Александр Рудин

15/11/2022 - 05:48   Classic   Концерты
«…Вечный солнечный свет в музыке, имя тебе – Моцарт», ‑ так восторженно говорил о великом австрийце Антон Рубинштейн. Правда это, святая правда.

Моцарт – Балетная музыка к опере «Идоменей, царь Критский», К. 367; Концерт № 24 для фортепиано с оркестром, К. 491; Симфония № 41 («Юпитер»), К. 551
Камерный оркестр Musica Viva – дирижёр А. Рудин; Солист Н. Луганский.
Концертный зал им. П.И. Чайковского, 24.10.2022

Как в книге Георгия Чичерина, называвшего Моцарта «бурно-пламенным» и особо подчёркивавшего, что в его «…душе всегда бушевало стремление к правде, и естественности, которые предшествуют великим художественным свершениям». Вторая цитата характеризует Моцарта, возвратившегося после премьеры оперы «Идоменей, царь Критский» из Мюнхена в Париж в 1778 году. Подчеркнув, что всё (тем более к тому времени) творчество Моцарта уверенно определялось словом «динамизм». Почему я начала свою рецензию с этих цитат? Очень просто, да и обязывающе: потому что концерт в зале имени Чайковского, о котором пойдёт речь, начался именно с танцев из «Идоменея», которые (скажу сразу же!) первоклассно сыграл оркестр Musica Viva под управлением Александра Рудина.

Musica Viva под управлением Александра Рудина
Musica Viva под управлением Александра Рудина

«Идоменей» сегодня ставится на сцене и у нас, и за рубежом очень редко. Чаще звучат танцы, которые очень хороши, блестяще и непросто оркестрованы. Они всегда становятся апофеозом концерта. В них всегда подкупает полётная юношеская красота, особая прелесть, бурная молодая жизнь и поистине ошеломительная инструментовка – играют все оркестровые группы и солисты. Это особенно слышно, когда за дирижёрским пультом стоит такой удивительный маэстро, как Александр Рудин! Какие чудные были виолончели, да и вообще, все струнные, торжествующая медь, короткие всплески валторн.

Бодрое, свежее движение очень своеобразного менуэта. А также некое подобие второй темы: появляются сияющие искорки танцевальности. А потом... Потом быстрое и взволнованное движение с отголосками всё той же «главной» (назовём её так) темы, возвращение короткой, но очень красивой валторны.

Рудин всегда славился поразительной динамикой, остротой и точностью движения, хрустальной чистотой и прозрачностью звука. Это и на сей раз проявилось в танцевальной фактуре «Идоменея» и имело своё очень важное и убедительное продолжение.

Я имею в виду совершенно потрясающий 24 фортепианный концерт, блистательно исполненный Николаем Луганским. Я не берусь сказать какой из композиторов великой классики занимает главенствующее положение в репертуаре Луганского. Знаю только, что Моцарт – один из главных. Поразительная виртуозность пианиста, почти умопомрачительные (простите) перле, пронзительная душевная глубина, какое-то внутреннее сияние – можно сказать еще немало восторженных слов и все они будут справедливы. Но в этом дуэте фортепиано и оркестра была особенная красота и сила. Пианист и дирижёр дышали общим дыханием, которое точно и ёмко «отдавалось» в оркестр, передавая в зал подлинное по-настоящему сияющее солнце (помните слова А. Рубинштейна?)

ТЕКСТ
ТЕКСТ

И понятно, как логично звучала в финале концерта гигантская симфония «Юпитер» - последняя из 41 симфоний Моцарта, венчающая его симфоническое творчество. Начало – оно как мощное обещание, преодоление и торжество человека. Каждая из её четырёх частей хороша и бесстрашна, не смотря на разного рода сложности, неожиданности, даже запугивания, но в результате – полное обновление – свет, радость, неожиданная танцевальность, удивительный народный хороводный образ. Бесконечно и безоглядно лирична вся вторая часть симфонии. Но чуть неожиданно наступает некое помрачение. Однако (и это с радостным обаянием подчёркивает точная и гибкая рука дирижёра) наступает того же редкого обаяния третья часть. Это торжествующая природа, уникальный покой. Как замечают музыковеды, тут всё дело в Менуэте Allegretto, которое в конечном счёте виртуозно и звонко ведёт к финалу.

Думается, исполнение «Юпитера» стало вершиной концерта Александра Рудина. Да не просто думается, а так оно и есть. Это была замечательная встреча с чудом.

Наталья ЛАГИНА

27/10/2022 - 05:24   Classic   Концерты
Удивительный памятник великому финскому композитору Яну Сибелиусу вводит нас в какой-то особенный ‑ деревьями, травами, голосами, запахами - могучий лес. Внешне он мрачноват. Над ним величественно плывут низкие облака. Музыка «аккомпанирует» их движению.

Уральский молодёжный симфонический оркестр Свердловской государственной академической филармонии; Дирижёр – главный приглашенный дирижёр Александр Рудин.
Сибелиус – «Финляндия» - симфоническая поэма;
Концерт для скрипки с оркестром, солистка Е.Таросян.
Брамс – Симфония № 1.
Бисы: Паганини – Каприс № 24 для скрипки соло;
Элгар – Вариация «Nimrod» из «Enigma»

Кажется, что ещё несколько минут и в предвечерний лес ворвётся дождь и будет долго хозяйствовать, зовя к вилле «Айнола» (по имени супруги композитора). А ещё кажется, что буквально за каждым деревом прячется некая забавная, странная, а то и страшная зверушка: эти фантастические существа всегда были интересны и симпатичны Яну Сибелиусу.

Оркестр сначала совсем негромко и загадочно сопровождает наше вступление в любимый композитором дом, в котором он прожил последние тридцать лет своей жизни, и где часто звучит чудесный, всем известный «Грустный вальс»… Но сначала нельзя не остановиться возле оригинального памятника. Рядом с высокой стелой на длинной каменной площадке стоит очень узнаваемо сделанная скульптурная голова в окружении своеобразных «лап» – то ли это облака, то ли какие-то детали незнакомых существ. Лицо композитора спокойно и сумрачно, но этот сумрак обещает ожидание чего-то доброго, тёплого, может быть, даже солнечного… Оркестр, выдавая яркую, глубоко эмоционально осмысленную мелодию, подсказывает залу сюжет: важный исторический эпизод из жизни Финляндии с участием фольклорного героя эпоса «Калевала», а так же поэта Рунеберга, обращающегося с пламенным призывом к молодёжи – к борьбе за политическую автономию родины…Сочинение яркое, по объему короткое, но очень содержательное, и называется оно ‑ «Финляндия». Пьеса знаменитая, популярная.

А за этой, в самом деле, любимой и популярной пьесой (уже находясь в лесу) услышали первые аккорды и поразительные напевы скрипичного концерта, звуки чистейшей, нежной и прозрачной виртуозной скрипки, что буквально каждый из нас, сидящих в зале, был уже в прекрасном плену изумительной музыки Сибелиуса. Лично мне не трудно, говоря о концерте, говорить с восклицательными знаками, потому как эту музыку беззаветно любят многие (если не все, кто её слышит), но говорю о себе – эта музыка для меня едва ли не самая главная из всего, что написано для скрипки.

Причём в этом концерте великая музыка собрала ансамбль превосходных исполнителей – оркестр, скрипачка, дирижёр и невероятно богатая душевно и красотой музыка. Поэтому я не стану особо говорить о том, что, где и как было сыграно, потому что сыграно всё было глубоко и органично. И оркестр звучал и в замечательном пении струнных (отмечу виолончели), и мощные духовые, и пение природы (особенно в первой части), и красоты медленных природных, и танцевальностью, и почти романсовой песенности… И очень хороша была солистка Елена Таросян, чутко обращенная буквально к каждой фразе (или ноте?!) своего соло. Молодёжный уральский оркестр отлично чувствует музыку и тщательно следит за выразительной дирижёрской рукой. Исполнение отличается убедительной чувственностью, корректностью и изысканностью звучания, чуткими динамическими оттенками. В общем, исполнение на очень добром уровне и заразительной увлеченности.

Концерт совсем непростой. Однако молодые уральцы показали умный, и высокий уровень исполнительства. А иначе и не могло быть: ведь за дирижёрским пультом стоял такой потрясающий (не боюсь этого слова) маэстро, как Александр Рудин.

Александр Рудин
Александр Рудин

Радость общения с музыкой, дирижёром и юным оркестром лучшим образом продлилась во втором крупном и опять-таки весьма непростом произведении программы, как Первая симфония Иоганнеса Брамса. Но не могу не заметить, что в самом начале симфонии была пара коротких эпизодов, я бы сказала сумбурных. Но исполнение быстро и вторая часть (и далее вся партитура) настоящему хороша. Спокойное, мудрое размышление второй части, пение первых скрипок, гармония звучания всех оркестровых групп, особенное пиано-пианиссимо на подходе к коде. Подвижное, в чём-то даже танцевальное движение, в чём-то напоминающее (ритмически) «Веселое сборище поселян» в Шестой симфонии Бетховена (третья часть). Тут же неожиданно и логично возникает предчувствие близкой грозы, но это недолго. Потому что вновь возвращается благозвучная радость природы. Это очень красивая, и, увы, очень короткая пастораль, которая входит в яркую четвёртую на тихом пиццикато. Игра с пиццикато очень впечатляет; где-то опять пробуждает намёк на пастораль (флейта), изящно распахивается очень красивая панорама, в которой буквально с самого начала симфонии привольно и влюблённо оказывается человек, герой симфонии, который упорно и энергично идёт к радостному tutti финала. И ещё, что тоже как-то радостно действует на слушателя: звучащие откуда-то издалека валторны воскрешают главную тему части (и даже первой части тоже). Вся четвёртая часть очень хороша: и замечательно венчает симфонию она, став подлинным апофеозом. Жаль, что играют её редко. Не могу не привести слова выдающегося музыканта Ганса фон Бюлова, назвавшего Первую симфонию Брамса Десятой симфонией Бетховена. Дело в том, что в её финале прозвучала тема, отдалённо напоминающая тему «Оды к радости». Она возникает из обаятельного альпийского наигрыша темы allegro финала. А вообще-то как эта симфония хороша!...

Елена Таросян
Елена Таросян

Да, насчет бисов. Елена Таросян исполнила в очень своеобразной манере 24-й каприс Паганини. А оркестр п/у Александра Рудина просто поразил зал вариацией Nimrod из «Enigma» Эдгара Элгара.

Наталья ЛАГИНА

13/10/2022 - 15:39   Classic   Новости
Народный артист России, руководитель и главный дирижер Московского камерного оркестра Musica Viva Александр Рудин станет художественным руководителем Российского национального оркестра.

Об этом назначении в своем телеграм-канале сообщила министр культуры РФ Ольга Любимова.

Александр Рудин
Александр Рудин

«Встретилась с художественным руководителем и главным дирижером Московского камерного оркестра Musica Viva Александром Рудиным, предложила ему возглавить художественное руководство РНО. Александр Израилевич принял предложение и уже наметил первостепенную задачу – сохранение коллектива и его традиций. Легендарный коллектив Российского национального оркестра будет развиваться. Музыканты очень ждут возвращения к интенсивной репетиционной и концертной деятельности. А Минкультуры РФ, безусловно, будет активно и всесторонне в этом помогать. Желаю удачи и успехов Александру Израилевичу на новой должности!», – рассказала Ольга Любимова.

В сентябре 2022 года стало известно, что Российский национальный оркестр не будет продлевать трудовой договор с Михаилом Плетневым, возглавлявшим коллектив с момента его основания, так как дирижер большую часть времени проводит за границей.

Быстрый поиск:
26/09/2022 - 00:42   Classic   Концерты
Когда с ГАСО им. Е.Ф. Светланова играет Александр Лазарев, зал всегда переполнен. Лазарева любят, и его выступления (каждое) – праздник для меломанов – независимо от того, какая программа предстоит на сей раз.

ГАСО им. Е.Ф. Светланова, дирижёр Александр Лазарев;
солист Александр Рудин (виолончель).

А. Дворжак – Концерт для виолончели с оркестром;
П. Чайковский – «Манфред» - симфония по драматической поэме Дж. Байрона;
Финал Гран-па из балета «Щелкунчик»

А сами программы очень интересны - это уж без всяких сомнений. Маэстро всегда по-настоящему увлечён, когда встаёт за пульт. Кстати, то же самое можно и должно повторить по поводу его нынешнего солиста – виолончелиста Александра Рудина. Вот эти два блистательных Александра открывали второй концерт знаменитого оркестра в этом сезоне, в Концертном зале им. Чайковского. Он заведомо был ярким, зажигательным и очень красивым, потому что другими концерты Лазарева и Рудина просто не бывают.

И какая удивительная пара – Дворжак и Чайковский! Редкостно хороша!...

Александр Рудин и Александр Лазарев
Александр Рудин и Александр Лазарев

Уже самые первые фразы виолончельного концерта – тихие, какие-то необычно шелестящие, приглашающие слушателя к совместному сопереживанию и солюбованию предлагаемой оркестром красотой. Тихое и очень умное малое tutti приводит к грандиозному звучанию – торжественному, утверждающему, как распахнутая высоченная арка в будущее. И повторю, зовущая куда-то в дальнюю даль жизнеутверждающая красавица-мелодия… Это начало. Оно растёт, видоизменяется, постоянно напоминая и первую, и нежную побочную темы первой части Концерта. И вдруг – вступает виолончель, от которой – простите – невозможно оторвать собственное сердце. Так оркестр и виолончель пойдут рядом, играя и общее, и очень своё. И страдая, и радуясь, в поисках чего-то очень важного и личного, борясь с невзгодами, и радуясь открытиям и откровениям. А, главное – отдавая всего себя и всю нервную, прозрачную, а порой и мрачную, ослепительно самопереживательную внутреннюю «песню» ‑ движению мысли и чувства.

К примеру, редкостное эмоциональное чувство, которое привносят в виолончельное соло беспокойные, «взрывчатые» валторны. Так на вдумчивом и глубоком переживании идут рядом, в своей острой и выстраданной, беспокойной красоте и оркестр, и солист, и, разумеется, милостью Божией дирижёр Александр Лазарев.

О Виолончельном концерте Антонина Дворжака можно говорить долго, особенно когда он звучит в таком редкостном ансамбле. Отдельно можно и должно акцентировать идеальное звучание всех оркестровых групп, и почти умилительно (в лучшем смысле слова) замирать на красотах солирующей виолончели, на что Рудин – очень большой мастер, поражаться откровению буквально каждого звука. Проще и справедливее сразу сказать, что оба Александра с прекрасным оркестром, по сути, заново открыл давно знакомое великолепное сочинение, ещё значительнее и справедливее «прикипев» его к нашим сердцам своей душевной красотой, теплотой, неожиданностью, переживаниями и… Да что говорить, когда перед нами подлинный шедевр, подаренный на сей раз «шедевральными» музыкантами!...

Александр Рудин и Александр Лазарев
Александр Рудин и Александр Лазарев

Вторая пьеса программы тоже великое сочинение ‑ симфония Чайковского «Манфред». Если о виолончельном концерте мы замечали, что по объему мысли, философии, симфонизму он приближается к жанру симфонии, то сейчас перед нами подлинная симфония, да ещё столь дефицитная, потому что программная (на сюжет драматической поэмы Джорджа Байрона). Эта программа была мудро подсказана Чайковскому тем же Милием Балакиревым, который подсказал ему сюжет увертюры-фантазии «Ромео и Джульетта».

ГАСО им. Е.Ф. Светланова
ГАСО им. Е.Ф. Светланова

Симфония эта очень значительна и величественна, глубока, горька и радостна, невероятно красива и полна откровений, переживаний, страданий души и сердца. Она полна той потрясающей красотой, в которой потерявший свою любовь Манфред ищет тень любимой, ищет тщетно, страдательно, бродя среди таинства полей и лугов фантастических Альп, спускающегося в тайны мрачного Аида в поисках успокоения. В поисках той красоты, которая должна спасти мир.

Жизнь и страдания, искания и трагические неожиданности этой человеческой жизни – всё это глубоко ранит человека, заставляя душу трепетать в бесконечных поисках покойной отдушины. И всё это, как сказал бы оперный режиссёр Дмитрий Бертман, всё это – музыка! И в этой музыке практически трудно (да и зачем) говорить, что и кто в оркестре был лучше всех, какая музыка (а хороша она была чрезвычайно) звучала как-то особенно. Нет, особенным было всё. Даже (простите мне некую крамолу) обычно неукротимые валторны звучали, как говорится, на самом высоком уровне. Цимбалы, дерзко ворвавшиеся в первую часть вместе со всеми, вроде бы, медными. Лёгкие, полётные, порхающие «птички»… И вновь, и вновь возникающая тема главной части, проходящая через всего «Манфреда» с очаровательными тремоло. И вновь меняются, напоминая друг о друге, темы из всех четырёх частей. А в безмятежной, неожиданно возникшей тишине треугольник вызывает на помощь свой отзвук… И tutti с «Dies Irae»…

Александр Лазарев
Александр Лазарев

Позволю ещё одно полукрамольное замечание сугубо личного характера: до нынешнего концертного вечера я довольно прохладно, «не прицельно» относилось к «Манфреду» Чайковского, более тяготея к тому же названию, но у Берлиоза. Теперь же… Теперь же Александр Николаевич Лазарев помог мне многое понять. И думаю, не только мне. Большое ему спасибо. И не только от меня.

Наталья ЛАГИНА
Фото: Вера ЖУРАВЛЁВА

04/05/2017 - 12:32   Classic   Концерты
В Ярославле стартовал IX международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета. Точнее, начался он еще 1 мая спектаклем, и это очень характерно вообще для всех фестов Башмета.

Они все мультикультурные, синтетичные. И уж точно просветительские. Именно поэтому в Ярославль приехал спектакль Константина Хабенского и Юрия Башмета «Не покидай свою планету» с участием «Солистов Москвы». А уже 2 мая начались выездные камерные концерты по райцентрам области, - и это, возможно, не менее важная часть фестиваля, чем основная в Ярославле.

Сугубо музыкальная программа началась 3 мая под заголовком «Брамс — Шуман и их окружение», причем началась с теоретической части! С конференции на тему австро-немецкой романтики, на которую с докладами съехались такие видные специалисты по теме, что дух захватывает: Екатерина Царева (Шуман/Брамс), Борис Мукасей (Брукман), Татьяна Чернова (ее тема без комментариев: «Вокальное в инструментальном: опыт романтизма»). Заинтересованность в дискуссиях была такова, что конференция продлилась на час дольше запланированного.

А в зале имени Собинова тем временем еще одна новая традиция: преконцерты. То есть за 45 минут до концерта на втором этаже звезды вечерней программы играют некоторые произведения, а музыковеды обсуждают темы и дают возможность зрителям что-то спросить у музыкантов.

Итак, «Брамс — Шуман и их окружение». На сцене «Солисты Москвы». Солисты — сам Башмет, а также виолончелист Александр Рудин, пианист Филипп Копачевский, скрипач Петер Ковач (Венгрия) и кларнетист Игорь Федоров. Помимо очевидных Брамса и Шумана, в «окружение» включены Мендельсон, жена Шумана Клара и Йозеф Иоахим. То есть охват максимально широк.

Влияние Шумана на всю австро-немецкую и в каком-то смысле вообще европейскую романтику переоценить невозможно. Отчасти из-за очевидной смены парадигмы рядом с Листом или Шопеном, первыми звездами того времени. К тому же Шуман умел пиарить свои концептуальные отличия — будучи отличным журналистом, он основал газету Neue Zeitschrift für Musik, где яростно обличал «отжившее в искусстве», обзывая классиков филистерами. При жизни это мало ему помогло: его точно так же яростно обзывали эпигоном Шуберта и Вебера, а новаторские формы, гармонии, ритмы оставались недопонятыми широкой публикой. Но отнюдь не историей музыки...

Концерт и открылся Робертом Шуманом. Из «Шести восточных картин» (1848) сыграны «Солистами Москвы» п/у Юрия Башмета были три: первая, четвертая и пятая. Изначальные экспромты для двух фортепиано в четыре руки были самим Шуманом переложены для струнного оркестра. Произведение зрелое, и эта горестная романтика передана «Солистами» через призму той самой темы Черновой «Вокальное в инструментальном», но скорее наоборот, инструментальное как вокальное, - столь певуче звучит оркестр.

Игорь Федоров, Александр Рудин и Юрий Башмет
Игорь Федоров, Александр Рудин и Юрий Башмет

Феликс Мендельсон, как один из духовных учителей Шумана, представлен концертштюком №2 для кларнета и бассетгорна с оркестром (1833) в переложении для кларнета и виолончели. Переложение настолько удачное, а Александр Рудин настолько убедителен, что остается лишь задумываться о том, насколько ранний хрупкий Мендельсон в своей прозрачной романтике соотносится с рваным нервным миром романтики Шумана. Контрасты велики, и разве не в этом изначальный посыл всего мероприятия? Задуматься…

https://showbi.ru/upload/2017/05/03/20170503233720-3cea0485.jpg
Филипп Копачевский

Часть публики очевидно пришла на юного одаренного пианиста Филиппа Копачевского, а ему выпало играть концертштюк Клары Шуман (1847) — именно это произведение называют первым, когда хотят подчеркнуть композиторский недооцененный талант жены Шумана, виртуозной пианистки и первой исполнительницы всего фортепианного Шумана и раннего Брамса. Произведение эффектное, выстроенное на многослойных диалогах солирующего фортепиано и струнного оркестра. Копачевский сыграл сдержанно, явно держа в голове замысел автора о равноправии диалога, не перебивая и не доминируя, ставя сухие точки в конце своего высказывания и давая «высказаться» партнеру-оркестру. Прекрасное исполнение, бурные аплодисменты.

Юрий Башмет и Филипп Копачевский
Юрий Башмет и Филипп Копачевский

Для представления Концерта №1 для скрипки с оркестром (1851) Йозефа Иоахима, основателя скрипичной школы XX века (именно он снабдил Брамса рекомендательным письмом к Шуману, с той знаменательной встречи и начался известный нам Брамс) в Ярославль приехал венгерский виртуоз скрипки Петер Ковач. Он частый гость на фестивалях Башмета, председатель жюри конкурса им.Ауэра в Петербурге. Его легкость, воздушность порою в последние годы столь же упрямо сочетается с некоторой небрежностью звукоизвлечения. Так случилось и с этим Концертом. Очевидное в партитуре влияние Листа на раннего Иоахима смелый Ковач подменил на влияние Паганини, отчего некоторые пассажи стали слушаться очень-очень странно, обессмысливающе даже. Оставим этот эксперимент на совести Ковача…

Петер Ковач
Петер Ковач

А все второе отделение отдано Брамсу. Квинтет си минор для кларнета и струнного квартета (1891) сам Башмет лично переложил для альта и струнных, и это тот случай, когда риск вполне оправдан. Грустный альт Башмета поет как кларнет на похоронах, но обогащает звук сугубо струнными обертонами, это убедительно. Поздний Брамс — это всегда об уходе, всегда о неизбежности тлена. Врывающийся изредка мажор похож на дуновение свежего ветерка на кладбище, взвивающего волосы на головах поминающих. Юрий Башмет ведет свою партию массивно, крупными мазками, под горестные охи оркестра. Брамс в его исполнении монументален и симфоничен. А звук «Солистов Москвы» привычно прозрачен и безукоризненен.

Юрий Башмет и «Солисты Москвы»
Юрий Башмет и «Солисты Москвы»

Фестиваль в Ярославле после столь яркого старта обещает еще много интересного. Сегодня, например, здесь снова выступят норвежские «Солисты Тронхейма», а до и после концерта расскажут, зачем «народники» пишут академическую музыку…

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Юрий Башмет
Юрий Башмет
Юрий Башмет
Юрий Башмет
Игорь Федоров, Александр Рудин
Игорь Федоров, Александр Рудин
06/10/2015 - 13:55   Classic   Анонсы
10 октября в Светлановском зале Московского международного Дома музыки состоится концерт из музыки Арво Пярта - признанного во всем мире эстонского композитора, отметившего в минувшем сентябре 80-летний юбилей.

В концерте будут представлены основные жанры, в которых писал автор: хоровая, инструментальная музыка, а также оркестровые сочинения.

Фортепианные произведения исполнит профессор Московской консерватории, один из ведущих исполнителей современной музыки Алексей Любимов. Они принадлежат разным периодам творчества Пярта: Партита № 2 (1958) создана еще в годы обучения в консерватории; пьесы “К Алине”(1976) и “Вариации на выздоровление Аринушки” (1977) - первые произведения, созданные в новой технике “tintinnabuli” (колокольчики - лат.), определившей индивидуальный стиль и ставшей главным выражением духовно-философского мировоззрения композитора.

В той же технике созданы Cantus (памяти Б. Бриттена) для струнного оркестра и колокола (1977) и Tabula rasa двойной концерт для двух скрипок, струнного оркестра и подготовленного фортепиано (1977), которые исполнят Станислав Малышев (скрипка), Елена Корженевич (скрипка) и Алексей Любимов (фортепиано). Номинированное на Grammy в номинации “Лучшая композиция современности” (2003) сочинение Orient and Occident (Восток-Запад) для струнного оркестра (2000) прозвучит в исполнении оркестра Musica Viva.

Рождению нового стиля во многом способствовало изучение старинной хоровой музыки - от монодии до вокальной полифонии XVI века, поэтому хоровая музыка занимает важное место в творчестве Арво Пярта. Хоровые произведения Два славянских псалма (1984), Magnificat (1989), “Богородице Дево, радуйся” (1990), Nunc dimittis (2001) прозвучат в исполнении вокального ансамбля «Интрада». Дирижер - Александр Рудин.

Концерт пройдет в рамках третьей московской акции “Ночь музыки”, начало в 21.00, вход свободный.

26/05/2014 - 11:37   Classic   Концерты
Приближается финал первого сезона Международного фестиваля «Опера Априори».

Надо отдать должное его устроителям — уровень фестиваля как художественный, так и организационный был на высоте. Не отменился ни один концерт, не было замены солистов. Действительно, в Москву приглашаются замечательные певцы в расцвете своего таланта, востребованные в оперных домах и на фестивалях мира. И что особенно ценно; все концерты проходят на одной из лучших концертных площадок Москвы в Большом зале консерватории с его прекрасной акустикой.

На предпоследний концерт фестиваля впервые в Россию приехала Стефани д'Устрак, лучшая барочная певица Франции.

Стефани д'Устрак
Стефани д'Устрак

Внучатая племянница композитора Франсиска Пуленка, Стефани родилась в британском городе Рен, в детстве любила петь, занималась в детском хоре п\р Мишеля Ноэля. Мечтала стать артисткой, но, услышав оперную звезду Терезу Берганца, решила учиться на оперную певицу. Сразу после окончания Лионской консерватории дирижёр Уильям Кристи привлёк ее к работе со своим оркестром, где она специализировалась на барочной опере. Сегодня в её творческий багаж входят оперы Люлли, Рамо, Пёрселла, Моцарта, Гайдна, Россини и любимая «Кармен» Бизе. Стараясь расширять свой репертуар, она поёт не только произведения Монтеверди, Скарлатти, Порпоры, Глюка, но и Шумана, Берлиоза, Дебюсси, Пуленка, Равеля, Шёнберга, Бриттена.

В Москве Стефани решила исполнить сочинения Гектора Берлиоза: вокально-симфонический цикл «Летние ночи» и кантату «Смерть Клеопатры», редко исполняемые не только в России, но и, по словам самой Стефани, во Франции.

Над циклом «Летние ночи» композитор работал долго, более 20 лет. Первая неопубликованная редакция цикла относится к 1834г. Завершил его Берлиоз в 1841 и затем отложил произведение более чем на 20 лет. Тогда «Летние ночи» предназначались для тенора, меццо- сопрано и фортепиано. В 1865 году Берлиоз вернулся к своему детищу, сделал переложение для оркестра и убрал тенора. В таком формате мы и услышали «Летние ночи» на Фестивале. Цикл написан на шесть стихотворений из сборника «Комедия смерти» друга композитора французского поэта-романтика Теофиля Готье. Название «Летние ночи» придумал сам Берлиоз, отсылая слушателя к комедии «Сон в летнюю ночь» Шекспира, кумира всей своей жизни.

Кантата Берлиоза «Смерть Клеопатры» на стихи поэта и драматурга Пьера-Анжа Вьейяра де Буамартена оказалось новаторским произведением для первой трети 19 века. Старую барочную форму, состоящую из чередования речитативов и арий, композитор наполнил страстью и экспрессией, которые разрывают барочную форму, и делают Кантату цельным монологом умирающей египетской царицы.

Стефани д Устрак показала себя московским слушателям удивительной певицей и актрисой. Её на первый взгляд небольшой голос покоряет настоящей меццо-сопрановой окраской тембра, выразительностью и обаянием. Дар актрисы, которой хотела стать певица, в сочетании с прекрасной музыкой Берлиоза, точной фразировкой и тонкой филировкой звука сразу приковывают к себе внимание слушателя. В одном из интервью Стенафи говорила о важности для неё актерской составляющей образа, будь то спектакль или исполнение вокальных сочинений.

Поэтому и на концертную эстраду она выходит уже в образе того персонажа, от имени которого поведёт рассказ. Цикл «Летние ночи» исполняется от имени мужчины. Певица появляется на сцене в черных брюках и белой изящной курточке. Она пропускает все шесть песен через сердце мужчины, начиная с легкой и непринуждённой пастушьей песни «Вилланелла», наполненной любовью к прекрасной даме, счастьем быть с ней вместе. Затем через песни «Призрак розы», «На лагунах», «На кладбище: лунный свет» певица раскрывает иной, драматический мир героя, потерявшего свою возлюбленную, заканчивая цикл мечтой молодого человека о «Неведомом острове», где есть вечная любовь.

Во втором отделении концерта Стефани предстала настоящей египетской царицей: чёрное, облегающее платье, на руках браслеты, в ушах большие тяжёлые серьги, царственный профиль — будто она сошла к нам с древних фресок. Все четыре части кантаты «Смерть Клеопатры» де Устрак провела без перерыва, изливая душу несчастной вдовы Антония и Цезаря, отданной во власть жестокого Октавиана. Яркие всплески негодования и и тихие раздумья о своей трагической судьбе. Голос певицы то взвивался вверх на forte, когда страдала гордость её опозоренной героини, решившей уйти из жизни, то сходил на нежнейшее piano, когда Клеопатра вспоминала о своём величии и счастье с Антонием и Цезарем. И тихий, словно истаивающий финал — наступала смерть гордой египетской владычицы. Потрясённые слушатели минуту молчали, а потом устроили овацию Стефани, надеясь на «бисы». Но какие могут быть «бисы» после такой трагедии!

Стефани д'Устрак и Александр Рудин
Стефани д'Устрак и Александр Рудин

Вечер прошёл в сопровождении Московского Камерного оркестра «Musica Viva» п\у Александра Рудина. Дирижёр знает и прекрасно чувствует природу вокального искусства. Его оркестр был чутким и выразительным партнёром де Устрак. Нигде не нарушался баланс звучания оркестра и голоса певицы. В то же время «Musica Viva» во главе с А. Рудиным сыграла подлинного Берлиоза. Составляя программу концерта из двух драматически-трагедийных произведений композитора, устроители решили включить в концерт, чтобы несколько разредить его серьёзный настрой Сюиту из балета Лео Делиба «Коппелия». Оркестр исполнил её совсем не по-балетному, ярко подавая хиты «Коппелии» в симфоническом плане.

В июне пройдёт заключительный концерт фестиваля «Опера Априори». Его героиней станет корейское сопрано Суми Чо.

Елизавета ДЮКИНА, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Ira Polyarnaya /Art-Brand