попал под отмены. Было очень обидно, потому что мы долгое время репетировали, целых четыре недели ежедневные репетиции. И обидно, поскольку это относится к твоей стране. Я патриот, я люблю свою Родину, и Чайковский для меня — это что-то особенное. Это душа нашей музыки. Это целая планета, что нашло отражение в названии этой программы. Мы все равно победим, и Чайковский будет везде. Гениальную музыку нельзя отменить, миссия невыполнима. Сейчас у многих русских артистов отменились контракты, потому что театры требуют публично высказать позицию. Знаю, что большинство наших артистов — молодцы, они патриоты, и они держат позицию за Россию. Это здорово», - говорит баритон Алексей Исаев.

Сцена клятвы из оперы «Опричник». Иван Гынгазов (Андрей Морозов), Алексей Тихомиров (князь Жемчужный) и Виктория Войтенкова (Михайловский театр)
Сцена клятвы из оперы «Опричник». Иван Гынгазов (Андрей Морозов), Алексей Тихомиров (князь Жемчужный) и Виктория Войтенкова (Михайловский театр)

Дорожка у России извилистая, если судить по программе. Темные годы сменяются надеждами на рассвет, поселянки бегают со счастливыми улыбками по травке, тут же льется кровь под пытками опричников, от сына убитого требуют отречься от собственной матери, а философские вопросы измены и предательства под темным украинским небом близ Диканьки обретают вполне себе житейское воплощение.

Дирижер Филипп Селиванов
Дирижер Филипп Селиванов

Свежеиспеченный победитель конкурса Рахманинова 2022 года Филипп Селиванов уверенно дирижирует пластичным по звуку оркестром «Геликон-оперы». Никаких провисов по динамике или звучании отдельных оркестровых групп нет в помине. Хор тоже хорош, придраться можно разве что к дикции, но на этот случай на экран весьма уместно выводится текст, который поется в данную минуту.

Сцена пытки Кочубея
Сцена пытки Кочубея

В «темном» первом отделении приковывает внимание сцена пытки Кочубея (Михаил Гужев) из «Мазепы», где Орлик в убедительном исполнении Алексея Тихомирова исполосовывает грудь Кочубея саблей в рисунке логотипа запрещенного в РФ национального батальона «Азов». Напомним, что с точки зрения Пушкина Мазепа был предателем, который пытался через шведов отколоть Малороссию от России, но Петр I не поверил Кочубею и отдал его на пытки Мазепы и Орлика, а затем и казнь. То есть украинский националист Орлик чертит лого «Азова» на теле патриота России Кочубея в качестве пытки.

Иван Гынгазов (Искра) и Михаил Гужев (Кочубей)
Иван Гынгазов (Искра) и Михаил Гужев (Кочубей)

Второе «европейское» отделение после очевидного «Итальянского каприччио» (эффектно сыгранного) продолжается неочевидным… «Лакме» Делиба. Да, Чайковский весьма ценил балетную и оперную музыку Лео Делиба: ««...после Бизе считаю его самым талантливым...». Но контекст носит и политический характер: «Лакме» Делиба почти не исполняется в англосаксонском мире, поскольку повествует о зверствах англичан в Индии. Браминов привязывали к пушкам, и стреляли, чтобы смешать останки с трупами низших сословий, и максимально унизить индусов. В Евросоюзе постарались быстренько забыть эту «случайную» историю, а вот во Франции эту историю (и Делиба с «Лакме») очень даже помнят. Говорят, Чайковский тоже недолюбливал англосаксов. Так вот, невиданное дело, но «Геликон-опера» устами ведущих концерта даже прорекламировал (!) грядущие показы «Лакме» Красноярской оперы на сцене Большого театра 31 июля и 1 августа.

Голоса Ивана Гынгазова (Джеральд) и Анны Гречишкиной (Лакме), к слову, прекрасно сливались. Означает ли это, что «Лакме» вскоре появится в репертуаре «Геликона» - вопрос открытый.

Ольга Толкмит (Иоланта)
Ольга Толкмит (Иоланта)

А после привычного дуэта из «Иоланты» в роскошном исполнении Ольги Толкмит и Петра Морозова — еще один сюрприз. Концерт завершился… кантатой «Москва» в оригинале, той самой для коронации императора Александра III. После перечислений основания Москвы, татарского ига, собирания земель русских воспевается скромность царя «Ибо дорог мне не земной почет, а Христов венец». Более имперской музыки поди поищи. На фразе всей хоровой мощи «Пали два Рима, третий стоит, а четвертому не быть!» над сценой вспыхнул фейерверк, намекая на то, что точно четвертому не бывать. И точка.

«Пали два Рима, третий стоит, а четвертому не быть!»
«Пали два Рима, третий стоит, а четвертому не быть!»

После чего повторения майковских фраз:

Слава Богу на небе, слава!
Государю нашему на земле, слава!
Государыне супруге Его, слава!
Государю Наследнику, слава!
Всему царскому дому Его, слава!
И всему Его народу, слава!
Его верным слугам, слава!
И гостям именитым, слава!

… прозвучали весьма верноподданнически и даже ура-патриотично. И для государя, и для государыни, и для наследника, и для всего царского дома и верных слуг его. Кто бы они ни были.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

02/07/2022 - 05:35   Classic   Концерты
VIII международный опен-эйр фестиваль искусств П.И. Чайковского открылся в Клину концертом Дениса Мацуева и оркестра «Новая Россия» п/у Юрия Башмета.

Почти все концерты фестиваля проходят на открытой площадке, во внутреннем дворике музея-заповедника Чайковского. Именно тут находится самая полная коллекция рукописей нот и личных вещей Чайковского, собранная его братом и автором либретто «Пиковой дамы» и «Иоланты» Модестом. Именно здесь Чайковский провел последние годы жизни и написал великую Шестую симфонию. Один из концертов пройдет в усадьбе Майданово, где Чайковский работал над симфонией «Манфред» и оперой «Чародейка».

Денис Мацуев, Юрий Башмет и министр культуры и туризма Московской области Василий Кузнецов
Денис Мацуев, Юрий Башмет и министр культуры и туризма Московской области Василий Кузнецов

«Я из-за Шестой симфонии Чайковского ушел из рока в классику. Я тогда играл на гитаре, и когда я услышал Шестую симфонию, я не понимал, что со мной происходит. Я влюбился в нее страшно, и ночью я понимал, что чем-то заболел. И на следующий день я понял, что заболел Чайковским. Кстати, на второй стороне той пластинки была запись Второго концерта Рахманинова для фортепиано с оркестром, Рудольф Керер, дирижер Мравинский. И этот концерт Рахманинова я каждый раз переживаю, как тогда. Потому что это было мощно, точно, эмоционально, живо. С душой. Так играл сам Рахманинов», - сказал Юрий Башмет.

Билеты на концерт, к слову, разлетелись в Клину за 10 минут. И в виртуальной очереди на свободные места еще 300 человек числилось, но увы.

Фестиваль Чайковского в Клину
Фестиваль Чайковского в Клину

На вопрос о культуре «отмены» русской культуры в Европе и США Юрий Башмет ответил так:

«Тот человек, который отказывается от Чайковского, - он лишается души и сердца. Мы же не отказываемся играть Шопена, потому что мы не идиоты. Они передумают», - уверен Юрий Башмет.

«Чайковский и Рахманинов будут звучать всегда», - добавил Денис Мацуев.

Денис Мацуев
Денис Мацуев

Пианист Денис Мацуев солировал во Втором концерте для фортепиано с оркестром Рахманинова, одного из любимых его композиторов. Играл без нот, наизусть.

«Я буду играть Второй концерт Рахманинова, я сыграл его уже более 200 раз. Я уже выучил его наизусть. Мы играли этот концерт уже во многих залах, но я никогда не забуду пение оркестра в тот момент, когда игрался этот концерт. То, как можно играть это, непередаваемо словами. Рахманинов и Чайковский - две наши глыбы. На конкурсе Рахманинова я слышал интерпретации молодых музыкантов, и они всегда заряжали меня. Я очень благодарен конкурсу Рахманинова», - сказал Мацуев.

Это было практически эталонное исполнение Рахманинова. Гигантский размах интонирования, от пиано до фортиссимо, от интимности до гимновости. Оркестр под чуткой рукой Башмета то вздыхал в одном дыхании с Мацуевым, то солировал.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Уже без Мацуева оркестр «Новая Россия» исполнил Первую симфонию Чайковского. И тут все было гладко, особенно по струнным. Немного резали слух духовые, особенно туба. Но в целом случилось гармоничное и деликатное исполнение.

Фестиваль продолжится музыкально-драматическим действом «Евгений Онегин» с вокалом Жали Исмаиловой, Ирины Шишковой, Сергея Романовского, Алексея Исаева, Олега Цыбулько и чтением Константина Хабенского и Ольги Литвиновой.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото предоставлены пресс-службой фестиваля

30/06/2022 - 04:37   Classic   Концерты
«Геликон-опера» возродила «Аиду» Верди в новой редакции, сделав акцент на теме войны и предательства.

Геликоновская «Аида» образца февраля 1996 года была очень громкой и неоднозначной премьерой. Тогда «Геликон» работал на небольшой сцене ДК «Медиков», и смелость Бертмана резалась габаритами сцены, но концентрировалась в сугубо «античных» профилях и золотистостях, разбавляясь абрисами гробов, пирамид и почему-то скелетами Кащея. К тому же тогда у «Геликона» почти не было фундаментальных голосов, на которых принято строить «Аиды» в больших и малых театрах.

«Все приходили смотреть, как мы "истязаем" оперу "Аида" Верди, которую поют всегда большие певцы, где на сцену выходят верблюды, слоны. При этом спектакль был одним из самых популярных в Москве, мы его показали в 12 странах мира и на Зальцбургском фестивале», - вспоминает Дмитрий Бертман.

Сейчас ситуация резко изменилась. У Бертмана есть голоса Ксении Вязниковой (Амнерис), Ивана Гынгазова (Радамес), Алексея Тихомирова (Рамфис), Елены Михайленко (Аида)… Я попал на состав с Ириной Окниной (Аида), Шота Чибировым (Радамес), Юлией Никаноровой (Амнерис), и они тоже прекрасно впелись. Есть новая технологическая сцена, куда он искусно интегрировал подъемники и опускатели, круговороты и 6-метровые инсталляции эстонского скульптора Тауно Кангро, игру со светом и выходы хоров в зрительный зал.

Ирина Окнина (Аида)
Ирина Окнина (Аида)

Новая «Аида» - это прежде всего шоу. При соблюдении всех оперных стандартов, конечно. Самые острые ощущение от шоу — когда в конце первого акта хоры движутся в боковые проходы зрительного зала, и с одной стороны зала требуют казни изменника Радамеса, а с другой — требуют милости и сострадания к павшим. Чудный стерео-эффект, который редко встречается в оперных залах. Более того, сверху на балконах водружены солисты, которые поют свои отдельные, и местами коварные партии.

Шота Чибиров (Радамес)
Шота Чибиров (Радамес)

Впрочем, главным сюрпризом стала увертюра, исполненная оркестром театра под управлением главного дирижера Валерия Кирьянова. Верди написал ее специально для премьеры оперы в Каире. Ее ноты геликоновцы искали через друзей по всей Италии, их прислали в Москву из дома Верди.

««Аида» – это опера, которую, мне кажется, все знаем. Но была история, что увертюра была совсем другая. И она не состоялась, потому что было недостаточно оркестровых репетиций. Верди положил эти ноты у себя на вилле, и они там лежали до 70-х годов ХХ века. С оперой это никогда не исполнялось. И впервые это будет исполнено сейчас в Москве», - говорит Дмитрий Бертман.

Она невероятно грустная, эта увертюра. Но потом разворачивается, как пружина, в очень энергетическую структуру, как огонь над казаном. Она становится прообразом всего действия «Аиды» - ведь это, по сути, история про предательство из-за любви во время войны. Камерная и очень крупным планом. Условный большой Египет воюет против условной маленькой Эфиопии. И тут любовь главного военачальника Египта Радамеса в страстном исполнении тенора Ивана Гынгазова, по сути не способного полюбить (он и в Мариинке это сейчас поет, но романтичен там). Он, по радикальной задумке Бертмана, тягает свою возлюбленную рабыню Аиду за кольцо на шее на поводке. И никак не защищает ее в нападках властной невесты Амнерис (Ксения Вязникова тут похожа на узбечку).

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

По сути, «Аида» тут — история про взаимное предательство во время войны. Радамес предает во имя любви к Аиде, а Аида предает Радамеса во имя любви к родине. Не правда ли, очень актуальная сегодня история?

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Стоит высказать претензии к оркестру театра на предпремьерном показе. Увлекаясь, оркестр уж слишком часто перебивал солистов, даже так, что их и слышно не было. Возможно, это волнения перед премьерой. Обычно так не бывает в «Геликон-опере».

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Отдельного упоминания заслуживает финал оперы. Это сцена сделана как галлюцинация Радамеса, который видит солнечные зайчики как голос уже убитой Аиды. Это очень эффектно. Думаю, новая «Аида» станет еще одним хитом «Геликон-оперы», очень посещаемым спектаклем. Премьерная серия продолжится с 29 июня по 1 июля, а также 5-9 июля.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Ирина ШЫМЧАК

21/05/2022 - 03:49   Classic   Концерты
30-летие ансамбля «Солисты Москвы» встретили специально организованным фестивалем камерных оркестров мира, причем на сцену вышло сразу 5 камерных оркестров. А программа концерта держалась в тайне.

19 мая 1992 года «Солисты Москвы» п/р Юрия Башмета впервые сыграли на сцене Большого зала Московской консерватории, а спустя 30 лет вышли на ту же сцену. Ради такого дела сделали целый фестиваль камерных оркестров. В зале были все — от Соколова до Чайковского (Александра), от Игоря Матвиенко до Михаила Куснировича, и даже посла Узбекистана. Аншлаг.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Начали со Шнитке, который специально для Юрия Башмета написал «Трио-сонату» для струнных, которую Башмет в своей редакции сделал оркестровой версией для камерного оркестра «под наблюдением автора». «Солисты Москвы» любят и умеют играть Шнитке. Все эти тончайшие диссонансы, расползающиеся нитками под эмоциональными пассажами струнных, и тихо гудящие отголосками со странными интервалами, - это конек для «Солистов». Башмет почти не дирижировал, только истощенно указывал пальцами путь группам. Все все понимали. Потрясающей глубины произведение и исполнение.

А дальше было интересно. На относительно небольшую сцену БЗК вышло сразу пять (!) камерных оркестров: Камерный оркестр Армении, «Солисты Узбекистана», «Солисты Нижнего Новгорода», Камерный оркестр Новосибирска и, собственно, «Солисты Москвы». И все ради того, чтобы все участники фестиваля камерных оркестров исполнили премьеру — Фантазию Кузьмы Бодрова для пяти камерных оркестров и органа Константина Волостнова, специально заказанную к фестивалю.

5 оркестров на одной сцене
5 оркестров на одной сцене

Фантазия Бодрова оказалась, как обычно, не слишком оригинальной, тут прослеживаются влияния и Малера, и даже Бетховена. Но соединить сразу пять оркестров из разных соков сделанных, - это явно было непросто, но получилось. В антракте Кузьма Бодров гордо размахивал своей партитурой, и утверждал, что это была весьма непростая задача.

Забавно, что первое отделение «Солисты Москвы» закончили его же переложением темы Happy Birthday To You, сделанной довольно забавно. Зрители оценили.

А после антракта «Солисты Москвы» сыграли Шуберта-Малера «Смерть и девушка», не раз ими игранные, и отточенные до самого не балуйся. Так что сюрпризов и не было. Звук был вышколенный и практически идеальный. А на бис (куда без него) сыграли тот же Happy Birthday в вариациях чардаша, известного по исполнениям Гидона Кремера.

На следующий день «Солисты Узбекистана» дали роскошный концерт в том же БЗК, но как же мало там было слушателей. Диаспора не пришла почему-то, а россиян было немного. Между тем, концерт был прекрасен. «Солисты Узбекистана» начали со «Старинных лютневых танцев и песен» Отторино Респиги, сюита №3. Это сочинение 1931 года, не барокко в чистом виде. Это и дали понять «Солисты Узбекистана» п/у Анвара Раимджанова (возглавляющего оркестр с 1998 года). Тонкое и деликатное прочтение.

Порадовал уровень инструментария узбекского оркестра — все в порядке с первыми скрипками и всеми виолончелями. Есть некоторые проблемы с альтами. Но работать можно. «Вариации на тему Рококо» Чайковского звучали скорее странновато: мелодичности и задушевности оркестру добиться не удалось, а солист Сардор Ибрагимов (виолончель) при всей несомненной одаренности уж слишком привык быть участником «Солистов Узбекистана», и скорее присоединялся к оркестру, чем собственно солировал. А вот Серенада для струнного оркестра Эдварда Элгара прозвучала убедительно.

Элнура Мирзакамалова и «Солисты Узбекистана»
Элнура Мирзакамалова и «Солисты Узбекистана»

И вот уже кубинец Эрнесто Лекуона с его знаменитой Malaguena и кастаньетами. Страстные мелодии и драма. И аутентичность в ход пошла: сначала Абсусаид Набиев «Танавар» на тему узбекской народной песни с солирующей пианисткой Элнурой Мирзакамаловой, а затем совершенно феерический номер с ней же на тему хорезмской танцевальной мелодии «Раталла» Руслана Абдуллаева. Это был какой-то невероятный регтайм на грани авангарда и народной мелодики. Какая же глубина у узбекской музыки… Его даже пришлось повторить на бис. Повторили...

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО и автора.

05/05/2022 - 05:22   Classic   Концерты
На фестивале Башмета в Ярославле прошел концерт духового квинтета РНО с самой разнообразной музыкой.

Музыканты весьма известные, и прежде всего по работе в РНО — Максим Рубцов (флейта), Ольга Томилова (гобой), Сергей Елецкий (кларнет), Андрей Снегирев вместо Андрея Шамиданова (фагот), и Алексей Серов (валторна). Понятно, что идейный вдохновитель Максим Рубцов, он экспрессивен и эмоционален.

Надо отметить, что проблем с духовиками в России немало, и именно в РНО собрались самые дееспособные и мотивированные музыканты. Нельзя сказать, чтобы без проблем обошлось совсем, но это мизерные и почти невесомые проблемы в общем разрезе.

Концерт духового квинтета РНО
Концерт духового квинтета РНО

Музыканты начали с миниатюр-ассорти из «Кармен» Бизе в версии Билла Холкомба для духовых, и это было узнаваемо и сочетаемо. Затем музыканты обратились к Францу Игнацу Данци, и это был слом паттерна. Друг Вебера, он писал романтические произведения, но оперы ушли в небытие, а квинтеты остались. Это прозвучало трогательно и нежно.

А затем вдруг русские народные песни в переложении Александра Лядова, что еще более необычно. Роскошные, полифоничные и почти академичные.

Елена Кузнецова
Елена Кузнецова

Когда духовой квинтет РНО сыграл еще и Секстет для фортепиано и духового квинтета Людвига Тюйе — тут подключилась лауреат международных конкурсов пианистка Елена Кузнецова, - говорить о таланте музыкантов стало бессмысленным. Это невероятные виртуозы, совсем без проблем со звукоизвлечением, ну просто ошеломительного таланта музыканты.

На бис для оваций они сыграли снова часть из Людвига Тюйе, и это снова было восхитительно.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

03/05/2022 - 03:04   Classic   Концерты
В Ярославле открылся XIV международный фестиваль под руководством Юрия Башмета. Сначала пресс-конференция, а потом концерт открытия.

Первым делом директор «Русского концертного агентства» Дмитрий Гринченко сообщил о переносе «Сказа о Борисе и Глебе» 4 мая из формата опен-эйра в местном Кремле на площадку Волковского театра. Потому что температура в тот день понизится до -2 градуса, и играть музыкантам решительно невозможно. Зато аудитория концерта увеличится, поскольку Волковский театр вмещает гораздо больше зрителей.

Я спросил о том, что на днях Юрия Башмета наградили званием Героя труда России, и как сам Юрий Абрамович воспринимает это звание на фоне уже имеющихся у него званий народного артиста СССР и обладателя премии Grammy.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

«Во-первых, я должен сказать, что когда дается какое-то звание, то артист об этом точно знает. Какие-то инстанции запрашивают документы, и если все хорошо, то артист получает. А для меня тут был абсолютный сюрприз. Я ничего не знал!».

Дмитрий Гринченко уверенно подтвердил: «Никто не знал», то есть документы от «Русского концертного агентства» на это звание никто не запрашивал.

«Если у себя на Родине дома тебе вручают высокие награды, то это очень приятно и помогает дальше. Тут много критиков, и когда они пишут критическое о тебе, все равно они не жестче, чем ты сам о себе думаешь, наедине сам с собой. Меня часто хватили. Сначала мама, потом детский конкурс, да и с гитарой я был когда-то совсем давно. Когда хвалят, это очень важно. А именно этот орден — один из самых высоких наград в России. У меня высоких наград, и зарубежных тоже. И Grammy Вы назвали. Они нужны, чтобы покупались билеты и были полные залы. И чтобы раскупались твои записи. К моменту, когда мне вручалась Grammy, у нас были полные залы и раскупались наши записи. Это просто мощная реклама с другой стороны мира.

Я же тоже был в разных жюри, и раздавал награды. Нам был нужен лауреат, настоящий, нам самим, членам жюри. Дальше уже вопрос личности, удачи. Я очень обрадовался, когда получил сообщение о награждении Героем труда».

На Ярославский фестиваль Башмета приехало немало иностранных звезд, что довольно непросто в текущей обстановке.

«Те иностранные артисты, что принимают участие, очень захотели приехать на фестиваль. Они считают, что обязательно нужно сохранять культурные связи между Россией и европейскими и азиатскими странами. Еще большее количество иностранных артистов не приехали не потому, что не хотели приехать, а потому что ситуация в их странах сейчас не позволяет приехать в Россию. Никаких фамилий не хочу называть. Но они скорее извинялись за то, что не смогли приехать в Ярославль, но собираются приехать в следующем году. Культура — это то, что всегда давало возможность разговаривать на интернациональном языке. Дай Бог, что все вернется!» - заявил Дмитрий Гринченко.

На открытие фестиваля пришли действительно серьезные гости — полпред Президента по ЦФО Игорь Щеголев и врио губернатора Ярославской области Михаил Евраев. И не просто пришли, а послушали оба отделения концерта. Это было трогательно.

Ильдар Абдразаков
Ильдар Абдразаков

Сам же концерт открытия начался с «Вокальной сюиты» Дмитрия Шостаковича на слова (довольно пафосные по сегодняшним временам) Микеланджело. Да, он тоже сочинял стихи. Бас Ильдар Абразаков уверенно спел, почти так же, как на недавнем концерте в Москве. Хотя обычно певцы не любят этот вокальный цикл из 11 песен, поскольку «там петь нечего», сплошные речитативы. Абдразаков менял атаку звука, интонировал, и вообще всячески пытался разнообразить. А вот оркестр «Новая Россия» скорее подвел — играли то невпопад, то мимо нот (особенно духовые), оправданием может стать только отсутствие первого состава на скрипках.

Когда во втором отделении появились «Солисты Москвы», все стало на свои места. Хотя программа только усложнилась. Начали с малоизвестного ныне Эдварда Мирзояна с «Симфонией для струнных и литавр» (когда-то его неплохо играл Филадельфийский оркестр), - сначала вполне себе академическую музыку накрывают армянские мотивы и множество литавр. Это было любопытно.

Ю-Фен Чан
Ю-Фен Чан

Когда-то Шостакович писал Волкову, что есть только два композитора, оправдывающих эту жизнь, - Уствольская и Вайнберг. Сыграли обоих. Галина Уствольская представлена концертом для фортепиано, струнного оркестра и литавр (солистка тайваньская пианистка Ю-Фен Чан. Молодая, красивая и экспрессивная. Уствольская была первой ученицей Шостаковича, но пошла своей дорогой, а этот ее первый концерт, написанный в 1946 году, стал известен только в 60-х. Он абсолютно нетипичен для советской музыки 40-х. Это взрывающая мозг полифония и полиритмичность, близкая скорее к Стравинскому и Скрябину. Завершается концерт многократным повтором почти джазовой фразы, вокруг которой оркестр и литавры накручивают экспоненту. Ю-Фен Чан была дотошна и убедительна на каждом этапе.

Николай Саченко
Николай Саченко

Неоромантическое Концертино для скрипки и струнного оркестра и литавр Мечислава Вайнберга вообще не прозвучало при жизни композитора. У него была травля от советских властей за формализм и космополитизм, арест, заступничество Шостаковича и потом смерть как непризнанного гения. «Солисты Москвы» бережно сыграли всю эту романтику, солист Николай Саченко (в штате «Солистов Москвы») старался сыграть это все аутентично. Но не все получилось, потому что уж слишком Саченко слышит оркестр, уж совсем мало берет на себя инициативу и роль лидера. Так уж получилось.

«Солисты Москвы» и хоровая капелла «Ярославия»
«Солисты Москвы» и хоровая капелла «Ярославия»

Завершилось открытие фестиваля Кузьмой Бодровым, его Gloria для альта, хора и струнных с хоровой капеллой «Ярославия». Бодров — ученик Александра Чайковского, его протеже. Юрий Башмет играл на альте вдумчиво и задумчиво, но от полного отсутствия смысла это никак не спасло. Совершенно непонятно, что хотел сказать композитор. Не лучшее его произведение.

Овации для Абразакова, Ю-Фен Чан, Башмета и «Солистов Москвы» были оглушительны и продолжительны. А сам фестиваль продолжится и в Ярославле, и в городах Ярославской области.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

01/04/2022 - 05:49   Classic   Концерты
XVI Московский международный фестиваль «Виртуозы гитары» прошел в таких условиях, что и не позавидуешь. Буквально за месяц слетели все зарубежные артисты, да и российские были под вопросом.

Худрук фестиваля гитарист Артем Дервоед с помощью соорганизатора Московской филармонии буквально вынес фестиваль на своих плечах. И даже статус международного сохранил. В конце концов, скрипач Гайк Казазян — из Армении, чем же теперь фестиваль не международный? Более того, программа в смысле сет-листа не слишком-то и изменилась. Латино, Пьяццолла и все такое, что ждут от фестиваля, - все произошло.

Роман Зорькин
Роман Зорькин

Удивительным образом фестиваль «Виртуозы гитары» превратился в бенефис всего одного, но чрезвычайно талантливого гитариста Романа Зорькина. Ему рукоплескали, его очень долго (иногда безуспешно) публика звала на бисы, он стал лицом фестиваля. И ведь нельзя сказать, что Роман Зорькин так уж неизвестен за пределами аудитории телепузиков. Он солист Московской областной филармонии, пухляш с кудряшками, издалека не отличишь от Дмитрия Илларионова, выпускник музучилища и Академии Гнесиных, победитель конкурсов. Он артист Yamaha и D’Addario. Кто-то видел его в квинтете «Soledad Orquesta» или спектакле «12 месяцев танго» с Вениамином и Аликой Смеховыми. А вот поди ж ты.

Все началось даже не с открытия (там Зорькина не было). Во второй день фестиваля Зорькин вышел с «Мой любимый Буэнос-Айрес», «Безумие» и «Возвращение» Карлоса Гарделя. Все это Зорькин исполнил с такой внутренней свободой и естественной эстетикой, что вспоминать казенные исполнения Гарделя и Родриго как-то уже не хотелось. Знаете, вот есть живое исполнение и есть будто под стволом автомата, - разница примерно такая. Бог знает, что творится в их головах. А Зорькин — свободен. И уж какие пируэты он вытворял с перкуссией по деке… Вместе с женой-аккордеонисткой Татьяной Зорькиной очень лирично прозвучали всем известная «Милонга моей любви» Лауренца и «Феерия» Сивук и Клары Нуньес. И тут Зорькин с небольшой австралийской гитарой вчистую переигрывал аккордеон, как и в Staggione Бьондини. Что уж говорить про хит хитярыч «Под небом Парижа», вроде бы совершенно «аккордеонную» музыку! Завершили эту феерию гитары «Танец огня» Билла Уиллана и любимый всеми «Тико-Тико» Абреу. Бенефис! А потом еще Роман Зорькин на финальном концерте закрытия сыграл «Грустную самбу» Тирао Милонга и «Две балканские зарисовки» Тадича столь вдохновенно, что закрыл все вопросы и запросы.

И нельзя же не сказать, что общий уровень гитаристов на фестивале оказался чрезвычайно высок. На том же открытии с участием ГАСО им. Светланова (на секундочку!) п/у Михаила Татарникова Двойной концерт для скрипки и гитары с оркестром Джулиани – Кошкина был сыгран Дмитрием Илларионовым и прекрасным скрипачом Гайком Казазяном (ни разу не слышал ни одного его неудачного концерта) вдохновенно и страстно. Разве что подзвучки гитары не хватило, - оркестр и хотел бы, но не мог своей мощью не заглушить тихую акустическую гитарку Илларионова. Барочная эстетика соблюдена, и Казазян великолепен, как и мрачноватые флажолеты и страстные пассажи Илларионова. «Посвящение Тому Жобиму» Константина Васильева было написано специально для Дмитрия Илларионова, и на концерте закрытия он сыграл с некоторым задором и перкуссионным азартом.

Дмитрий Илларионов
Дмитрий Илларионов

Сюита Free Life On Earth для виолончели и гитары с Александром Раммом оказалась самой академичной, но тут это было очень кстати, и Рамм сыграл проникновенно за всех (тут и овация случилась).

Дмитрий Илларионов
Дмитрий Илларионов

Неизбежный и традиционный для фестиваля великий концерт «Аранхуэс» для гитары с оркестром Родриго прозвучал на открытии с Антоном Барановым. Неожиданно грустно-лирично, вообще без привычного драматизма… Такие времена. Вариации на тему Фернандо Сора от Мигеля Льобета и «Четыре прелюдии» от Франциско Таррега на другой день Баранов сыграл подчеркнуто холодно, по-северноевропейски, академично. Мне откровенно не хватило страсти. Баски не стали бы так играть. Это версия Баранова, имеет право. Хотя эмоциональная выхолощенность имела место, на мой взгляд. Не Григ, поди. Большой концертный дуэт (2 и 4 части) Джулиани с Гайком Казазяном на закрытии прозвучал не менее чопорно, хотя Казазян сделал все, и даже больше, чтобы это было эмоционально. И «Избранные каприсы» Леньяни получились излишне суховаты.

Гайк Казазян и Антон Баранов
Гайк Казазян и Антон Баранов

А вот «Арабское каприччио» того же Таррега (его отголоски многие слышали в фильме «Собака на сене» от имени Геннадия Гладкова) в версии Ровшана Мамедкулиева прозвучало куда более раскрепощенно и страстно. Мамедкулиев так раскачивается в такт музыке, что будто дышит музыкой. Он превосходно владеет тончайшими нюансами звукоизвлечения и штриховой техникой. В «Ронденья» Сайнса де ла Маса — феерия верхнего баса и нижних ритмов. Мелодический рисунок гуляет из тональности в тональность, и везде Ровшан Мамедкулиев хорош. Особенно это заметно в классическом «Испанском танце» Де Фалья из оперы «Жизнь коротка».

Ровшан Мамедкулиев
Ровшан Мамедкулиев

На закрытии Мамедкулиев сыграл фрагменты Концертной сонаты ля мажор для флейты и гитары Николо Паганини с Максимом Рубцовым. Дуэт как-то не задался, и сложно оценивать это, Паганини тут не пахло. Но «Замерзший ручей» Никиты Кошкина (посвященный самому Мамедкулиеву) звучал лирично и раскрепощенно, при всей сложнейшей аппликатуре.

Максим Рубцов и Ровшан Мамедкулиев
Максим Рубцов и Ровшан Мамедкулиев

Артем Дервоед исполнил для начала чрезвычайно сложную «Сонату» Антонио Хосе. Это практически академическая музыка, с непростыми интервалами и причудливой полифонией, вплоть до контролируемой алеаторики. Блистательное исполнение. И «Прощание» Ассада на закрытии он сыграл лирично и акцентированно, признак большого мастера.

Артем Дервоед
Артем Дервоед

Ну и премьера, куда без нее. Известный гитарист Дмитрий Бородаев как композитор решил собрать сливочные мелодии из «Кармен» Бизе под названием Концертная фантазия для гитары с оркестром на темы из оперы «Кармен» Жоржа Бизе. Получилось нечто странное всмятку, но - все узнаваемо. Основатель фестиваля Артем Дервоед сыграл это технично, без единой помарки, и очень эмоционально. Чего и требовала музыка. Хотя оркестру, кажется, было скучновато играть такое упрощение.

Сергей Перелехов, пожалуй, чересчур переволновался с «Тарантеллой» Кастельнуово-Тедеско. Множество «съеденных» нот, хотя талант гитариста несомненен. Он самый молодой участник фестиваля. Потом сыграл фрагменты из сюиты «Акварель» Ассада более вдумчиво, хотя и тут не избежал брака. Но это было куда чувственнее и элегантнее.

Сергей Перелехов
Сергей Перелехов

Завершила фестиваль Большая серенада соль мажор для гитары, фортепиано, скрипки, виолончели и флейты Иоганна Гуммеля на темы популярных опер. Это не было соревнованием, - скрипка и фортепиано законным образом заняли свои лидирующие места. Но созвучием это стало. Дервоед, пианистка Полина Осетинская (где ее сейчас только нет), Казазян, Рамм и Рубцов показали искусство диалога. Это было искусство взаимопонимания. Прекрасное окончание фестиваля.

Дервоед, пианистка Полина Осетинская (где ее сейчас только нет), Казазян, Рамм и Рубцов показали искусство диалога
Дервоед, пианистка Полина Осетинская, Казазян, Рамм и Рубцов показали искусство диалога

Вадим ПОНОМАРЕВ

Дмитрий Илларионов и Александр Рамм
Дмитрий Илларионов и Александр Рамм
01/03/2022 - 03:15   Classic   Концерты
Программа закрытия XV Зимнего фестиваля искусств в Сочи изменилась до неузнаваемости из-за необходимости иностранным звездам срочно уехать из России.

XV Зимний фестиваль искусств в Сочи
XV Зимний фестиваль искусств в Сочи

Уехали педагоги музыкальной Академии Башмета, находившиеся тут почти до самого последнего дня: Татьяна Самуил (скрипка, Бельгия), Юстус Гримм (виолончель, Германия), Дэвид Лайвли (фортепиано, Франция). Не смогли приехать Олли Мустонен (фортепиано, Финляндия), Иштван Вардаи (виолончель, Венгрия) и скрипач Сергей Крылов, живущий по большей части в Италии. По сути, вся основа планировавшегося концерта. Только сопрано Кристина Мхитарян, тоже педагог Академии, смогла остаться. И на спасение закрытия срочно прилетел скрипач Никита Борисоглебский (и спас!).

Всероссийский юношеский оркестр п/р Юрия Башмета
Всероссийский юношеский оркестр п/р Юрия Башмета

В результате получилось самое спорное, пожалуй, закрытие этого фестиваля за все 15 лет его существования. Был запланированный Всероссийский юношеский оркестр п/р Юрия Башмета, и в первом отделении после отрепетированной увертюры «Кориолана» Бетховена. пришлось ставить отдельных его музыкантов в качестве солистов: Антон Тхай (виолончель), Снежана Пащенко (скрипка), Андрей Рублев (труба) очень старались, очень. Но, увы, это был далеко не уровень концерта закрытия, где всегда выступают лучшие из лучших. Развлек публику концерт сразу для 6 контрабасов О.Бьянки, весьма экспрессивный и эффектный, но не слишком музыкальный. Кстати, дирижировал оркестром Николай Цинман, и сделал это чрезвычайно артистично.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Спасать концерт во втором отделении вышел сам Юрий Башмет с альтом, сыгравший свой любимый «Кол Нидрей» Бруха. Затем в исполнении оркестра прозвучала третья часть Седьмой симфонии Шостаковича — и, кажется, этот тревожный гнетущий концерт и стал тем безмолвным ответом, что на самом деле Юрий Башмет думает о войне с Украиной.

Никита Борисоглебский
Никита Борисоглебский

Никита Борисоглебский вдохновленно и виртуозно исполнил Интродукцию и Рондо-Капричиозо Сен-Санса. И вот это уже был уровень закрытия фестиваля. Блистательное, безупречное выступление.

Кристина Мхитарян
Кристина Мхитарян

Сопрано Кристина Мхитарян тоже была прекрасна. Изящно спела арию Лауреаты из оперы «Джанни Скикки» Пуччини, а затем очень романтично исполнила вальс «Поцелуй» Луиджи Ардити. Полетный звук, прекрасно отработанный во всех регистрах, и какая-то особенная романтичность во всем.

Так что в целом финальный аккорд фестиваля сложился. Но таких ударов по программе феста не было никогда. Фестиваль выдержал. Но теперь уже с тревогой приходится думать о будущих фестивалях... Впервые за многие годы Башмет со сцены не пообещал следующего фестиваля.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

01/03/2022 - 02:27   Classic   Концерты
На фестивале Башмета удалось послушать лучших молодых вокалистов и внезапный концерт «Солистов Москвы» из-за отмены приезда итальянского ансамбля «Il Giardino Armonico» по понятным причинам.

Абсолютным открытием стал узбекский бас Жасур Хайдаров
Абсолютным открытием стал узбекский бас Жасур Хайдаров

Абсолютным открытием стал узбекский бас Жасур Хайдаров, который учится в Гнесинке и уже поет в «Геликоне». Ему всего 20 лет, и арию Лепорелло он спел так, будто это само собой разумеется. Невероятный природный голос, уже прилично ограненный. Там есть еще, чего чистить, но природный талант невероятный. В дуэте с грузинской меццо Мариной Русеишвили в «Итальянке в Алжире» Россини он был еще более убедителен. Сопрано Мария Мальцева, студентка МГК и Conservatorio Luca Marenzio (Италия), и обладательница 3 премии ХIII Международного конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой очень грудным прочувствованным голосом пропела речитатив и арию Иоланты Чайковского.

Сопрано Мария Мальцева
Сопрано Мария Мальцева

Вместо запланированного Всероссийского юношеского симфонического оркестра под управлением Сезара Альвареса по понятным причинам певцам аккомпанировали концертмейстеры Малашенко, Григорьева и Дмитриева, - и вряд ли кто-то заметил эту подмену. Настолько блистательными они была аккомпаниаторами. Чутко и внимательно. Высший пилотаж. Зрители это редко подмечают, но тут просто невозможно было не отметить.

Узбекский тенор Рустам Буребоев
Узбекский тенор Рустам Буребоев

Еще один узбекский тенор Рустам Буребоев, тоже студент Гнесинки и Центра оперного пения имени Вишневской, прочувствованно спел романс Неморино из оперы «Любовный напиток» Доницетти. Сопрано из Северной Осетии Амалия Калаева исполнила довольно невзрачную арию Герды из «Истории Кая и Герды» Баневича, но была очень искренна.

Бас-баритон Михаил Бирюков и сопрано Полина Пелецкая спели дуэт Дон Жуана и Церлины очень старательно, но чуда не случилось. Стоит все-таки учитывать, что артисты встретились тут в Сочи под надзором руководителя главы МОП Большого театра Дмитрий Вдовина, и многие впервые увидели друг друга именно здесь. Мария Калинина, штатная солистка «Геликона», весьма достойно спела романс Судзель из оперы «Друг Фриц» Масканьи. Бирюков же подтвердил свой уровень в третьем романсе Демона Рубинштейна.

Баритон Семен Антаков
Баритон Семен Антаков

Речитатив и ария Графа из «Свадьбы Фигаро» Моцарта у баритона Семена Антакова, студента Ростовской консерватории и солиста Ростовского музыкального театра, получилось на редкость технично и крепко. Прекрасное выступление. Баритон Дмитрий Рыдаев немного переборщил со страстями в речитативе и особенно Каватине Валентина из «Фауста» Гюго. А вот сопрано Кристина Пономарева, хотя и не совсем смогла войти в поэтику «Луизы» Шарпантье, прекрасно прозвучала в верхних регистрах, это было восхитительно.

Баритон Ришат Решитов
Баритон Ришат Решитов

Солист ГАБТ им. Навои баритон Ришат Решитов внушительно пропел речитатив и арию Грязного из оперы «Царская невеста» Римского-Корсакова. Прекрасно обработанный голос. Солист МОП Большого театре Никита Волков прочувствованно исполнил арию Фиеско из оперы «Симон Бокканегра» Верди. Не менее прекрасен был Илья Легатов в сарсуэле Соросабаля. Бурные аплодисменты просвещенной публики.

«Солистам Москвы» - 30 лет, и это надо отпраздновать. Они так и сделали, заменив не прилетевший итальянский ансамбль «Il Giardino Armonico». Программа «Вокруг света за 80 минут» включила достаточно не очевидные современные произведения. Пианистка Ксения Башмет сыграла максимально смурно концерт для фортепиано и струнных Шнитке. А затем «Солисты Москвы» сыграли свои коронки: Элегию памяти Самарина Чайковского, «Отражения» Кузьмы Бодрова, вариации 24-го Каприса Паганини в стиле Чайковского, Бетховена, Брамса, Прокофьева и Берга. Затем и нетленки: Ноктюрн Чайковского и дивертисмент ре мажор Моцарта. Сыграли уверенно и тонко.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

Страницы