Александр Рудин

04/05/2017 - 12:32   Классическая музыка   Концерты
В Ярославле стартовал IX международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета. Точнее, начался он еще 1 мая спектаклем, и это очень характерно вообще для всех фестов Башмета.

Они все мультикультурные, синтетичные. И уж точно просветительские. Именно поэтому в Ярославль приехал спектакль Константина Хабенского и Юрия Башмета «Не покидай свою планету» с участием «Солистов Москвы». А уже 2 мая начались выездные камерные концерты по райцентрам области, - и это, возможно, не менее важная часть фестиваля, чем основная в Ярославле.

Сугубо музыкальная программа началась 3 мая под заголовком «Брамс — Шуман и их окружение», причем началась с теоретической части! С конференции на тему австро-немецкой романтики, на которую с докладами съехались такие видные специалисты по теме, что дух захватывает: Екатерина Царева (Шуман/Брамс), Борис Мукасей (Брукман), Татьяна Чернова (ее тема без комментариев: «Вокальное в инструментальном: опыт романтизма»). Заинтересованность в дискуссиях была такова, что конференция продлилась на час дольше запланированного.

А в зале имени Собинова тем временем еще одна новая традиция: преконцерты. То есть за 45 минут до концерта на втором этаже звезды вечерней программы играют некоторые произведения, а музыковеды обсуждают темы и дают возможность зрителям что-то спросить у музыкантов.

Итак, «Брамс — Шуман и их окружение». На сцене «Солисты Москвы». Солисты — сам Башмет, а также виолончелист Александр Рудин, пианист Филипп Копачевский, скрипач Петер Ковач (Венгрия) и кларнетист Игорь Федоров. Помимо очевидных Брамса и Шумана, в «окружение» включены Мендельсон, жена Шумана Клара и Йозеф Иоахим. То есть охват максимально широк.

Влияние Шумана на всю австро-немецкую и в каком-то смысле вообще европейскую романтику переоценить невозможно. Отчасти из-за очевидной смены парадигмы рядом с Листом или Шопеном, первыми звездами того времени. К тому же Шуман умел пиарить свои концептуальные отличия — будучи отличным журналистом, он основал газету Neue Zeitschrift für Musik, где яростно обличал «отжившее в искусстве», обзывая классиков филистерами. При жизни это мало ему помогло: его точно так же яростно обзывали эпигоном Шуберта и Вебера, а новаторские формы, гармонии, ритмы оставались недопонятыми широкой публикой. Но отнюдь не историей музыки...

Концерт и открылся Робертом Шуманом. Из «Шести восточных картин» (1848) сыграны «Солистами Москвы» п/у Юрия Башмета были три: первая, четвертая и пятая. Изначальные экспромты для двух фортепиано в четыре руки были самим Шуманом переложены для струнного оркестра. Произведение зрелое, и эта горестная романтика передана «Солистами» через призму той самой темы Черновой «Вокальное в инструментальном», но скорее наоборот, инструментальное как вокальное, - столь певуче звучит оркестр.

Игорь Федоров, Александр Рудин и Юрий Башмет
Игорь Федоров, Александр Рудин и Юрий Башмет

Феликс Мендельсон, как один из духовных учителей Шумана, представлен концертштюком №2 для кларнета и бассетгорна с оркестром (1833) в переложении для кларнета и виолончели. Переложение настолько удачное, а Александр Рудин настолько убедителен, что остается лишь задумываться о том, насколько ранний хрупкий Мендельсон в своей прозрачной романтике соотносится с рваным нервным миром романтики Шумана. Контрасты велики, и разве не в этом изначальный посыл всего мероприятия? Задуматься…

https://showbi.ru/upload/2017/05/03/20170503233720-3cea0485.jpg
Филипп Копачевский

Часть публики очевидно пришла на юного одаренного пианиста Филиппа Копачевского, а ему выпало играть концертштюк Клары Шуман (1847) — именно это произведение называют первым, когда хотят подчеркнуть композиторский недооцененный талант жены Шумана, виртуозной пианистки и первой исполнительницы всего фортепианного Шумана и раннего Брамса. Произведение эффектное, выстроенное на многослойных диалогах солирующего фортепиано и струнного оркестра. Копачевский сыграл сдержанно, явно держа в голове замысел автора о равноправии диалога, не перебивая и не доминируя, ставя сухие точки в конце своего высказывания и давая «высказаться» партнеру-оркестру. Прекрасное исполнение, бурные аплодисменты.

Юрий Башмет и Филипп Копачевский
Юрий Башмет и Филипп Копачевский

Для представления Концерта №1 для скрипки с оркестром (1851) Йозефа Иоахима, основателя скрипичной школы XX века (именно он снабдил Брамса рекомендательным письмом к Шуману, с той знаменательной встречи и начался известный нам Брамс) в Ярославль приехал венгерский виртуоз скрипки Петер Ковач. Он частый гость на фестивалях Башмета, председатель жюри конкурса им.Ауэра в Петербурге. Его легкость, воздушность порою в последние годы столь же упрямо сочетается с некоторой небрежностью звукоизвлечения. Так случилось и с этим Концертом. Очевидное в партитуре влияние Листа на раннего Иоахима смелый Ковач подменил на влияние Паганини, отчего некоторые пассажи стали слушаться очень-очень странно, обессмысливающе даже. Оставим этот эксперимент на совести Ковача…

Петер Ковач
Петер Ковач

А все второе отделение отдано Брамсу. Квинтет си минор для кларнета и струнного квартета (1891) сам Башмет лично переложил для альта и струнных, и это тот случай, когда риск вполне оправдан. Грустный альт Башмета поет как кларнет на похоронах, но обогащает звук сугубо струнными обертонами, это убедительно. Поздний Брамс — это всегда об уходе, всегда о неизбежности тлена. Врывающийся изредка мажор похож на дуновение свежего ветерка на кладбище, взвивающего волосы на головах поминающих. Юрий Башмет ведет свою партию массивно, крупными мазками, под горестные охи оркестра. Брамс в его исполнении монументален и симфоничен. А звук «Солистов Москвы» привычно прозрачен и безукоризненен.

Юрий Башмет и «Солисты Москвы»
Юрий Башмет и «Солисты Москвы»

Фестиваль в Ярославле после столь яркого старта обещает еще много интересного. Сегодня, например, здесь снова выступят норвежские «Солисты Тронхейма», а до и после концерта расскажут, зачем «народники» пишут академическую музыку…

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Юрий Башмет
Юрий Башмет
Юрий Башмет
Юрий Башмет
Игорь Федоров, Александр Рудин
Игорь Федоров, Александр Рудин
06/10/2015 - 13:55   Классическая музыка   Анонсы
10 октября в Светлановском зале Московского международного Дома музыки состоится концерт из музыки Арво Пярта - признанного во всем мире эстонского композитора, отметившего в минувшем сентябре 80-летний юбилей.

В концерте будут представлены основные жанры, в которых писал автор: хоровая, инструментальная музыка, а также оркестровые сочинения.

Фортепианные произведения исполнит профессор Московской консерватории, один из ведущих исполнителей современной музыки Алексей Любимов. Они принадлежат разным периодам творчества Пярта: Партита № 2 (1958) создана еще в годы обучения в консерватории; пьесы “К Алине”(1976) и “Вариации на выздоровление Аринушки” (1977) - первые произведения, созданные в новой технике “tintinnabuli” (колокольчики - лат.), определившей индивидуальный стиль и ставшей главным выражением духовно-философского мировоззрения композитора.

В той же технике созданы Cantus (памяти Б. Бриттена) для струнного оркестра и колокола (1977) и Tabula rasa двойной концерт для двух скрипок, струнного оркестра и подготовленного фортепиано (1977), которые исполнят Станислав Малышев (скрипка), Елена Корженевич (скрипка) и Алексей Любимов (фортепиано). Номинированное на Grammy в номинации “Лучшая композиция современности” (2003) сочинение Orient and Occident (Восток-Запад) для струнного оркестра (2000) прозвучит в исполнении оркестра Musica Viva.

Рождению нового стиля во многом способствовало изучение старинной хоровой музыки - от монодии до вокальной полифонии XVI века, поэтому хоровая музыка занимает важное место в творчестве Арво Пярта. Хоровые произведения Два славянских псалма (1984), Magnificat (1989), “Богородице Дево, радуйся” (1990), Nunc dimittis (2001) прозвучат в исполнении вокального ансамбля «Интрада». Дирижер - Александр Рудин.

Концерт пройдет в рамках третьей московской акции “Ночь музыки”, начало в 21.00, вход свободный.

26/05/2014 - 11:37   Классическая музыка   Концерты
Приближается финал первого сезона Международного фестиваля «Опера Априори».

Надо отдать должное его устроителям — уровень фестиваля как художественный, так и организационный был на высоте. Не отменился ни один концерт, не было замены солистов. Действительно, в Москву приглашаются замечательные певцы в расцвете своего таланта, востребованные в оперных домах и на фестивалях мира. И что особенно ценно; все концерты проходят на одной из лучших концертных площадок Москвы в Большом зале консерватории с его прекрасной акустикой.

На предпоследний концерт фестиваля впервые в Россию приехала Стефани д'Устрак, лучшая барочная певица Франции.

Стефани д'Устрак
Стефани д'Устрак

Внучатая племянница композитора Франсиска Пуленка, Стефани родилась в британском городе Рен, в детстве любила петь, занималась в детском хоре п\р Мишеля Ноэля. Мечтала стать артисткой, но, услышав оперную звезду Терезу Берганца, решила учиться на оперную певицу. Сразу после окончания Лионской консерватории дирижёр Уильям Кристи привлёк ее к работе со своим оркестром, где она специализировалась на барочной опере. Сегодня в её творческий багаж входят оперы Люлли, Рамо, Пёрселла, Моцарта, Гайдна, Россини и любимая «Кармен» Бизе. Стараясь расширять свой репертуар, она поёт не только произведения Монтеверди, Скарлатти, Порпоры, Глюка, но и Шумана, Берлиоза, Дебюсси, Пуленка, Равеля, Шёнберга, Бриттена.

В Москве Стефани решила исполнить сочинения Гектора Берлиоза: вокально-симфонический цикл «Летние ночи» и кантату «Смерть Клеопатры», редко исполняемые не только в России, но и, по словам самой Стефани, во Франции.

Над циклом «Летние ночи» композитор работал долго, более 20 лет. Первая неопубликованная редакция цикла относится к 1834г. Завершил его Берлиоз в 1841 и затем отложил произведение более чем на 20 лет. Тогда «Летние ночи» предназначались для тенора, меццо- сопрано и фортепиано. В 1865 году Берлиоз вернулся к своему детищу, сделал переложение для оркестра и убрал тенора. В таком формате мы и услышали «Летние ночи» на Фестивале. Цикл написан на шесть стихотворений из сборника «Комедия смерти» друга композитора французского поэта-романтика Теофиля Готье. Название «Летние ночи» придумал сам Берлиоз, отсылая слушателя к комедии «Сон в летнюю ночь» Шекспира, кумира всей своей жизни.

Кантата Берлиоза «Смерть Клеопатры» на стихи поэта и драматурга Пьера-Анжа Вьейяра де Буамартена оказалось новаторским произведением для первой трети 19 века. Старую барочную форму, состоящую из чередования речитативов и арий, композитор наполнил страстью и экспрессией, которые разрывают барочную форму, и делают Кантату цельным монологом умирающей египетской царицы.

Стефани д Устрак показала себя московским слушателям удивительной певицей и актрисой. Её на первый взгляд небольшой голос покоряет настоящей меццо-сопрановой окраской тембра, выразительностью и обаянием. Дар актрисы, которой хотела стать певица, в сочетании с прекрасной музыкой Берлиоза, точной фразировкой и тонкой филировкой звука сразу приковывают к себе внимание слушателя. В одном из интервью Стенафи говорила о важности для неё актерской составляющей образа, будь то спектакль или исполнение вокальных сочинений.

Поэтому и на концертную эстраду она выходит уже в образе того персонажа, от имени которого поведёт рассказ. Цикл «Летние ночи» исполняется от имени мужчины. Певица появляется на сцене в черных брюках и белой изящной курточке. Она пропускает все шесть песен через сердце мужчины, начиная с легкой и непринуждённой пастушьей песни «Вилланелла», наполненной любовью к прекрасной даме, счастьем быть с ней вместе. Затем через песни «Призрак розы», «На лагунах», «На кладбище: лунный свет» певица раскрывает иной, драматический мир героя, потерявшего свою возлюбленную, заканчивая цикл мечтой молодого человека о «Неведомом острове», где есть вечная любовь.

Во втором отделении концерта Стефани предстала настоящей египетской царицей: чёрное, облегающее платье, на руках браслеты, в ушах большие тяжёлые серьги, царственный профиль — будто она сошла к нам с древних фресок. Все четыре части кантаты «Смерть Клеопатры» де Устрак провела без перерыва, изливая душу несчастной вдовы Антония и Цезаря, отданной во власть жестокого Октавиана. Яркие всплески негодования и и тихие раздумья о своей трагической судьбе. Голос певицы то взвивался вверх на forte, когда страдала гордость её опозоренной героини, решившей уйти из жизни, то сходил на нежнейшее piano, когда Клеопатра вспоминала о своём величии и счастье с Антонием и Цезарем. И тихий, словно истаивающий финал — наступала смерть гордой египетской владычицы. Потрясённые слушатели минуту молчали, а потом устроили овацию Стефани, надеясь на «бисы». Но какие могут быть «бисы» после такой трагедии!

Стефани д'Устрак и Александр Рудин
Стефани д'Устрак и Александр Рудин

Вечер прошёл в сопровождении Московского Камерного оркестра «Musica Viva» п\у Александра Рудина. Дирижёр знает и прекрасно чувствует природу вокального искусства. Его оркестр был чутким и выразительным партнёром де Устрак. Нигде не нарушался баланс звучания оркестра и голоса певицы. В то же время «Musica Viva» во главе с А. Рудиным сыграла подлинного Берлиоза. Составляя программу концерта из двух драматически-трагедийных произведений композитора, устроители решили включить в концерт, чтобы несколько разредить его серьёзный настрой Сюиту из балета Лео Делиба «Коппелия». Оркестр исполнил её совсем не по-балетному, ярко подавая хиты «Коппелии» в симфоническом плане.

В июне пройдёт заключительный концерт фестиваля «Опера Априори». Его героиней станет корейское сопрано Суми Чо.

Елизавета ДЮКИНА, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Ira Polyarnaya /Art-Brand