Наталья Лагина

12/06/2021 - 04:49   Classic   Концерты
Концертный спектакль, состоявшийся 30 мая 2021 года в концертном зале им. П. И. Чайковского, шёл, разумеется, на языке оригинала, то есть на французском. И вообще, вся партитура как бы источает пряный жасминовый аромат, ‑ такая музыка.

В практике наших театров «Лакме» почти забыта. А в дни моего детства, ещё в «подстульном» возрасте, она шла на сцене филиала Большого театра, и я влюбилась в неё. Судя по сохранившимся программкам, я слушала её не меньше восьми раз. Кроме музыки, я влюбилась ещё и в тенора Анатолия Серова, исполнявшего главную роль героя-любовника Джеральда. Позже я поняла, что тенор пел не лучшим образом, но музыка - так хороша.

Правда, одна деталь тогда по-своему мешала смотреть (но не слушать) оперу. Все колоратурные сопрано, певшие заглавную партию в «Лакме», обладали замечательными голосами (например, Мария Звездина, Вера Фирсова), но были сценически мало похожи на хрупкую жрицу из индийской глухомани. Однако, едва начинал звучать тот самый дуэт Лакме со служанкой Малликой, потом звучала поразительная «Ария с колокольчиками», более чем плотные фигуры певиц уже не мешали. Побеждала музыка, её величество музыка.

Юлия Мазурова
Юлия Мазурова

Французский композитор-классик Лео Делиб закончил «Лакме» в 1882 году, и она имела в Париже оглушительный успех. Сопутствовал успех «Лакме» и в России, где её премьера состоялась в 1883 году. Но растущая известность балетов Делиба «Коппелия» и «Сильвия»(«Фадетта») вытеснили из репертуаров его оперы и, увы, они забылись.

В Концертный зал им. Чайковского на концертное исполнение «Лакме» просто невозможно было попасть. Тем более, что в главных партиях выступали молодые, но уже знаменитые французские и английские артисты, за дирижёрским пультом стоял яркий иностранец. Но и наши соотечественники были тоже выше всех похвал. И музыка. Вот что написано о «Лакме» в буклете, выпущенном филармонией к этому концерту: «Лучшая опера Делиба отразила наиболее типичные черты его дарования: изящество и лаконизм, остроумие и искренность, красоту и свежесть мелодики и гармонии. Музыкальная материя оперы соткана из нежнейшей, поэтической кантилены и акварельного оркестра, который переливается изысканными красками и интонациями».

Борис Дьяков, Маргарита Калинина
Борис Дьяков, Маргарита Калинина

Всё это счастливо звучало в оркестре под управлением очень одарённого американско-ирландского дирижёра Роберта Туои, музыкального руководителя оперного театра в Лиможе, в котором в 2017 году он блестяще дебютировал в «Лакме», а сейчас в концерте в КЗЧ был принят с большим энтузиазмом московскими зрителями. Совсем юный Российский национальный симфонический молодёжный оркестр, завершающий исполнением «Лакме» свой третий творческий сезон, играл редкостно точно следуя музыке и выразительной руке дирижёра.

Роберт Туои (дирижер), Сириль Дюбуа
Роберт Туои (дирижер), Сириль Дюбуа

А к тому же в исполнении был занят ещё один талантливый коллектив – Академический Большой хор «Мастера хорового пения» радио «Орфей» Льва Конторовича. Оркестр, хор, солисты показали очень цельное исполнение, играя именно ориентальную оперу, у которой есть свои особенные трудности, преодолевать которые сложно даже имея смелость и высокий профессионализм.

Ориентальные сюжеты, как известно, были очень популярны в последней трети позапрошлого века. Вспомним «Мадам Баттерфляй» Пуччини, балет «Баядерка» Минкуса, оперы «Африканка» Мейербера и «Искатели жемчуга» Бизе ‑ перечислять можно долго. Продолжу цитату: «Чарующая ориентальная сказка XIX века противопоставлена миру англичан-колонизаторов. И всё действие ‑ в восточном колорите. Сказка про любовь Лакме и английского лейтенанта Джеральда, и сила этого взаимного чувства, завершающегося трагически, по настоящему забирает мысли и чувства зрителей».

Миклош Шебештьен, Сабин Девьель
Миклош Шебештьен, Сабин Девьель

Сабин Девьель во многих известных театрах Европы давно уже славится и голосом, и высоким профессионализмом, - не только вокальным, но и чисто драматическим. Лирический тенор Сирилл Дюбуа обладает идеально подвижным голосом, великолепно интонируя, в том числе и на пианиссимо. Миклош Себастьян (бас-баритон), с моей точки зрения, самый яркий из всей труппы «Лакме».

Юлия Засимова, Маргарита Калинина
Юлия Засимова, Маргарита Калинина

Но как хороши наши! Баритон Борис Дьяков, меццо-сопрано Юлия Мазурова, сопрано Инна Деменкова, меццо-сопрано Маргарита Калинина удивительно хороши. И, наконец, совсем юный тенор Павел Гогадзе. И что ещё хочется отметить: казалось бы, концертное исполнение не требует сугубо актёрской работы, но те, кто был занят в «Лакме», буквально минимальными нюансами, экономной мимикой и чуткой пластикой создавали живые образы персонажей. Особенно Девьель (Лакме), Дюбуа (Джеральд) и в первую очередь Себастьян (отец Лакме, жрец Нилаканта).

Сабин Девьель
Сабин Девьель

Снова и снова не могу не говорить о красоте музыки. Кроме самых знаменитых номеров возникло ариозо Джеральда («Я не знаю, не во сне ль всё вижу», - привожу русский текст), можно ли не сказать, что это ариозо просто немыслимой красоты. Зал взрывается от него, как от «Арии с колокольчиками», кстати, исполненной с подлинным блеском и изяществом. И ещё очень хороши «Стансы Нилаканты» ‑ о нежности и любви сурового жреца к дочери, и крайне органично переданы были ориентальные мотивы и интонации.

Слева направо: Павел Гогадзе, Инна Деменкова, Маргарита Калинина, Юлия Засимова, Сабин Девьель, Роберт Туои (дирижер), Сириль Дюбуа, Юлия Мазурова, Борис Дьяков, Миклош Шебештьен
Слева направо: Павел Гогадзе, Инна Деменкова, Маргарита Калинина, Юлия Засимова, Сабин Девьель, Роберт Туои (дирижер), Сириль Дюбуа, Юлия Мазурова, Борис Дьяков, Миклош Шебештьен

«Лакме», бесспорно, - одна из лучших опер Франции. Она вся внутренне поётся. И как-то преследует невольное ожидание следующей ноты, следующей реплики, следующего номера. Ожидание не обманывает. Мастерская работа всего коллектива, занятого в концертном исполнении, оставляет самое лучшее впечатление. Хочется слушать оперу снова и снова.

Наталья ЛАГИНА
Фото предоставлены пресс-службой Московской филармонии