Дмитрий Юровский

21/11/2022 - 03:42   Classic   Концерты
Листовская премьера Первого концерта для фортепиано с оркестром с солирующим автором и под управлением Гектора Берлиоза прозвучала в Веймаре в 1855 году. Уже тогда Ференц Лист был признан величайшим пианистом своего времени, открывшим новую эру пианизма.

Российский национальный молодёжный симфонический оркестр. Бетховен – «Эгмонт» Увертюра в трагедии Гёте; Вагнер – Увертюры к операм «Нюрнбергские мейстерзингеры», «Тангейзер»; Лист ‑ 1 и 2 фортепианные концерты.
Дирижёр Дм. Юровский. Солист Денис Мацуев.
Бисы: Мошковский – Пьеса; Пуленк – Скерцо; Мацуев – Импровизация на темы из музыки Грига к «Пер Гюнту» «Песня Сольвейг» и «В пещере горного короля».

И по сей день это произведение играется постоянно во всём мире с ошеломительным успехом. Каждое его исполнение праздник для слушателей и экзамен для музыкантов. Интерес, успех, влюблённость – можно привести много добрых и восторженных слов приветствуя в концертах этот шедевр. Почти то же должно сказать и о Втором фортепианном концерте. И так есть на самом деле. А когда за роялем такой поразительный пианист, как Денис Мацуев, трудно даже подобрать слова, чтобы охарактеризовать это исполнение.

Дмитрий Юровский
Дмитрий Юровский

Вот такой праздник пришелся на предпоследний день нынешней осени. Практически невозможно передать, что творилось возле зала им. Чайковского, а зал был переполнен, как всегда бывает на концертах Мацуева. И то, что перед Листом молодой молодёжный оркестр сыграл вагнеровскую увертюру к «Тангейзеру», ещё больше подогрело ожидания слушателей. Но, сожалению, не могу сказать, что Вагнер был идеально хорош. Буквально на втором такте киксанула валторна, но, к счастью, её быстро прикрыли струнные. Энергичное движение оркестра, особенно умных виолончелей, подхваченное всеми струнными, соединившимися с очень хорошо ведущей главную тему трубой чётко вошли в заданное автором и дирижёром движение, и увертюра обрела свой классический ход. Сразу же хочу сказать, что самого большого по точности движения ритма задали красивые, выразительные, очень корректные руки дирижёра. Оркестр по сути на протяжение всего концерта следил тщательно и увлечённо за этими руками, ведущими слушателей в мир прекрасной музыки. О красоте рук, о пластике этих рук Дмитрия Юровского можно и должно, очень долго (я бы сказала – бесконечно) говорить, следить за всем ходом концерта, особенно отметив эпизоды мягкого, негромкого звучания (например, в обоих листовских концертах и очаровательные фрагменты piano-pianissimo. Но и в этом, (что касается всей программы) к сожалению, встречаются и крайне громкие эпизоды, которые ломают стройную форму сочинения и вызывают, скажем прямо, досаду (даже порой некую скуку). Это было, к примеру, в «Мейстерзингерах» и в начале Второго концерта. Но тут же надо особо отметить дуэты виолончелей и контрабасов, звук которых совершенно покоряет и поразительно тонко и ёмко рождается «поющими» руками дирижёра.

Фото концерта
Фото концерта

Если бы не досадные киксы, можно было бы с полным основанием говорить об отлично звучащем всем оркестром. Но хоть они и есть, хорошего, всё-таки, было куда больше, и это радует. Во Втором концерте покоряют хрупкие, трепещущие скрипки, которым ненавязчиво помогают флейты, играя очень слаженно, но (нельзя не заметить) но порой просто немыслимо громко. Понятно, что у автора (я имею ввиду Листа) звук, как правило, в мощных, бравурных, маршевых эпизодах всегда большой. Тут важно найти точное сочетание исполнения громко и тихо. С Бетховеном не поспоришь, да и надо бы? Вот, скажем, эпизод удивительной красоты: треугольник, литавры, бубен и малый барабан в «Эгмонте». Шикарно!

А в Концертах настоящее обаяние вызывают «качели» - очень громкого и очень тихого – тут оркестр и солист абсолютно солидарны. Эти невероятные перле и прочие виртуозные пассажи у Мацуева! – вряд ли с ходу найдёшь такие же. Вообще, пианизм Мацуева неподражаем, и нынешний концерт в очередной раз подтвердили его. И всё-таки хорошо бы иногда играть с меньшим напором, а то и без того мощные первые фразы Первого концерта Листа так громыхнули, что ой-ой-ой! Конечно, мне могут сказать: «Зачем заниматься мелочами, когда блестяще играет блестящий пианист, гордость русской пианистической школы признанной и прославленной во всём мире. Может быть и не надо писать об этих мелочах?. Но, думается, что именно потому, что Денис Мацуев так убедительно хорош, к нему надо предъявлять максимум требований, а этому, между прочим, и он сам от себя требует.

Денис Мацуев
Денис Мацуев

Оба листовских шедевра окончательно покорили зал. Но не меньше покорила мацуевская щедрость, когда он начал играть бисы. Бисы – один другого лучше, ярче, по-хорошему яростнее, по-хорошему лиричнее, по-хорошему поразительнее в фантастическом блеске фортепианного совершенства. Это – пьеса Мошковского, «Скерцо» Пуленка, импровизация на темы «Пер Гюнта» Грига – «Песня Сольвейг» и «В пещере горного короля. Собственно, как это всегда бывает у Мацуева, каждый его концерт – своеобразное «путешествие по профессии». Судите сами: два Концерта для фортепиано с оркестром – с его техническими сложностями и эмоциональной эффектностью и глубиной; виртуозный «бисерный» этюд; буквально сумасшедшая по силе, красоте и мощи большая пьеса по музыке Грига… Уважаемо, ничего не скажешь. Что творилось в зале не передать словами. Что, впрочем, касалось и очень хорошо и ладно (в целом) игравшего оркестра (помехи легко устранимы), и мастерство талантливого маэстро. Все вместе они принесли настоящий успех всему вечеру яркой и смелой великой классики.

Наталья ЛАГИНА

07/10/2022 - 03:05   Classic   Концерты
Прежде чем говорить об этой удивительно яркой программе, мне хочется напомнить (потому как мало кто об этом знает) о том, как искалось эффектное и точное название основной темы программы («Вальс» Мориса Равеля). А это было довольно примечательно.

Что именно? А вот что. По сути вся произведения, составляющие программу, так или иначе, были созданы в преддверии или в начале Первой мировой войны. И кто-то из восторженных слушателей-профессионалов на премьере произнёс, а за ним стали произносить многие: «Это очень необычная, но, бесспорно блестящая пьеса. Я бы назвал её «Танец на вулкане».

Автору этой рецензии упомянутое название много лет назад подарила видная советская музыковед Светлана Виноградова, которая вела в Московской филармонии концерты для детей. Я была среди этих детей и запомнила это, в самом деле, эффектное название пьесы Равеля – одного из самых замечательных композиторов Франции первой половины ХХ века… И вот сейчас те слова вернулись, обретя множественное число «Танцы на вулкане». Почему так? Сейчас обратимся к программе, прозвучавшей в концертном зале «Зарядье» 28 сентября 2022 года, и всё станет понятно.

ГАСО им. Е. Светланова. Дирижёр Д. Юровский

Форе – Сюита из музыки к драме Метерлинка «Пеллеас и Мелизанда»;
Пуленк – «Gloria» для сопрано, хора и оркестра – Л. Петрова, «Мастера хорового пения»;
Дебюсси – Четыре симфонических фрагмента из музыки к мистерии Д’Аннунцио «Мученичество святого Себастьяна»;
Равель «Вальс», хореографическая поэма для оркестра»

Комментарии Дм. Юровского.

Перед вступлением музыки надо привести ещё одну цитату, принадлежащую Дмитрию Юровскому в его комментариях:

«Произведения, которые мы представим, заметно отличаются друг от друга, неся на себе отпечаток личности их авторов, написаны для разных составов, включающих и симфонический оркестр, человеческие голоса. Но есть одна примета, объединяющая их в гармоническое целое, и примета это – изысканная театрализованность сюжетов».

Дмитрий Юровский
Дмитрий Юровский

А теперь первая пьеса, вернее сюита Габриэля Форе из музыки к драме Мориса Метерлинка «Пеллеас и Мелизанда». К этой пьесе обращались несколько выдающихся французских композиторов, самое знаменитое было в опере Клода Дебюсси. Но тут у Форе возникла неожиданная жанровая связь с балетом. С балетом, впрочем, как говорил дирижёр во вступительном слове, связана вся программа. Сюита Форе – это балет, поставленный Джорджем Баланчиным в знаменитых «Драгоценностях» под титлом «Изумруды». Они и сейчас очень популярны. Мало сказать «популярны» ‑ они ошеломительно хороши, ослепительно красивы, их невероятно трудно представить обычными словами: нужны какие-то особенные. И оркестр с талантливым маэстро нашел именно те самые, которые нужны. Слова, вернее музыкальные темы, необычные внутреннюю и внешнюю театральность, особенную слаженность, динамические повороты, вокальную красоту. И, более того, так гармонично звучат все оркестровые группы, что зритель уже переполнен этой поразительной музыкой.

Все участники концерта
Все участники концерта

В шести её частях трудно назвать лучшую, ибо лучшие все. Но лично мне ближе вторая и пятая части. В предыдущих отзывах о новейших выступлениях Светлановского оркестра я уже писала о прекрасной нынешней инструментальной, вокальной, ритмической форме ГАСО. Об идеальном изяществе и элегантности звукописи. Подкупает импрессионистическое звучание, родственное, например, Клоду Моне. Оркестр очень радует своим прочтением весьма непростой именно импрессионистической и постромантической музыки, где захватывает и разность оркестрового языка, и крайне интересная лирическая динамика движения музыки. Кстати, это качество освещало всю конкретную программу, где звучит и душевное тепло, и озорство, и танец, и яркий напев, и величавость поступи, и грусть, сменяющая веселье, и наоборот (в данном случае я имею в виду «Gloria» Франсиса Пуленка). В ней особенно хороши кружевные струнные и не только они. Например, грустноватые (а то и трагические) другие поющие группы оркестра.

Очень увлекает почти ангельское четвертое явление мелодии, нерва и чувства, вводящее в исполнение женский голос – ослепительное, прозрачное, редкого обаяния высокое сопрано. Очень хороша у Любови Петровой её вокальная партия, которая так органично и тоже (простите!) ангельски сливается с хором, который, как всегда у Канторовича звучит прекрасно. Пение образное, актерское, элегантное в своём импрессионистическом прочтении напоминающее не только Клода Моне, но и Сислея, и Утрилло, и даже Ван Гога…

Любовь Петрова
Любовь Петрова

Неожиданное, но сильное впечатление произвели четыре симфонические фрагменты из музыки Клода Дебюсси к мистерии на текст Габриэля Д’Аннунцио «Мученичество святого Себастьяна». Тут, мне кажется, должно говорить о мощи и красоте звучания оркестра исключительно с восклицательными знаками, потому что просто любоваться красотой и изысканностью невозможно…

Мне могут сказать: «Что же, весь концерт был на такой высоте, что восклицательные знаки в большом количестве необходимы?!» «Да!» уверенно отвечу я ( да и весь зал, который не скрывал своего восторга). И добавлю ещё одно восклицание, хотя в нём есть и некоторая спорность. Это касательно того самого «Вальса», т. е. «Танца на вулкане», что дал название рецензии-впечатлению от привлекательности всей отличной программы. А в чём спорность решения? Видите ли, выдающееся сочинение Мориса Равеля написано очень непросто. Именно потому, что действие, так сказать, развивается на «вулкане», оно и по звуковой динамике необычно, и едва ли не fff здесь привычны, однако оркестровые мощности, особенно в самом финале всё-таки, на мой взгляд, излишни, потому что обидно скрывают тонкую оркестровку, кружевную эквилибристику. Конечно, можно и так. А почему бы, собственно, нет! Повторю – ломанные, колючие, фантастические формы массовых фрагментов Равель благословил сам fff. Получилось очень ярко (может, всё-таки чуточку помпезно)… К чему придираться – Дм. Юровский умеет убеждать. И в этой программе ему всё, как всегда, всерьез удалось.

Наталья ЛАГИНА
Фото: Вера ЖУРАВЛЕВА

21/09/2022 - 01:54   Classic   Концерты
Утром второго сентября 2022 года из Москвы отправились пять автобусов.

В трёх из них ехали 145 первокурсников Музыкального училища при Московской консерватории, более известного как «Мерзляковка». Путь лежал в подмосковный Клин, в Заповедник-музей П. И. Чайковского: торжественно получать студенческие билеты и проходить посвящение в музыканты.

В двух других расположился со своими инструментами Государственный академический симфонический оркестр России им. Е. Ф. Светланова.

Вот уже десять лет как Владимир Юровский (в то время худрук ГАСО), сам выпускник Мерзляковки, восстановил традицию торжеств в Клину, одной из важнейших составляющих которых стал дневной концерт ГАСО для первокурсников в концертном зале музея-заповедника. В этом году за дирижёрский пульт встал младший брат Владимира, Дмитрий Юровский.

Дмитрий Юровский
Дмитрий Юровский

Программа концерта была весьма нетривиальной. Хотя из всех программ ГАСО последнего десятилетия трудно припомнить хоть одну тривиальную. Предстояло сыграть два сочинения.

Сначала — мировая премьера Концертной симфонии для скрипки, альта и виолончели с оркестром Моцарта и Джеффри Чинга.

Перу Моцарта в этом произведении принадлежит 131 такт. Окончание первой, вторая и третья части целиком стилизованы «под Моцарта» Чингом. При этом он использовал части других неоконченных сочинений Моцарта того же периода. Основой для второй части стало Adagio для скрипки, для третьей ‑ рондо из струнного квартета. Скорее всего, Моцарт писал эту Концертную симфонию не на заказ – для заработка, а для души, и не нашел времени закончить её. В комментарии Дмитрий Юровский признался, что он сам не всегда может точно сказать, где кончается Моцарт и начинается Чинг. (За исключением каденций, которые — по мнению дирижёра, с которым нельзя не согласиться — звучат современнее.)

Могут возразить, что мировая премьера первой редакции этой симфонии уже состоялась: в Дрездене в 2018 году. Однако к концертам в Клину Джеффри Чинг не только значительно её переработал, но и специально приехал на это исполнение из Манилы. Так что можно с полным основанием назвать это событие именно мировой премьерой.

Джеффри Чинг и  участники концерта
Джеффри Чинг и участники концерта

Прозвучала Концертная симфония превосходно в обоих концертах. Особо хочу отметить, что все три солиста: скрипач Алексей Гуляницкий, альтист Антон Хлынов и виолончелист Максим Тарноруцкий, прекрасно исполнившие свои партии, даже не концертмейстеры своих групп. Смею предположить, что в мире не так уж много оркестров, которые могут выставить из групп — солистов такого высокого уровня.

Три солиста: скрипач Алексей Гуляницкий, альтист Антон Хлынов и виолончелист Максим Тарноруцкий
Три солиста: скрипач Алексей Гуляницкий, альтист Антон Хлынов и виолончелист Максим Тарноруцкий

Другим сочинением программы стала Вторая симфония П. Чайковского до минор. Судьба у этой симфонии необычная. В отличие от Четвёртой, Пятой и Шестой, которые относятся к наиболее часто исполняемым симфониям вообще, она крайне редко звучит как в России, так и за её пределами. Внятного объяснения, почему это так, я не встречал.

Работу над Второй Чайковский начал летом 1872 года, живя в Украине в разных усадьбах родственников и друзей. В августе он вернулся в Москву с эскизами симфонии, а закончил работу в середине ноября. В процессе сочинения она виделась автору лучшим его творением. Но по завершении работы он стал смотреть на новую симфонию более критично.

Впервые Вторая симфония с огромным успехом была исполнена в январе 1873 года в Москве п/у Николая Рубинштейна. Сам же автор, услышав симфонию в реальном звучании, остался недоволен и внес в партитуру ряд исправлений, с которыми её в Москве исполнил Эдуард Направник. Затем шесть лет Чайковский не давал разрешения на публикацию партитуры симфонии, всё время внося в неё коррективы. Более того, в 1879 году композитор сжёг партитуру и все материалы к ней. Таким образом, вторая редакция пропала, но композитор заново переписал все части симфонии, кроме второй. Так родилась третья редакция, которую Чайковский разрешил издать. (К тому времени он был уже автором и Четвёртой симфонии, и оперы «Евгений Онегин»). Эта редакция считается канонической и если уж исполняется, то именно она.

Вторая симфония получила название «Малороссийская», и вот почему. В трёх её частях в качестве главной темы композитор использовал три народных песни.

Начинается симфония с украинского варианта русской народной песни «Вниз по матушке, по Волге», исполняемой валторной соло (солист Валерий Жаворонков). Вторая основывается на мелодии народной песни «Пряди, моя пряха». А в четвёртой надо всем царит народная песня «Журавель».

Отсюда ясно, почему именно финальную часть симфонии с таким восторгом восприняли члены так называемой «Могучей кучки»: М. Балакирев, Ц. Кюи, А. Бородин, М. Мусоргский и Н. Римский-Корсаков. Именно в ней украинский народный колорит проявился ярче всего.

Исполнение Второй симфонии П. Чайковского Госоркестром было прекрасным. Показателен вот какой факт.

На дневном концерте, когда зал был заполнен первокурсниками, на четвёртой части симфонии все дружно отложили мобильники и, казалось, перестали дышать – так «зацепила» их музыка. Завершила концерт восторженная овация молодёжи.

При всём этом восторге, на дневном концерте у меня возникла одна довольно серьёзная претензия к литаврам. Их партия отвлекала внимание какой-то излишней сухостью. В вечернем концерте, однако, всё стало на свои места. Литавры слились с оркестром. Возможно, сказалась нехватка репетиционного времени.

Вечернее исполнение Второй симфонии можно смело назвать безупречным. И в плане оркестрового звука: с идеальным соотношением групп, и в плане выстроенности формы. Симфония прозвучала в целом масштабно и строго, в каком-то смысле даже сурово. Соблазна, подстерегающего любого исполнителя музыки Чайковского — впасть в излишний сентиментализм, — Дмитрий Юровский успешно избежал.

Название этой симфонии обязано напомнить всем: нам только и не хватает начать делить Чайковского по национальному признаку.

Браво! И ещё раз браво!

Стоит отметить, что все организационные и творческие заботы взял на себя Госоркестр им. Е. Светланова.

Владимир ОЙВИН
Фото: Сергей ГАНУС

01/08/2022 - 02:39   Classic   Концерты
Пятый юбилейный музыкальный open‑air фестиваль «Лето. Музыка. Музей» прошёл с 14 по 17 июля 2022 года в Новом Иерусалиме. Его организатором, как всегда, стал Государственный историко-художественный музей «Новый Иерусалим» при поддержке Московской областной филармонии. Художественный руководитель филармонии, он же президент фестиваля Максим Дунаевский.

В этом году фестиваль, отмечающий свой первый юбилей, посвящён 150-летию Александра Скрябина. В юбилейном году на фестивале выступили: Государственный академический симфонический оркестр России им. Е. Ф. Светланова, Академический симфонический оркестр Московской филармонии, Московский камерный оркестр Musica Viva, вокальный ансамбль «Intrada», дирижёры Дмитрий Юровский, Дмитрий Лисс, Александр Рудин, пианисты Николай Луганский, Полина Осетинская, Андрей Коробейников, Александр Лубянцев, Александр Ключко, Ева Геворгян, сопрано Анна Аглатова.

Я посетил те два концерта, в которых играл Госоркестр им. Светланова. Оба дня за дирижёрским пультом стоял Дмитрий Юровский. А все произведения комментировал главный редактор журнала «Музыкальная академия» Ярослав Тимофеев. Он делал это лаконично, но информативно, в манере живой и доверительной. Видеозаписи его комментариев давались на экранах по обе стороны сцены.

Дмитрий Юровский и ГАСО им. Светланова
Дмитрий Юровский и ГАСО им. Светланова

Программа 15 июля началась Первым фа-диез минорным фортепианным концертом ор. 1 Сергея Рахманинова. Солист – Николай Луганский. Он исполнил сольную партию в концерте с хорошим вкусом, сдержанно, строго и академично в лучшем смысле этого слова. Хорошо сложился ансамбль с оркестром. На бис Луганский превосходно исполнил до минорную прелюдию Рахманинова ор. 23 № 7.

Пианист Николай Луганский и ГАСО им. Светланова
Пианист Николай Луганский и ГАСО им. Светланова

Рояль фирмы «Ямаха» звучал несколько непривычно, напоминая стеклянный звук американского Стейнвея. Это, безусловно, связано с игрой на открытом воздухе. Как говорит великий пианист наших дней Григорий Соколов, игра на рояле на улице – самая стрессовая ситуация для инструмента.

Во втором отделении прозвучали Сюита из музыки оперы «Золотой петушок» Николая Римского-Корсакова и «Поэма экстаза» Александра Скрябина. Мне показалось, что в этот день маэстро Юровский в своих интерпретациях был несколько сдержан, если не сказать «скован». Если в концерте Рахманинова эту сдержанность можно было объяснить следованием солисту в строгом прочтении сочинения, то во втором отделении эта гипотеза не работала. Особенно эта «скованность» проявилась в «Поэме экстаза». Само название говорит о том, что это сочинение должно звучать не в равномерном движении, а в порывах восторга, ликования. Экстаз – это сбившееся дыхание, комок в горле. Отобразить это в музыке может rubato, применённое в допустимых рамках (а рамки определяются вкусом). Как должна ликовать труба в главной партии! Ничего этого в исполнении Дм. Юровского я не услышал. Главное – не ощутил экстаза. Быть может, это изъяны моего восприятия в тот день, но другого сказать не могу. Как говорится, «Платон мне друг, но истина дороже». Знаю, что мои оценки – не истина в последней инстанции, но они мои, и я «на том стою – и не могу иначе». При этом не исключаю возможности изменения моих оценок. Быть может, причина этой скованности была в том, что на открытом воздухе маэстро дирижировал впервые (в антракте репетиции 15 июля он сказал, что слышит оркестр совершенно иначе, нежели в зале).

А вот концерт 17 июля меня удовлетворил полностью! От позавчерашней скованности не осталось и следа. Увертюра к опере Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры» прозвучала с истинно немецкой основательностью.

Сразу чувствуется немецкая школа, которую маэстро получил в Германии и от своего отца – замечательного дирижёра Михаила Юровского, недавно покинувшего наш мир. Светлая ему память! Мы помним не только его собственное творчество, но и то, что он воспитал двух замечательных сыновей, ставших достойными продолжателями дирижёрской династии в четвёртом поколении.

Настоящим подарком слушателям стала «Шехерезада» Мориса Равеля – Три поэмы для голоса с оркестром на слова Тристана Клингзора. (Это псевдоним Леона Леклера, состоящий из имён двух персонажей опер Вагнера).

Во-первых, надо поблагодарить Дм. Юровского за сам факт исполнения этого малоизвестного в России замечательного сочинения Мориса Равеля. Я, например, услышал этот триптих впервые. Во-вторых, хочу отметить, что на высоте были все: и певица, и дирижёр, и оркестр. Блистательно исполнила вокальную партию сопрано Анна Аглатова. Её интерпретация достойна называться изысканной. Партия переливалась полутонами, излучала французский шарм и показывала прекрасный вкус. Вокал Аглатовой был безукоризнен. В верхнем регистре не прозвучало ни одной визгливой ноты. Прекрасно, изысканно и очень тактично вёл аккомпанемент оркестр, ни разу не позволивший себе перекрыть певицу.

Анна Аглатова и ГАСО им. Светланова
Анна Аглатова и ГАСО им. Светланова

Финал фестиваля оказался и его высшей точкой. Ею стало блистательное исполнение Госоркестром Божественной поэмы Александра Скрябина, ор. 43.

Любопытна история создания Божественной поэмы. В 1902 году композитор начал работу над третьей симфонией, думая летом её закончить. Но на него обрушилось нервное истощение (невротическая депрессия, на языке тех лет), и он несколько недель пролежал в гамаке, запрещая себе работать. Затем Скрябин был вынужден для заработка взять заказ на фортепьянные пьесы. Вскоре его отвлекли вопросы философии. Вернувшись, наконец, к наброскам третьей симфонии, он понял, что его взгляды изменились настолько, что написанное буквально вчера уже устарело. Скрябин переформатировал наброски в симфоническую «Божественную поэму», соединяющую в себе философию, литературу и музыку.

По воззрениям Скрябина, человеческая душа в своём развитии должна пройти три этапа: борьбы, искушения наслаждением и Божественной игры. Так он и назвал три части поэмы: Борьба, Наслаждение, Божественная игра.

Партитура Божественной поэмы знаменита рекордным в истории музыки числом ремарок (553) для всех инструментов. Причём написаны они не по-итальянски, как принято, а по-французски.

Для Божественной поэмы у Дмитрия Юровского нашлись и многообразные оркестровые краски, и ритмическая свобода. Особенно ярко прозвучали всплески восторга в третьей части. В целом Поэма прозвучала величественно и возвышенно.

Качество звучания оркестра было отменным, причём всех его групп, включая медные, традиционно наиболее уязвимые для критики. Взаимопонимание оркестра и дирижёра достигло, казалось, невозможной степени. По моему впечатлению, оркестр точнейшим образом откликался на жест дирижёра. В целом «Божественная поэма» прозвучала масштабным полотном позитивного характера.

Но вот на сцену поднялись Генеральный директор музея «Новый Иерусалим» Анна Антипенко и президент фестиваля Максим Дунаевский. Они поблагодарили слушателей за участие в концертах с довольно сложными программами. (Отмечу, что на обоих концертах Госоркестра, где я присутствовал, свободных мест не было. И, что особенно приятно, большинство слушателей были местные жители. Фестивали такого уровня в провинции вносят весомый вклад в привлечение новых слушателей в залы классической музыки).

Анна Антипенко поблагодарила Министерства культуры РФ и Московской области за содействие в проведении фестиваля. Закрывая фестиваль, Максим Дунаевский высоко оценил его профессиональный уровень. Он сказал:

«Мы с радостью констатируем: это признанный международный проект, в котором уже приняли участие десятки самых именитых артистов и коллективов». Он высказал надежду, что и через год, как и предыдущие пять лет, Госоркестр им. Светланова примет участие в ежегодном фестивале «Лето.Музыка.Музей».

Владимир ОЙВИН

25/05/2021 - 15:39   Classic   Новости
27 и 28 мая на Большой сцене НОВАТа состоится главная премьера сезона – новую постановку оперы «Тоска» Джакомо Пуччини представят дирижёр Дмитрий Юровский, режиссёр Иркин Габитов и художник Вячеслав Окунев.

В своём спектакле постановщики отдают дань уважения классическим оперным традициям и воссоздают на сцене НОВАТа атмосферу «вечного города» эпохи наполеоновских войн – в декорациях узнаваемы архитектурные символы итальянской столицы, костюмы к спектаклю отражают веяния итальянской моды начала XIX века.

Музыкальный руководитель и дирижёр Дмитрий Юровский: «Музыка «Тоски» настолько экспрессивна, так переполнена эмоциями, что очень важно правильно всё рассчитать и просто вести слушателя в направлении, заданном композитором, чтобы музыкальная динамика развивалась по его логике».

«Тоска»
«Тоска»

Режиссёр-постановщик Иркин Габитов давно плодотворно сотрудничает с Новосибирским театром оперы и балета, эта его постановка «Тоски» на сибирской сцене – вторая, первая состоялась в 1991 году.

Накануне премьеры режиссёр рассказывает: «Тридцать лет назад я поставил «Тоску» в этом театре. С тех пор я ставил «Тоску» в Мариинском театре, в Екатеринбурге, на фестивале в Савонлинне в Финляндии, и когда я смотрю на это произведение с позиции времени, задумываюсь – что я могу сказать нового? Но с каждой новой постановкой вслушиваясь в этот музыкальный язык, я понимаю, что эта музыка вечная и неисчерпаемая – достаточно только слушать композитора. И тогда каждый раз можно находить новые краски, новые эмоциональные оттенки и каждый раз восхищаться тем, насколько тонко Пуччини выстраивает характеры и психологию взаимоотношений героев в музыке».

27 мая партию Флории Тоски исполнит Вероника Джиоева, в партии Марио Каварадосси – Алехандро Рой.

Впервые «Тоска» Джакомо Пуччини была исполнена на новосибирской сцене 65 лет назад, в июне 1956 года. Первую постановку «Тоски» в Новосибирском театре оперы и балета осуществили дирижёр Михаил Бухбиндер, режиссёр Михаил Сатуновский и художник Альбин Морозов. «Тоска» возвращалась на сибирскую сцену в 1973 году (постановщики: дирижёр Исидор Зак, режиссёр Маргарита Сулимова, художник Альбин Морозов) и в 1991 году. Постановка дирижёра Алексея Людмилина, режиссёра Иркина Габитова и художника Вячеслава Окунева 1991 года стала одним из спектаклей-долгожителей сибирской сцены, шла в новосибирском театре более четверти века – до марта 2017 года и выдержала 111 представлений.

Быстрый поиск:
17/10/2017 - 06:06   Classic   Интервью
Директор симфонического оркестра Москвы «Русская филармония» Гаянэ Шиладжян рассказала о битве оркестра за внимание широкой публики.

С оркестром «Русская филармония» ситуация вообще уникальная - это единственный городской полноразмерный оркестр в городе Москва. Есть федеральные, есть областные - а городской один. При этом оркестр, базирующийся в ММДМ, развил невероятную активность - программы с компьютерной графикой, аккомпанирование величайшим поп- и рок-звездам мира и России... Наконец, главный дирижер у него - Дмитрий Юровский, из славной династии Юровских.

С директором оркестра Гаянэ Шиладжян, стоявшей у истоков создания «Русской филармонии», мы встретились в ее кабинете в ММДМ, только что после ремонта, и оттого заставленной коробками с вообще всем - дисками, чайными чашками, дипломами... И еще перед большими концертами с программами Queen&ABBA Symphony 22 октября в Кремле и «Золотыми хитами рока» 24 ноября в Доме музыки.

Гаянэ Шиладжян
Гаянэ Шиладжян

- Чем, по вашим ощущениям, работа в оркестре отличается от работы в театре? Вы ведь работали в «Новой опере» и «Геликоне».

- Театр это зрелище. Люди приходят послушать голоса, посмотреть режиссуру, драматургию, декорацию, костюмы. С оперным театром проще. Это музыкальный спектакль.

- Проще?

- Конечно. С симфоническим концертом сложнее. Мы ограничены только музыкой. У нашего народа нет такой традиции - регулярно посещать концертные залы. Всё это происходит очень спонтанно или вообще никак. Сейчас только-только закладывается традиция ходить в оперу, на симфонические концерты. Я надеюсь, что это хотя бы 1-2% населения Москвы.

- Но разве так не везде? Разве в Кейптауне по-другому?

- Там я не работаю. Но в Европе существует уже сложившаяся культура — по воскресеньям утром ходить в церковь, а вечером в пятницу, субботу, воскресенье посещать светские музыкальные мероприятия. И этой традиции придерживаются даже в самых маленьких провинциальных городках, к примеру, Франции, Австрии, Германии, Италии.

- Но ведь условный Стинг не приезжает в эти маленькие города. А в Париж приезжает, и там ведь совсем другая ситуация?

- Это колоссальный выбор мегаполиса. Мне с нашими концертами «Русской филармонии» нужно конкурировать и со всем количеством кинотеатров, ресторанов, клубов, оперными и драматическими театрами и с крупнейшими концертными площадками, как Кремль, Крокус, Консерватория, зал Чайковского. Мне нужно заинтересовать зрителя, зацепить его внимание!

Возьмем, к примеру, «Мастера и Маргариту». Вы на что охотнее пойдете — на литературные чтения романа или на спектакль?

- Лично я однозначно на спектакль.

- Вот вам фактор зрелища. То же с оперой. Воспроизводится один и тот же материал, но эффект разный.

- Но в административном смысле театр наверняка сложнее — кроме музыкантов, там еще певцы, постановщики…

- В административном плане везде сложно. Мы все работаем, да простят меня уважаемые коллеги, в сфере обслуживания населения, так сказать, культурным продуктом. Я стала говорить таким официальным языком. Да, мы проигрываем театру в зрелищном отношении. Зато у оркестра есть возможность предложить слушателю живое исполнение любимых музыкальных произведений, пригласить в концерт звездных солистов, открывать молодые имена, давать новую жизнь известным рок- и поп-композициям, можем аккомпанировать оперным дивам или поп-рок легендам. Было бы желание – тогда найдутся широкие возможности, как можно привлечь зрителя на концерт симфонического оркестра. Вопрос: как это подать.

- А в творческом смысле? У меня, когда заходит речь об оркестре «Русская филармония», сразу мысль, что это нечто модное… разножанровое. Но ведь эти слова по большей части ругательные в академической среде.

- Да, я стремлюсь к тому, чтобы наш оркестр был модным и популярным! А главное, концерты, которые мы делаем, - это очень качественный продукт. Возможно, новое слово или открытие нового музыкального жанра для широкой аудитории. Потому что музыкальная академическая публика в лучшем случае насчитывает 0,5% от всего населения Москвы, а я стремлюсь расширить ее, как минимум, на 15-20%, привлечь молодежь в концертные залы, убрать стереотип, что концерт симфонического оркестра – это скучно и неинтересно. Да, я хочу, чтобы это было модно. Ничего плохого в этом не вижу. Главное, что музыканты оркестра «Русская филармония» в любом жанре остаются высочайшими профессионалами и играют с удовольствием. Ведь не просто так все отмечают особую энергетику наших концертов.

- Бывали случаи отказа академистов от сотрудничества с оркестром по этой причине?

- Никто не может упрекнуть оркестр «Русская филармония» в том, что мы выдаем некачественный продукт. Нас даже в шутку называют «СОБР» - симфонический оркестр быстрого реагирования. В принципе, родоначальник этого жанра - Леонард Бернстайн. Мюзикл «Вестсайдская история» был написан именно в жанре симфонического кроссовера. Потом London Symphony Orchestra подхватил эту идею, и появились так называемые концерты в джинсах, а также записи альбомов симфонического оркестра с группами Beatles, Led Zeppelin, Майклом Джексоном и другими.

- Но ведь гадости льются? Уж и про «Геликон» сколько всего говорят, а про вас и того больше…

- Видимо, это судьба современного искусства. Значительно проще критиковать, чем что-то хорошее сделать самостоятельно. Я не знаю, что говорят про «Геликон», - мы идем ровно посередине. У нас четкий баланс классических академических концертов и концертов других жанров. Особое мастерство наших музыкантов: после микрофонных рок-концертов переключиться и сыграть Моцарта.

- А как вы этого достигаете? У вас есть отдельные репетиции для микрофонных концертов?

- В первую очередь, это зависит от того, кто стоит за дирижерским пультом. К каждому концерту – свой репетиционный график.

- Зачем вообще «Русская филармония» взялась играть такие программы — рок-концерты, саундтреки к голливудским боевикам?

- Это не концерт из саундтреков, это новый концертный жанр live cinema. Зрители смотрят полноценный фильм с титрами от начала до конца, но все саундтреки слушают в живом исполнении симфонического оркестра. Этот жанр набирает популярность. Мы уже не раз исполнили «Гладиатор», «Крестный отец», «Пираты Карибского моря», «Титаник», «Властелин колец». Когда ты слышишь этот саундтрек, понимаешь, что другой музыки на этот сюжет написать было невозможно. Впереди у нас новая работа с «Чужими». Вообще я мечтаю сыграть фильм «Телохранитель», там что ни песня, то хит, как и в «Крестном отце».

- Вы еще озвучивали «Метрополис» Фрица Ланга.

- Да, это была наша первая работа. Там была оригинальная музыка Готфрида Хупперца из оригинального саундтрека фильма. Для оркестра в таких проектах главное — концентрация и выносливость. В случае с «Метрополисом» - это немой фильм и 2 часа 40 минут чистой музыки, без пауз, не опуская инструмента! Тяжело.

- А сами музыканты не говорят Вам, - лучше бы Рахманинова сыграли!

- Мы и Рахманинова играем, и Чайковского. Просто время диктует находить новые формы концертов.

- А история с саундтреками — она из-за денег?

- Не только. Важно расширить наш репертуар и аудиторию. Финансовая составляющая, конечно, тоже важна. К сожалению, мы не получаем грант, как все федеральные оркестры, и поэтому заработанные деньги идут в фонд заработной платы оркестра, чтобы приблизиться к уровню заработной платы оркестров-грантополучателей в Москве.

- Правительство Москвы выдает вам только зарплату?

- Да, финансирование идет на зарплату и налоги. Примерно 30% из нами заработанных средств идет также на зарплату музыкантам, а остальные – на нашу хозяйственную деятельность: это и аренда залов, и оплата приглашенных солистов, и реклама. Начнем с того, что никто так не работает, как «Русская филармония». У нас концертная организация полного цикла. Сначала надо концерт придумать, арендовать зал, подобрать солистов и дирижера, сделать рекламу, распространить билеты…

- То есть вы оправдываете название «Русская филармония»?

- Полностью.

- В прошлом году вы играли с «Би-2» на «Нашествии», и это было заметно.

- Мы не первый год сотрудничаем с Лёвой и Шурой. У нас совместные планы вплоть до 2020 года. Музыкальный материал у ребят очень богатый. Симфонический оркестр – равноценный партнер и полноправный участник шоу.

- На «Нашествии» Вы сказали, что хотелось бы, чтобы 200 тысяч людей, слушавших вас на рок-фестивале, пришли бы на ваши концерты. Они пришли?

- Проверить это невозможно, но я надеюсь. Например, когда мы работали в Кремле с легендарным Иэном Гилланом, в конце концерта он сказал, что «Русская филармония» - один из лучших оркестров, с которым ему довелось работать. Через несколько дней мы играем классический концерт. Ко мне подходит молодая женщина и говорит: «Гаянэ, я услышала «Русскую филармонию» в первый раз на концерте Гиллана, теперь купила билет на ваш классический концерт. Никогда не думала, что оркестр, который играет рок, может так великолепно играть классику. Спасибо Вам за это».

- В целом у вас какая публика?

- Публика у нас разная. Мы стараемся ориентироваться и на молодежь. Сегодня слушатель пришел на «Классику рока», завтра — на «Безумные танцы», потом пойдет на Вивальди и Пьяццоллу. И Чайковский с Рахманиновым не за горами! Мы занимаемся популяризацией классики для широкой публики.

- Это просветительство добровольное, или изначально при создании оркестра подразумевалась эта концепция?

- Это все взаимосвязано! Оркестр был создан для популяризации филармонической деятельности. Но никому не интересно работать в пустом зале. Будет неинтересная программа – будут пустые залы. Не будешь расширять репертуар симфонического оркестра — будешь видеть в зале, в основном, седые головы. Сейчас время другое, и оркестр должен быть другим – современным, модным. Ведь посмотрите, как стали отличаться постановки в театрах. Я не говорю, что они все хорошие или плохие, они – другие.

«Русская филармония»
«Русская филармония»

- А в чем была идея создания городского оркестра? Изначально же это был оркестр канала «ТВ-6». Ведь в Москве много оркестров...

- Да, с 1996 года на канале «ТВ-6 Москва» был создан медийный оркестр. В мае 1998 года я пришла в оркестр, прямо перед дефолтом. С сентября канал по понятным причинам перестал финансировать оркестр и встал извечный вопрос: что делать? На тот момент в Комитете по культуре Москвы было около 100 театров, но ни одного оркестра. Вот и появилась идея создания оркестра Москвы. И теперь где-нибудь в Лондоне сердце сжимается от гордости, когда объявляют: Moscow City Symphony Russian Philharmonic. Поверьте, это очень радостно слышать со сцены Роял Фестивал Холла, Сэнтори Холла или Брукнерхауса. Да, мы оркестр Москвы!

- Это был смелый шаг. Ездишь по России, и когда слышишь про губернский или муниципальный оркестр, - они же влачат жалкое существование.

- Это все зависит от руководства. В свое время в 2008 году мэр Москвы сделал для нас особые финансовые условия. Но за десять лет, к сожалению, эта сумма не выросла, а наоборот.

- Очевидно, что ваш оркестр — детище Лужкова. А Собянин приходит на ваши концерты?

- Конечно. У нас есть несколько фотографий с концертов, где Сергей Семенович на фоне оркестра. Он даже открывал наш концерт на ВДНХ.

- Как вы делите площади Дома музыки с коллективами Спивакова? Есть формальное деление?

- Безусловно, мы благодарны Правительству Москвы и Владимиру Теодоровичу Спивакову, что в столице есть наш замечательный дом - Дом музыки. Сейчас даже трудно представить, как 15 лет назад музыкальная Москва жила без него.

У нас все формально прописано. В Доме музыки базируются два оркестра п/у Спивакова: Национальный филармонический оркестр России и Камерный оркестр «Виртуозы Москвы», благотворительный детский фонд Владимира Спивакова и Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония». Репетиционные площади делим по расписанию.

- Сцену Дома музыки вы арендуете?

- Да. Благодаря Правительству Москвы у нас специальные условия.

- Не могу не спросить, как началось ваше сотрудничество с нынешним главным дирижером Дмитрием Юровским?

- В первые 10 лет становления в оркестре сменился не один главный дирижер. Может быть, по моей неопытности, может быть, по их некомпетентности. Дирижер — это такой же музыкант, только с большим авторитетом. В первую очередь, музыкантам оркестра должно быть интересно работать с этим дирижером, и они должны его понимать и уважать. Главный дирижер должен заниматься творчеством. Т.к. мы молодой оркестр, а дирижерская профессия в России – вымирающая, я решила пригласить Дмитрия Юровского - младшего из мировой дирижерской династии. На тот момент Дмитрию всего лишь было 30 лет, а «Русской филармонии» - 10 лет. Совсем недавно мы совместно открыли наш 18-й сезон.

- У него получается совмещать работу у вас с руководством Новосибирским театром?

- Мы за год вперед согласовываем с Митей концертный график и программы. Иногда, конечно, бывают накладки, но это все решаемо. Единственное, что он практически живет в самолете.

- Почему столько коллабораций с поп- и рок-музыкантами, но почти нет коллабораций с джазовыми музыкантами?

- Мы неоднократно сотрудничали с Денисом Мацуевым и его джазовым трио, с Игорем Бутманом, Вадимом Эйленкригом. С Даниилом Крамером открываем Рождественский Christmas Fest 15 декабря. А с Валерием Гроховским 24 октября в Доме музыки у нас большой Гершвин-гала.

- Расскажите о предстоящем концерте Queen&ABBA в Кремле 22 октября.

- С таким размахом в Кремле это первый концерт. Он посвящен 45-летию создания группы ABBA. Впервые в Россию приезжает шведская победительница «Евровидения» Шарлотта Перелли и уже полюбившиеся московской публике шведские рок-певцы Магнус Баклунд и Йохан Бодинг, и харизматичный дирижер Ульф Ваденбрандт, которые летом этого года с оркестром «Русская филармония» раскачали Кремль концертом «Классика рока. The Best».

Честно скажу, этот проект я сделала для себя как подарок. Я очень люблю песни группы ABBA и восхищаюсь творчеством Фредди Меркьюри и Queen. В концерте - только золотые хиты двух этих групп. Для этого шоу были специально заказаны оркестровки в Швеции и в Лондоне. Одно отделение — ABBA, другое — Queen. Очень важно, когда артисты понимают, о чем они поют. Поэтому мы пригласили носителей шведской культуры. Безумная энергетика от драйва рок-вокала и мощи симфонического оркестра по-настоящему накроют зал. Вот так по-новому прозвучат культовые хиты Queen и ABBA.

Вадим ПОНОМАРЕВ

15/09/2015 - 09:37   Classic   Новости
Владимир Кехман назвал музыкального руководителя - главного дирижера Новосибирского театра оперы и балета.

Музыкальным руководителем — главным дирижером Новосибирского государственного театра оперы и балета станет Дмитрий Юровский, представитель знаменитой дирижерской династии, - говорится на сайте театра.

Дмитрий Юровский
Дмитрий Юровский

Дмитрий Юровский: «Мне, родившемуся в России музыканту, крайне важно заниматься любимым делом на Родине. Моя профессиональная деятельность в основном была связана с Европой и Америкой, но за несколько предыдущих сезонов я имел возможность убедиться в том, что в России есть все возможности для масштабных и высококачественных музыкально-театральных проектов. Сегодня Новосибирский театр оперы и балета — один из самых интересных и перспективных музыкальных театров страны. Быть здесь музыкальным руководителем и главным дирижером для меня огромная ответственность и большая честь. В настоящее время я знакомлюсь с общей творческой и административной ситуацией и вместе с директором театра Владимиром Кехманом веду подготовку предстоящего сезона. Так что можно считать, что к работе в театре я уже приступил».

17/02/2014 - 01:55   Classic   Новости
Солистка Мариинского театра Мария Максакова представила свой дебютный альбом с оперными ариями под названием «Maria Maksakova. Mezzo? Soprano?».

Альбом вышел на лейбле Universal Music Russia, сообщает ИТАР-ТАСС.

— Я начинала как сопрано, потом перешла в меццо. Давно слышу за своей спиной вопрос: "Сопрано? Меццо?" С некоторой долей иронии и названа эта пластинка", — рассказала певица в ходе пресс-конференции.

Как сообщила г-жа Максакова, альбом стал итогом кропотливой работы с симфоническим оркестром Москвы «Русская филармония» и дирижером Дмитрием Юровским.

— Совместный творческий процесс проходил в потрясающей атмосфере. Мне это содружество доставило большое удовольствие. Дмитрий Юровский - настоящий профессионал, оркестр его очень любит. Надеюсь, новый альбом вам всем понравится, — отметила артистка.

В альбом вошли партии, сыгравшие судьбоносную роль в творческой жизни певицы, а также исполняемые ее знаменитой бабушкой, в честь которой ее назвали. В частности, на диске представлены Сегидилья из «Кармен» и ария Далилы из оперы Сен-Санса, арии из «Дон Карлоса» Верди, «Адриенны Лекуврер» Чилеа и «Фаворитки" Доницетти»., а также патетическая ария Иоанны из оперы Чайковского «Орлеанская дева». Официальная дата релиза пластинки — 17 февраля 2014 года, а пока можно сделать предзаказ в iTunes.

— Классическая музыка для компании Universal Music - глобальный приоритет. Именно классическое искусство вызывает в наши дни наиболее высокий интерес у слушателей. Прежде всего наше внимание обращено к тем артистам, которые продолжают великие традиции русского оперного искусства. Странно даже, что это первый большой оперный альбом Марии Максаковой, и, я надеюсь, он не последний. Приятно работать с оперной дивой, которая обладает целым комплексом знаний, в том числе и юридических, — добавил генеральный директор Universal Music Russia Дмитрий Коннов.

15/12/2013 - 10:56   Classic   Концерты
Александр Синчук и оркестр «Русская филармония» исполнили четыре фортепианных концерта С. Рахманинова.

Четыре фортепианных концерта Сергея Рахманинова в два вечера в Светлановском зале Московского международного Дома музыки исполнил Александр Синчук в сопровождении Симфонического оркестра Москвы «Русская филармония». Эти концерты были посвящены 140-летию со дня рождения С. Рахманинова.

В первый день в первом отделении концерта был исполнен Концерт № 3 для фортепиано с оркестром ре минор, ор. 30. Во втором отделении прозвучала его же Вторая симфония ми минор ор. 27. За дирижерским пультом стоял художественный руководитель и главный дирижер «Русской филармонии» Дмитрий Юровский.

Дмитрий Юровский и Александр Синчук
Дмитрий Юровский и Александр Синчук

Концерт был великолепный! Особенно впечатлило полное, можно даже сказать, идеальное, взаимопонимание солиста, дирижёра и оркестра. Причём такое единство возникает вне зависимости от количества репетиций. В этом случае их было всего две. Здесь срабатывает то, что именуют «химией», какое-то возникшее, в некотором роде мистическое родство душ солиста – и дирижёра, захватившее в сферу своего взаимодействия и весь оркестр; это воспринимается как чудо. Такое случается редко, но мы стали свидетелям такого чуда.

В Третьем фортепианном концерте Рахманинова Александр Синчук продемонстрировал хороший пианизм. Рояль под его руками звучал превосходно. Ни одно форте не было грубым. Все пассажи проиграны. При этом Синчук избегает вешних показных эффектов и модной ныне стилистики «быстрее, громче и помпезнее».

А. Синчук уже с большим успехом выступал с оркестром «Русская филармония» и Дм. Юровским со Вторым фортепианным концертом Рахманинова на гастролях оркестра в Болгарии весной этого года.

Вторая симфония Рахманинова недавно уже исполнялась оркестром при открытии текущего сезона в Большом зале консерватории, но с молодым японским дирижёром Казуки Ямадой. Тогда Ямада исполнил симфонию очень интересно, по-своему, но не выходя за рамки русского понимания этой музыки. На этот раз с оркестром «Русская филармония» эту симфонию впервые исполнял Дм. Юровский. В целом Вторая симфония Рахманинова прозвучала у Дмитрия Юровского очень интересно и очень по-русски – широко и напевно. Он крепко слепил форму, что в этой симфонии совсем не просто. Но есть пара замечаний субъективного характера. Мне показался немного завышенным темп. И хотелось бы более яркого звучания партии литавр, которая является ритмическим стержнем всей симфонии – более чем какой-либо иной.

Александр Синчук
Александр Синчук

На следующий день А. Синчук с тем же оркестром, но уже с другим дирижёром – Сергеем Кондрашёвым – исполнили Первый, Четвёртый и Второй фортепианные концерты. Впечатление от этого исполнения заметно отличается от концерта дня предыдущего. Такого взаимопонимания между солистом и дирижёром, которое ощущалось накануне, уже не было. Эмоционально – Синчуку пришлось просто «тащить» оркестр за собой. Да и оркестр в этот день играл заметно хуже. Всё это сказалось и на качестве пианизма солиста, и на снижении градуса его собственной эмоциональности.

Вообще, исполнить в один вечер три таких концерта и эмоционально, и, тем более, физически – непросто. Такая программа сама по себе загоняет пианиста в положение, используя шахматную терминологию, цугцванга, когда любое решение неудачно.

С одной стороны, не выигрышно заканчивать программу Первым или Четвёртым концертами. С другой стороны, ставя в конец такой программы Второй концерт, солист рискует оказаться в ситуации, когда ему просто не хватит физических возможностей исполнить его в полную силу, – что и произошло. Такая ситуация лишний раз показывает, насколько важно не только правильно составить программу концерта по исполняемым сочинениям, но и выстроить последовательность их исполнения.

Но не только физических сил ко второму отделению Синчуку не хватило. Видимо, почти получасовой антракт настолько расслабил его, что колокольное вступление, задающее эмоциональный настрой всего концерта, прозвучало недостаточно ярко и напряжённо. Таким образом, коммерческие интересы местного буфета оказались предпочтительнее творческих задач пианиста.

Тем не менее, несмотря на все накладки, Александр Синчук предстал перед нами как музыкант неординарный и главное, серьёзно и самостоятельно мыслящий. Для меня его исполнение Третьего фортепианного концерта Рахманинова в первый вечер – покрывает все издержки вечера второго.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

СПРАВКА

Пианист Александр СИНЧУК родился в 1988 году в городе Находка Приморского края.

Музыкой начал заниматься с 7 лет в детской школе искусств города Большой Камень Приморского края. Продолжил музыкальное образование в Дальневосточной академии искусств в классе профессора Изольды Земсковой (г. Владивосток). Уже в период обучения во Владивостоке юный пианист активно выступал с сольными концертами в городах Дальнего Востока, в Японии, Корее.

В 2002 году был принят в Центральную музыкальную школу при Московской государственной консерватории (класс Нины Макаровой), которую с отличием окончил в 2006 году и принят в Московскую государственной консерватории имени П. И.Чайковского в класс профессора Валерия Пясецкого. Окончив с отличием Московскую консерваторию в 2011 году, Александр Синчук поступил в аспирантуру Московской консерватории.

В 2005 году Александр прошёл обучение на Международных мастер-классах, у профессора Академии музыки города Базеля Рудольфа Бухбиндера в Цюрихе (Швейцария). В 2011 году пианист прошёл стажировку на мастер-классе народного артиста России Дмитрия Башкирова.

С 2012 года Александр Синчук обучается в Thornton School of Music Университета Южной Калифорнии (Лос-Анджелес, США) по одной из самых престижных программ для выдающихся молодых исполнителей «Artist Diploma» в классе всемирно известного пианиста, лауреата Первого Международного конкурса Чайковского 1958 года профессора Даниэля Поллака. Александр Синчук неоднократно становился лауреатом всероссийских и международных конкурсов, в том числе: Международного конкурса имени С. В. Рахманинова (Москва, 2008, I премия и концерт в Карнеги-холл в феврале 2009 г.); IX-го Международного конкурса молодых пианистов памяти Владимира Горовица (Киев, 2012, I премия); Международного конкурса «European Piano Nights» (Люксембург, 2012, I премия); VI Международного конкурса молодых пианистов «Interlaken Classics» (Швейцария, Берн, 2013, Гран-при).

Неоднократно был стипендиатом фондов и программ: Регионального благотворительного общественного фонда «Русское исполнительское искусство»; Президентской программы «Юные дарования», Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова, по линии которого выступал во многих городах России и за рубежом с сольными программами и концертами с Национальным филармоническим оркестром России под управлением маэстро Спивакова, с симфоническим оркестром г. Раанана под управлением маэстро Нира Кабаретти.

В январе–марте 2010 года Александр Синчук исполнил 37 концертов в рамках крупнейшего гастрольного турне по США с московским Симфоническим оркестром радио и телевидения. Он выступает со многими российскими и зарубежными музыкальными коллективами, среди них Симфонический оркестр Софийской филармонии, Симфонический оркестр Белграда, Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония», Концертный симфонический оркестр Московской консерватории и другие.

Александр Синчук – частый гость международных фестивалей классической музыки: Festival de Segovia (Испания), Le festival du Touquet (Франция), Wörthersee Classics Festival (Австрия), Musikfesttage Festival (Германия), Copenhagen Summer Festival (Дания), «Аккорды Хортицы» (Украина), «Рахманинов 24» (Россия).

В 2009 году компания Vista Vera выпустила диск «Романсы Сергея Рахманинова» в исполнении камерного ансамбля – пианист Александр Синчук и баритон Павел Баранский.

В 2010 году в Большом зале Московской консерватории был записан сольный диск Александра Синчука, в который вошли шедевры русских композиторов (П. Чайковский, А. Скрябин, С. Рахманинов).

Составлена по материалам Classical Music Artists Management

18/11/2013 - 17:15   Classic   Концерты
Не совсем обычный концерт состоялся в Светлановском зале ММДМ: ведущая концерта объявила, что солирующему пианисту Арсению Шульгину в этот день исполняется…15 лет!

В свой день рождения Арсений получил подарок, которым редко может похвастаться музыкант в этом возрасте – возможность исполнить на одной из самых престижных концертных площадок Москвы два концерта для фортепиано с оркестром (и каких!): 12-й Вольфганга Амадея Моцарта и Эдварда Грига. Аккомпанировал юному пианисту один из лучших столичных оркестров – Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» под управлением своего главного дирижёра Дмитрия Юровского.

Арсений Шульгин и Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония»
Арсений Шульгин и Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония»

В зале было множество VIP-персон, редко бывающих на концертах с такой программой, перечислять их не считаю нужным, – этим пусть занимается пресса другого направления; но одну не назвать невозможно, потому что известная эстрадная певица Валерия – мама Арсения. Этим родством объясняется многое, в том числе и отсутствие боязни сцены, на которую он вышел в сопровождении Дмитрия Юровского. С соблюдением всех правил концертного этикета Шульгин сначала приветствовал оркестр, пожав руку его концертмейстеру, и лишь потом поклонился залу. К сожалению, так поступают далеко не все, даже куда более опытные музыканты.

Арсений Шульгин не впервые вступает на сцене подобного ранга. В 2011 году он на сцене Государственного Кремлевского дворца в юбилейном концерте своей матери исполнил третью часть того же ля мажорного концерта Моцарта, что и в рецензируемом концерте.

Став серебряным призером конкурса «Щелкунчик 2012», он выступал в Концертном зале им. П.  И. Чайковского. Ранее, всё в том же 2012 году Арсений стал обладателем Гран-при двух международных молодежных фестивалей-конкурсов: «Ночь в Мадриде» и «Открытая Европа» в Москве.

Впервые А. Шульгин сел за инструмент в четырёхлетнем возрасте, став учеником Гнесинской музыкальной школы. Сейчас он учится в Московском государственном колледже музыкального исполнительства им. Ф. Шопена в классе великолепного педагога Валерия Пясецкого, которого поблагодарил со сцены ММДМ после своего выступления.

В первом отделении был исполнен Концерт № 12 для фортепиано с оркестром ля мажор Моцарта К. 414 (1782), прозвучавший у Шульгина весьма неплохо. Он продемонстрировал хороший пианизм (при минимальной педали) и неплохой вкус. Он не загнал темпы в быстрых частях, не позволил излишней сетиментальности в Andante.

Однако и должной глубины музыки Моцарта, внешне обманчиво простой, но не позволяющей спрятаться за внешней виртуозностью, – А. Шульгин не показал. В юношеском возрасте это неудивительно. Можно надеяться, что в нужное время при наличии мудрого наставника понимание моцартовской глубины к Арсению придёт.

Романтичный фортепианный концерт ля минор Эдварда Грига (1868) эмоционально ближе восприятию юного пианиста. И поначалу казалось, что исполнение этого концерта будет весьма успешным именно в музыкальном смысле. Но тут полностью реализоваться помешала простая физическая усталость молодого пианиста. Сыграть в одной программе два фортепианных концерта нелегко и взрослому пианисту, не то что юноше. Более того: в этот день Арсений сыграл программу дважды. Первый раз – на репетиции, начавшейся всего за три часа до концерта. Не мудрено, что в концерте Грига, фортепианная партия которого по своей фактуре приближается к оркестровой, у Шульгина просто физически не получилось исполнить его в полную силу. На форте роялю не хватало звучности, хотя чисто пианистически всё было выиграно чётко и хорошо. Так что в том, что концерт Грига не прозвучал так, как мог бы, бóльшая доля ответственности лежит на организаторах вечера. Одного концерта Грига вполне хватило бы для программы с участием юного солиста.

На бис А. Шульгин прекрасно исполнил прелюдию си минор И. С. Баха из Клавирной книжечки Вильгельма Фридемана Баха в транскрипции А. Зилоти.

Арсений Шульгин и Дмитрий Юровский
Арсений Шульгин и Дмитрий Юровский

Особо хотелось бы отметить помощь, которую оказал А. Шульгину оркестр «Русская филармония» под руководством Дм. Юровского, аккомпанировавший ему исключительно тактично, подчёркивая все положительные качества солиста.

Очевидно, что при таком окружении успех Арсению был обеспечен – цветами он был завален, а букет алых роз преподнёс лично Иосиф Кобзон. В антракте в артистическую Арсения зашёл Никита Михалков.

Но важен не этот внешний успех. Главное, что при всех издержках концерта – не вызывает сомнения то, что в лице Арсения Шульгина, при правильном его воспитании и прививке от звёздной болезни, когорта сильных молодых пианистов России может пополниться ещё одним талантливым музыкантом.

Помимо аккомпанемента, оркестр «Русская филармония» исполнил две оркестровых пьесы. Начался концерт с того, что была объявлена увертюра к опере Россини «Севильский цирюльник». Её исполнение меня несколько озадачило. Увертюра прозвучала как-то необычно и довольно-таки резко. Появились тромбоны, которых я раньше не замечал, непривычно громко звучала ударная группа, особенно большой барабан и литавры. В антракте я, встретив за кулисами Дмитрия Юровского, как можно деликатнее сказал, что меня несколько удивило исполнение увертюры к «Севильскому» и что мне она показалась резковатой. На это замечание Юровский улыбнулся, пригласил в артистическую и сказал: «А это была увертюра не к «Севильскому»! В ответ на моё удивлённое выражение лица, он продолжил: «Это была увертюра к более ранней, драматической опере Россини «Елизавета, королева английская» 1815 года». Россини, как это с ним бывало не раз, просто использовал в «Севильском цирюльнике» свою ранее написанную увертюру, несколько смягчив оркестровку, убрав тромбоны и приглушив ударную группу. По каким-то причинам оркестр располагал партитурой и партиями именно увертюры к «Елизавете, королеве английской», но Дм. Юровский, дабы не вводить в смущение публику, попросил объявить её как увертюру с «Севильскому цирюльнику», полагая, что такую подмену никто не заметит.

Придя с концерта, я залез в Интернет и обнаружил, что и для «Елизаветы» эта увертюра, самая популярная у Россини, не была оригинальной. Лет за шесть-семь до того она была сочинена для оперы «Странный случай», а позже использована для увертюры к опере «Аврелиан и Пальмира». Более того, слушая первый акт «Елизаветы…», я вдруг обнаружил там … арию Розины из «Севильского…» почти в неизменённом виде.

Концерт завершился блестящим исполнением хореографической поэмы Мориса Равеля «Вальс». Задуманная ещё до начала Первой мировой войны, она предназначалась для «Русских сезонов» Дягилева и предполагала изображение придворного венского бала. Война кардинально переиначила саму идею: она трансформировалась в пьесу весьма тревожного и даже инфернального свойства. Тревожная атмосфера, которую очень значимо и точно сумел передать Дм. Юровский, создаваемая в первых тактах гулом контрабасов и низко звучащих струнных, пронизывает всю пьесу, в которой безмятежный венский вальс постепенно превращается в инфернальный вихрь финала, проваливающегося в адскую бездну. Изобразить эту трансформацию в звуках Дм. Юровский сумел очень ярко.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото gazeta-sr.ru и woman.ru

Страницы