Вадим Пономарев

28/07/2018 - 04:32   Микс   Интервью, Этно и world-music
Поклонников этно-музыки изрядно напугало сообщение в аккаунте RWMA: «Некоторое время мы работали с людьми, которые помогали нам в оформлении гранта, грант был получен, с использованием ресурса Премии, но, как оказалось, эти люди решили создать свою премию, такого же формата. Они получили финансирование, которое предполагалось для Russian World Music Awards, но используют его под свой новоиспеченный проект».

NEWSmuz.com решил разобраться в спорной ситуации, для чего поговорил и с Натальей Мязиной (RWMA), и с Аленой Халепо (экс-RWMA, «Стереотипы Будущего»).

Суть претензий Наталья Мязина изложила так: «Я высылала свои наработки по грантам, мы вместе их оформляли. Просто потом они резко все переделали под свой проект. Юридически нет состава преступления. Рейдерские захваты так и делаются, не подкопаться. Письма давались от ФАДН и Росмола на RWMA. А сейчас они партеры их «Стереотипов». Проект под копирку!»

Алена Халепо рассказывает, как все начиналось.

«Давайте я расскажу, как все начиналось. В 2016 году мы начали с фестиваля этнической музыки и фолк-арта «Оберег». Он проходил в клубах Москвы и Санкт-Петербурга. Этим занимались я, Аня Климовицкая из Питера и Саша Еремин, сейчас он дизайнер. Вдохновителем был Александр Маточкин, этнограф и большой энтузиаст фольклористики. Все сборы от концертов пошли на развитие его проектов, получилось 55 тысяч. Под следующий фестиваль я проработала письма в разные министерства, фонды и т. д. С 20 лет я работала в молодежной политике и международных выставочных проектах, так что опыт уже был. Мы делали мероприятия на разных больших мероприятиях ради промо фестиваля «Оберег», и уже следующий фестиваль сделали с известным кабардино-балкарским лейблом Ored Recordings, собрали на экспедиции больше 100 тысяч. И тогда уже узнали про Russian World Music Awards, решили посотрудничать, ведь общее дело делаем. Поначалу нам сказали, что RWMA хотят просто подвести итоги в ВК. Мы: а почему не провести церемонию? Я предложила третий по счету «Оберег» провести в поддержку премии RWMA.

Нерехтский-Рожечный Хор на фестивале «Оберег 2016»
Нерехтский-Рожечный Хор на фестивале «Оберег 2016»

Я решила подать на грант, две недели писала заявку для «Территории смыслов» - проект фестиваля, церемония, поддержка RWMA и т. д. Это писалось под фестиваль «Оберег», с бэкграундом всех ранее проведенных мною мероприятий, обратите внимание. Еду на Клязьму с Сашей, защищаю проект и его выигрываю. 200 тысяч было в заявке. Но фестиваль 26 ноября, а деньги переводят только в декабре. Пришлось проводить за свои деньги, мы между собой переругались, я даже хотела возвращать грант. В итоге мы провели и заявили про поддержку RWMA, но по итогам вышли в минус, минус 150 тысяч. На фестиваль (в лофте на «Красном Октябре») приехала Наташа Мязина, я попросила у нее немного денег, она говорила, что денег нет, но все-таки дала 8 тысяч, а потом сразу уехала на Гоа. И сразу потребовала эти 8 тысяч обратно. Чтобы нам закрыть долги, мне пришлось на 3 месяца пойти работать менеджером в транспортную компанию, а закрыть минус Саши помог только концерт для «Многонациональной России», за который нам заплатили деньги, и концерты на Арбате. И мы уже зареклись заниматься этно-фестивалями.

Но вдруг я на конкурсе ОП РФ прохожу в финал с фестивалем «Оберег» с той самой документацией-наработкой, которая у меня была. После этого Мязина прислала письмо с обвинениями, что мы дилетанты и непрофессионалы... Все скрины у меня сохранены. К церемонии RWMA в 2017 году мы не имели никакого отношения, но Саша работал там как дизайнер бесплатно. На церемонию меня пригласили, но я не пошла.

22 января 2018 года получаю от Мязиной письмо — приглашение поработать над премией в 2018 году. Созвонились. Выяснилось, что она потеряла деньги на той церемонии (как и я годом раньше), и хочет продать премию. Я предложила ей объединиться, и все-таки сделать премию. За месяц мы разработали дорожную карту проекта, подтянули партнеров частных и государственных (с которыми я ранее сотрудничала), в том числе РГО и ФАДН. Сделали фирменный стиль (6 вариантов) и провели презентацию на федеральном канале «Мир» (впервые для RWMA). Подготовили все для «Тавриды», и написала заявки на 5 грантов: президентский, РГО, два для Росмола, и для фонда Прохорова. Эти заявки делала я, заняло это неделю, это ответственная работа. Наташа никак не участвовала. Я просила ее написать Клюкину и Семушкиной, чтобы провести презентации на их фестивалях, она же с ними общается. Ничего не сделано. Я отправила заявки, даже своих согруппников в институте сагитировала подписаться как студентов, - но мы не прошли. Две заявки было подано от RWMA, но они были написаны на основе моей работы в 2016 году, это моя интеллектуальная авторская собственность! Они не прошли, но это от меня никак не зависело».

Свои пояснения дает Наталья Мязина:

«Этой зимой с нами работали такие товарищи, как Алена Халепо и Олег Миронов. И мы вместе занимались тем, что искали фонды, которые могут дать нам гранты. Мы писали письма в разные организации, искали поддержку от этих организаций. Это было сделано от имени RWMA. Через некоторое время мы с ними расстались, не найдя точек взаимопонимания. И недавно я узнала, что данные товарищи решили организовать собственную премию этнической музыки и получили финансирование. Премия имеет другое название "Стереотипы Будущего", но при этом смысл один и тот же. Премия - фактически копия Russian World Music Awards, имеется финансирование, имеется партнерская поддержка от тех самых организаций, которые поддерживали нашу премию. Но финансирования RWMA нет. Я считаю, что эта ситуация нечестная, неправильная, так не должны поступать люди в любой сфере, и в особенности в культуре».

Другую версию произошедшего рассказывает Алена Халепо.

«В этот момент я попросила долю в проекте. Меня не устраивала должность исполнительного директора (ранее им была Дарьяна Антипова, но ее как бы выкинули) без зарплаты. Я предложила мне быть продюсером, а Олегу Миронову — исполнительным директором, и поделить с Мязиной проект на равные 30%. Мы на равных с Олегом подтягивали спонсоров и гранты. Мязина отказалась и назвала нас подрядчиками. А деньги? Она ответила, что денег нет, но есть инструмент для зарабатывания денег — вы подтягиваете спонсоров, а я с вами поделюсь. Это было в 20-х числах февраля. Я отказалась и предложила выкупить мой труд в виде подготовленных заявок на грант. После этого к потенциальным спонсорам стали поступать письма от Мязиной, что те люди, которые с вами списывались (то есть мы), теперь на RWMA не работают, и давайте говорить со мной. Люди были в шоке, и отказались».

Мязина так описывает произошедшее:

«Почему расстались? Они предложили мне 30% долю в Премии, им 70%. Учитывая, что в команде у меня 3 человека, я за 10% должна была отдать людям, которых не знают в работе проект, в который я уже вложила тысяч 300. Я настаивала, чтобы мне показали, что конкретно отправлено было на грант, и безуспешно. Текст они мне просто не показывали. У нас есть презентация премии, в ней есть страничка про то, что темой Премии 2018 будет «Стереотипы будущего», мы подавали везде эту презентацию от RWMA. В конце там указаны продюсеры Алена и Олег».

Theodor Bastard завершил своим сетом Премию

У Халепо были идеи по дальнейшему развитию премии RWMA.

«Мы, кстати, предлагали расширить номинации RWMA. Привлечь ди-джеев, танцоров, медиа на темы этники, какой-то фьюжн. Не стоять на месте. Все, что я писала в заявках, основывалось на тех документах, которые я писала в 2016 году. А нас обвиняют, что мы «рэкетиры» и «пытались отжать бренд». Но мы никогда на него и не претендовали. Нам нужны были гарантии, что как только бренд взлетит, нас не выпрут. А так и случилось».

Собственно, что в сухом остатке? Наталья Мязина заявила, что премию проведет в любом случае:

«Все возможно, я буду проводить!»

Алена Халепо рассказала о планах про фестиваль «Стереотипы будущего».

««Стереотипы будущего» - это название из лекции Олега о новом дизайне, новом имидже России, панельная дискуссия 2016 года. Отсюда название нового фестиваля. Мы хотим и дизайн, и видео-арт. Фестиваль с шоу. Я написала одному директору крупной компании и в Росмолодежь заявку на грант с этой идеей. И забыла. Думала, не получится — займемся совсем другими делами. Вдруг выигрываю грант в Росмолодежи с этим видением фестиваля. С экспертами делаем предварительные отборы, затем на церемонии вручаем премии победителям. На «Боско Фреш Фесте» презентовали идею. Сейчас идет прием заявок. А потом директор той компании написал, что даст миллион на призовой фонд. И если все хорошо, то поддержит и в следующем году. 500 тысяч приз за лучшую музыку, 500 тысяч приз за лучший этно-танец. Имя называть не могу, но 15 декабря он, может быть, сам выйдет и наградит победителей».

Вадим ПОНОМАРЕВ

17/07/2018 - 00:44   Микс   Концерты, Этно и world-music
Грузинский вокальный ансамбль «Алило» собрал аншлаг в Витебской филармонии во время фестиваля «Славянский Базар 2018».

Название ансамблю дала старинная грузинская традиция алило, она очень похожа на русское или украинское колядование, - мужчины или дети поют песни и собирают подарки. Сейчас в Тбилиси ежегодно проходит массовый праздник Алило — через весь центр города идет процессия с детьми, священнослужителями и всеми желающими, и собирают у прохожих дары.

Ансамбль был основан в 2000 году знаменитым грузинским певцом Гурамом Тамазашвили. После его смерти ансамбль в 2008 году возглавил Зураб Датикашвили. В репертуаре «Алило» - песни на грузинском, русском, иврите. Ансамбль активно гастролирует по всему миру.

Изначально Тамазашвили задумал коллектив как собрание высокопрофессиональных вокалистов родом из разных районов Грузии, чтобы максимально соблюсти аутентику исполнения. Именно поэтому «Алило» под силу петь аутентично как классические аджарские, кахетинские песни, так и высокогорные сванские, и даже абхазские.

Алило в Витебске

На концерте в Витебске «Алило» превосходно продемонстрировала еще одно качество, отличающее ее от всех прочих, - мгновенно узнаваемый баланс тембровых групп. Бас и баритоны никогда не звучат в унисон, а вот бас и, условно говоря, контратенор — могут. В серединке теноры строят чрезвычайно чистое звонкое трехголосие.

«Алило» приехал в полном составе: 11 прекрасно звучаших голосов. Основа основ, конечно, главные экспортные хиты «Сулико» и «Тбилисо», но даже в них нашлось немало сюрпризов. Например, «Сулико» исполнил… квартет из баритона и теноров. А вот «Тбилисо» прозвучала в полной мере полифонично, чрезвычайно изощренно разложенная на все 11 голосов.

Алило в Витебске

Иногда, чтобы подчеркнуть гармонию, певцы брались и за гитару. Но чаще — это все-таки а капелла, спетая деликатно и фантастически профессионально. Танцевать вокалисты не стали, но один раз все-таки не выдержали, вытолкнули одного в круг, и тот исполнил несколько характерных танцевальных движений.

Алило в Витебске

Самым неожиданным сюрпризом стало, конечно, исполнение песни «Эх, дороги» Новикова и Ошанина. Зураб Датикашвили объяснил это тем, что его потряс в свое время фильм «В бой идут одни старики», где играл в том числе юный Вано Янтбелидзе (позднее он стал народным артистом Грузии и худруком театра в Телави). Получилось проникновенно и щемяще грустно…

Публика долго не отпускала артистов, им пришлось петь три биса, последним стал микс из самых популярных грузинских песен.

Вадим ПОНОМАРЕВ

12/07/2018 - 14:41   Классическая музыка   Концерты
Российский государственный академический камерный «Вивальди-оркестр» п/р Светланы Безродной вспомнил все хорошее и старое из эстрады и джаза.

Нельзя сказать, что это чуждый жанр для «Вивальди-оркестра», Светлана Безродная довольно часто исполняет нечто подобное, - но больше в качестве бисов. А теперь вот собрала целую программу «Брызги шампанского» целиком из ретро. И показала на фестивале искусств «Славянский Базар» в Витебске.

«30 лет исполняется нашему женскому камерному оркестру «Вивальди Оркестр». Сейчас мы привезли программу «Брызги шампанского» с образцами высокой советской эстрады, и это впервые, мы обычно показывали академическую программу. Кроме богатства классики, есть потрясающая музыка прошлого. Я не очень люблю слово «ретро». Потому что молодежь слушает эту программу с огромным удовольствием», - рассказала Светлана Безродная.

«Вивальди-Оркестр» в Витебске
«Вивальди-Оркестр» в Витебске

В программу вошли предвоенные и послевоенные мелодии и песни, хорошо знакомые слушателям пожилого возраста. Но, на удивление, прекрасно знали эти песни и довольно молодые зрители, пришедшие в этот вечер в Витебскую филармонию. Их было не много, но они были.

«Как-то я сижу на Первом канале, рядом со мной сидят зрители. И в перерыве ко мне подходит много молодежи, 17 лет самые старшие, и просят у меня автограф. Оказывается, они меня знают. И они сами попросили у меня сыграть старые песни так, как они должны звучать. И я сделала эту программу, можно сказать, по заявкам молодежи», - не удивлена Светлана Безродная.

Начали с эталонного «In the Mood» («В настроении») Глена Миллера. Джайв в исполнении струнного оркестра звучал бережно, но не менее драйвово, за счет барабанов.

И когда зазвучало «Утомленное солнце» Ежи Петербургского, - очертания новой программы стали уже вырисовываться. Вел концерт и пел Сергей Полянский, тщательно копируя интонации тех лет. И надо сказать, что образ томного певца начала века у него прекрасно удается. Нельзя сказать, что все ноты взяты безупречно, иногда тембры выглядят чуть вымученными. Но ведь и задача не проста. Главное, что удается погружение в эстетику этих великих песен.

«Вивальди-Оркестр» в Витебске
«Вивальди-Оркестр» в Витебске

Далее в концерте звучали фокстроты, танго Цфасмана, очень много песен Петра Лещенко (и даже сыграли увертюру к сюите по его песням!), неизбежная «Кукарача», много Эдди Рознера и далее к советской эстрадной классике.

Очевидно, что музыкантам «Вивальди-Оркестра» физически сложно играть «под барабан», да и нечего играть — это все-таки не Вивальди, - но они терпеливо играли все эти унисоны. Более того, девушки иногда еще и пели! И вздыхали, и вскрикивали по команде Безродной.

И да, стоит напомнить, что весь оркестр состоит только из женщин, это его особенность. Сама Безродная не считает, что женщинам в академической музыке работать сложнее, чем мужчинам:

«Когда начинала быть дирижером, меня не замечали мужчины-дирижеры как конкурента. Уже через 3 года после начала карьеры меня пригласили в Германию работать на фестивале. За тот же год мы проехали весь Советский союз с концертами. Мои знаменитые коллеги заметили меня только после того, как я стала регулярно давать концерты по всему миру. У меня появился контракт с американским мейджором Culumbia Artists, и у меня началась очень плотная гастрольная история в США. Так что мы на равных».

Вадим ПОНОМАРЕВ

07/06/2018 - 05:06   Классическая музыка   Концерты
4-6 июня в Москве прошла презентация старинной русской оперы XVIII века Василия Пашкевича на текст Якова Княжнина «Скупой» в современной версии.

«Скупой» входит в тройку самых известных и исполняемых комических опер Василия Пашкевича, и написан по сюжету Мольера, но Княжнин переместил его в крепостные российские реалии. Идея новой постановки — не только сделать новую партитуру и отчасти переместить в еще более новые реалии, но и сделать это совместным проектом с молдавскими и приднестровскими молодыми оперными исполнителями.

Пресс-конференция
Пресс-конференция

Либретто заново переписано известным музыковедом, главным редактором «Музыкального журнала» Еленой Езерской (автор и главный движитель проекта). Новая партитура сделана Владимиром Белунцовым. Играет оркестр Оперного театра-музея при Доме Станиславского, дирижирует им его создатель Михаил Архипов. В версии авторов все это получило еще и новое название «Любовь побеждает», и даже приписку «мюзикл XVIII века в одном действии». Правда, от нового либретто в итоге режиссер Андрей Цветков-Толбин ушел довольно далеко...

«Что касается названия, то все мои спектакли — про любовь. Любовь движет миром, и любовь побеждает. У нас пять составов! И мы поставили все эти пять составов за пять дней репетиций. Я этим горжусь», - режиссер Андрей Цветков-Толбин

Из либретто действительно исчезли почти все подробности о деньгах и процентах, чрезвычайно важные для Княжнина. Их заменил гэг «Много!» - на любые упоминания о суммах. Исчезли ремарки от автора (что динамичности сюжету скорее прибавило), несущественные споры о возрасте. Акцент сделан на любовных переживаниях, что еще более приблизило оперу к исторически более поздним сюжетам «Севильского цирюльника», например.

Михаил Архипов
Михаил Архипов

«Была идея создать именно современную версию этой старинной русской оперы. И мы взяли за образец звучание оркестра Поля Мориа. Оно вполне допустимо для барочной комической оперы. Ведь изначально там прописаны только основные мелодические голоса, иногда вторая скрипка, и вокальные партии. Такова была стандартная практика тех лет. И музыка в итоге получилась очень смешной», - дирижер Михаил Архипов

Насчет Поля Мориа можно не согласиться, конечно. Партитура вполне соответствует эстетике барочных комических опер, бесчисленных в XVII-XIX веках (включая смелое добавление клавесина). Зато куда менее похожа на чуть ли «моцартианские» партитуры, с которыми «Скупого» было принято исполнять последние годы. Новаторство Княжнина в том, что эстетика итальянской оперы буффа он соединил с разговорными диалогами из французской комической оперы, и этот момент бережно сохранен.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Размах проекта поистине впечатляет. Он сделан на грант президента России, и появилась возможность для полноценной глубинной работы. В проекте участвуют российские представители из Красноярска, Чебоксар, Перми, Иваново и Пятигорска, и еще молдавские и приднестровские певцы. Большое значение имел образовательный курс: была насыщенная поездка в музей Абрамцево, прошли мастер-классы театральных педагогов — Сергея Терехова, педагога Молодежной программы Большого театра, который для преподает сценречь для вокалистов, готовит их к драматическим монологам, ведущий мюзикловый хореограф Ирина Кашуба и режиссер по пластике театра Покровского Елизавета Муравьева. Консультантом по музыке выступил выдающийся молдавский певец и педагог Михаил Мунтян, которому в этом году исполняется 75 лет.

Михаил Мунтян
Михаил Мунтян

«Я не знал этот материал, но когда посмотрел текст, то испугался. Как наши молодые ребята будут говорить этот текст? Все оперные певцы страшно боятся говорить, всем легче петь. Но я знал, что все будет хорошо. У нас талантливая молодежь. И связи между нашими странами всегда нужны и важны! У нас в программе всегда есть русская музыка. Я думаю, что нет русской или итальянской школы. Есть разные стили. Но школа одна — я не могу петь итальянцев в итальянской школе, а русских — в русской школе. Это невозможно! Мы должны сотрудничать, не терять друг друга и взаимообогащаться. Когда мы закрываемся, становимся бедными», - Михаил Мунтян

Ольга Реутова (Марфа)
Ольга Реутова (Марфа)

Для тех, кто понимает, как устроен музыкальный бизнес в России, будет еще более удивительным состав тех, кто объединился ради этого проекта. «Музыкальный журнал», Союз театральных деятелей, Музыкальный театр юного актера, Российский государственный гуманитарный университет, Дом-музей Станиславского, Музей Абрамцево, 5 оперных театров из разных краев России, Молдова и Приднестровье, Большой театр, Stage Entertainment… Театры оперетты и музкомедии помогли с нотным материалом, который непросто было найти.

«В ближайшие 50 лет вряд ли найдется дело, ради которого объединятся эти столь разноплановые организации», - куратор проекта от Союза театральных деятелей РФ Ольга Кораблина.

Петр Таренков-Нарышкин (Скрягин)
Петр Таренков-Нарышкин (Скрягин)

Спектакль получился. История скупого помещика, который теряет все деньги из-за того, что влюбился, разыграна живо и с изрядной долей актерского мастерства. Из пяти составов удалось увидеть только один. Главного героя землевладельца Скрягина пел Петр Таренков-Нарышкин (питерский театр Музкомедии), его тенор прозвучал фактурно и уверенно. Главным интриганом в спектакле стал слуга Пролаз в исполнении Виктора Новицкого, солиста Молдавской Оперы и педагога в Приднестровском институте искусств. У него звучный тенор, но с драматической стороной вышел казус — полное отсутствие субординации слуги к дворянам, это выглядело нелепо. Роль псевдо-графини служанки Марфы прекрасно спела и сыграла российская сопрано Ольга Реутова.

Анастасия Слободянюк (Любима)
Анастасия Слободянюк (Любима)

Пару влюбленных — Любиму и Миловида — спели кишиневское сопрано Анастасия Слободянюк и пятигорский тенор Никита Рыкунов, составившие живую пару.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Проделана огромная работа и выдан значимый результат. Организаторы проекта уже пообещали раздать ноты партитуры в театры России, Молдавии и Приднестровья для свободного исполнения. А 10 и 11 июня премьеры спектакля «Любовь побеждает» пройдут в Кишиневе и Тирасполе.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Аплодисменты
Аплодисменты
Быстрый поиск:
04/06/2018 - 03:32   Микс   Концерты, Джаз, Этно и world-music, Между жанров
Юбилейный XV фестиваль «Усадьба Jazz» был зажигательным и скучным, восхитительным и ароматно пахнущим. 6 сцен с лучшими музыкантами мира и начинающими позволили провести его так, как хотелось.

Данных о посещаемости пока нет, но он был точно одним из самых массовых в истории «Усадьбы Jazz». В Архангельском стояла отличная погода, по окрестным шоссе парковались Ferrari и Kia, к воскресенью яблоку негде было упасть на всех 6 сценах. Как бутоны, на них прорастали самые разнообразные музыки, и общее между ними было только одно — это была самая живая музыка из живых.

Но даже не музыкой славен этот фестиваль, а своей публикой. Самый рафинированный фестиваль в Москве прекрасен своими зрителями — изящными стильными девушками с «тысячелетней культурой в глазах», как на днях неожиданно метко сформулировал Джонни Депп, и не менее духовными глазами мужчин. И покончим на этом.

Richard Bona
Richard Bona

Что скрывать, джазовый дух фестиваля сохранился было только на сцене «Аристократ», но в этом году появился нежданный сюрприз — еще одна джазовая сцена! Под названием Jazz Club. Кстати, все сцены стали по расстоянию гораздо ближе друг к другу, что стало приятным и удобным бонусом для тех, кто хотел услышать как можно больше. И все же «Сбербанк Первый Аристократ» собрал все сливки для меломанов. Так что начнем с нее.

Открыла сцену супергруппа 7/8 Band. Супер, потому что там — саксофонист Олег Маряхин, скрипач Геннадий Лаврентьев, перкуссионист Андрей Танзю, - а переиграли в ней все, кто только достоин. Высочайший уровень техники, музыкального мышления, да и без сложных размеров типа 15/8 тож не обошлось… Их сменил балалаечный виртуоз Алексей Архиповский, и на этот раз он сыграл программу буквально симфонического звучания, - полифоничную, многослойную, и даже без обычных эффектных трюков. Такое нужно выпускать живаго-DVD.

Mark Eliyahu
Mark Eliyahu

Свежий взгляд на мир восточной музыки показал израильтянин Mark Eliyahu, мастер кеманчи. Эльяху родился в Дагестане, затем с отцом-таристом переехал в Израиль, но учился кеманче в Азербайджане. Теперь они с отцом играют вместе, и Марк показывает пронзительный певучий тембр кеманчи, стонущей и плачущей. Завершил первый день фестиваля блистательный камерунский басист Ришар Бона (теперь он живет в США), и знаете как? Сначала сыграл почти академический европейский джаз! Затем вдруг перешел к поп-балладам с легким привкусом ню-джаза. И только затем вдарил тем, за что мы его так любим — отчаянные миксы Карибов и Магриба с этим упругим слэпом и разнузданным латино. А свой главный хит O Sen Sen Sen сыграл даже дважды, на радость слушателям (и совершенно по-разному!).

Во второй день «Аристократ» открыла супергруппа Brainwork (саксофон Николай Моисеенко, клавиши Лев Трофимов, гитара Дмитрий Тюзе, барабаны Александр Кульков и т. д.). В этом сете был явный крен к прог-року, но джазовая составляющая была ожидаемо на высоте. Более того, в финале вышел популярный рэпер L`One (у них один продюсер, тот самый Лев Трофимов). Сначала L`One начитывал некую поэзию, а затем спел свежесочиненную песню о том, как круто петь джаз: это было жалко, но вполне мультикультурно.

L`One
Brainwork feat L`One

Феерический сет выдал трехкратный номинант на Грэмми Donny McCaslin Band (США). Саксофонист Донни долго играл в квинтете легендарного вибрафониста Гари Бертона, играл с Джоном Медески и Дэвидом Боуи (в последнем его альбоме Blackstar), а затем записал крайне успешный альбом Beyond Now. На «Усадьбе Jazz» он показал эклектичную, но невероятно мощную программу из последних песен Боуи (их пел Джефф Тейлор) и Beyond Now. Манера игры МакКаслина включает широкий диапазон от шумового авангарда до поп-сакса Kenny G. Он просто очень хорошо играет. И подобрал отличную команду, это действительно экстра-уровень сегодняшнего мирового джаза. Затем выступил квинтет Игоря Бутмана, уверенный и сильный сет.

Jacob Collier
Jacob Collier

Но главным концертом фестиваля все-таки оказался сет интернет-звезды Jacob Collier, двухкратного обладателя Grammy. Это совсем новый джаз: один виртуозный музыкант поет и играет на всех инструментах, благодаря совершенной технической платформе от Массачусетского университета.

Это внешне выглядит так: куча примочек, куча семплеров. Но такое есть у многих. Жакоб Колльер отдал управление процессорами своему звукачу. Он играет на заполненной инструментами сцене сам (электроконтрабас, клавиши, гитара, барабаны, перкуссия), и сам же поет. Обработка идет от звукоинженера, например, вокал раскладывается гармонайзером, каждая партия семплируется тоже звукоинженером. Жакоб свободен, и делает шоу. А шоумен он отличный. Он заставил зал петь не только что хором, но и двумя-тремя разными партиями! Причем на английском (текст выведен на видеоэкран, где тоже весьма себе графика с искусственным интеллектом). Это был самый удивительный концерт фестиваля, причем последний в своем роде — больше эту программу Колльер исполнять не планирует. Самый фантастический сет фестиваля.

Олег Гаркуша (Аукцыон)
Олег Гаркуша (Аукцыон)

Теперь о главной и самой большой сцене - «Партере». Конечно, тут преобладание поп-музыки. Это уже тренд на всех европейских джаз-фестивалях. В первый день выступили молодые поп-звезды Мэджикул и Manizha с вполне поп-фанковыми программами, продолжил золотыми хитами «Аукцыон», а завершила день кавер-группа из бывшего состава Принса — The New Power Generation. Играли они очень профессионально и зажигательно, но в отсутствие самого Принса выглядело это как ресторанные лабухи на дне рождения.

Второй день был куда интереснее. Харизматик Адил Смаали с world-music проектом AYWA замешал музыку Магриба со всем драйвовым — фанком, дабом, регги, Балканами… Танцы-танцы-танцы. Австралийская психоделическая звезда Перукуа поразила слушателей экстатическим медитативным вокалом, собственно, это тоже был фанк и соул, но такой необычный, раздирающий сердце слушателя (и со струнной оркестровой группой, на секундочку!).

AYWA
AYWA

SunSay и Елка притянули все массовое, что было в полях Архангельского. SunSay просто спел свой The Best (включая «Пятницу»), а Елка собрала столь расширенный (духовыми и перкуссиями) состав, что уже не получилось собрать его в единый могучий механизм, отчего многие песни слушались как минимум странно. Что тоже эксперимент. Ну и, честно говоря, поднадоело слушать от Елки шаблонные признания в ее волнении и неопытности. Может быть, придумать что-то новенького?

А что же на малых сценах? Там же было много вкусненького. Очень уютной и стильной получилась новая сцена «Квартирники у Семушкиной».

Там собрали тех, кто играл на ее реальных квартирниках (потом из квартиры чудной основательницы «Усадьбы Jazz» они переместились в стильные клубы). Скажем, бойкий клезмер и хиты Бреговича от Bubamara Brass Band, живой эстетизм от дуэта Duo RO с солирующей мандолиной, хэнг-паны и джембе от медитативного дуэта Groove Garden с тем же бойким Танзю и перкуссионистом Кириллом Ошеровым, и израильским суфистом Avi Adir с тем же бойким Танзю и скрипачом Геннадием Лаврентьевым… Там же была известная актриса Дарья Ловать в проекте Zagraniu с латино-джазом с известными музыкантами Антоном Силаевым, Сергеем Калачевым, Артуром Газаровым. Во второй день фестиваля там играл чудо-гитарист Виталий Кись с любительницей французского шансона Дианой Поленовой, лирический певец босановы Joander Santos (Бразилия) с... балалайкой в составе, еврейская сефардистка Анна Гофман, бывший солист «Премьер-Министра» Пит Джейсон с соул-программой, испытывавшая явные проблемы со звуком нежная певица Алиса Тен с виолой де гамба и т. п.

Сцена Jazz Club оказалась сплошным карнавалом из кубинского, европейского и латиноамериканского джаза. DOPE90 сделала ставку на электронику, Under Influence — на саксофонный конструктивизм, 21 PM на синтезе всего со всем. Особый размашистый перформанс показала группа «Круглый Бенд», классика кубинской музыки прозвучала от Hot Havana Orchestra, и весьма громкий размашистый сет отыграли Cotton Air.

А ведь еще были более-менее театрализованная сцена Jazz Kids и совсем театрализованная Art Свобода. И еще сцена для уличных музыкантов — Бог весть, кто там играл, но диксиленды иногда слышались.

Юбилейный фестиваль «Усадьба Jazz» стал уже не просто культовым, но лучшим в своем жанре. Где еще можно услышать Елку и «Аукцыон» рядом с Jacob Collier и Игорем Бутманом? Это просто беспрецедентный фестиваль. За 15 лет фестиваля я, как журналист, стал многих зрителей узнавать в лицо. И видеть ротацию зрителей между сценами. Так вот, от «Аристократа» до Jazz Club было заметное движение, и от «Партера» до «Квартирника Семушкиной» тоже заметное. Между «Аристократом» и «Партером» пересечений почти нет. И это лучшая характеристика того, что обсуждали на дискуссии F1rst Talk журналисты и артисты: «Как жить джазу в эпоху рэпа». Они просто не пересекаются, но успешно сосуществуют.

Фоторепортаж о фестивале смотрите ЗДЕСЬ

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

20/05/2018 - 03:53   Классическая музыка   Концерты
В театре «Геликон-опера» прошла мировая премьера забытой сатирической оперы Микаэла Таривердиева «Женитьба Фигаренко».

Помимо всем известных песен для фильмов Рязанова, Лиозновой, Калика и других у Микаэла Таривердиева обширное наследие академической музыки, которую он писал охотно, особенно в последние годы жизни. Многие его органные, камерные произведения нередко исполняются на академической сцене. Опер он написал пять. Но если оперу-буфф «Граф Калиостро» знают и помнят многие, она была основой репертуара театра Бориса Покровского, то остальные исполняются куда реже. А «Женитьбу Фигаренко», написанную для того же театра Покровского, вовсе не исполнили до сих пор ни разу!

Клавир все эти годы бережно хранила вдова композитора Вера Таривердиева, и в день премьеры она торжественно подарила оригинал клавира с пометками автора театру «Геликон»:

«Мне с ним жалко расставаться, но я хочу, чтобы он был в надежном месте, в том, где впервые эта опера выйдет на суд слушателей», - призналась Вера Таривердиева.

Понятно, что как и другие комические оперы Таривердиева, «Женитьба Фигаренко» основана на обыгрывании классического сюжета, в этот раз Бомарше. Другое дело, что он написал ее в перестроечный 1991 год по либретто фельетонистов журнала «Крокодил» Михаила Казовского (он присутствовал на премьере) и Федора Филиппова. Так сюжет о парикмахере Фигаро превратился в сюжет о провинциальном парикмахере Фигаренко, желающем в свете перестройки открыть частную парикмахерскую, но зампред Горисполкома Альмавивов как бюрократ отказывается ставить подпись на очень нужном для этого документе, и лишь любовная катавасия с приехавшим из Москвы журналистом Керубиновым и дочерьми и женами героев позволяет счастливо получить разрешение на парикмахерскую.

Парадокс в том, что эти реалии короткого перестроечного периода поручено сыграть лучшим силам… курса Бертмана в РАТИ. То есть молодым студентам, которые родились куда позже описываемых событий. Дмитрий Бертман на пресс-конференции объяснил это сугубо педагогическими соображениями:

«Это важнейшая вещь, когда учеба переходит в практику, на этом и ради этого школа строится. А «Женитьба Фигаренко» - такая озорная вещь – как раз для этих ребят. И то, что они ничего не знают об этом времени, это их счастье. Они счастливые люди, которые не пили бочковой кофе в булочных, не знают, что такое фены-ведра… И это потрясающе. Мы на них злимся за это, но они счастливые люди. Дай Бог, чтобы они никогда не узнали многих секретов нашей прошлой жизни. Для них это была интересная работа, я бы даже сказал, «следопытов»: мы им дали задание, они ездили на дачи, «доили» родителей и бабушек, чтобы доставать аутентичные вещи того времени. Это важный культурологический процесс, процесс связи поколений».

И надо признать, что многое из этого получилось, прежде всего благодаря усилиям режиссера Галины Тимаковой. Молодые ребята вполне живо окунулись в истории с бюрократами, коррупцией в виде взяток цветочной рассадой (!), правом покупки костюма в магазине только по блату и прочей бытовой аутентикой тех лет. Актерскими способностями они пока не блещут — думают, что в жизни все разговаривают, то и дело трогая собеседника в диалоге, ходят на полусогнутых, закатывают глаза и все прочие грехи наигрыша, - но действие держат.

«Женитьба Фигаренко»

Порадовали больше мужские голоса. Прекрасный полновесный голос с летящим звуком у тенора Давида Посулихина, певшего Фигаренко. Основательный чистый тембр у Виталия Уварова, певшего чиновника Альмавивова. Неплохо показали себя и Семен Басаев в роли директора парка, Михаил Мышлянов в роли московского журналиста, и настоящую актерскую работу в гротеске продемонстрировал Андрей Макаров в роли местного фотографа. Девушки не разочаровали, но и не блеснули пока. Хотя места, где можно было это сделать, Таривердиев прописал.

К слову, о музыке Таривердиева. В жанре комической оперы-гротеска, как определил его сам композитор, было бы позволительно ограничиться обыгрыванием тем классической европейской оперы. Однако Таривердиев пошел дальше — памятуя о комических операх Шостаковича, он внес в партитуру немало вполне современных XX веку диссонансов и даже долю эстрадности (только в номере певицы на даче чиновника). Вот только он совершенно лишил свою музыку привычной напевности, так что шлягерных арий в «Женитьбе Фигаренко» нет вообще. В отличие от оригиналов Россини и Моцарта. Трудно себе представить, чтобы гениальный мелодист Таривердиев не смог бы этого сделать. Скорее, не захотел. Наверняка по тем же психологическим причинам, что и другой гениальный мелодист Алексей Рыбников в своих симфонических опусах… В результате имеется множество изобретательных дуэтов, шуток, антикварной сатиры, - но нет ничего из того, что разом ложится на ухо слушателю вроде «Фигаро здесь, Фигаро там» или «Приди, мой милый друг».

Режиссура Галины Тимаковой компактна и выразительна (даже клетчатые баулы от перестроечных «челноков» пригодились), дирижер Валерий Кирьянов ведет камерный состав деликатно и бережно. Но слишком уж банальны шутки над блатом в магазинах и взятках цветочной рассадой, а любовная линия не смогла взять верх над бытом. Судьба «Женитьбы Фигаренко» крайне призрачна — вряд ли она сможет вызывать интерес зрителей надолго, но практика для студентов Бертмана получилась точно отменной.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

«Женитьба Фигаренко»

«Женитьба Фигаренко»

«Женитьба Фигаренко»

«Женитьба Фигаренко»
10/05/2018 - 02:53   Классическая музыка   Концерты
«Страсти по Пиковой даме», спектакль по мотивам великой оперы, показали на ярославском фестивале Юрия Башмета. Спектакль окреп и наполнился жизненной силой.

Идея Башмета и режиссера Павла Сафонова заключалась в том, что отчего бы не отправить старую графиню назад во времени (сам Чайковский тоже сдвинул действие на полвека назад). Графиня еще молода, инфантильна, и при проигрыше фамильных драгоценностей в карты из страха быть разоблаченной отцом бросается в объятия некого графа Сен-Жермена, упоминаемого вскользь в повести Пушкина. Таким образом, в спектакле две графини — старая (великая Ирина Богачева своей энергетикой довлеет над всем действом) и молодая (кинозвезда Надежда Михалкова). Между ними проводятся параллели, тасуются герои и поются лучшие арии из оперы. Трехчасовую оперу таким образом в доступном для широкого зрителя виде удалось утрамбовать в полтора часа. Это лежит в мейнстриме желания Башмета делать адаптации великих опер. Это получается.

На премьере в феврале нынешнего года в Сочи спектакль выглядел еще рыхло и неприкаянно. Теперь другое дело. Актеры разыгрались, драматургия подтянулась, и спектакль заиграл новыми красками. Есть и замены в личном составе. Елецкого вместо Андрея Кимача поет теперь баритон Большого театра Игорь Головатенко. Германа раньше пел Сергей Радченко, теперь его заменил Олег Долгов, поющий с ним же в паре в Большом.

Получилось живо и динамично. И актеры, и певцы казались наконец-то абсолютно раскованными и органичными. Граф Сен-Жермен, вставший в этой версии ключевым персонажем спектакля, в исполнении Сергея Епишева (известного по телесериалу «Кухня») совершенно перестал быть ходульным Дракулой, да и избыточный грим убрал, и теперь выглядел именно что бытовым ходячим ужасом. Прекрасная роль!

Юная графиня Надежды Михалковой осталась непосредственной и органичной. Вокальный ансамбль теперь почти безупречен — сборная Большого, Стасика и Мариинки показывает класс. Зараев и Головатченко купаются в ролях Томского и Елецкого, а Олег Долгов гиперубедителен в роли Германа. Оркестр «Новая Россия» под рукой Юрия Башмета отыгрывает все взаимодействия с артистами так, будто и не в яме сидит, а на сцене. Иначе говоря, и хотелось бы попенять, да не за что…

Пуристы всегда противятся любым адаптациям. Но необходимость популярных версий диктует время. В случае с «Пиковой дамой», как и ранее с «Кармен», «Евгением Онегиным», «Севильским цирюльником» и «Свадьбой Фигаро», - получилось уважительно, содержательно и познавательно. Парочку арий из «Пиковой дамы» все-таки жалко, они бы наверняка вписались, но авторская версия есть авторская версия...

Этим спектаклем завершился X международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета в Ярославле. В заключение заммэра Ярославля наградил Юрия Башмета нагрудным знаком за заслуги в развитии культуры Ярославля.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Марина КОЗЛОВА

08/05/2018 - 04:27   Классическая музыка   Концерты
Главным событием, конечно, стала мировая премьера симфонии «Суфийское письмо» пианиста и композитора Фафшана.

Бельгийская культура столь многогранна, что ее невозможно охватить единым концертом. Флагманом вечера бельгийской музыки на X международном музыкальном фестивале Юрия Башмета стал, разумеется, Пятый концерт для скрипки с оркестром La Gretry Анри Вьетана, буквально ассоциирующийся с этой музыкой. Но нюанс в том, что его играла юная солистка Валерия Абрамова. Она протеже Башмета, играет со Всероссийским молодежным оркестром, готовится к конкурсу Чайковского. Но при этом она слишком юна, чтобы прочувствовать все перипетии драматической музыки Вьетана. Невероятно, как Абрамова растет год от года, она показала чудесные технические возможности, она была одухотворена в каденциях. И все же сыграть Анри Вьетана ей пока просто не по возрасту, но услышать большие перспективы — самое то.

Ярославская хоровая капелла «Ярославия», прекрасно себя показывавшая в последние годы, стабильно отпела Ave Maria от Жоскена де Пре — но этот древний XV века образчик ренессанса не столь певческий, чтобы раскрыть все возможности капеллы.

Куда более парадоксальным стало исполнение «Литании №1» Карела Гуйвартса. Это XX век, это исследователь новой Венской школы. Сериалист, прости Господи. И жутко заманчивое для любого пианиста произведение — сложная ритмика, рэгтайм, длительности как придется. Каденция на 360 градусов. Пианист Жан-Люк Фафшан так играл, смачно и дерзко. Парадокс в названии произведения. Литания — молитва из коротких молебных взываний. Типа, тот или иной святой, молитесь за нас (по списку). Гуйвартс пошутил. У него все наоборот — страдания столь жутки, что до Бога не добежишь. Это можно было бы назвать «Дьявольский регтайм», а вот молитвы тут совсем мимо.

В концерте прозвучала еще очень странная и пустотелая, наверное, симфония Франсуа Госсека до минор. И удивительная, чудная, ни на что не похожая Molto Adagio композитора XIX века Гийома Лекё — такой замедленный минимализм, с элегичными партиями и космоподобными струнными. Оркестр «Новая Россия» под управлением Дениса Власенко преодолевал эти руны именно так: то легко как дыша, то с видимой тяжкостью, будто не желая повиноваться руке дирижера.

Но все же ждали мировую премьеру! Оркестр «Новая Россия» тут полностью подчинился руке Власенко. Более того, пианист Жан-Люк Фашфан даже вышел с микрофоном в руке, чтобы объяснить свой замысел. По его словам, он много лет писал симфонические пьесы, но затем решил объединить их в симфонию. Он говорил, что надо прочувствовать дыхание под водой неких суфийских рун, затем будет дыхание новых свежих вод, и под конец — некий раскрытый аккорд, определяющий развитие всей европейской музыки.

А что мы услышали в «Суфийском письме»? Мастеровитую версию самых разных композиторских влияний (возможно, от пьесы к пьесе) — Дебюсси, Стравинский, Мессиан, Глюк, Такэмицу… А в финале — перверсия «Золота Рейна» Вагнера. В целом это звучит гармонично и фронтально, как крепко слаженный ноктюрн из переосмысления популярных тем. Оркестровка не вызывает сомнений. Суфийской музыки нет в помине. Но сомнения вызывает значимость этого произведения в контексте, тем более, что Фафшан собирается продлевать эту тему чуть ли не до бесконечности, подобно Вагнеру.

Бельгийская музыка дарит сюрпризы, это еще раз доказал фестиваль Башмета в Ярославле.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: РАДА

07/05/2018 - 11:57   Классическая музыка   Концерты
Итальянский духовой квинтет Quintessenza Brass оказался по-итальянски же эмоциональным, артистичным и даже шоуменским.

Quintessenza Brass — впервые в России. Медный квинтет приехал в Ярославль на X международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета. Пять музыкантов — пять профессоров. Две трубы, тромбон, валторна и туба. Но, как выяснилось, это только базовые инструменты. Трубачи с легкостью меняли, например, трубу-пикколо на флюгельгорн. Зато почти не использовали насадок.

Репертуар у Quintessenza Brass обширный, от привычного барокко до джаза и эстрады. Как выяснилось потом на творческой встрече с зрителями, они играют и русскую музыку, преимущественно Чайковского и Мусоргского. Но в Россию для первого концерта они привезли максимально разноплановую программу, от Вивальди и Верди до Бернстайна и Нино Рота.

Концерт начался с торжественного прохода по зрительскому залу филармонии. Любопытно, что музыканты так и не присели до финала, даже тубист Фабрицио делла Корте свой 15-килограммовый инструмент продержал на весу без видимых усилий до самого конца.

Отдельно стоит сказать про переложения. В квинтете этим занимается валторнист Фернандо Сервидоне, однако есть и аранжировки на заказ. Все они сделаны элегантно, с уважением к оригиналу, и с немалой долей остроумия. Иногда это бывает совсем непросто, как в Кончерто гроссо op.3 Вивальди-Баха. Тем не менее, основные партии звучат, нюансировка соблюдена. Кстати, музыканты блистательно умеют держать партитуру по громкости: от едва слышного пианиссимо они способны мгновенно перейти к фортиссимо, и наоборот.

Увертюра к опере «Эрнани» Верди звучала с должным шиком, а интермеццо из оперы «Сельская честь» Масканьи — с изрядной долей иронии. И все же разыгрались музыканты уже скорее на более эстрадной музыке. Тема Ромео и Джульетты прозвучала в двух версиях — Нино Рота из одноименного фильма Дзефирелли и «Вестсайдская история» Бернстайна. Вторая получилась вовсе отменной — танцы с открытым звуком были именно что танцевальны, несмотря на полное отсутствие ударных инструментов.

Джазовая тема представлена американскими стандартами 50-х — Tuba Tiger Rag де Косты и «Достаточно!» (That's a Plenty) Лью Поллака, хотя строго говоря, она в инструментальном регтаймовом виде была представлена еще в 1914 году. Но у Quintessenza Brass все это прозвучало как поздний диксиленд, и весьма живо — артистичные итальянцы не преминули в нужных местах похлопать, постучать ногами о пол и несколько раз выкрикнуть. Зрители все эти трюки встречали восторженно.

Quintessenza Brass - Микеле Лотито
Quintessenza Brass - Микеле Лотито

На бис музыканты Quintessenza Brass сыграли духовую тему Билла Конти из фильма «Рокки» и парад комедиантов Нино Рота.

Несмотря на то, что зачастую музыканты киксили и крайне вольно обращались с длительностями, в целом Quintessenza Brass произвел благоприятное впечатление. До такой степени, что ведущая концерта в какой-то момент назвала их «Ваше духовенство».

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: РАДА

06/05/2018 - 03:06   Классическая музыка   Концерты
Удивительно, но у пражского Струнного оркестра имени Дворжака нет даже сайта. Но есть немалое количество записей. Владимир Валек, один из самых заметных скрипачей и дирижеров Чехии, основал его полвека назад и до сих пор иногда записывает с ним альбомы, несмотря на массу иной занятости.

Собственно, по итогам приезда на фестиваль Башмета в Ярославль уже даже и не понять, отчего этот камерный оркестр столь малоизвестен, а его записи — явно на периферии внимания музыкальной общественности. В Россию они привезли «Маленькую ночную серенаду» Моцарта, Сюиту для струнного оркестра Леоша Яначека и Серенаду для струнного оркестра ми мажор Антонина Дворжака.

И если к исполнению Моцарта могли быть претензии — оркестр без дирижера настолько загнал темп, будто спешил на поезд, - то чешские классики Яначек и Дворжак прозвучали едва ли не эталонно. Музыканты продемонстрировали отменную выучку и взаимодействие, сдержанную нюансировку и лощеный до блеска чешский академизм. Особенно хорош был именной Дворжак — Серенада ми мажор исполнена несердитым сиянием, самосозерцанием и работой мысли одновременно. Это было настолько по-чешски, что вызывало глубокое уважение.

На встрече со зрителями после концерта музыканты объяснили, что с волнением относятся к исполнению всех чешских композиторов за рубежом, потому что ощущают, насколько от них ждут именно такой музыки. Это такой вызов, которому мы всегда стремимся соответствовать, - добавили музыканты.

Публика встретила такое исполнение горячими аплодисментами, так что на бис камерный оркестр Антонина Дворжака решил сыграть еще и Грига, - фрагмент сюиты «Из времен Хольберга». Забавно, что и Моцарта, и Грига только вчера играли тут на фестивале «Солисты Москвы» под управлением Юрия Башмета, так что желающие могли сравнить.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Страницы