РНО

20/10/2021 - 15:44   Classic   Новости, ТВ и радио
К 150-летию выдающегося композитора и пианиста телеканал «Россия К» готовит специальный проект «Скрябин – 150».

В проекте принимают участие Российский национальный оркестр, дирижер — народный артист РФ Александр Сладковский, солисты — лауреаты международных конкурсов Андрей Гугнин и Андрей Коробейников. В концертных программах прозвучат центральные произведения композитора: «Поэма экстаза» для оркестра, Фортепианный концерт, Третья симфония «Божественная поэма», Седьмая соната «Белая месса», поэма «К пламени», Фантазия, знаменитые этюды и прелюдии.

РНО п/у Александра Сладковского в павильоне «Космос» на ВДНХ
РНО п/у Александра Сладковского в павильоне «Космос» на ВДНХ

Скрябин – не только музыкант. Он философ, экспериментатор, мыслитель. Многие его произведения пронизаны идеями космизма. Ему принадлежит концепция синтеза цвета и звука. Создатели проекта «Скрябин – 150» намерены воплотить его идеи при помощи современной светотехники.

«Я не понимаю, как можно теперь писать «просто музыку», – размышлял композитор. – Ведь это так неинтересно… Ведь музыка получает смысл и значение, когда она – звено в одном, едином плане, в цельности миросозерцания».

РНО п/у Александра Сладковского в павильоне «Космос» на ВДНХ
РНО п/у Александра Сладковского в павильоне «Космос» на ВДНХ

Как все гении, Скрябин вне времени. Он близок и интересен сегодняшним слушателям и музыкантам:

Александр Сладковский: «Гениальность Скрябина заключается в глубочайшей полифонии. Его произведения можно сравнить с фильмами Германа-старшего, где был не один план – а стереофония кадра. То же и в музыке Скрябина. Конечно, его философские взгляды, его сверхзадача создать нечто божественное, способное сделать человечество лучше, отразились на глубине его «кадра».

Александр Сладковский
Александр Сладковский

Для съемок проекта были выбраны необычные площадки: павильон «Космос» на ВДНХ и зал синхрофазотрона Ускорительного комплекса Объединенного института ядерных исследований в подмосковной Дубне.

Скрябина называли «первым космонавтом в музыке», и атмосфера, царящая в этих местах, максимально созвучна идеям композитора.

Александр Сладковский: «Благодаря каналу «Россия – Культура» съемки проводятся в уникальном месте. Необычном, с точки зрения концертного исполнения, но очень близком по духу Скрябину. Сегодня мы взлетаем во Вселенную. И я вместе с Российским национальным оркестром счастлив реализовать такую идею».

Чтобы зритель смог «взлететь», телеканал «Россия К» использовал самую современную съемочную аппаратуру. В павильоне «Космос» установили множество телекамер, а с дрона происходящее снималось с высоты полета. Музыкантов разместили в окружении орбитальных станций и ракетных двигателей, а под куполом павильона «Космос» развернулось великолепное световое шоу: звездное небо сменялось рассветным…

Андрей Гугнин: «Я с нетерпением жду конечного результата. Думаю, что это будет впечатляюще».

Андрей Гугнин в зале синхрофазотрона
Андрей Гугнин в зале синхрофазотрона

Второй съемочный день преподнёс новые сюрпризы. Запись фортепианных концертов с участием солистов Андрея Коробейникова и Андрея Гугнина проводилась на закрытом объекте. Телеканалу «Россия-Культура» удалось получить разрешение на съемки в зале синхрофазотрона Ускорительного комплекса ОИЯИ. Синхрофазотрон – это ускоритель частиц, представляющий собой гигантский магнит диаметром около 60 метров и весом 36 тысяч тонн. Самый большой в мире, занесенный в книгу рекордов Гиннеса. Сейчас он частично демонтирован, но полностью разбирать его не планируют: он по-прежнему остается сердцем института. Это место овеяно легендами и ассоциируется с торжеством разума и духа, поэтому было решено провести запись именно здесь.

Чтобы реализовать концепцию, концертный рояль специальным краном поднимали на верхнюю площадку. Словно между небом и землей, под софитами и множеством телекамер, музыканты исполняли произведения Скрябина.

Андрей Коробейников: «В моем представлении зал синхрофазотрона – это храм науки. Есть в нем нечто торжественное, созвучное музыке Скрябина, особенно позднему периоду его творчества. Думаю, такая идея очень понравилась бы самому композитору».

Увидеть воплощение этого оригинального замысла можно на телеканале «Россия-Культура». Проект «Скрябин – 150» готовится к эфиру. Премьера запланирована на январь 2022 года.

05/09/2021 - 13:41   Classic   Концерты
Фестиваль InClassica в Дубае продолжается. выступление РНО на фестивале п/у Сергея Смбатяна, подведение итогов конкурса пианистов Classic Piano, мировая премьера двух произведений Алексея Шора под дирижерскую палочку Феликса Коробова…

Сначала были объявлены полные итоги II Международного конкурса пианистов Classic Piano. Огромных неожиданностей они не принесли, пианист Мирослав Култышев прекрасно проявил себя на всех трех этапах финала. А вот всего лишь 8 место талантливого пианиста Козиро Окадо (Франция) многих зрителей конкурса разочаровало, ему прочили попадание в тройку. Удивлены были, кажется, даже сами члены жюри.

Государственный симфонический оркестр Армении под управлением дирижера Феликса Коробова
Государственный симфонический оркестр Армении под управлением дирижера Феликса Коробова

В концертном зале отеля Jumeirah Zabeel Saray на острове Пальма Джумейра прошла мировая премьера сразу двух новых произведений композитора-резидента фестиваля InClassica Алексея Шора в исполнении Государственного симфонического оркестра Армении под управлением дирижера Феликса Коробова, и в присутствии автора. Сначала прозвучала Phoenix Fantasy для симфонического оркестра — героический эпос с тревожными духовыми и сполохами минорных гамм струнных, порою отсылающий к «Королю Артуру» Генри Перселла (знакомого многим по переоркестровке Майкла Наймана к фильму Питера Гринуэя «Повар, вор, его жена и её любовник»).

Гайк Казазян
Гайк Казазян

Затем на сцене появился скрипач Гайк Казазян с премьерой Скрипичного концерта в Сm. Настолько свежего, что ноты музыканты получили чуть ли не за сутки до концерта. Лирическая сюита с почти жалобными деревянными духовыми и струнными, и при этом упругими акцентами духовых и ударных. Солирующая скрипка Казазяна поет почти вивальдиевскую лирику, то и дело взрываясь экспрессивными арпеджио на весь диапазон. В каденциях Гайк Казазян проявил себя как отменный импровизатор, выдавая прекрасные по виртуозности соло.

Дирижер Феликс Коробов
Дирижер Феликс Коробов

Армянский оркестр под рукой Феликса Коробова выглядел достаточно послушным и гибким. Несколько удручающее впечатление оставила разве что медная группа, где над чистотой звукоизвлечения стоит поработать. И жаль, что у Госоркестра Армении пока не находятся средств для закупки достойных инструментов для вторых скрипок и остальных вторых струнных, их качество звука оставляет желать много лучшего. Но понятно, что от музыкантов тут мало что зависит.

В Дубайской опере фестиваль продолжился концертом «Лирическая красота», на котором РНО временно попрощался с InClassica (но вернется снова к концу фестиваля). Дирижировал им Сергей Смбатян, основатель и дирижер Госоркестра Армении и Мальтийского оркестра. Начали с редко исполняемой увертюры Гайдна к опере «Армида». Российский национальный оркестр прекрасно сбалансирован, точные и уверенные указания Смбатяна приходят вовремя, взаимодействие выверено и гармонично.

Но все ждали солиста Кита Армстронга (США), прослывшего музыкальным феноменом, для исполнения Концерта №20 для фортепиано с оркестром Моцарта. Кит Армстронг, пианист британо-тайваньского происхождения, в свое время считался вундеркиндом, проехал все главные фестивали мира. Потом начал еще и дирижировать, а параллельно обучался математике, и получил степень магистра наук с отличием в Университете Пьера и Марии-Кюри в Париже по математике. Словом, универсальный человек мира.

Кит Армстронг
Кит Армстронг

И вот тут начались сюрпризы. Не от Смбатяна, который до этого чуть ли не 20 (!) раз продирижировал 20-м концертом Моцарта на проходившем только что конкурсе пианистов, где этот концерт был в обязательной программе. А от вундеркинда Кита Армстронга. Он принял резко в карьер, стал играть очень уверенно и очень технично, и показалось, что мы услышим в этот вечер что-то совершенно невероятное. Пальцевая техника у Кита Армстронга действительно безупречна, но… звучит все это на выходе совершенно бездушно. Именно что математически, прости Господи. Кит раз за разом играл все эти сложнейшие виртуозные гаммы и каскады, но продолжало оставаться впечатление, будто их играет очень здорово настроенное механическое пианино. Акценты он делал ровно настолько, чтобы показать, что они есть. Не от сердца, а по графику. К тому же в целях демонстрации эмоций он то и дело менял темпоритм, оркестр чутко подстраивался под солиста, но когда это случилось уже далеко не в первый раз, то стало казаться скорее имитацией эмоций и сбоем в программе. Словом, публика услышала очень технически подкованного пианиста, но такой Моцарт — ни уму, ни сердцу.

Во втором отделении РНО под управлением Сергея Смбатяна сыграл «Симфонические танцы» Сергея Рахманинова. В первой части Смбатян взял строгое Allegro, даже чуть быстрее предписанного автором темпа 116. РНО звучал восхитительно, безупречно гармонично по всем группам, четко следуя перепадам динамики от форте до пианиссимо от Смбатяна. Духовая секция РНО звучала буквально эталонно, что крайне важно для «Симфонических танцев» с обилием мотивов именно духовых из «Золотого петушка» Римского-Корсакова.

Сергей Смбатян
Сергей Смбатян

Прощаясь с фестивалем, РНО показал высочайшую культуру симфонического звука, достойный итог его пребывания в Дубае и работой с самыми разными дирижерами. Экспрессивный Сергей Смбатян нашел общий язык с оркестром, и предстал гибким и чувственным дирижером.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры, и проходит в Дубае до 26 сентября.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Евгений ЕВТЮХОВ, Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

04/09/2021 - 03:14   Classic   Концерты
Заранее было очевидно, что концерт дирижера Михаила Плетнева со своим Российским национальным оркестром, да еще со скрипачом Сергеем Догадиным станет одним из главных на фестивале InClassica в Дубае. Но увиденное превзошло все ожидания.

Михаил Плетнев построил программу креативно, как всегда. К заявленному заранее произведению «Четыре сезона Манхеттена» композитора-резидента фестиваля Алексея Шора он для контраста решил добавить других «времен года». А именно музыка к балету «Времена года» Александра Глазунова. Ну и виртуозные «Интродукция и рондо каприччиозо» Сен-Санса, чтобы уж дать простора для скрипки Сергея Догадина.

Но начал Плетнев с вовсе незаявленной в программе Прелюдии к сюите «Из средних веков» Глазунова — вдохновенной, психоделической и прекрасно раскрывающей возможности диалога всех оркестровых групп. Российский национальный оркестр сразу начал играть так, что стало очевидно — перед нами сегодня состоится нечто невероятное. Почти полгода Плетнев был разлучен со своим оркестром из-за обстоятельств пандемии, и оркестр явно соскучился по руке своего основателя. Он зазвучал как идеально настроенный и сверхчувствительный аппарат. И не аппарат даже, а живое существо.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

Любопытно было узнать, что сотворит Плетнев с шоровским сочинением «Четыре сезона Манхеттена». Скрипач Сергей Догадин совсем недавно в апреле играл его в Большом театре Узбекистана с Национальным оркестром Узбекистана (дирижировал Михаил Кирхгофф), а вот маэстро Плетнев взялся за него впервые. Шор начинает с «Лета», и так далее до «Весны». Оркестр рисует лиричную атмосферу залитых солнцем полей, ветерка, щебечущих птиц, - словом, вполне себе пасторальную картинку. Догадин деликатно выводит пасторальные же рулады на своей чудно звучащей скрипке. Особенность разве что в почти барочной размеренности солирующей мелодии. «Осень» ощутимо минорнее, появляются тревожные интонации, мир то и дело затихает. Оркестр Плетнева бережно поддерживает главную скрипку, создавая ощущение элегантности этого времени года. «Зима» неожиданно строится чуть ли не на баркароле, только она тут символизирует порывы снегопадов и ледяных ветров, среди которых строит пронзительную щемящую мелодию солирующая скрипка Догадина. Округлый сочный звук скрипача здесь отчаянно хорош. И, наконец, «Весна» - буйный расцвет всего живого, торжество жизни над смертью. И каденции, которые Догадин использует по полной. Множество штрихов, сменяющих друг друга в мгновение ока, весь скрипичный диапазон, страстность, да едва ли не 13 каприс Паганини — все это успевает Сергей Догадин сыграть в одной только каденции.

Сергей Догадин
Сергей Догадин

При этом Догадин играл на сцене в свой день рождения, да еще с перевязанным пальцем!

Сергей Догадин и Михаил Плетнев
Сергей Догадин и Михаил Плетнев

«Это второй раз жизни, когда играю так. И первый тоже был на фестивале InClassica. Какая-то беда с ногтем на безымянном пальце. Пролил кровь сегодня на сцене, можно сказать. Я никогда не играл с Михаилом Васильевичем, и волновался. Мы встретились с ним вчера в отеле, и спокойствие, исходящее от маэстро, и его доброжелательность дорогого стоят. Первый раз я сыграл «Четыре сезона Манхеттена» год назад, и с тех пор играл его в разных городах этой весной. Скоро сыграю «Вердиану» Шора, хотя она сделана для кларнета. Но я упросил сделать ее переложение для скрипки. Сегодня я играю на скрипке, которой всего год. Когда берешь новый инструмент, вкладываешь в него всего себя. И обретаешь свой звук рано или поздно. У меня получилось месяца за четыре. Это скрипка австрийского мастера-самоучки, он работает инкогнито. У этой скрипки толстая дека, что редкость по нашим временам. Не скажу, что на ней играть просто, но она отзывчивая и звучная», - рассказал Сергей Догадин после концерта.

Автор произведения Алексей Шор, Сергей Догадин и Михаил Плетнев
Автор произведения Алексей Шор, Сергей Догадин и Михаил Плетнев

А на сцене он еще исполнил самое, пожалуй, известное произведение Камиля Сен-Санса «Интродукция и рондо каприччиозо». И тут виртуозность было где показать, для того оно и было написано. Сергей Догадин сыграл с явно выраженным удовольствием, да и оркестр звучал прозрачно и легко.

Сергей Догалин и Михаил Плетнев
Сергей Догалин и Михаил Плетнев

На бис — еще одно неафишированное. «Медитации» из оперы «Таис» Массне. Скрипка неизвестного австрийского мастера от роду год жизни показала всю красоту своего звучания под пальцами Догадина. Это было чувственно и волшебно. И оркестр под стать.

Во время концерта
Во время концерта

Второе отделение полностью посвящено музыке к балету «Времена года» Александра Глазунова. Здесь уже Михаил Плетнев продемонстрировал буквально безграничные возможности своего оркестра. Великолепно проявила себя группа деревянных духовых, на которые ложится едва ли не главная нагрузка в произведении. И флейты, и кларнеты были на высоте. Чистейший одухотворенный звук. Да в каждой оркестровой группе проявился первоклассный солист, так нужный тут. Труба Сергея Лаврика выдавала прозрачную медь, солирующая виолончель тоже проявила себя наилучшим образом. О прочих струнных во главе с первой скрипкой Татьяной Поршневой говорить можно долго. Только оркестр, имеющий полноценных солистов в каждой группе, может исполнить глазуновские «Времена года» на высочайшем уровне, этого требует сама музыка.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

Михаил Плетнев весь концерт продирижировал расслабленно, лишь слегка словно приглашая группы или солистов вступать. Порою и вовсе прислонялся к бортику дирижерского пульта, и размеренно покачивал рукой. Настолько он будто уверен в мощи своего оркестра. Это ощутимо передавалось музыкантам, и они играли все увереннее и увереннее. Зато и зрителями ему пришлось продирижировать. Заметив, что неискушенная публика аплодирует между частями, после антракта он принялся играть «Времена года» почти без пауз, только секунда на быстрое перелистывание нот. Так что публике уже и в голову не приходило хлопать до окончания произведения. Педагог, он и на сцене педагог.

А в целом получился восхитительный концерт высочайшего уровня. РНО — это плетневский оркестр. Доказывать ничего уже давно не нужно. Но славно, когда это по-прежнему так.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Евгений ЕВТЮХОВ / Пресс-служба фестиваля InClassica

03/09/2021 - 04:42   Classic   Концерты
Концерт «Золотой голос» с участием египетского сопрано Фатьмы Саид и Российского национального оркестра п/у Феликса Коробова в Дубае на фестивале InClassica оказался весьма интригующим.

В Россию, например, Фатьма не приезжала ни разу, хотя у нее был опыт работы с Гергиевым. Но после обучения в школе Ханнса Эйслера в Берлине и обучения в Академии театра Ла Скала в Милане перед ней стали открыты все сцены. На сцене Ла Скала она исполнила роль Памины в получившей признание критиков новой постановке Моцарта «Волшебная флейта», поставленной Петером Штайном под управлением Адама Фишера. Дебют в Королевском Альберт-Холле с исполнением «Реквиема» Моцарта на BBC Proms. Концерты с Роландо Вильясоном, Хуан Диего Флоресом, Майкл Шаде и Хосе Кура…

Феликс Коробов
Феликс Коробов

На сцене Дубайской оперы Фатьма Саид предстала хрупкой красавицей с огромными выразительными глазами и почти кукольным тембром голоса. Ее голос невероятно отработан, отшлифован и она точно знает, чего хочет в каждой из арий. И хотя это была фактически оперная программа из «Севильского цирюльника», «Ринальдо» и «Джанни Скикки», никак не удается избавиться от ощущения, что Фатьма — прежде всего камерная певица. У нее округлый золотистый тембр с тонкой негромкой подачей. Настолько негромкой, что главный дирижер МАМТ Феликс Коробов практически всю вокальную программу сыграл на уполовиненной от привычного громкости оркестра. Просто чтобы не забивать солистку. Духовые, у которых есть предел по минимальной силе звука, фактически задали тон всему оркестру.

Фатьма Саид начала с ученически четко исполненной арии Lascia ch'io pianga Генделя из «Ринальдо». Это плач Альмирены «Дай мне поплакать», адресованный ее похитителю Арганте, но Фатьма предпочла исполнить его в барочной манере, обращая больше внимания на мелизмы, нежели на эмоции измученной пленом женщины. Любопытно, что и дальше Фатьма Саид продолжила в том же духе. Моцартовскую арию Chi sa, chi sa qual sia она провела, тщательно сглаживая все острые углы у мятущейся героини, зато старательно пропевая все фиоритуры вящей красоты ради. Начинало складываться некое ощущение декоративности.

Однако столь же быстро оно начало разрушаться в каватине Розины Una voce poco fa из «Севильского цирюльника» Россини. Ария написана для колоратурного меццо, но сейчас ее чаще поют сопрано. В ней Розина признается во вспыхнувшей бурной любви к внезапно объявившемуся в их доме певцу (на самом деле это граф Альмавива). В привычной исторической интерпретации это довольно кокетливая и даже пикантная по-итальянски ария, ведь девушка сама говорит о своей любви. Но все не так у Фатьмы Саид. Она в силу своих традиций не может позволить себе кокетливости, заигрываний и всего такого европейского, это просто начисто чуждо ее органике. Фатьма транслирует арию как мечтательную песню о чем-то хорошем, не забывая методично демонстрировать все нужные опевания. И переходы в депрессию и сомнения, прописанные Россини, тут уже так не работают. Это не в упрек певице никоим случаем, она старается, но именно в таких ситуация культурные разрывы чрезмерно сильны, и просто не позволяют певице донести замысел композитора. То есть это не из-за ложно понятой декоративности. Уже хорошо.

Фатьма Саид
Фатьма Саид

И вот Пуччини, короткая распевная и очень известная ария Лауретты O mio babbino caro из оперы «Джанни Скикки». Лауретта умоляет отца помочь выйти ей замуж за любимого, хотя у нее нет приданого. Удивительно, как тут уже все встает на свои места. И пронзительность, и жалостность, и моление появилось у певицы, явно знакомой с подобными ситуациями. И кукольность пропала! То есть чувства, вроде бы почти отсутствующие, появляются у Фатьмы, когда ей самой близка ситуация ее героинь. Вопрос выбора репертуара.

Финал своей программы Фатьма выстроила вокруг национальной музыки. Сначала она исполнила маршеобразный военизированный спич Nashid Al Quassam египетского певца и композитора Мохаммеда Абделя Вахаба (к слову, автора национального гимна ОАЭ). А затем на бис спела пронзительную любовную песню ливанского композитора Наджиба Ханкаша Aatini Al Naya Wa Ghanni в оркестровке Didier Benetti. И тут уже была бездна чувств, слез в голосе и невероятно красивых фиоритур в разных регистрах со сменой темпа.

«Фатьма пела чудесно, трепетно. Она замечательная. У нее очень большая душа, очень хорошее музыкантское нутро. И когда она поет такие вещи, это просто замечательно», - отозвался после концерта Феликс Коробов.

«Я всегда немного боюсь новых концертных залов, в которых я еще не выступала, но в этот раз эти опасения были напрасными. Мы провели великолепный концерт, и это огромная честь для меня — выступить с Российским национальным оркестром, у которого в мире музыки репутация коллектива высокого исполнительского уровня», — поделилась Фатьма Саид впечатлениями после концерта.

Певица также отметила «гибкость и музыкальность» Феликса Коробова, который занял в этот вечер место за дирижерским пультом.

Отдельно, конечно, стоит сказать про дирижерство Феликса Коробова, впервые выступавшего в этом зале и восторгавшегося акустическим кабинетом, обустроенным на сцене. Это было чистое волшебство. После РНО под дирижерской палочкой венгра Гергея Мадараша с оркестра будто стерли пыль тряпочкой. Он мигом обрел способность играть мельчайшие полутона и оттенки, оркестровые группы пришли в осознанную гармонию. Коробов твердо знает, где кому и что и как играть. И его трактовка абсолютно понятна и внятна. Это было заметно уже с моцартовской увертюры к «Свадьбе Фигаро», и далее по списку в увертюре к «Севильскому цирюльнику», прелюдии к третьему акту «Кармен».

Но полноценно все раскрылось уже в «Шахерезаде» Римского-Корсакова. РНО задышал аки многоглавый дракон, подогреваемый пластичными жестами Феликса Коробова. Он умудрился дирижировать даже зрителями, вовремя выставляя им раскрытые запрещающие ладони при попытках аплодировать меж частями. Он мыслил эпохами. Он выдвигал вперед то духовые, то струнные, то барабаны. Они были то нежны, то агрессивны. Медь РНО была просто невероятна. Фаготы слегка суховаты, но фантастически точны в орнаментах. Вдохновленная каденция кларнета. В третьей части Коробов сделал неожиданную паузу будто из затакта, чтобы подчеркнуть призрачную вальсовость. В четвертой части Коробов довел сцену бури до почти гергиевского сумасшедшего темпоритма, со всеми этими вздыбленными пассажами арф и деревянных из второй части. И закончил воздушными пианиссимо с растворением на верхах.

«Я в принципе очень люблю это произведение. Я его называю «парад солистов». И когда ты имеешь под руками такой замечательный оркестр, как РНО, это большой ансамбль замечательных солистов-музыкантов. В «Шахерезаде» нет второстепенных голосов, каждый очень значим, и важно, чтобы это была индивидуальность. И важно, чтобы это была музыкантская индивидуальность. Так что РНО как никто подходит для «Шахерезады», и огромное удовольствием с ними работать. Многие из них просто мои близкие друзья. Мне очень нравится здесь атмосфера. Она творческая, и музыканты хотят заниматься творчеством», - говорит Феликс Коробов.

Важнейшую роль в этом исполнении сыграла прекрасная скрипачка РНО Татьяна Поршнева. Именно ее солирующая первая скрипка и каденции задали тон всему звуковому ландшафту. Она безупречно и феноменально отыграла все прихотливости и ориентализмы Римского-Корсакова. Это был один из лучших концертов РНО в последние годы, порядком задравший планку перед приездом основателя оркестра Михаила Плетнева, из-за пандемии разлучившегося с оркестром чуть ли не полгода.

Любопытно, что местная публика совсем не заметила отсылок Римского-Корсакова к арабской музыке и «Сказкам о 1001 ночи». Ну, или совсем не показала этого.

Феликс Коробов подтвердил, что никаких режиссерских изменений Михалкова-Кончаловского в последнюю премьеру МАМТ «Отелло» не вносилось, но со второго показа в этом сезоне будет введен тенор Нажмиддин Мавлянов.

Пресс-конференция
Пресс-конференция

А утром в Дубай опере прошла пресс-конференция, на которой выступили художественный руководитель Европейского фонда поддержки культуры Алан Киркоп, генеральный директор SAMIT Event Group Александра Митюрева, композитор-резидент фестиваля Алексей Шор, а также музыканты, которые уже в ближайшие дни выступят на фестивале: Сергей Догадин (скрипка, Россия), Кит Армстронг (фортепиано, США), Денис Кожухин (фортепиано, Россия), дирижер Феликс Коробов и др.

«Я хочу сказать большое спасибо Дубаю и этому фестивалю. Вы совершенно уникальны, потому что в тот момент, когда весь мир закрыт из- за пандемии и когда громадные театры играют для 20 зрителей, когда сокращено количество концертов по всему миру, здесь мы видим совершенно фантастическую картину количества и качества концертов. Это замечательное место, замечательный фестиваль. Я восхищен вот этой программой фестиваля, потому что это действительно значительное событие в музыкальной жизни мира», - сказал Феликс Коробов.

«Буду предельно откровенным. Мы были ограничены в сроках, и в прямом смысле перенесли то, что уже было запланировано в Мальте, в Дубай. Нас пришлось отклониться от привычного формата. В организации любого фестиваля приходится думать о балансе популярных композиций и новых произведений. Наш резидент композитор Алексей Шор презентует свой репертуар практически в полном объёме. Также мы преследуем образовательные цели, в особенности ориентируясь на то, что бы вдохновить молодое поколение. Артисты в целом свободны в выборе композиций и выдвигают свои идеи, мы в свою очередь рассматриваем предложения с учетом программы фестиваля, дабы избежать повторов. В плане местной публики, мы стараемся представить композиции легкие к восприятию, чтобы создать целевую аудиторию для классической музыки», - пояснил на пресс-конференции художественный руководитель Европейского фонда поддержки культуры Алан Киркоп.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

02/09/2021 - 01:38   Classic   Концерты
На фестивале InClassica в Дубайской опере показали программу «Записная книжка пианиста», в которой соединены одноименное произведение Алексея Шора, бетховенская музыка к балету «Творения Прометея» и Шестая симфония Чайковского в исполнении РНО. Искать в этом смысл оказалось делом недолгим.

Российскому национальному оркестру на этом фестивале предстоит играть с совершенно разными дирижерами. И если совместная работа со своим основателем Михаилом Плетневым данность, а с Феликсом Коробовым уже почти обыденность, то концерты с Гергеем Мадарашом полны сюрпризов.

Гергей Мадараш из семьи венгерских цыган. Он окончил флейтовый факультет Академии Листа в Будапеште, а также дирижерский факультет Университета музыки и исполнительских искусств в Вене, где он учился у Марка Стрингера. Сейчас он возглавляет Королевский филармонический оркестр Льежа, а до этого имел бурную и почти спорную карьеру на посту поста музыкального руководителя дижонского оркестра в Бургундии, и прославился неоднозначной постановкой «Волшебной флейты» в Английской национальной опере. Он энергичен, эксцентричен и не боится экспериментировать.

Gergely Madaras
Gergely Madaras

Вот и на концерте с РНО он с места в карьер принялся экспрессивно дирижировать бетховенской Увертюрой к балету «Творения Прометея». Не по-немецки размеренно и артикулированно, как принято, а эдаким мадьярским гусарским наскоком, чтобы искры летели во все стороны. Что это было? Но Гергей Мадараш был настолько убедителен и эмпатичен, что и РНО (к слову, выступавший в этот вечер без двух ведущих первых скрипок) поверил. А поверив, вдохновился, и принялся играть именно так, как этого хочет дирижер. И вдруг проявилось новое прочтение балета Бетховена, так редко исполняемого. Страстное, даже порою надрывное, но при этом воодушевляющее и искристое. «Ода к радости» в шампанском получилась, да еще с такой колористикой, какую Бетховен более нигде и никогда не будет использовать.

Но тогда что же ждать от исполнения Чайковского в финале концерта? Предчувствия стали тревожными...

«Записная книжка пианиста» Алексея Шора, резидента фестиваля InClassica, исполняется едва ли не на каждом этом фестивале. Это визитная карточка известного композитора. Солировал в этот раз пианист Денис Кожухин, С 2000 по 2007 год нижегородец Кожухин учился в Музыкальной школе королевы Софии в Мадриде у Дмитрия Башкирова и Клаудио Мартинеса-Менера. Кожухин завершил обучение в фортепианной академии на озере Комо. В последние годы его наставником был маэстро Даниэль Баренбойм. Денис - лауреат Первой премии конкурса Королевы Елизаветы в 2010 году, и с тех пор выступил на всех значимых европейских фестивалях.

Денис Кожухин, Gergely Madaras и РНО
Денис Кожухин, Gergely Madaras и РНО

«Записная книжка пианиста» состоит из семи частей, и все это посвящения различным туристическим достопримечательностям, будь то Люксембургский сад, в Париже, или La Rambia в Барселоне, или ипподром Аскот в Риме. Шор рассказывает о впечатлениях от путешествий по миру, иногда стилизуя под шумы природы, иногда тонко вплетая отсылки к классикам вроде Сен-Санса и Бетховена, но в его романтичной эклектике хрупкость и непостижимость мира всегда стоит на первом месте. В период пандемии былая легкость путешествия по миру окрасилась новыми драматическими красками, о чем напомнил пианист Денис Кожухин.

Денис Кожухин
Денис Кожухин

«Это первое произведения Алексея Шора, которое я сыграл. Это было пару лет назад на Мальте. С тех пор меня зовут играть его музыку, самую разную, и сольную, и с оркестром. Всегда приятно это делать. Приятно, но и ответственно, когда композитор сидит в зале. А вообще пандемия изменила для музыкантов очень многое. Я стал ценить поездки и живые концерты. Стал понимать, что иногда сесть и подумать — тоже счастье. Вдруг появилось ощущение, что встал утром, и не надо бежать и учить две программы за два дня. Можно пойти погулять, например. Но страдали мы страшно, особенно от отсутствия публики. И музыка Шора, которая по сути написана о легкости передвижения по миру и наслаждении этим, вдруг стала драматичнее. Слушается как напоминание о том, что надо ценить то, что у нас есть. Потому что это может исчезнуть в любой момент», - считает пианист.

Gergely Madaras и РНО
Gergely Madaras и РНО

Завершился концерт Шестой симфонией Чайковского. Предчувствия новаторства Гергея Мадараша были тревожными, повторюсь. Однако уже на Адажио дирижер взял максимально консервативный темп, замедленный с рваными синкопами. Волны от кульминации к спаду и обратно дирижер отрабатывал максимально плавно, как и приличествует. Никаких резких движений, - это заметил и оркестр, и.. снова поверил дирижеру. Жизнерадостный пятидольный вальс в Аллегро прозвучал полнокровно, это был именно тот Чайковский, который хорошо знаком и отработан РНО до блеска. Знаменитое финальное Adagio lamentoso, символизировавшее закат жизни композитора, сыграно блистательно. Реквием повисает в воздухе, истончается и растворяется. Зрители выдержали почти минутную паузу, чтобы разразиться восторженными аплодисментами еще минут эдак на десять.

Так в чем же объединяющий смысл программы? Прометей у Бетховена выступал в роли Бога-отца, он лепил из глины людей, и при помощи искусства делал из них настоящих человеков. Шор раскрывает уже мир человека разумного и высокодуховного, получающего наслаждение от искусств и природы. Наконец, Чайковский подводит финальную черту - как один человек проходит земную жизнь от открытий детства к счастью и бедам взрослости, а затем угасает. Тема раскрыта.

Фестиваль InClassica, организованный Европейским фондом поддержки культуры, продолжится на следующий день выступлением РНО под дирижерской рукой Феликса Коробова с египетским сопрано Фатьмой Саид.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

09/04/2021 - 06:13   Classic   Концерты
В Большом зале Московской консерватории состоялся концерт из произведений Петра Ильича Чайковского.  Героями вечера стали Российский национальный оркестр под руководством Михаила Плетнёва, пианист Андрей Гугнин и дирижёр Владимир Горбик.

Конечно, в представлении оркестр не нуждается, впрочем, как и пианист, а вот о дирижёре хотелось бы несколько слов сказать. Воспитанник Музыкального училища при консерватории, известного как Мерзляковка, выпускник Московской консерватории сразу по трём специальностям (хоровое дирижирование, симфонического дирижирование и композиция) ещё не вполне хорошо известен московской музыкальный публике. Музыкант в основном занимался и занимается церковный хоровой музыкой: он – многолетний регент московского подворья Троице-Сергиевой лавры, а с прошлого года и главный регент и самой знаменитой лавры в Подмосковье.

Владимир Горбик
Владимир Горбик

Симфоническим же дирижером маэстро Горбик заявил себя, можно сказать, лишь в 2017 году, когда им был основан Столичный симфонический оркестр. Хотя на главной странице сайта основанного им коллектива ничтоже сумняшеся указано, что маэстро Горбик – всемирно известный дирижёр, надо полагать, что эта известность простирается главным образом на весьма узкий круг деятелей и почитателей церковной музыки. С тех пор, то есть с момента его симфонической самоинаугурации, в столичных афишах можно регулярно увидеть имя музыканта, выступающего с созданным им оркестром в качестве художественного руководителя, а также и с рядом других оркестров. 

В монографической программе вечера были заявлены весьма хрестоматийные вещи – знаменитый Первый фортепианный концерт великого классика и не менее знаменитая его Четвёртая симфония. 

Фортепианный опус был исполнен добротно, хотя и не безупречно: местами не хватало баланса между солистом и оркестром, кроме того, не все оркестровые соло прозвучали на твердую пятерку. Также стоит отметить, что тутти звучали иной раз слишком прямолинейно, а у духовых не всегда хватало ансамбля. Публика тепло встречала артистов после первого отделения: были вызовы, и пианисту пришлось исполнить произведения на бис, в качестве которого он выбрал этюд хорватского композитора Бориса Попандопуло. 

В целом игру солиста хотелось бы охарактеризовать как продуманную и музыкально прочувствованную, но местами немного излишне рафинированную, чересчур тонкую: порой за оркестром его было явно маловато. В то же время надо отдать должное Гугнину за те части партитуры, которые исполнялись сольно или на фоне неплотной оркестровой ткани. Также нельзя не обратить внимания на ярко-красные, с контрастным рисунком, носки маэстро Гугнина, которые эпатажно выглядывали из-под брюк в наиболее ответственные моменты исполнения.

Конечно, РНО, многократно исполнявший Четвёртую симфонию ранее, не мог сыграть её плохо, поэтому преимущественно стоило обратить внимание на искусство приглашенного дирижера. К сожалению, маэстро Горбик ещё не вполне свыкся с многопартийностью оркестра в сравнении в четырехпартийностью хора, и ему с заметным трудом удаётся акцентировать своё внимание на отдельных строчках партитуры, персонифицированных в оркестрантах на сцене. Скорее можно сказать, что задачей максимум дирижер поставил себе тактирование и общий эмоциональный посыл. Не все переходы от одного раздела к другому были мануально подготовлены и уверенно показаны. Тем не менее, в целом партитура была озвучена довольно-таки достойно. Отдельно хочется подчеркнуть яркое исполнение финальной части полотна. 

И после окончания второго отделения, также как и перед антрактом, публика тепло и с энтузиазмом приветствовала исполнителей.  Дирижёр был вызван трижды: после третьего раза маэстро волевым жестом поднял и увёл за собой оркестр со сцены, таким образом, прервав аплодисменты и восторги слушателей.

Александр МАТУСЕВИЧ

10/10/2020 - 14:56   Classic   Концерты
Пианист Михаил Плетнев сыграл на фестивале Башмета не совсем то, что обещал, но зато привез в Ярославль собственный рояль.

Да, все это было. В буклете фестиваля значилось три концерта. Кроме Третьего Бетховена и Второго Сен-Санса, был еще Второй Брамса. В отпечатанном толстом буклете уже ничего нельзя было изменить, хотя на сайте филармонии успели оперативно внести изменения, - но многие слушатели об отмене Брамса не узнали и долго стояли в фойе после концерта, спрашивая, когда же будет Брамс. А еще Плетнев стал единственным артистом фестиваля Башмета, который категорически отказался от пресс-подхода и даже запретил онлайн-трансляцию концерта (к слову, весьма тут достойную). Зато привез в Ярославль свой любимый рояль Kawai и настройщика, который колдовал над ним два дня.

О рояле стоит сказать подробнее, потому что он из разряда окрашивающих. Внешне он вполне обычный (я не поленился к нему подойти и осмотреть). Даже не самый дорогой из линейки. У него весьма острые тембры и повышенная громкость звукоизвлечения. Для Плетнева — это прекрасная возможность увеличить динамический диапазон. А уж его отношение к журналистам известно давно, и его, честно говоря, может понять даже журналист.

Российский национальный оркестр и Михаил Плетнев
Российский национальный оркестр и Михаил Плетнев

Итак, концерт в одном отделении в сопровождении родного РНО (как пролетели эти тридцать лет, юбилей же?), дирижировать доверено молодому Андрею Рубцову — гобоист, дирижер и композитор, новая волна РНО, единственный русский выпускник класса дирижирования Королевской Академии музыки Лондона. Он справился с тонкостями непростого интонирования Плетнева фактически идеально.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

Плетнев положил руки на животик и смиренно слушал. Длинное же оркестровое вступление у Бетховена в Третьем концерте с трехзвучным восходящим мотивом и квартовым акцентом, - повод для дальнейшей драматической «борьбы» фортепиано и оркестра. Плетнев архаически просто раскрывает диалогизм и элегичность, - они просто есть, и Плетнев их элегантно артикулирует. И это только завязка.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

Плетнев играет раскрепощенно и расслабленно, потирая ручки. Ну, Третий Бетховена можно играть очень напряженно. Он же просто впечатывает свои ноты в партитуру. Каденций тут хватает, Плетнев видит их драматичными, и взлетает к контрасту патетики и созерцания.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

РНО играет прозрачно: нет никаких вопросов к его взаимоотношениям с солистом. Переклички корректны, tutti уместны, на pianissimo литавры более чем деликатны. Колоратура Плетнева более чем эффектна, со всеми этими арпеджио вокруг флейт и фагота.

Михаил Плетнев и дирижер Андрей Рубцов
Михаил Плетнев и дирижер Андрей Рубцов

В рондо торжествуют сонатные принципы, но взаимодействие фортепиано Плетнева и фагота с тритоном и триолями выглядит скорее как романтические диалоги. С репризами тоже все хорошо, Плетнев просто аккуратно играет это как разрывающий душу акцент, почему бы и нет.

О том, насколько Михаил Плетнев гениален как пианист, он же скромно напомнил в Концерте №2 для фортепиано с оркестром Камиля Сен-Санса. Вообще-то он мог сыграть обычно. Но где «как обычно» и где «Михаил Плетнев»? Плетнев сыграл Сен-Санса так, что это надо запомнить. Он вообще не стал отсылать к Баху, как делают многие его исполнители. Он услышал в нем романтику и сыграл невероятно нежную и романтическую историю со всеми этими стаккато и канонами. Скажем, Гилельс подразумевал тут куда больше страстной романтики, а Григорий Соколов играл больше экспрессивной четкости.

Версия Плетнева однозначно встанет в число апокрифов с его графичностью и одновременно беззаботностью в скерцо, и тарантелла в духе Фигаро звучит в финале у Плетнева как рождественская музыка со всеми этими колокольчиками. Пока духовые РНО выводили хоралы, к слову. Получилось иронично и игриво. Оба концерта Плетнев сыграл наизусть, без нот.

Михаил Плетнев и первые скрипки РНО
Михаил Плетнев «пора спать» и первые скрипки РНО

На бис Плетнев, хотя уже и показывал зрителям, что пора спать, все же сыграл второй ноктюрн Шопена, вдумчиво и рельефно.

Шопен Плетнева
Шопен Плетнева

А в целом концерт Михаила Плетнева и РНО стал пока лучшим концертом фестиваля Башмета в Ярославле.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Наталья БОРОДИНА

03/10/2020 - 05:07   Classic   Концерты
Грандиозным представлением Большой мессы до минор Моцарта завершился XII Большой фестиваль РНО в московском зале им. Чайковского.

За дирижерским пультом Российского национального оркестра — неизменный его руководитель Михаил Плетнев, на балконах — два десятка артистов Академической хоровой капеллы им. Юрлова, солисты тоже под стать — Венера Гимадиева, Юлия Лежнева, Алексей Курсанов (заменивший в последний момент ранее заявленного Давида Посулихина) и Игорь Коростылев. Партии органа — Людмила Голуб.

Юлия Лежнева
Юлия Лежнева

Оставив в стороне вопрос о недописанности «Большой мессы» самим Моцартом, - перед любым дирижером всегда встает вопрос трактовки. Моцарт очевидно тяготился запретами на «вольности» в литургической музыке, введенными в период написания мессы императором Иосифом II. Суровый бэкграунд в лице Баха и Генделя композитор сознательно окрашивал оперной кантиленой и колоратурой в итальянском духе, что и составляет, собственно, ценность дошедшей до нас партитуры (доделанной Алоизом Шмиттом и пр.). Дирижер — заложник такой двойственности, рано или поздно он начинает склоняться к чему-то одному, иное рассматривая как дополнительную краску. Скажем, эталонное нынче исполнение оркестром Бернстайна ярко отражает именно оперную природу Моцарта, а между литургическими строгостями Бернстайн умело лавировал.

Большая месса Моцарта
Большая месса Моцарта

Михаил Плетнев уже в первой же части Kyrie eleison делает упор скорее на строгости. РНО звучит чинно и помпезно, будто играет Генделя, а хоровые кантилены подсушены по максимуму. Даже прописанные в партитуре многочисленные tutti словно приглушены во имя строгой полифонии. А ведь литургический текст, напомним, Моцарт не менял! Ни слова. Отсюда безусловная церковность этой музыки по Плетневу, - которой часто недостает в иных интерпретациях.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

В Gloria это бестелесное славление Господа достигает кульминации, тяжелая и размерная поступь оркестра подчеркивает незыблемость традиции. Соло сопрано Юлии Лежневой в Laudamus te - драматично и бережно, без итальянской экспрессии, виртуозно и при этом без злоупотреблений прекрасным вибрато Лежневой. Затем и выдержанный дуэт двух сопрано Венеры Гимадиевой и Юлии Лежневой в Domine — сдержанно и благородно. Хоровая пассакалья Qui tollis о Несущем грехи мира и вовсе звучит полноценным латинским церковным хором с трагическими оркестровыми акцентами. Стоит напомнить, что сам Моцарт ценил вокальную дикцию: «хорошая, отчётливая дикция - это красиво», - писал он про тенора Рааффа. Все солисты успешно справились с этим, каждый слог слышен отчетливо и округло. С хором так получилось не всегда, но виной тому может быть слышимость балконов.

Венера Гимадиева и Юлия Лежнева

Венера Гимадиева и Юлия Лежнева
Венера Гимадиева и Юлия Лежнева

Наиболее характерно звучание трио солистов в Quoniam – к Гимадиевой и Лежневой присоединяется тенор Алексей Курсанов, и чудесный терцет звучит строго и почти помпезно этими рваными и чеканными четвертными: al – tis – si - mus… Прекрасна Венера Гимадиева в Et incarnatus est («мотивировочной части» Credo, символа веры) — сложнейшие опевания в огромном диапазоне она спела легко и воздушно, при этом должно смиренно и истово. После чего хоровая Osanna прозвучала как воодушевляюще-краткое подведение итогов.

После чего хоровая Osanna прозвучала как воодушевляюще-краткое подведение итогов
После чего хоровая Osanna прозвучала как воодушевляюще-краткое подведение итогов

И вот уже завершающая, кульминационная часть Benedictus qui venit, где Моцарт позволил спеть уже и басу (отчего так случилось — музыковеды гадают по сей день) Игорю Коростылеву. Возглашение благословения всем — не просто фантастической красоты мелодии, но и тончайшая балансировка солистов, оркестра и двойного хора. И это было великолепно, торжествующе взмытые вверх руки Михаила Плетнева (все это время восседавшего на высоченном стуле над головами всех солистов), - триумф воли. Он вырулил все звучание туда, куда и хотел, очевидно.

Торжествующе взмытые вверх руки Михаила Плетнева
Торжествующе взмытые вверх руки Михаила Плетнева

Отдельно стоит упомянуть о блестящей работе духовой группы Российского национального оркестра — прежде всего о потрясающей флейте Максима Рубцова, чутко одухотворенном гобое Виталия Назарова и группе фаготов во главе с Андреем Шамидановым, - без них Большой мессы Моцарта просто не могло состояться. С духовыми в РНО все в порядке.

А Большой фестиваль РНО, увы, окончен. На бис музыканты не могли не сыграть и спеть еще раз Benedictus, - и овациям не было числа.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Ирина ШЫМЧАК

23/09/2020 - 04:09   Classic   Концерты
XII Большой фестиваль РНО продолжился смелыми попытками Михаила Плетнева вдохнуть новую жизнь в Третью оркестровую сюиту Чайковского и «Кармен-сюиту» Щедрина-Бизе. И все получилось.

Плетнев ведь никогда не играет ради афиши. Если в программе есть название, то наверняка Плетнев уже придумал, как стряхнуть пыль и сыграть это так, будто заново написано. А Третьей оркестровой сюите это очень к лицу, ее ведь играют нынче редко, и чаще всего только четвертую финальную часть со всеми этими вариациями. А ведь когда-то в 1885 году именно она дала Петру Ильичу первый восторженный прием, триумф в Петербурге, - даже «Евгений Онегин» не был так тепло принят. Вот она, аберрация времени. Сейчас сюита выглядит не то, чтобы поверхностной, но — проходной и почти забытой в масштабе всего гения Чайковского.

XII Большой фестиваль РНО
XII Большой фестиваль РНО

Чаще всего Третью упрекают в отсутствии драматургии, сквозного действия. Этим и занялся Плетнев. Уже в «Элегии» он нащупал тот мускулистый рельеф, скрытый под кургузым пиджачком, - сила природы! Пасторальной пентатонике главной темы он дал архетипическую мощь степного ветра, прорывающегося сквозь штили и препятствия (есть что поиграть с динамикой), противопоставив ей степенную романсовость побочной темы. Он дирижировал конфликт — поколений, ветров, зерна и земли, да чего угодно. От привычной созерцательной пасторальности не осталось и следа. Тревога за исход битвы, сопереживание, опасения, - это подчеркнуто оркестровым фортиссимо, за которым пиано и зеркальная реприза слушаются как подвох.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

С ощущением подвоха и мрачноватый «Меланхолический вальс» звучит совершенно иначе. Не как имитация скерцо, а именно как нарастание напряжения, - чем завершится подспудная борьба? Плетнев бросает руку в сторону оркестровых групп так, будто молнии насылает. Загадочность исхода усиливается, Плетнев играет тут киношный саспенс. И тогда собственно Скерцо, с его рваными размерами между 6/8 и 2/4, - то самое Ледовое побоище, тревожные очереди труб и гобоев, апофеоз битвы. Плетнев умело дозирует батальные грохоты и чтение донесений гонцов, дальние сполохи пикколо и миражи тишины. Оркестр слушается беспрекословно.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

И вот уже после всего этого драматизма та знаменитая четвертая часть, Тема с 12 вариациями, - она считывается как подведение итогов. Где у каждого своя правда, как все было. То есть двенадцать правд, как апостолов. Один бахвалится (тут и маршевые 2/4 кстати, и грохот барабанов), другой солдафонит, третий ту же историю рассказывает в миноре с горечью… А вот скрипичный, почти цыганский, надрыв… Очень важно, что кантабиле Чайковского Плетнев нигде не подвергает сомнению, ему важно сохранить певучую, почти певческую манеру звукоизвлечения. Это очень по-русски звучит. Обилие самых разных, шизофренически противоположных и несовместимых страстей, - и все на мелодии, на легато. Слышно, что русский оркестр играет Чайковского. Может быть, самое ценное ощущение от этой Третьей сюиты по-плетневски.

РНО п/у Михаила Плетнева
РНО п/у Михаила Плетнева

Иное дело Родион Щедрин, для которого Плетнев играл много и часто, включая юбилейные концерты композитора. «Кармен-сюита» заезжена вдоль и поперек, как сыграть ее без скучноватой привычности? И снова, кажется, на помощь пришло кантабиле (не исключено, что именно поэтому вечером Чайковский и Щедрин/Бизе встретились). Очень быстро выяснилось, что Михаил Плетнев делает ставку на «пропевание» музыкантами ключевых мелодий Бизе, - словно Кармен, Хозе и Эскамильо были тут, на сцене. Но сидят за пюпитрами.

Это проявилось уже в «Первом интермеццо», - непривычно акцентированные струнные, с космическим диапазоном по громкости. Дальше — больше. «Развод караула» почти обошелся без трещащих пулеметов перкуссий, нежная мелодия Бизе вывелась воздушной и все-таки главной. Даже вступление к выходу Кармен случилось не громогласным, а будто предвкушающим изящное кантабиле хабанеры, - и тут уж «пели» не только скрипки, но и маримба. Все вокальные партии Бизе заботливо окутаны человеческим дыханием, изящными диминуэндо и крещендо, и рука Плетнева будто отсчитывает все цезуры и длительности вдоха.

Да, в этом исполнении Плетневу явно был интереснее Бизе. Что контрастирует с его же «фондовой» записью «Кармен-сюиты» с РНО для Deutsche Grammophon в 2001 году, где Щедрин очевидно выходил на первый план.

XII Большой фестиваль РНО
XII Большой фестиваль РНО

«Марш Тореадора» в этом контексте особенно интересен, - он трогательный. Не бравурный, а именно трогательный, - Плетнев услышал в нем исповедальность, и вывел ее на первый план, а затем уж малый барабан и литавры. И тогда уже лирическая сцена «Тореро и Кармен» звучит как логическое продолжение истории, а не выглядит сверхъестественным или чудодейственным влиянием танцовщицы на мачо, как часто играют (и поют).

Первая скрипка Татьяна Поршнева и Михаил Плетнев
Первая скрипка Татьяна Поршнева и Михаил Плетнев

Нельзя не выделить первую скрипку оркестра Татьяну Поршневу, - она блистательно справилась и с соло, и с ведением всей группы в обоих произведениях. Михаил Плетнев убедил своими концепциями, и виртуозной управляемостью всего оркестра. Такого Чайковского и такого Бизе/Щедрина хотелось бы услышать и в студийной записи, например.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

13/09/2020 - 14:18   Classic   Концерты
7 сентября в Концертном зале им. П.И. Чайковского открылся XII Большой фестиваль Российского национального оркестра.

Программу концерта открытия составили произведения Людвига ван Бетховена, 250-летие со дня рождения которого в этом году отмечает весь музыкальный мир - героическая увертюра «Кориолан» и Третий фортепианный концерт, в котором в качестве солиста выступил Михаил Плетнёв.

Открытие XII Большого фестиваля РНО
Открытие XII Большого фестиваля РНО

Дирижер Василий Петренко
Дирижер Василий Петренко

Михаил Плетнев в Третьем концерте Бетховена
Михаил Плетнев в Третьем концерте Бетховена

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

Место за дирижерским пультом РНО в этот вечер занял один из самых титулованных дирижеров своего поколения – главный дирижер Королевского филармонического оркестра Ливерпуля и Филармонического оркестра Осло, главный приглашенный дирижер Госоркестра России имени Е.Ф. Светланова, обладатель престижной премии Gramophone Classical Music Awards в категории «Артист года» Василий Петренко.

Василий Петренко и Михаил Плетнев
Василий Петренко и Михаил Плетнев

Во втором отделении прозвучала Четвертая симфония Иоганнеса Брамса.

Василий Петренко в Четвертой симфонии Брамса
Василий Петренко в Четвертой симфонии Брамса

Василий Петренко и РНО
Василий Петренко и РНО

16 сентября изысканную программу с участием молодых солистов представит в рамках фестиваля Дмитрий Корчак. В этот вечер всемирно знаменитый тенор, выступающий на лучших мировых сценах, предстанет в качестве дирижера. Прозвучит Седьмая симфония Бетховена – одна из самых неординарных в творчестве композитора и получивших повсеместную известность, благодаря второй части. Еще при жизни автора минорное Allegretto часто исполнялось отдельно, а с появлением кинематографа его музыка неоднократно использовалась в саундтреках к культовым лентам. Кульминацией вечера станет исполнение Мессы № 2 Франца Шуберта. В качестве солистов в ней выступят будущие звезды оперного Олимпа, молодые певцы – артисты Молодежной оперной программы Большого театра: обладательница третьей премии XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского сопрано Мария Мотолыгина, номинант на премию «Золотая маска» тенор Давид Посулихин и бас Алексей Кулагин.

21 сентября симфоническую программу из произведений Родиона Щедрина и Петра Ильича Чайковского представит на суд фестивальной публики художественный руководитель и главный дирижер РНО Михаил Плетнев. Откроет концерт знаменитая «Кармен-сюита» – музыка одноактного балета на основе фрагментов оперы Бизе, созданная Родионом Щедриным в 1967 году для хореографа Альберто Алонсо. Партию Кармен в премьере Большого театра танцевала великая балерина Майя Плисецкая. Сегодня «Кармен-сюита» одинаково популярна и в качестве балета, и в качестве самостоятельного инструментального произведения, которое входит в репертуар ведущих оркестров мира. Во втором отделении прозвучит Третья оркестровая сюита Петра Ильича Чайковского. По значительности художественного замысла и масштабу отдельных частей она близка к симфониям композитора и неизменно пользуется успехом у отечественной и зарубежной публики.

Ярким событием двенадцатого Большого фестиваля РНО станет знаменитая оперетта Иоганна Штрауса-сына «Летучая мышь», которая прозвучит в концертном исполнении 26 сентября. Этот вечер станет совместным проектом Российского национального оркестра и Московского музыкального театра «Геликон-опера». Главные партии исполнят ведущие солисты театра, в котором самая знаменитая и любимая публикой оперетта Штрауса-сына с огромным успехом идет уже более двух десятков лет. В исполнении примет участие также хор «Геликон-оперы», а за дирижерский пульт РНО встанет главный дирижер и музыкальный руководитель Московского театра оперетты Константин Хватынец.

Одна из традиций Большого фестиваля РНО – исполнение масштабных вокально-инструментальных произведений, созданных для большого состава, включающего солистов, смешанный хор и симфонический оркестр. В разные годы на фестивале звучали Девятая симфония Бетховена, оратория Гайдна «Сотворение мира», Третья симфония «Кадиш» Бернстайна, Первая симфония Скрябина, Реквием Верди и другие произведения. На сей раз слушателей ждет один из лучших образцов кантатно-ораториального жанра: кульминацией и грандиозным завершением XII Большого фестиваля РНО 1 октября станет Большая месса Моцарта. В исполнении примут участие известные солисты, в том числе звезды мировой оперной сцены Юлия Лежнева и Венера Гимадиева. За дирижерский пульт в этот вечер встанет художественный руководитель и главный дирижер РНО Михаил Плетнев.

Фото - Ирина ШЫМЧАК

Быстрый поиск:

Страницы