Вадим Пономарев

05/05/2018 - 06:33   Классическая музыка   Концерты
X фестиваль Башмета в Ярославле столь активен в отдаленных селах области, что прошел даже опен-эйр в селе Великое с участием самого Юрия Башмета и ансамбля «Солисты Москвы».

Это выглядело почти невероятно — небольшое старинное село Великое с почти дотла разрушенными и покосившимися старинными особняками и храмами в центре, живописным озером, дорогами как направлениями, спортивной площадкой с табличкой «Сделано не чиновниками, а за счет жителей села. Просьба не мусорить». И при всей этой разрухе и будто вчера состоявшейся бомбежке села — улыбающиеся жители и огромное количество зрителей на концерте Башмета. Многие приехали на своих машинах из окрестностей.

Погода смилостивилась. Несмотря на обильные дожди ранее, солнышко светило ровно, было довольно тепло, - а площадь перед сценой полна.

Программа концерта, конечно, была адаптирована. Помимо безусловных шедевров «на слуху», вроде «Из времен Хольберга» Грига, Ноктюрна соч.19 Чайковского, «Маленькой ночной серенады» Моцарта, вальса из «Серенады для струнного оркестра» Чайковского, для площадного концерта были кооптированы изящные специалитеты. Например, вальс Такемицу из древнего голливудского фильма «Чужое лицо» и комические вариации Хайдриха на тему Happy Birthday.

«Солисты Москвы» п/у Юрия Башмета поначалу выглядели ошарашенными. Григ явно не получился — музыканты будто прислушивались к непривычной акустике. Ведущая концерта разговаривала с детсадовско-сказочными интонациями, и тоже не способствовала утонченной атмосфере. Однако затем музыканты собрались, и уже «Ноктюрн» с солирующим альтом Башмета зазвучал стройно и строго. «Маленькая ночная серенада» прозвучала уже почти эталонно. Далее — еще лучше.

Праздник получился. Happy Birthday зазвучал не только для недавно отметившего 65-летие Башмета, но и как минимум для восьми местных жителей, которые в этот день праздновали свой собственный день рождения.

А затем Юрий Башмет поехал в местную школу, где ровно 5 лет назад он посадил вишневое дерево. Саженцу пришлось нелегко, как выяснилось. Он приболел, его лечили, худо-бедно вылечили. Шансы на жизнь есть. Башмет повесил на дерево волшебный мешок с красными ленточками, по местным поверьям, это должно поспособствовать долгой жизни дерева и сбыче мечт.

Заодно выяснилось, что в этих картофельно-огуречных краях в теплицах растут весьма вкусные огурцы.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Ирина ШТОЛЬБА

04/05/2018 - 02:54   Классическая музыка   Концерты
Когда профессоры европейских академий собираются вместе на фестивале Башмета, - это отдельное рафинированное музицирование. В Ярославле оно собрало аншлаг.

В рамках всех фестивалей Башмета в России включены мастер-классы для местных и особенно юных музыкантов. Башмет не жалеет сил, чтобы приехали лучшие из лучших педагогов в Европе. И особенной традицией стали «профессорские» концерты, когда педагоги, большинство из которых активно практикующие музыканты ведущих оркестров мира, - собираются в одном концерте. Обыкновенно это едва ли не лучший концерт фестиваля, стоящий заведомо особняком. Публика понимает такие нюансы редко, и именно поэтому стало приятным откровением, что на очередной «профессорский» концерт в Ярославле пришло столь много зрителей, что не осталось мест в зале от слова «совсем».

Духовые — отдельная болезненная тема для российского музыкального образования, поэтому Башмет именно духовиков холит и лелеет. Он понимает, как важно юным кларнетистам и трубачам видеть и слышать советы самых лучших педагогов. Кто же присоединился к «Солистам Москвы»? Приехали финский кларнетист Харри Маки (профессор Академии Сибелиуса в Хельсинки, арт-директор духового фестиваля «Крассел»), фаготист Карло Коломбо (профессор консерваторий Лиона и Лозанны, солист оркестра Лионской оперы), российские флейтист Владимир Парунцев (основатель барочного ансамбля Pfeyffer) и трубач Леонид Гурьев (преподаватель московской консерватории). К ним присоединились знаменитый итальянский флейтист Массимо Мерчелли и солисты ансамбля «Солисты Москвы» скрипач Михаил Ашуров и гобоист Эрик Чалабаев (лауреаты международных конкурсов).

Состав впечатляющий. Но и сет-лист впечатляет не меньше! Второй «Бранденбургский» концерт Баха, первый концерт Моцарта для флейты с оркестром, симфония Гайдна си-бемоль мажор, концертино Штрауса для кларнета и фагота с оркестром. А на десерт — чудная «Деревенская» симфония Моцарта (она же - «Секстет деревенских музыкантов»).

«Профессорские» концерты стали традицией для фестивалей Башмета. Чем они отличаются от остальных, так это прежде всего академичностью. Профессоры не любят играть экспериментальные интерпретации, они всегда максимально близки к авторскому тексту и любым примечаниям авторов на полях. Они всегда по-хорошему консервативны. Собственно, уже «Бранденбургский» концерт доказал это с ходу: Чалабаев, Парунцев и Гурьев дули столь эталонно раритетно, что казалось, будто присутствуешь на концерте 50-х годов. Скрипач Ашуров вел партию настолько ровно, насколько надо было, чтобы ансамбль звучал аки единое целое.

Непедагог Массимо Мерчелли сыграл Концерт №1 Моцарта куда более своеобразно - «Солисты Москвы» только и ловили прихотливые длительности нот солиста, Моцарта тот переписывал на глазах, оставаясь в рамках академизма. Напряженный глаз дирижера Башмета то и дело скользил по первым скрипкам, беспокоясь за длительности.

Поздний Штраус в духе венцев XVII века — раздолье для строжайшего консерватизма. Что и продемонстрировали профессоры Маки и Коломбо в Дуэте-концертино для кларнета и фагота с оркестром. Это был подлинный мастер-класс по кларнету и фаготу. Филигранно выверенные длительности, благородный тембр, полетный звук. А маэстро Башмет продемонстрировал высочайшее владение балансировкой всех оркестровых групп.

Странно было бы в этой ситуации не показать «своих». А именно детей, играющих в любимом детище Юрия Абрамовича — Всероссийском юношеском оркестре. Вначале зрителей поразил необыкновенно живой юный гобоист Роман Александров в Адажио концерта итальянского классика Алессандро Марчелли — он играл совсем не по-детски.

Да и концертная симфония Гайдна с солирующими Зиновией Нестеренко (скрипка), Ильей Михайловым (виолончель), Варварой Петровой (гобой) и Ильей Быковым (фагот) звучала строго, размеренно и аккуратно.

Самая большая нагрузка упала на плечи «Солистов Москвы», не уходивших со сцены весь долгий концерт. Они с честью выдержали испытание, и показали рафинированный глубокий звук. Особенно ценно это с учетом огромного количества у них выездных концертов по Ярославской области параллельно с главными концертами в зале Собинова Ярославской филармонии.

А завершился «профессорский» концерт шуткой. Юрий Башмет даже произнес предваряющий спич — по поводу пьяных деревенских музыкантов, искусно спародированных Моцартом, он вспомнил старый случай с гневной рецензией одной американской критикессы на исполнение «Секстета деревенских музыкантов» и последовавшим затем судом и присуждением 800 долларов обиженному оркестру. Затем собственную историю с аналогичной историей в Москве. И даже во время исполнения не удержался от комментариев: «Сейчас будет каденция у первой скрипки, музыкант играет, ошибается и бросает все к чертовой матери». Обе валторновые партии исполнили австрийские музыканты Роберт Кис и Петер Харсани. На актерские мизансцены (которые так любят многие дирижеры в этой симфонии) ни сил, ни времени отрепетировать не осталось. Но блистательные музыканты сыграли все, что нужно, и без театра.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: РАДА

03/05/2018 - 02:34   Классическая музыка   Концерты
Самый спорный пока концерт фестиваля Башмета в Ярославле заставил зрителей вопрошать: «Что вы имели в виду?».

Хотя Soqquadro Italiano всегда был эдаким ансамблем на грани фола. Контр-тенор Винценцо Капецутти — вовсе не профессиональный певец. Он был танцовщиком в Английском национальном балете и балетной труппе неапольского театра «Сан-Карло». Открыв в себе талант контр-тенора, Капецутти точно не бросился осваивать глубины новой профессии. Он принялся эксплуатировать найденный тембр, а многочисленные технические огрехи его вовсе не смущали.

Вообще-то это было вполне простительно в барочных программах. Барокко выросло на домашнем музицировании. Быть обворожительным, не попадая в ноты или неуклюже перескакивая из регистра в регистр, - казалось милым и обаятельным занятием в дворянских домах Европы. Почему нет? Капуцетти с этого и начал, собрав коллектив единомышленников, в том числе Клаудио Борджиани, драматурга и музыканта. На фестивали Башмета, в том числе в Ярославль, приезжали барочные программы Soqquadro Italiano – это было непрофессионально и мило.

Но на сей раз Soqquadro Italiano взялись за Шуберта. Ранимый романтик, писавший тонны серенад и чувствительной вокальной музыки, был бы сильно удивлен интерпретациями Soqquadro Italiano. В спектакле «Ничья комната» (Nobody’s Room) мотивы Шуберта обрели не только академическое, но и джазовое, и фанковое, и танцевально-диджейское наполнение. Вплелись даже темы Брамса и Бетховена.

Сам Винценцо Капецутти пел мало, но в понятной камерной манере. Его почти не было видно, из-за того, что решили сделать световую проекцию с цветами, качающимися деревьями и зданиями современного мегаполиса прямо на артиста, на фоне кубиков почтового серого цвета, которые с непонятным усердием то собирала, то разбирала Кристина Спелти. Капецутто опять сопутствовали тонны вокального брака, но эстетически он был внутри камерного дворцового музицирования, - любовные песни непритязательного содержания во имя всего хорошего и против всего плохого.

Режиссура Борджианни попыталась придать этому милому наивному зрелищу дополнительные смыслы, вроде противопоставления сада и урбанистики, поиска своего «Я» среди множества путей, - и даже музыкальными средствами. Иначе с чего бы темы Шуберта развивать в джазовом ключе? Проблема только в том, что Шуберт в таком токсичном окружении мгновенно гибнет. «Он был совершенно не приспособлен к повседневности», - как очень верно написано в пресс-релизе концерта. Так и с джазом. Стоит музыкантам, очевидно профессиональным и наслушанным (пианист Космо Ноченци и духовик Лучано Оролоджи) начать играть вариации, как собственно Шуберт рассыпается в пылище Армстронга. Прибавочной стоимости просто нет, она минусовая. Именно потому, что Шуберт очень хрупок. Он хрустален. Попытка не пытка, но она явно не удалась.

Забавно, что на творческой встрече после спектакля с его создателями сам Борджианни так и не смог объяснить замысел столь смелой интерпретации хрупкого. Он несколько раз повторил в ответ на возгласы возмущенных слушателей, что хотел лишь дать возможность самим зрителям открыть для себя множество путей постижения Шуберта, в том числе в современных коннотациях. При этом пояснил, что в Германии этот спектакль пока не играли.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Андрей КОЛАБУХИН

02/05/2018 - 02:16   Классическая музыка   Концерты
65-летний юбилей Юрия Башмета стал центральным событием на открытии юбилейного X международного музыкального фестиваля в Ярославле.

Он мог бы и не играть этот альтовый бенефис. В конце концов, позади — множество юбилейных концертов по всей стране, включая Москву, утомительные гастроли «Солистов Москвы». В 65 лет альтисту играть даже физически трудно — может подвести гибкость связок руки, скрипка или альт — не барабаны и даже не фортепиано. Но Башмет решился.

В концертном зале Ярославской филармонии имени Собинова это выглядело как вызов, как схватка. К тому же — со множеством премьер. «У нас каждый фестиваль — уникальный», - объяснил сам музыкант. И десять лет фестиваля — это не тот опыт, который можно взять и выбросить. Особенность ярославского фестиваля Башмета — обязательные выезды из Ярославля в райцентры, села, где музыканты такого уровня бывают только в телевизоре и еще на фестивале Башмета.

Начали с «визитной карточки» - того переложения кларнетового квинтета Брамса си минор, которое в версии для альта и струнного оркестра стало одним из главных аргументов Башмета в споре за то, может ли альт быть солирующим инструментом вообще. Теперь легко говорить, что победа за Башметом, и альт признан полноценным солирующим. 30 лет назад было далеко не так однозначно. Шедевр Брамса до сих пор вызывает отчаянное удивление — неужели кларнетовая партия может быть настолько же конгениально сыграна альтом? Доказывать уже нечего, и Башмет выглядел немного расслабленно. Но его легато, эти задумчивые элегичные штрихи, были по-прежнему вне конкуренции. Визитная так визитная.

Все остальное было скорее масштабным экспериментом в честь открытия фестиваля. Ярославская премьера Gloria ученика Александра Чайковского Кузьмы Бодрова вместе с филармонической хоровой капеллой «Ярославия» - смелый жест на переосмысление классического текста. Получилось несколько очень интересных моментов, особенно в сравнении с премьерой в Сочи. Важно упомянуть, что все авторы премьерных произведений приехали в Ярославль, и трепетно следили из зала за исполнением.

Игорь Райхельсон, ныне живущий в США, часто играется Башметом именно в контексте унии классики и джаза. Адажио для альта и струнных впервые было исполнено в Нью-Йорке в память об 11 сентября, тогда и потом Башмет играл это адажио максимально скорбно. Но в Ярославле вдруг объявились светлые нотки, это было совершенно иное исполнение — почти ироничное. Это придало такой неожиданный вес мыслям композитора, что отчаянно захотелось переслушать.

Главной изюминкой концерта открытия, конечно, стала премьера от Сергея Невского. На заказ от Башмета он написал «Пустошь» для альта, струнных, перкуссии и фортепиано. Это непродолжительный шумовой авангард, в который умело вклинены скупые пассажи солистов. Нет тоники. С одной стороны, это похоже почти на всех американских авангардистов, вместе взятых. С другой, буквально физически сквозь всхлипы арфы, альта, скрипки, виолончелей кристаллизуется понятие пустоты как места и как образа жизни. Метафорично и выразительно, хотя о самобытности говорить не приходится.

В финале «Солисты Москвы» должны были сыграть «Концерт на троих» Шнитке. Но Башмет предпочел сыграть только финал — Менуэт. Зато рассказал зажигательную историю про то, как Шнитке написал этот концерт для Ростроповича, Башмета и Кремера в 1994 году. «Третьим будешь?» - понятный только россиянам клич превратился в его изложении в метафорический ответ еврейского интеллигента: «Я хочу быть только первым!».

Кроме того, замгубернатора Ярославской области на сцене наградил Башмета медалью «За труды во благо земли Ярославской» первой степени. Юрий Абрамович умудрился тут же уронить медаль, зато рассказать жизнерадостную историю о том, как в одном французском городе его наградили подобной почетной медалью, к ней прилагался бесплатный проезд на общественном транспорте. Но мэр тихо шепнул ему на ушко, что общественного транспорта в этом городе нет.

Вадим ПОНОМАРЕВ

01/05/2018 - 19:28   Классическая музыка   Интервью
Юрий Башмет назвал подлинно уникальным X юбилейный фестиваль в Ярославле, и объяснил, по каким принципам он заказывает произведения молодым композиторам.

Перед открытием X международного фестиваля искусств Юрия Башмета в Ярославле состоялась пресс-конференция.

Замгубернатора Ярославской области Роман Колесов заявил, что фестиваль Башмета стал весьма значимым событием в культурной жизни области, и юбилейный 10-й фестиваль все ждут с нетерпением.

Директор департамента культуры Ярославской области Марина Васильева рассказала о своих ожиданиях:

- Спасибо, что вы с нами с эти праздничные дни, это замечательная традиция — проводить фестиваль Башмета в начале мая. Фестиваль особенный, здесь есть мастер-классы с юными ярославскими музыкантами, пройдет форум для духовиков, конференция по менеджменту в искусстве. Мы работаем сейчас над разработкой концепции развития культуры области, и хотели бы применить наработки коллег. Юбилейный фестиваль будет, несомненно, интересным и событийным.

Арт-директор фестиваля, альтист и дирижер Юрий Башмет сначала извинился.

- Простите, что небрит, очень спешил к вам. Фестиваль наш живет и будет жить. 10 лет с момента рождения фестиваля — важная часть жизни каждого участника фестиваля, каждого жителя Ярославской области. Зачеркнуть эти 10 лет невозможно. Чем отличается юбилей от панихиды? Тем, что герой сможет услышать о себе приятные слова. Мы привозили в Ярославль удивительных артистов, сюда впервые в Россию приехал Тань Дунь. Множество премьер состоялось на нашем фестивале. И прямо сегодня будет еще одна удивительная премьера. И еще я сыграю на альте кларнетный квартет Брамса, который по слухам принадлежит самому Брамсу, мне хочется в это верить, хотя это не доказано. И еще много всякой интересной музыки прозвучит сегодня.

Юрий Башмет рассказал, по каким критериям он отбирает для исполнения музыку современных композиторов.

- Так обычно случается, что передо мной нет множества партитур для выбора. Если мы обращаемся к автору, то у него есть гарантия, что мы это точно исполним! Иногда мы что-то до первого исполнения можем попросить что-то поменять, и если автор гибкий, то он с удовольствием меняет. Главное, что у него есть цель и адрес, дата, к которой надо выдать продукт! Это мотивирует и стимулирует композитора. А мы оказываемся в ситуации создания нового музыкального мира. Ведь автор всегда впереди исполнителя. Он пишет первую ноту, и двигается дальше. И я рад, что карьера многих молодых композиторов, которым я заказывал произведения, двигается вперед. Тот же Кузьма Бодров становится все известнее, ему все чаще заказывают музыку, и в этом есть оценка его как композитора, есть логика и развивается свой музыкальный язык.

NEWSmuz.com спросил о поддержке известнейшим миллиардером и меценатом Леонидом Блаватником фестиваля Башмета в Ярославле, и приглашали ли его самого на фестиваль?

- Блаватник не был пока на наших фестивалях, - признался директор «Русского концертного агентства» Дмитрий Гринченко. - Но у него глубокая личная связь с Ярославлем. Он учился и окончил здесь в Ярославле школу, у него до сих пор есть тут личные друзья, он поддерживает с ним связь. И где-то на третьем-четвертом по счету фестивале он сам предложил поддержать Ярославский фестиваль. И поддерживает до сих пор. У него огромная занятость, мы каждый раз его приглашаем, но по времени пока не совпадаем. Ему небезразлично, что происходит в культуре Ярославля, он в курсе многих местных событий, и сам иногда приезжает в Ярославль увидеться со старыми друзьями.

X международный музыкальный фестиваль в Ярославле стартует сегодня в филармонии бенефисным концертом самого альтиста Юрия Башмета.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Андрей КОЛАБУХИН

18/04/2018 - 03:25   Классическая музыка   Концерты
Не то, чтобы клавесинные и лютневые старые произведения никто из пианистов не играл на современный лад, но Антон Батогов делает это немного свежее.

Свой диск «Вечерний гимн», выпущенный на фирме «Мелодия», и состоящий из раннего барокко английских композиторов XVI–XVII веков, Батагов презентовал в зале «Филармония-2» на Юго-Западе.

«Я здесь впервые. Хотел найти для презентации что-то особенное, и нашел. Это моя любимая музыка, в нее надо вслушиваться, и в ней много можно найти. Даже мой любимый минимализм, и отголоски позднейшего прогрессив-рока и вообще рока», - сказал Батагов в начале концерта.

Штатный Steinway этого зала специально настраивал Евгений Артамонов, и он зазвучал на диво особенно: сухо, но без дребезжания, - ровный строй. Это было кстати, но от пианиста зависело не меньше. Рояль в свое время вытеснил клавесин в первую очередь из-за куда большего динамического диапазона, и очень важно не спекулировать на этом. Батагов именно что не спекулирует. Он играет музыку возрождения и барокко, вовсе не используя огромный динамический диапазон рояля, но — сохраняя интимность и при этом абсолютно современно, с четким пониманием того, что произошло в мировой музыке после.

Камертоном стали самые известные произведения, в альбоме они в самом конце трек-листа. А Батагов сыграл в обычной своей темноте зала ровно по трек-листу альбома «Вечерний гимн». Нежнейшее пёрселловское рондо из Abdelazer — как размышление (отчего-то вспомнился Михаил Плетнев), знаменитая мелодия-плач My Lady Careys Dompe неизвестного автора прозвучала не только как колокольный звон между чередующимися басовыми соль и ре, но и как вполне себе поп-баллада в духе Queen или Элтона Джона (почему нет?). Воспоминания наоборот.

Джон Доуленд широкой публике более известен по переложениям лютневых произведений в исполнении Стинга, но он куда более глубок. Грустно-мечтательный Доуленд представлен с Melancholy Galliard, а главное - The Right Honourable The Lord Viscount Lisle His Galliard. И это снова поп-баллады сегодняшнего дня, но бесконечной глубины и гармонической в первую очередь изощренности. Задумчивая мелодия сквозит по восходящим гармониям, скорбно сжимаясь в комки аккордов, и достигает физически ощутимой пронзительности.

Батагов словно рассказывает слушателю предысторию и послеисторию каждого произведения: отсюда появился Бриттен, а вот отсюда «Битлз» и Pink Floyd с Yes. При этом ценность каждого из 14 произведений раннего барокко словно сконцентрирована в геометрической прогрессии — так бывает на лекциях музыковедов, когда слушателям показывают фрагменты симфоний для иллюстрации обобщающего существенного тезиса.

Антон Батагов нигде не перешел грань снисходительности современного пианиста к клавесину или лютне. И тем более не ударился в грех имитации early music. Он был строг и педантичен в деталях. Кто знает, прибавит ли в поклонниках эта старая музыка, но просветительский посыл налицо, - такая великая музыка должна продолжать звучать в концертных залах.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Ирина Полярная

14/03/2018 - 05:50   Поп   Концерты, Этно и world-music
Греческая суперзвезда Йоргос Даларас дал публичный концерт в зале Церковных соборов храма Христа Спасителя.

Последний раз в России он был в 2000 году. И этот приезд случился только благодаря году перекрестного туризма Греции и России, благодаря чему деньги дали госинституции, а также частные инвесторы вроде одной греческой авиакомпании и сочинского грека-бизнесмена. Вход на концерт был бесплатным, но по предварительной записи. Желающих оказалось столь много, что на входе возник ажиотаж. К ХХС съехались автобусы из 16 городов России.

Йоргос Даларас
Йоргос Даларас — невероятная звезда в Греции.

Йоргос Даларас — невероятная звезда в Греции. Ему 68 лет. Он начинал петь рембетико еще в 60-е по тавернам, а затем смог создать свой уникальный стиль — фьюжн традиционного рембетико с джазом, роком, латино, балканской, симфонической музыкой. И стал одним из самых продаваемых артистов Греции — около 95 сольных альбомов тиражом 19 млн копий. Изначально рембетико — городской шансон бедных слоев греков, вроде блюза или фаду. Тюремная тематика, наркотики, насилие, нищета, проституция и все подобное. С началом диктатуры «черных полковников» к этому прибавился и политический протест, поэтому хунта его «запретила». А греки немедленно рембетико полюбили. Даларас и стал как раз главной звездой нового рембетико. Он приучил греков слушать музыку не в тавернах, а в концертных залах. Он выступает с мировыми звездами уровня Стинга, Брюса Спринстина, Эммы Шаплин, Горана Бреговича, «Джетро Талл» и многими другими. Гастролирует по всем континентам, а еще он посол доброй воли Агентства ООН по делам беженцев.

Главный инструмент рембетико — бузука. На ней и на гитаре Даларас играет в совершенстве, что показывают его концерты с Пако де Люсия и Ол ди Меолой. Но главный секрет успеха — голос. Даже в 68 он звучит чисто, звонко и пронзительно. Нижний регистр тоже хорош — бархатный, иногда хрипастый, и очень выразительный.

Йоргос Даларас
Йоргос Даларас

Главная идея Йоргоса Далараса — популяризация греческой музыки в разных формах. Например, он играл интерпретации традиционной греческой музыки с крупнейшими симфоническими оркестрами мира, от BBC до Израильского филармонического. Много работал с русским Оркестром народных инструментов имени Осипова. Но сейчас приехал с собственным ансамблем — 9 инструменталистов, бэк-вокалистка Аспасия Стратигу и сам с гитарой в руках.

Аспасия Стратигу
Бэк-вокалистка Аспасия Стратигу

Московский концерт включил в себя около 40 композиций, сыгранных и спетых полностью живьем. Даже плейбэка не было. Кроме фортепиано, еще бузуки, гитары, барабаны, контрабас, труба, флейта, аккордеон, уд, багламас, вибрафон и перкуссия. Музыканты меняют инструменты с легкостью. Специфика новой рембетико — европейский ровно темперированный строй с влиянием греческого православного церковного пения (кстати, в зале было много представителей греческой православной церкви) и модальных традиций оттоманской музыки. Словом, сплав сиртаки, болеро, балканских ритмов, арабской мелизматики, цыганской музыки и джаза. В основе, как правило, сыртос 4/4, но часто звучали и ¾ и даже 9/8.

«Я тронут. Я люблю Москву. Впервые здесь я побывал в 1979 году. Теперь я снова встретил старых друзей. Мне понравилось, как меняется город. Он стал более освещен, и он такой, каким Россия чувствует себя сейчас. Вы просили меня спеть конкретные песни, и мы постараемся спеть их для вас».

Действительно, многочисленные поклонники Далараса завалили интернет-форумы просьбами спеть ту или иную из многочисленных его песен. Многие просьбы Даларас выполнил, включив в сет-лист. А некоторые вне программы принялся петь, как сюрприз.

Конечно, для непосвященных (а Даларас все-таки менее известен в России, чем в Европе) в первую очередь обратили на себя версии песен Горана Бреговича, с которым неоднократно сотрудничал, - «Если есть Бог» и знаменитая «Ночь». Ну и, конечно, «Все хорошо» - суперхит Далараса авторства Куюмдзиса, известный у нас по кавер-версии Филиппа Киркорова «Мне мама тихо говорила». Вообще Ставрос Куюмдзис имел такой гигантский вес в творческой карьере Далараса, он стольким ему обязан, что спел сразу 5 его песен.

Йоргос Даларас
Главная идея Йоргоса Далараса — популяризация греческой музыки в разных формах

Но концерт особенный. Даларас не мог не спеть песен великого греческого композитора Микиса Теодоракиса, многим из которых он дал жизнь, и спел «Из твоего окна». Вишенкой на тортике стало появление в сет-листе авторской песни самого Далараса, и это стала чудесная «Вечер в Леверкузене» (1996). Звучали и греческие народные темы - «Марш Смирны», «Сала Сала» и в финале «Парни из обороны», которую зал уже пел хором.

Йоргос Даларас с ансамблем
Йоргос Даларас с ансамблем

Обращает на себя внимание, сколько чутко слушаются музыканты самого Далараса и музыкального руководителя, пианиста Йоргоса Папахристудиса. Они профи, играют по нотам, - но прелюдии и любые инструментализмы моментально превращаются в фонтанты импровизаций. Стоит махнуть Даларасу рукой — и музыканты моментально притихают, давая залу попеть любимые песни хором (тут и на экранах появляются двуязычные титры, как в караоке).

Это было выступление большого мастера. А акт высокого искусства. Теперь очень бы хотелось, вне годов туризма или чего-то еще, услышать Йоргоса Далараса с приличным симфоническим оркестром. Вдруг сбудется?

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

27/02/2018 - 01:23   Классическая музыка   Концерты
Завершился XI Зимний международный фестиваль искусств Юрия Башмета в Сочи пресс-конференцией и гала-концертом сразу с тремя мировыми премьерами.

Замглавы Сочи Ирина Романец: Сложно делиться впечатлениями, когда их так много. Все слова высшей степени превосходства не опишут состояние зрителей, присутствовавших на фестивале. Я просто счастлива, что администрация города причастна к проведению такого замечательного фестиваля. Семь постоянно действующих площадок, музыкальная академия, где наши дети и наши педагоги имеют возможность слушать лучших педагогов и музыкантов мира, заниматься с ними. Замечательные спектакли театра марионеток Резо Габриадзе — настоящее искусство… Столько всего прекрасного, что и за сутки не опишешь.

Компания Yamaha привезла специально для фестиваля еще один рояль (два их рояля уже есть в Сочи), клавинову (цифровое фортепиано), гонги и другую перкуссию.

... И будем поддерживать фестиваль дальше! - подчеркнул глава компании Yamaha в России.
Зимний фестиваль Юрия Башмета. Закрытие
Зимний фестиваль Юрия Башмета. Закрытие

В XI Зимнем фестивале приняло участие около 1700-1800 участников, мероприятия фестиваля посетило 12-13 тысяч зрителей. Данные еще будут уточняться по завершении всей программы, уточнил исполнительный директор фестиваля Дмитрий Гринченко.

Юрий Башмет: Я продолжаю дико волноваться, потому что сейчас будем играть опять премьеру. На этом фестивале был очень удачный конкурс композиторов, мы хотели всем дать первую премию без исключения, настолько высокий уровень. Кроме того, мы еще заказываем произведения для фестиваля, и хотя не знаем, что автор напишет и как это публика примет, все равно рискуем. Так было со спектаклем «Не покидай свою планету», и теперь это — визитная карточка фестиваля. Сыграли премьеру «Слово о полку Игореве» Александра Чайковского, сыграли неплохо, как мне кажется, и сам автор остался доволен.

Сочинские журналисты очень переживали за высокие цены на билеты.

Гринченко: Доходы от билетов формируют программу фестиваля, делают ее насыщенной, необычной. Есть органный зал, где билеты по очень доступным ценам. Занятия с детьми в Зимнем театре были абсолютно бесплатны, мы берем на себя привоз педагогов для этих занятий. Цены на спектакли театра Габриадзе вполне адекватны, в Москве и Питере цены в два-три раза дороже, и их не достать.

NEWSmuz.com спросил про впечатления Юрия Абрамовича от премьеры авторской версии «Пиковой дамы» и о том, увидят ли ее другие города.

Юрий Башмет: «Пиковая дама» — там была незаменимая и неподражаемая графиня Ирина Богачева, она давала тон и школу всем остальным певцам. Ездить с ним сложно, особенно из-за декораций. «Не покидай свою планету» тоже нелегко возить, но мы же возим. Конечно, этот спектакль требует еще докатки, наработки. Мне понравилась идея с призрачным образом молодой графини, Надя Михалкова играла импрессионистически, воздушно. Сама идея мне понравилась. И режиссер молодец!
Юрий Башмет и Всероссийский юношеский симфонический оркестр
Юрий Башмет и Всероссийский юношеский симфонический оркестр

Гала-концерт начался с мировой премьеры «Путешествие по оркестру» Кузьмы Бодрова, значительно переработанного после первого предпоказа. Исполнил его Всероссийский юношеский симфонический концерт п/у Юрия Башмета. Эпичное путешествие по оркестровым группам, почему-то очень «киношное» по звучанию. Частый гость башметовских фестивалей скрипачка Татьяна Самуил чудно солировала в «Элегической поэме» Изаи, тонко и мудро. И почему его так редко исполняют?

Татьяна Самуил
Татьяна Самуил

Хорватский валторнист Радован Владкович сначала напугал не очень чистыми первыми нотами в штраусовском концерте №1 для валторны с оркестром, но затем почти реабилитировался в бравурном Allegro. И все-таки брака оказалось многовато, особенно для относительно несложного Первого концерта (во Втором это было бы простительнее).

Алексис Сориано и Радован Владкович
Алексис Сориано и Радован Владкович

Немецкий виолончелист Йенс Петер Майнц удивил необычным холодным тембром инструмента и виртуозным звукоизвлечением. «Вариации на тему рококо» П.Чайковского прозвучали в его исполнении каким-то шумановским звуком, чинно и благородно, интересная трактовка. А вот оркестр звучал совсем традиционно для Чайковского, и образовался дополнительный любопытный контекст. Ярчайшее, великолепное исполнение и свежий взгляд на русский рококо…

Петер Майнц
Петер Майнц

Специально для мировой премьеры пьесы Across Differences («Различия») американского композитора Алвина Синглтона и привозили клавинову, гонги и прочее. Пьеса структурирована как череда экспрессивных дробей, меж которыми звучат эклектичные высказывания то в духе Малера, то Шостаковича, пронзенная вкрадчивыми электронными тембрами клавиновы. Можно было бы и со Стравинским сравнить, действительно ощущения самые пестрые. Форма произведения жесткая, звучит все осмысленно. Молодежный оркестр под рукой испанского дирижера Алексиса Сориано весь концерт провел эффектно, а тут и вовсе, как пружина распрямился. Чудное воздействие музыки Синглтона!

Алексис Сориано
Алексис Сориано

Солирующая маримба с оркестром — всегда необычно. Серб Небойса Джован Живкович, сам и написавший этот концерт, владеет инструментом виртуозно. Аккомпанемент состоит из непростых ритмических фигур со всхлипывающими струнными, в ударных моментах добавляются духовые. Состояние тревоги не уходит из музыки до конца.

Небойса Джован Живкович
Небойса Джован Живкович

За вокальную часть гала-концерта превосходно «ответила» Ольга Кульчинская, спевшая свою любимую Джильду из «Риголетто» Большого театра, заодно и вальс Мюзетты из «Богемы» (она пела ее в барселонском Лисео). Публика вызывала на бис, но увы.

Ольга Кульчинская
Ольга Кульчинская

Завершился гала-концерт и весь фестиваль мировой премьерой альтового концерта с оркестром немецкого композитора Валерия Воронова, в исполнении самого Юрия Башмета. Сочинение, что называется, «на одном аккорде». Солировать тут особо и нечего, большую часть времени альт играет на одной ноте с разными длительностями, то же делает и оркестр. Ассоциации - со звуками болота. Воронов изощренно пластует в музыкальной ткани самые разные мелосы, болото чавкает и колышется. Альт Башмета то вскрикивает и взвивается, то умиротворяется, почти сливаясь с оркестром. Отличная композиторская работа, но вряд ли слушатели оценят эти нюансы. Для альта технических сложностей нет, и Башмет сосредоточился на чистом интонировании, что ему блестяще и удалось.

Алексис Сориано и Юрий Башмет
Алексис Сориано и Юрий Башмет

XI Зимний фестиваль оказался менее звездным, чем предыдущий юбилейный. И все-таки достойным, насыщенным на события высокого искусства. Планку фестиваль держит, и нет сомнений в его долголетии, на радость сочинцам.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

25/02/2018 - 13:29   Классическая музыка   Новости
Приезд в Сочи Оперного театра Северного Кунку из Китая стал возможен благодаря XI Зимнему международному фестивалю искусств Юрия Башмета.

Куньшанская опера, или Куньцюй — древнейшая разновидность китайской музыкальной драмы, дошедшая до нас. По своей сложности, если не сказать элитарности, куньцюй чрезмерен даже для самих китайцев, и упрощенная пекинская опера легко могла поглотить куньцюй в прошлом веке бесследно. Лишь усилия правительства Китая, создавшего комитет по спасению куньцюя, а затем и Фонд поддержки этого искусства, позволил сохранить уникальный древний жанр.

Легенда о нефритовой заколке

И жанр действительно специфичен: здесь нет трюков, цирка, балагана. Это рафинированное искусство с жесточайшими правилами. Можно использовать только ограниченный ряд литературных источников (в Сочи привезли пьесу Гао Лянь из династии Мин). Жесткие правила фонетики: для четырех основных тонов китайского языка существует обширный перечень аналогов из мелодических фигур. По принципам Вэй Лянфу, кристаллизованным еще в XVI веке, мелодии должны быть мягкими и плавными (отсюда множество глиссандо вверх-вниз).

Легенда о нефритовой заколке

Постановка «Легенда о нефритовой заколке» была осуществлена в ноябре 2017 года, и вот в феврале россияне увидели эту новинку в Сочи. Зал Зимнего театра оказался неполон, и многие уходили во время оперы. Действительно, жанр радикально непривычен для нас, требует особенной подготовки.

Легенда о нефритовой заколке

Сюжет прост — юная монашка из монастыря влюбилась в студента, и решила несмотря ни на что выйти за него замуж, что ей в конце концов удается. Но сюжет тут не главное, актеры вообще не играют в привычном драматическом смысле (кроме комической роли пажа). Здесь царит ритуал.

Легенда о нефритовой заколке

Актеры принимают замысловатые позы (их смысл знают только знатоки куньцюя), поют не в согласии со смыслом текста, а согласно требованиям мелодики куньцюя. Костюмы такие, что определить пол и возраст артиста весьма затруднительно. Сначала эта игра и пение кажутся фальшивыми для европейского уха, но затем начинаешь слышать в них логику и правила игры. Невероятное обилие глиссандо, часто вверх и сразу вниз, непросто слушать. Оперных голосов в европейском смысле слова тоже нет, самые обычные бытовые певческие голоса. Большая часть мелодий — по сути простая пентатоника. Но это же — и свидетельство древности музыки, ведь кварто-квинтовые интервалы лежат в основе не только китайской, но и вьетнамской, монгольской, башкирской, татарской музыки, и даже в древних русских календарных обрядовых песнях.

Легенда о нефритовой заколке

Помимо фонограммы, актеров сопровождает еще и небольшой ансамбль китайских народных инструментов — флейты, китайские дудки, шэн, пипа, множество перкуссии. Виртуозностью он не поразил, его задача — лишь аккомпанемент опере. В финале, кстати, оркестр сыграл в качестве свадебной «Ой цветет калина», что было живо встречено зрителями.

Легенда о нефритовой заколке

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

Легенда о нефритовой заколке

Легенда о нефритовой заколке

Легенда о нефритовой заколке>

Легенда о нефритовой заколке

Легенда о нефритовой заколке
24/02/2018 - 15:31   Классическая музыка   Концерты
Еще одну постановку из серии «образовательных» показал Юрий Башмет, премьера состоялась в Сочи на XI Зимнем международном фестивале искусств.

Адаптации подверглась «Пиковая дама» П.И. Чайковского. Уже не первый год Юрий Башмет делает авторские версии известных опер совместно с театральными режиссерами и актерами — укорачивается продолжительность, уменьшается количество героев, немного осовременивается сюжет, и в результате получаются полуторачасовые представления с главными ариями известных опер. Так уже сделано с «Кармен», «Евгением Онегиным», «Севильским цирюльником» и «Свадьбой Фигаро». Для непосвященного зрителя, возможно, это самый удобный шанс приобщиться к опере.

Юная графиня (Надежда Михалкова) и граф Сен-Жермен (Сергей Епишев)
Юная графиня (Надежда Михалкова) и граф Сен-Жермен (Сергей Епишев)

Автор сценария этого музыкально-драматического спектакля «Страсти по Пиковой даме» Михаил Палатник замахнулся на самое святое — на сюжет Пушкина. Он зацепился за рассказ Томского о давней встрече молодой еще графини в Париже с графом Сен-Жермен, который и подсказал ей нужные для выигрыша в карточной игре три карты в обмен на проклятие. В результате центром спектакля стали та встреча юной графини и графа Сен-Жермен, а события оперы в ее старости лишь накладываются для полифонии. Без налета мистичности здесь не обойтись, так что «Страсти по Пиковой даме» обретают порой черты фильма «Матрица», когда не сразу и разобраться — кто, где и в каком времени находится на сцене.

«Страсти по Пиковой даме»
«Страсти по Пиковой даме»

Юную графиню играет киноактриса Надя Михалкова, и ей явно некомфортно в предложенных обстоятельствах: хочется сохранить внутреннюю органику, и она все время играет наивную девушку, которая проиграла в карты дорогое колье, за что ее ждет наказание от родителей. Даже после проклятия ее поведение не меняется, трансформации образа нет. Ее визави актер Вахтанговского театра Сергей Епишев, играющий графа Сен-Жермен, напротив, купается в своей роли — думая, что он тут Мефистофель или Дракула, на худой конец. Отсюда жесткий мрачный грим с подведенными глазами, острая бородка. И неизбежно переигрывает на фоне органичной Михалковой. Но еще хуже, что и Епишеву не удается сыграть развитие образа, мрачным напыщенным Мефистофелем он ходит до конца спектакля. Дуэт не сложился, а жаль.

Герман (Сергей Епишев) и юная графиня (Надежда Михалкова)
Герман (Сергей Епишев) и юная графиня (Надежда Михалкова)

Певцам в этом смысле проще — пением они лишь озвучивают мысли матричных героев. Старую графиню поет выдающаяся прима Мариинки Ирина Богачева. Голос уже не тот, ослаб, но и тот, что остался — завораживает. Объемный, фактурный, отрихтованный до мелочей. Даже ее появление на сцене вызывает овации публики. Воистину старая графиня — тут и актерская работа налицо.

Старая графиня (Ирина Богачева) и Герман (Сергей Радченко)
Старая графиня (Ирина Богачева) и Герман (Сергей Радченко)

Герман - солист Большого театра Сергей Радченко, поставленный на эту же партию в «Пиковой даме» версии Туминаса в Большом в паре с Долговым и Эйвазовым. Особенных сложностей у него не возникло, тенор звучит ярко и сочно. И с главной сценой со старой графиней - тоже не возникло. Отличная работа. То же можно сказать и про баритонов Антона Зараева из Стасика в партии Томского и Андрея Кимача в партии Елецкого. Они слушают и слышат «Новую Россию» под управлением Башмета тут же в оркестровой яме Зимнего театра, и расхождений не замечено, кажется, вовсе. Отдельно порадовал Зараев за силу и полнокровность тембра, ни единого темного тона.

Юная графиня (Надежда Михалкова) и Томский (Антон Зараев)
Юная графиня (Надежда Михалкова) и Томский (Антон Зараев)

Лизу пела Мария Лобанова из Большого театра. Особенных претензий нет, но и ничем заметным не выделилась. Пела ровно и традиционно, грудным округлым сопрано. Любопытно, что Туминас дал ей в Большом главную роль в своей «Катерине Измайлове», а в «Пиковой даме» поют Анна Нечаева и Евгения Муравьева…

Лиза (Мария Лобанова)
Лиза (Мария Лобанова)

Стоит отметить филигранную работу оркестра «Новая Россия», не забивавшего солистов и крайне деликатно игравшего Чайковского. Удивление вызвал разве что весьма медленный темп, выбранный Юрием Башметом. Если в ариях старой графини это было оправданно, то в остальных выглядело как неразгаданный рецензентом художественный прием.

Юрий Башмет и «Новая Россия»
Юрий Башмет и «Новая Россия»

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

Участники спектакля
Участники спектакля

Надежда Михалкова
Надежда Михалкова

Страницы