Владимир Ойвин

24/09/2022 - 03:39   Classic   Новости
Презентация книги «Григорий Соколов. Штрихи к портрету пианиста» (автор-составитель Владимир Ойвин) прошла в Мемориальной квартире Святослава Рихтера.

В ней приняли участие главный редактор издательства Крафт+ Алексей Парин, автор-составитель книги Владимир Ойвин, музыкальный редактор книги сотрудница Московской консерватории Надежда Игнатьева, в режиме online-конференции – пианист, преподаватель Санкт-Петербургской консерватории Мирослав Култышев.

Участники презентации
Участники презентации

Перед началом презентации прозвучала Соната Моцарта №8 ля минор, КV. 310 в исполнении Григория Соколова (запись 11 апреля 2012 года из Большого зала Санкт-Петербургской филармонии). Вел презентацию Алексей Парин. Приводим конспект сказанного.

Алексей ПАРИН: «Говорить после такой замечательной музыки трудно. Издательство Крафт+ (ранее оно называлось Аграф) давно занимается музыкальной тематикой. Мы были признательны, что Владимир Ойвин обратился к нам с просьбой издать эту книгу, потому что я как профессиональный музыкальный критик хорошо понимаю масштаб Григория Соколова. Мне посчастливилось один раз услышать его вживую в Берлинской филармонии. Этого вполне хватило для понимания, что Григорий Соколов великий пианист, ни на кого не похожий. На его концертах слушатели воспаряют над суетой.

Книгу о Григории Соколове было сделать трудно, но издать тоже непросто. Первоначально была идея снабдить издание большим числом фотографий, но это оказалось практически невозможным из-за трудностей с получением разрешения на их публикацию. И мы решили, что ограничимся одной фотографией, на публикацию которой мы разрешение имели. Когда я объявил в интернете, что готовится книга о Соколове, то получил по электронной почте рисунок, который помещён на авантитуле.

Книга, составленная Владимиром Ойвиным, довольно необычна, т. к. в ней есть раздел, посвящённый полемике в сети о статье Петра Поспелова, которую составитель счел возможным перепечатать в этом сборнике. Такая полемика очень редко где публикуется».

Владимир ОЙВИН: «Эта книга чрезвычайно дорога мне, потому что отражает важнейшее, центральное музыкальное событие последних двадцати с лишним сезонов. Это мои ежегодные поездки в Петербург. Что касается «пассажира «Красной стрелы», то это так, «для красного словца», на самом деле я езжу самыми дешёвыми поездами.

Примерно половину этого сборника составляют мои девять рецензий на концерты Григория Соколова в Петербурге за последние два десятилетия, интервью, данное мне Соколовым в 2012 году и эссе, написанное к 70-летию маэстро. Другая половина — это эссе, рецензии и интервью других авторов. Но украшением сборника я считаю публикацию двух текстов, написанных самим Григорием Соколовым и опубликованных в малодоступном широкому читателю сборнике о его педагогах Лии Зелихман и Моисее Хальфине. Особая благодарность преподавателю Петербургской консерватории пианистке Юлии Стадлер, получившей от составителя этого сборника Сергея Мальцева разрешение на перепечатку этих материалов и за доставку тяжеленного фолианта в Москву.

История появления этой книги такова. Мой старинный приятель московский пианист Константин Хачатурян, читавший все мои рецензии на концерты Г. Соколова в Петербурге и интервью с ним, уже несколько лет настаивал, чтобы я опубликовал их отдельной книгой. Прочтя моё эссе к 70-летию маэстро, написанное во время нашего вынужденного карантина в связи с ковидом, он стал давить на меня ещё активнее.

В ходе написания этого эссе я перечитал все свои рецензии, две из них дописал и понял, что они интересны в комплексе. В конце концов я сдался. Но решил, что только мои материалы будут недостаточно интересны читателю, и подобрал материалы других авторов, причём не только хвалебные. Конечно, с рецензиями пришлось изрядно поработать, чтобы максимально сократить неизбежные повторы.

Я бесконечно благодарен Григорию Липмановичу за разрешение присутствовать на репетициях. Это очень много дало мне. Читатель узнает, как 29 марта 2016 года после последней репетиции (утром в день концерта) я днём ходил под впечатлением от Арабески и Фантазии Шумана, в ушах они всё время звучали. Но вечером в концерте их исполнение мне показалось несколько слабее, чем на утренней репетиции. И я подумал: какое счастье, что я смог одним из немногих присутствовать на лучшем исполнении, чем в концерте».

Надежда ИГНАТЬЕВА: «В первую очередь я хочу поблагодарить Владимира Наумовича Ойвина за помощь в получении разрешения посещать репетиции Григория Липмановича. Я в то время работала в музыкальной школе им. Генриха Нейгауза. Там была традиция высаживать раз в год массовый десант педагогов в Петербург на концерт Григория Соколова. Это совершенно разные ощущения, когда приходишь просто на концерт или несколько дней по шесть часов сидишь на репетиции.

И ещё одна особенность сидения на репетиции: ты находишься в пустом зале, в котором сидят ещё человек пять и ощущаешь, что ты причастна к узкой группе избранных счастливцев. Я сумела побывать на трёх многодневных репетициях. Когда мне позвонил автор-составитель этого сборника и сообщил, что он приступил к его созданию, я полностью одобрила эту идею.

Владимир Наумович провёл колоссальную работу по поиску материалов для второй половины книги, в которую вошли материалы разных авторов. Я считаю, что Владимир Наумович правильно сделал, не послушав Соколова, не желавшего никаких книг о нём. Григорий Липманович избегает контактов с прессой, не любит давать интервью, но какие-то интервью всё же появляются. Обычно это разговор о других, а не о себе. Мне кажется, что Соколов вообще любит говорить о темах общих или философских.

Я очень благодарна, что Владимир Наумович включил в книгу два моих материала. Это рецензия на концерт в 2014 году, а также мои заметки для себя о прослушанных концертах, не рассчитанные на публикацию.

Алексей Васильевич прав в принципе, что в записи многое теряется, но когда переслушиваешь запись после концерта, открываешь какие-то иные грани исполнения, которые ускользнули от тебя во время концерта. Кроме того — неоднократно, слыша запись с концерта Соколова, не зная, кто исполняет, я узнаю его. Это говорит о том, что в записях Соколова эти потери минимальны».

Алексей ПАРИН: «Я согласен с Надеждой. Если слушаешь запись концерта, на котором ты был и вобрал в себя эти впечатления, то слышишь и запись по-иному. И я узнаю по записям, когда играет Соколов».

Надежда ИГНАТЬЕВА: «В случае с Соколовым играет роль, что во время слушания его в концерте возникает эффект совместного слушания, когда зал единодушен в захваченности музыкой и её исполнением. Во время концерта Соколова как бы покров магии покрывает зал, а возникает он только тогда, когда ты сам присутствуешь в зале».

Алексей ПАРИН: «Отмечая склонность Соколова к философии, я вспомнил слово «соборность». Это ощущение соборности возникает во время концерта Григория Соколова, где бы он ни играл: в Петербурге, Берлине или ещё где. Вы оказываетесь в другой вселенной».

Мирослав КУЛТЫШЕВ: «По моему мнению, главное, что книга удалась. Хотя бы потому, что это первая книга о нашем великом современнике. Одного этого было бы достаточно, чтобы считать это начинание удачным. Второе, и тоже главное, вот что. На мой взгляд, книга получилась живая, по-видимому, пристрастная, объёмная (не по листажу, а по спектру авторов). Она, в общем, даёт представление о Соколове XXI века.

Большим достоинством сборника является присутствие в нём текстов самого Григория Липмановича. Хотя большинство текстов опубликованы, замечательно, что они собраны под одной обложкой. Если бы не Владимир Наумович, то эта книга никогда бы не вышла. Он был мотором и локомотивом этого процесса. Большое ему за это спасибо. То, что в книгу включены разные тексты это, наверное, хорошо».

Олег ВЛАДИМИРОВ

01/08/2022 - 02:39   Classic   Концерты
Пятый юбилейный музыкальный open‑air фестиваль «Лето. Музыка. Музей» прошёл с 14 по 17 июля 2022 года в Новом Иерусалиме. Его организатором, как всегда, стал Государственный историко-художественный музей «Новый Иерусалим» при поддержке Московской областной филармонии. Художественный руководитель филармонии, он же президент фестиваля Максим Дунаевский.

В этом году фестиваль, отмечающий свой первый юбилей, посвящён 150-летию Александра Скрябина. В юбилейном году на фестивале выступили: Государственный академический симфонический оркестр России им. Е. Ф. Светланова, Академический симфонический оркестр Московской филармонии, Московский камерный оркестр Musica Viva, вокальный ансамбль «Intrada», дирижёры Дмитрий Юровский, Дмитрий Лисс, Александр Рудин, пианисты Николай Луганский, Полина Осетинская, Андрей Коробейников, Александр Лубянцев, Александр Ключко, Ева Геворгян, сопрано Анна Аглатова.

Я посетил те два концерта, в которых играл Госоркестр им. Светланова. Оба дня за дирижёрским пультом стоял Дмитрий Юровский. А все произведения комментировал главный редактор журнала «Музыкальная академия» Ярослав Тимофеев. Он делал это лаконично, но информативно, в манере живой и доверительной. Видеозаписи его комментариев давались на экранах по обе стороны сцены.

Дмитрий Юровский и ГАСО им. Светланова
Дмитрий Юровский и ГАСО им. Светланова

Программа 15 июля началась Первым фа-диез минорным фортепианным концертом ор. 1 Сергея Рахманинова. Солист – Николай Луганский. Он исполнил сольную партию в концерте с хорошим вкусом, сдержанно, строго и академично в лучшем смысле этого слова. Хорошо сложился ансамбль с оркестром. На бис Луганский превосходно исполнил до минорную прелюдию Рахманинова ор. 23 № 7.

Пианист Николай Луганский и ГАСО им. Светланова
Пианист Николай Луганский и ГАСО им. Светланова

Рояль фирмы «Ямаха» звучал несколько непривычно, напоминая стеклянный звук американского Стейнвея. Это, безусловно, связано с игрой на открытом воздухе. Как говорит великий пианист наших дней Григорий Соколов, игра на рояле на улице – самая стрессовая ситуация для инструмента.

Во втором отделении прозвучали Сюита из музыки оперы «Золотой петушок» Николая Римского-Корсакова и «Поэма экстаза» Александра Скрябина. Мне показалось, что в этот день маэстро Юровский в своих интерпретациях был несколько сдержан, если не сказать «скован». Если в концерте Рахманинова эту сдержанность можно было объяснить следованием солисту в строгом прочтении сочинения, то во втором отделении эта гипотеза не работала. Особенно эта «скованность» проявилась в «Поэме экстаза». Само название говорит о том, что это сочинение должно звучать не в равномерном движении, а в порывах восторга, ликования. Экстаз – это сбившееся дыхание, комок в горле. Отобразить это в музыке может rubato, применённое в допустимых рамках (а рамки определяются вкусом). Как должна ликовать труба в главной партии! Ничего этого в исполнении Дм. Юровского я не услышал. Главное – не ощутил экстаза. Быть может, это изъяны моего восприятия в тот день, но другого сказать не могу. Как говорится, «Платон мне друг, но истина дороже». Знаю, что мои оценки – не истина в последней инстанции, но они мои, и я «на том стою – и не могу иначе». При этом не исключаю возможности изменения моих оценок. Быть может, причина этой скованности была в том, что на открытом воздухе маэстро дирижировал впервые (в антракте репетиции 15 июля он сказал, что слышит оркестр совершенно иначе, нежели в зале).

А вот концерт 17 июля меня удовлетворил полностью! От позавчерашней скованности не осталось и следа. Увертюра к опере Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры» прозвучала с истинно немецкой основательностью.

Сразу чувствуется немецкая школа, которую маэстро получил в Германии и от своего отца – замечательного дирижёра Михаила Юровского, недавно покинувшего наш мир. Светлая ему память! Мы помним не только его собственное творчество, но и то, что он воспитал двух замечательных сыновей, ставших достойными продолжателями дирижёрской династии в четвёртом поколении.

Настоящим подарком слушателям стала «Шехерезада» Мориса Равеля – Три поэмы для голоса с оркестром на слова Тристана Клингзора. (Это псевдоним Леона Леклера, состоящий из имён двух персонажей опер Вагнера).

Во-первых, надо поблагодарить Дм. Юровского за сам факт исполнения этого малоизвестного в России замечательного сочинения Мориса Равеля. Я, например, услышал этот триптих впервые. Во-вторых, хочу отметить, что на высоте были все: и певица, и дирижёр, и оркестр. Блистательно исполнила вокальную партию сопрано Анна Аглатова. Её интерпретация достойна называться изысканной. Партия переливалась полутонами, излучала французский шарм и показывала прекрасный вкус. Вокал Аглатовой был безукоризнен. В верхнем регистре не прозвучало ни одной визгливой ноты. Прекрасно, изысканно и очень тактично вёл аккомпанемент оркестр, ни разу не позволивший себе перекрыть певицу.

Анна Аглатова и ГАСО им. Светланова
Анна Аглатова и ГАСО им. Светланова

Финал фестиваля оказался и его высшей точкой. Ею стало блистательное исполнение Госоркестром Божественной поэмы Александра Скрябина, ор. 43.

Любопытна история создания Божественной поэмы. В 1902 году композитор начал работу над третьей симфонией, думая летом её закончить. Но на него обрушилось нервное истощение (невротическая депрессия, на языке тех лет), и он несколько недель пролежал в гамаке, запрещая себе работать. Затем Скрябин был вынужден для заработка взять заказ на фортепьянные пьесы. Вскоре его отвлекли вопросы философии. Вернувшись, наконец, к наброскам третьей симфонии, он понял, что его взгляды изменились настолько, что написанное буквально вчера уже устарело. Скрябин переформатировал наброски в симфоническую «Божественную поэму», соединяющую в себе философию, литературу и музыку.

По воззрениям Скрябина, человеческая душа в своём развитии должна пройти три этапа: борьбы, искушения наслаждением и Божественной игры. Так он и назвал три части поэмы: Борьба, Наслаждение, Божественная игра.

Партитура Божественной поэмы знаменита рекордным в истории музыки числом ремарок (553) для всех инструментов. Причём написаны они не по-итальянски, как принято, а по-французски.

Для Божественной поэмы у Дмитрия Юровского нашлись и многообразные оркестровые краски, и ритмическая свобода. Особенно ярко прозвучали всплески восторга в третьей части. В целом Поэма прозвучала величественно и возвышенно.

Качество звучания оркестра было отменным, причём всех его групп, включая медные, традиционно наиболее уязвимые для критики. Взаимопонимание оркестра и дирижёра достигло, казалось, невозможной степени. По моему впечатлению, оркестр точнейшим образом откликался на жест дирижёра. В целом «Божественная поэма» прозвучала масштабным полотном позитивного характера.

Но вот на сцену поднялись Генеральный директор музея «Новый Иерусалим» Анна Антипенко и президент фестиваля Максим Дунаевский. Они поблагодарили слушателей за участие в концертах с довольно сложными программами. (Отмечу, что на обоих концертах Госоркестра, где я присутствовал, свободных мест не было. И, что особенно приятно, большинство слушателей были местные жители. Фестивали такого уровня в провинции вносят весомый вклад в привлечение новых слушателей в залы классической музыки).

Анна Антипенко поблагодарила Министерства культуры РФ и Московской области за содействие в проведении фестиваля. Закрывая фестиваль, Максим Дунаевский высоко оценил его профессиональный уровень. Он сказал:

«Мы с радостью констатируем: это признанный международный проект, в котором уже приняли участие десятки самых именитых артистов и коллективов». Он высказал надежду, что и через год, как и предыдущие пять лет, Госоркестр им. Светланова примет участие в ежегодном фестивале «Лето.Музыка.Музей».

Владимир ОЙВИН

19/07/2022 - 02:02   Classic   Интервью
Пианист, педагог, директор оперного театра в Нанкине (Китай) Максим Могилевский рассказал NEWSmuz.com о работе в жюри Международного конкурса пианистов имени Рахманинова и восприятии оперы в Китае.

Максим Могилевский — пианист, педагог. В настоящее время директор оперного театра в Нанкине (Китай). Член жюри Международного конкурса пианистов, композиторов и дирижёров имени С. В. Рахманинова в номинации «фортепиано». Сын замечательного пианиста Евгения Могилевского.

Максим Могилевский
Максим Могилевский

- Вы не первый раз в жюри фортепианного конкурса. Как вы оцениваете общую атмосферу работы жюри на этот раз?

- Надо прежде всего отметить, что этот конкурс уникален по своему содержанию. Он проходил в трёх номинациях: «Пианисты», «Композиторы» и «Дирижёры» – это три ипостаси, в которых работал наш великий Сергей Васильевич Рахманинов.

Настроение в зале было очень напряжённое, наэлектризованное. И публика, и жюри жадно ловило каждую ноту, вылетающую со сцены, каждый штрих, каждый нюанс, создаваемый молодыми музыкантами.

Необычным было то, что третий тур проходил в два этапа. Первый был оценкой аккомпанементных успехов его участников при выступлении с вокалистами. Такого я не встречал ни на одном конкурсе. Аккомпанемент певцам требует особых навыков и особого таланта.

Надо отметить, что большинство конкурсантов с этим заданием справились. Эта часть финала имела особый успех у публики. С лучшей стороны показали себя участники Молодёжной оперной программы Большого театра. Как заметил Владимир Емельянович Захаров, бывший много лет директором Большого зала консерватории, певцы так хорошо пели, что отвлекали от необходимости оценивать качество аккомпанемента. Жюри специальным призом наградило сопрано Лилит Давтян. От этого этапа конкурса и слушатели, и члены жюри получили особое удовольствие.

- Как бы вы оценили чисто фортепианный уровень конкурса?

- Общий уровень был очень высок, и это осложняло нашу работу. Надо было найти лучших среди россыпи бриллиантов, которой, по словам Дениса Мацуева, стал наш конкурс. Я считаю, что уровень нашего конкурса не уступал уровню конкурса им. Чайковского.

- Нельзя не отметить, что география участников была более скромной, по понятным причинам.

- Да, в этом большую роль сыграла пандемия ковида. Так, многие потенциальные участники просто не сумел выехать из Китая. Там очень жёсткие карантинные правила.

- Кто из участников обратил на себя Ваше внимание с первого тура?

- Вы знаете, многие обратили на себя внимание сразу: свежестью исполнения и своей неординарностью. Что самое важное в исполнении музыки Рахманинова? На мой взгляд, это понятие вокальности. Вся его музыка связана с понятием вокальности. (Это то, что пытался сделать Фридерик Шопен. Он тоже пытался воссоздать на фортепиано человеческий голос.) Это и его романсы, и оперы «Алеко» и «Скупой рыцарь». Это проявлялось и в его инструментальной музыке. В третьем фортепианном концерте просто слышны куски из «Алеко». Мне было очень приятно, что из участников конкурса эту суть музыки Рахманинова многие поняли и пытались воплотить её на рояле.

- Могли бы вы назвать имена тех, кто произвёл на вас наиболее сильное впечатление с первого тура?

- Хочу отметить Константина Хачикяна. Это самобытный артист, он мне очень понравился. Он интересно играл не только Рахманинова, но и Пятую сонату Скрябина, которая произвела на меня неизгладимое впечатление. Он сумел добиться каких-то невероятных красок, звучаний. В целом эта трактовка стала незабываемой.

Иван Бессонов с самого начала показал себя как вдумчивый пианист и большой виртуоз. С очень точным расчётом! Несмотря на молодость, он уже знает, что делать на сцене, выходя к большой публике.

Я хотел бы отметить двух китайских пианистов – Боао Чжан и Сьюаньи Мао, которая прошла в финал и получила серебряную медаль. Её Третий концерт Рахманинова тронул моё сердце. Нельзя сказать, что технически её исполнение было безупречным, но в смысле музыкальном, в смысле пения, в смысле поэзии и тонкости её исполнение отличалось от многих других и запомнилось. Я вижу у неё большое будущее.

- Я бы назвал её стиль интеллигентным.

- Да, я согласен. Ещё хотел бы отметить Арсения Тарасевича-Николаева, внука великой Татьяны Николаевой. Он очень стабильно выступил во всех турах. Особенно мне понравилось его исполнение Бурлески Рихарда Штрауса. Оно было очень живое, наполнено и драмой, и юмором. Это сочинение очень сложное — и для солиста, и для оркестра. Но ему удалось открыть в ней нечто новое.

Мне понравился и Александр Ключко, разделивший с Бессоновым первое место. Он очень достойно выступил в финале. Мне также понравилось, как он аккомпанировал певцам. В финале очень важна выдержка и концентрация. Этого у Ключко было с лихвой. Чувствовалось, что у него большой опыт — и поведения на сцене, и игры с оркестром. Имея такой опыт легче победить, чему мы и стали свидетелями.

- Какие недостатки вы заметили у молодых пианистов? (Я бы назвал в первую очередь бедность оттенков форте при исполнении музыки разных композиторов. Оно было одинаковым: что у Баха, что у Моцарта, что у Бетховена).

- Я с вами полностью согласен. На конкурсе была ещё одна проблема с качеством звука. Для полного раскрытия свойств любой рояль должен быть обыгран в течение двух-трёх лет. А участники этого конкурса получили совершенно новый и необыгранный Стейнвей, который в силу возраста ещё не успел свои качества раскрыть.

Ещё мне понравился пианист из Петербурга Илья Папоян – ученик замечательного педагога Александра Михайловича Сандлера, лауреат третьей премии. Он произвёл на меня впечатление отточенностью своего стиля, иногда приближающегося к стилю Михаила Васильевича Плетнёва. Была видна колоссальная работа педагога. Папоян тоже показал себя опытным артистом.

Что касается общей оценки молодых пианистов, то хотелось бы услышать у них больше спонтанности, больше поэзии — и, как вы верно заметили, больше красок, больше экспромта. Это всё необходимо для концертного исполнительства. Публика приходит на концерты, чтобы услышать душу пианиста. Исполнитель – очень важное промежуточное звено между композитором и слушателями. Без него музыка остаётся всего лишь листом бумаги, исписанным какими-то значками. Но вот приходит исполнитель – и превращает эти значки в звуки и созвучия. И рождается то, что мы называем музыкой.

И, конечно, очень важно копить опыт игры с оркестром.

- Но это мало зависит от молодых исполнителей. Многим из них выступить с оркестром удаётся редко, если вообще удаётся.

- Тогда надо больше ходить на симфонические концерты. У нас сейчас много замечательных оркестров.

Например, наш Национальный молодёжный оркестр, открывавший конкурс, – один из лучших в мире. А как звучит Госоркестр им. Светланова! Это легендарный оркестр. Мой отец много выступал с ним и внутри страны, и за рубежом после 1964 года, когда он победил на конкурсе в Брюсселе. Да и все оркестры, игравшие на конкурсе, проделали колоссальную работу. Вот, например, соль мажорный концерт Равеля – его играла китайская участница – во второй части он требует тончайшего аккомпанемента. Там нужен очень точный баланс солиста и оркестра. Аккомпанемент должен произноситься шёпотом, чтобы можно было слышать рояль. Звучание должно быть очень интимным.

Ещё я хочу отметить работу дирижёра Юрия Ткаченко, который стоял за пультом Госоркестра им. Светланова в третьем туре пианистов. Он показал просто чудеса в некоторых сложных моментах аккомпанемента. И очень помог солистам в трудных местах, где они «плавали» в интерпретации.

- Что бы вы посоветовали молодым пианистам?

- Не замыкаться только на рояле, но интересоваться камерной и симфонической музыкой, оперой и балетом, изобразительными искусствами. Заниматься расширением своего кругозора и повышением эрудиции.

- На каких ещё конкурсах вы работали в жюри?

- Последние два с половиной года я работал только на внутренних конкурсах в Китайской народной республике, из-за карантина. (Я и на этот конкурс еле-еле вырвался.) Я был в жюри Азиатского конкурса в городе Хайку на острове Хайнань. Меня пригласили и на всекитайский конкурс Баха, но из-за карантина он перенесён на осень этого года. Принимал участие в конкурсе в городе Ланьчжоу в провинции Ганьсу на западе Китая. Вообще западный Китай в чём-то похож на Калифорнию. Сычуань, Чуньцин, Ганьсу. Он ещё славится своей очень острой кухней. Сюда специально приезжают поесть местных блюд.

Мы приложим максимум усилий, чтобы в 2023 году – в год его 150-летия – провести в Китае конкурс имени Рахманинова. В России в будущем году планируется конкурс им. Чайковского, поэтому ещё один в Москве провести невозможно. Интерес к конкурсу им. Рахманинова уже проявили самые крупные города: Шанхай, Пекин, Чэнду, Шензен.

Рассматривается вопрос о включении в конкурс ещё одной номинации: «Вокал» – потому что в КНР много молодых певцов с хорошими голосами.

Ещё планируется к роялям трёх фирм, из которых выбирали конкурсанты, – Стейнвей, Ямаха и Каваи – добавить рояль китайской фабрики Янцзы-ривер. На рояле этой фирмы китайский пианист Ань Таньсу получил четвёртую премию на XVI конкурсе им. Чайковского в 2019 году.

- Вы возглавляете оперный театр в Нанкине. Расскажите о нём.

- Для начала я должен поблагодарить президента КНР Си Цзиньпина и его супругу за их поддержку классической музыки в стране. Супруга президента уже много лет первое сопрано Китая. Для неё композиторы пишут романсы и целые оперы. В нашем театре недавно была поставлена опера для неё: «Мулан».

Это национальная опера, в ней описан эпизод из истории древнего Китая: нашествие врагов. Полководец, командующий китайскими войсками, погибает в бою. Тогда его дочь берёт командование на себя и спасает страну. (Об этом есть мультфильм студии Диснея.) Китайский композитор Гуань ша написал на этот сюжет оперу. Лет десять-двенадцать назад премьерой этой оперы в России дирижировал Валерий Гергиев; пела в ней будущая первая леди Китая.

Таким образом, классическая музыка в КНР пользуется огромной поддержкой. Строятся новые концертные залы, создаются новые оркестры, проводятся новые фестивали.

Театр в Нанкине построен в 2016 году. Это культурный центр, включающий шесть залов, на 9200 человек одновременно. Среди них концертный зал на 1400 человек. Открывал его Израильский симфонический оркестр под управлением Зубина Меты. Оперный зал на 2600 мест открывала гала-концертом Анна Нетребко. Есть и конференц-зал на 2400 мест, несколько камерных залов для сольных выступлений, один из которых сольным концертом открыл Денис Мацуев. В этот комплекс входит ещё и драматический театр. В течение этих лет мы приглашали ещё многих российских исполнителей: Валерия Гергиева, Юрия Башмета, Александра Рудина и других.

Здесь мы проводим ежегодный фестиваль Мариинского театра под руководством Гергиева. В нём исполняются оперы, балеты, симфонические концерты, концерты для детей. Фестиваль продолжается две недели. Мы также пригласили оркестр Венской филармонии под управлением Андриса Нельсонса, главного дирижёра Бостонского оркестра. В рамках второго Фестиваля Мариинского театра, буквально за неделю до объявления карантина, провели китайскую премьеру оперы Вагнера Парсифаль под управлением Валерия Гергиева. У нас выступали Нью-Йоркский филармонический, Филадельфийский оркестр, лондонский оркестр «Филармония»

- Что в планах вашего театра?

- Третий фестиваль Мариинского театра. Мы обсуждали возможность постановки и других опер Вагнера, например «Тристана и Изольды», «Лоэнгрина». Планируем постановку всей его тетралогии: «Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид» и «Гибель богов».

- А из русских опер что-нибудь планируете?

- Очень хотелось бы «Пиковую даму» Чайковского с участием Владимира Галузина. Также хотим пригласить Ильдара Абдразакова, Ольгу Бородину. К 150-летию со дня рождения Рахманинова Денис Мацуев в один вечер исполнит все четыре фортепианных концертов и «Вариации на тему Паганини»

- А «Бориса Годунова» или «Хованщину» вы не планируете?

- Недавно Гергиев давал «Хованщину» в Пекине, в концертном исполнении — с огромным успехом. Но всё равно шедевры Мусоргского в наши планы входят.

- А как вы отнесётесь к моей идее создания Театра концертных исполнений? Ведь что происходит сегодня? Оркестр и дирижёр готовят концертное исполнение оперы, вкладывая в неё большие силы и средства, особенно в случае с полусценической постановкой, в костюмах. Исполняется такой вариант один, ну два раза. И всё! Сколько усилий пропадает! А если бы был такой театр, то в нём можно было бы исполнять концертные варианты по нескольку раз в сезон. Уж не говоря о том, что концертное исполнение даёт возможность услышать оперу без купюр и без режиссёрского насилия над ней — что мы сегодня видим всё чаще.

- Я полностью согласен с вашей идеей. Она очень плодотворна, и я поддерживаю её.

Владимир ОЙВИН

P.S. Конкурс им. П. И. Чайковского должен иметь в названии слово «Московский» и проходить по всем специальностям в Москве.

10/07/2022 - 05:23   Classic   Рецензии
Григорий Соколов — не только гениальный, как многие считают, пианист. Но еще и человек, который почти не давал интервью, не записывал студийных (фондовых) альбомов. Книга о нем невозможна, и все-таки она вышла.

Книгу «Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста» написал музыкальный критик Владимир Ойвин, который прошел свой путь от недоверия к творческому методу Соколова до постижения и принятия его, имел пару-тройку (и это очень много!) интервью и бесед с Григорием Соколовым, написал множество рецензий на его сольные концерты, а теперь взял и сложил все воедино. И свои статьи, и другие статьи, и негативные рецензии, и позитивные рецензии. Получилось все настолько увлекательно, настолько объемно, о что о принципиально молчащем много лет Соколове можно сложить свое мнение. И это жирный плюс.

«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста»
«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста»

Сам Ойвин в эпитетах не стесняется: «Великому пианисту второй половины ХХ — первой половины XXI века Григорию Соколову 18 апреля 2020 года исполнилось семьдесят лет». Впрочем, и слово «гений» он употреблять не стесняется. И тому есть основания. Пианист Григорий Соколов, на секундочку, победил на конкурсе им. Чайковского 1966 года в возрасте 16 лет, когда он был девятиклассником (!) в школе при Ленинградской консерватории. А жюри конкурса пианистов возглавлял Эмиль Гилельс. Автор убедительно развенчивает легенду о том, что лично Гилельс пролоббировал победу Соколова, указывая, что 16 из 21 членов жюри проголосовали за Соколова.

«Незаметно пришло осознание, что мы живём в одно время и рядом с великим пианистом, место которого в ряду с такими гигантами, как Гленн Гульд, Артуро Бенедетти Микеланджели, Артур Рубинштейн, Владимир Горовиц, Мария Юдина, Эмиль Гилельс, Святослав Рихтер», - пишет о Соколове Владимир Ойвин.

Соколов живет в итальянской Вероне и вообще не играет концертов в Москве и Великобритании. Как выясняется из книги, причиной нелюбви к Москве стал скандал с 45 минутами для репетиции Соколова, выделанные ему в БКЗ в 1998 году (при том, что обычно ему нужно трое суток). Скорее, даже последней каплей - ранее он обижался на неблагожелательную реакцию москвичей в ответ на его победу в Конкурсе им. Чайковского. А к Великобритании у него неприязнь из-за неудобного порядка оформления рабочих виз.

Ойвин подробно рассказывает о внимательности Соколова к звучанию рояля Steinway именно гамбургской фабрики, о его любимом настройщике Евгении Артамонове, о познаниях Соколова в области настройки роялей, о «рваном» исполнении произведений глухого Бетховена, о нелегкой работе слушать Соколова вообще, о невероятной эрудированности пианиста, об отношении к Urtext’у, и неизбежных сравнениях с Гленном Гульдом. Книга дополнена известными интервью Соколова передаче «Царская ложа» и «Камертон» телеканала «Культура», а также газете Die Zeit, «Pianoфорум», «Коммерсант» и статьями самого Соколова.

Каждый, кто слышал Григория Соколова, наверняка обратил внимание на специфическую манеру его исполнения, - он очень уж замедленно играет все, смакует каждую ноту композитора. Где другой сыграл бы виртуозным престо, Соколов даже вопреки воле композитора играет осмысленным аллегретто. Ойвин находит объяснение:

«Совершенство его пианизма в любых его проявлениях: будь то точность донесения текста, динамические оттенки, выверенность и убедительность темпов, блистательная мелкая техника, чёткая артикуляция каждого звука в самых стремительных пассажах, и т. д.».

Ценно в книге доступ к иным мнениям. Скажем, нашумевшая в свое время рецензия Петра Поспелова в «Русском Телеграфе» 1998 года тут тоже есть.

«Таков же и стиль его собственной игры, оригинальный без претензии на оригинальность, нецитатный, не знающий ничего о чужих манерах и тем более заслугах — лишённый всего того, что мы так ценим, к примеру, в игре Алексея Любимова. И, разумеется, совершенный в своей акустической красоте. Таков же и стиль его собственной игры, оригинальный без претензии на оригинальность, нецитатный, не знающий ничего о чужих манерах и тем более заслугах — лишённый всего того, что мы так ценим, к примеру, в игре Алексея Любимова. И, разумеется, совершенный в своей акустической красоте».

Но есть и довольно критическое обсуждение Поспелова на форуме ClassicalForum.

Более объемной книги о Григории Соколове в мире просто нет. Владимир Ойвин проделал огромную работу, и теперь это главная книга о Соколове. Каждый найдет в ней что-то свое.

Купить: Лабиринт | Альфа-книга | «Москва» | Библио-Глобус | CDVPODAROK

Вадим ПОНОМАРЕВ

28/06/2022 - 23:00   Classic   Новости
Завершился Международный конкурс пианистов, композиторов и дирижёров им. С.В. Рахманинова.

Вечером 26 июня 2022 года председатели жюри всех трёх специальностей огласили его результаты.

Иван Бессонов
Иван Бессонов

По специальности «Фортепиано»:

  • I премия и золотая медаль: Александр Ключко / Россия и Иван Бессонов / Россия
  • II премия и серебряная медаль: Сюаньи Мао / Китай и Арсений Тарасевич-Николаев / Россия
  • III премия и бронзовая медаль: Илья Папоян / Россия, Константин Хачикян / Россия, Ева Геворгян / Россия
  • IV премия – не присуждена
  • V премия – не присуждена
  • VI премия: Эстефан Вергара Яцекив / Бразилия

Объявление имен лауреатов Международного конкурса им. С.В. Рахманинова по специальности «Дирижирование»
Объявление имен лауреатов Международного конкурса им. С.В. Рахманинова по специальности «Дирижирование»

По специальности «Дирижирование»:

  • I премия и золотая медаль: Филипп Селиванов / Россия и Гурген Петросян / Россия
  • II премия и серебряная медаль: Клеман Нонсьё / Франция и Иван Никифорчин / Россия
  • III премия и бронзовая медаль: Арсений Шупляков / Россия и Хаожань Ли / Китай
  • IV премия — не присуждена
  • V премия и диплом: Алексей Моргунов / Россия
  • VI премия — не присуждена

По специальности «Композиция»:

  • I премия и золотая медаль: Юаньфан Ян / Великобритания
  • II премия и серебряная медаль: Александр Тлеуов / Россия и Эдуард Кипрский / Россия
  • III премия и бронзовая медаль: Алексей Сергунин / Россия и Андрей Поспелов / Россия
  • IV премия и диплом: Цзиньхан Сяо / Китай
  • V премия: Петр Дятлов / Россия
  • VI премия: Майшо Ло / Китай

Специальная премия от Союза композиторов России присуждена Владимиру Кобекину / Россия.

Специальных призов также удостоены пианисты: Вера Зырянова, Алексей Кудряшов, Тимофей Владимиров и Екатерина Мечетина, исполнявшие сольные партии в произведениях композиторов.

«Конкурс им. П.И. Чайковского должен иметь в названии слово «Московский» и проходить по всем специальностям в Москве».

Владимир ОЙВИН

27/06/2022 - 05:55   Classic   Концерты
В отличие от конкурсов по специальности «фортепиано» и «дирижирование» на конкурсе Рахманинова, более-менее освещаемых на музыкальных сайтах, специальность «композиция», как мне кажется, обойдена вниманием музыкальной прессы.

Поскольку я не был ни на одном прослушивании у композиторов, будучи занят, главным образом, на пианистах еще по мере возможности на дирижёрах, я не могу оценивать происходящее у композиторов, а просто изложу для наших читателей, не имеющих времени или желания копаться в интернете, сухую информацию.

Жюри на конкурсе композиции
Жюри на конкурсе композиции

К рассмотрению принимались никогда и нигде не исполнявшиеся и неизданные сочинения. У конкурса композиторов несколько особенностей. Первая – нет ограничений по возрасту участников. Вторая ‑ в отличие от двух других специальностей, композиторская проводится в два тура. Первый тур – отборочный. На него подано 152 заявки. Он проводился заочно и анонимно на рассмотрения присланных нот. По результатам просмотра к участию в очном туре было допущено 12 конкурсантов: Дятлов Пётр, Кипрский Эдуард, Кобекин Владимир, Ло Майшо, Макаров Александр, Оганесян Кристина, Поспелов Андрей, Сергунин Алексей, Сяо Цзиньхан, Тлеуов Александр, Фуксман Михаил, Ян Юаньфан.

Композиторский конкурс проходит в два этапа. На Первом этапе, который состоялся 20 июня в Малом зале Московской консерватории, прослушивались сочинения для фортепиано. 22, 24 и 26 июня в концертном зале Филармонии 2 прослушивались концерты для фортепиано с оркестром в сопровождении Государственного симфонического оркестра «Новая Россия».

Первый этап

20 июня

  • Юаньфан Ян ‑ Солист – Юаньфан Ян
  • Кристина Оганесян - Солист – Мона Хаба
  • Андрей Поспелов ‑ Солист – Руслан Разгуляев
  • Владимир Кобекин ‑ Солист – Владимир Кобекин
  • Александр Тлеуов ‑ Солист – Яна Костина
  • Цзиньхан Сяо ‑ Солист – Алексей Кудряшов
  • Михаил Фуксман ‑ Солист – Софья Бугаян
  • Алексей Сергунин ‑ Солист – Алексей Сергунин
  • Петр Дятлов ‑ Солист – Пурыжинский Максим
  • Майшо Ло ‑ Солист – Турпанов Михаил
  • Александр Макаров ‑ Солист – Мечетина Екатерина
  • Эдуард Кипрский ‑ Солист – Эдуард Кипрский

Второй этап

22 июня

Петр Дятлов ‑ Солист – Пурыжинский Максим
Концерт для фортепиано с оркестром (в трех частях)

Владимир Кобекин ‑ Солист – Саямов Даниил
Второй концерт для фортепиано с оркестром –

Андрей Поспелов ‑ Солист – Руслан Разгуляев
Concerto grosso

Алексей Сергунин ‑ Солист – Алексей Сергунин
Концерт для фортепиано с оркестром в двух частях

Государственный симфонический оркестр «Новая Россия»
Дирижер – Фредди Кадена

24 июня

Майшо Ло ‑ Солист – Николай Кожин
Концерт для фортепиано с оркестром № 2 до мажор. I часть

Михаил Фуксман ‑ Солист – Владимиров Тимофей
«tRanSlucency»

Цзиньхан Сяо ‑ Солист – Алексей Кудряшов
«tRanSlucency»

Александр Тлеуов ‑ Солист – Зырянова Вера
Концерт для фортепиано с оркестром

Государственный симфонический оркестр «Новая Россия»

Дирижер – Антон Шабуров

26 июня

Эдуард Кипрский – Солист – Эдуард Кипрский
Пять этюдов-картин для фортепиано с оркестром

Александр Макаров – Солист – Мечетина Екатерина
Концерт для фортепиано с оркестром

Юаньфан Ян – Солист – Юаньфан Ян
Концерт для фортепиано с оркестром № 3

Кристина Оганесян ‑ Солист – Мона Хаба
Концерт для фортепиано с оркестром

Государственный симфонический оркестр «Новая Россия»
Дирижёр – Фёдор Леднёв

«Конкурс им. П.И. Чайковского должен иметь в названии слово «Московский» и проходить по всем специальностям в Москве».

Владимир ОЙВИН

27/06/2022 - 05:38   Classic   Новости
Завершился второй тур Международного конкурса пианистов, композиторов и дирижёров имени Рахманинова по специальности «дирижирование».

В этом туре конкурсанты работали с Государственным академическим Большим симфоническим оркестром им. П.И. Чайковского.

В третьем туре с конкурсантами будет работать Симфонический оркестр Мариинского театра. И по этой специальности вместо шести участников, оговоренных в Положении о конкурсе, в Третий тур пропущены семь конкурсантов:

  • Филипп Селиванов, Россия
  • Клеман Нонсьё, Франция
  • Хаожань Ли, Китай
  • Арсений Шупляков, Россия
  • Гурген Петросян, Россия
  • Иван Никифорчин, Россия
  • Алексей Моргунов, Россия

Конкурс дирижеров
Конкурс дирижеров

Моя мантра: «Конкурс им. П.И. Чайковского должен иметь в названии слово «Московский» и проходить по всем специальностям в Москве.

Владимир ОЙВИН

23/06/2022 - 03:32   Classic   Новости
На Международном конкурсе пианистов, композиторов и дирижёров им. С.В. Рахманинова прошел второй тур по специальности фортепиано. Жюри сочло возможным допустить к участию в нём 13, а не 12 конкурсантов, как положено по Положению о конкурсе.

По окончании прослушивания менее через полчаса со сцены Большого зала консерватории председатель жюри пианистов Денис Мацуев в присутствии членов жюри сообщил, что они сочли возможными допустить к участию в Третьем туре на два человека больше, чем оговорено в Положении о конкурсе. Таким образом, в Третьем туре выступят восемь конкурсантов:

  • Константин Хачикян, Россия
  • Арсений Тарасевич-Николаев, Россия
  • Иван Бессонов, Россия
  • Эстефан Вергара Яцекив, Бразилия
  • Илья Папоян, Россия
  • Ева Геворгян, Россия
  • Сьюаньи Мао, Китай
  • Александр Ключко, Россия

В жюри конкурса пианистов
В жюри конкурса пианистов

Таким образом, Рахманиновский конкурс у пианистов преобразовался фактически во Всероссийский: шестеро финалистов – россияне, а бразилец Яцекив вот уже три года учится в Московской консерватории в классе Сергея Кузнецова.

Денис Мацуев вручил дипломы лучших участников Второго тура не прошедших в Третий тур Филиппу Лынову и Дмитрию Сину.

Третий тур у пианистов пройдет в два этапа. На первом этапе конкурсанты будут аккомпанировать вокалистам ‑ участникам и выпускникам Молодёжной оперной программы Большого театра (руководитель профессор Дмитрий Вдовин), которые будут исполнять романсы Сергея Рахманинова: сопрано Лилит Давтян, Екатерина Морозова, Альбина Тонких, а также тенора Давид Посулихин, Арсений Яковлев, Сергей Радченко.

На втором этапе Третьего тура конкурсанты должны будут исполнить по два фортепианных концерта: один Сергея Рахманинова, и второй по собственному выбору. Им будет аккомпанировать Государственный академический симфонический оркестр им. Е.Ф. Светланова под управлением Юрия Ткаченко.

Финалисты конкурса пианистов
Финалисты конкурса пианистов

С 18 по 20 июня 2022 в Концертном зале им. Чайковского проходил Первый тур прослушивания участников конкурса по специальности дирижирование. По результатам предварительного просмотра видеозаписей к участию в очных прослушиваниях были допущены 25 конкурсантов (на одного больше, чем оговорено в «Положении о конкурсе»). Во Второй тур у дирижёров прошли:

  • Филиппо Дессии, Италия
  • Алексей Рубин, Россия
  • Тилен Дракслер, Словения
  • Филипп Селиванов, Россия
  • Клеман Носнсьё, Франция
  • Николай Цинман, Россия
  • Хаожань Ли, Китай
  • Арсений Шуляков, Россия
  • Гурген Петросян, Россия
  • Иван Никифорчин, Россия
  • Алексей Моргунов, Россия
  • Михаил Мосенков, Россия

Сейчас самое время вспомнить мою мантру: «Конкурс им. П.И. Чайковского должен иметь в названии слово «Московский» и проходить по всем специальностям в Москве.

Владимир ОЙВИН

20/06/2022 - 03:04   Classic   Концерты
В Москве с 14 по 27 июня 2022 года проходит Международный конкурс пианистов, композиторов и дирижёров имени С. В. Рахманинова.

Прослушивания конкурса проходят на площадках Московской филармонии и Московской консерватории. Конкурс им. Рахманинова проводится в преддверие 150-летия великого русского композитора, которое будет отмечаться в 2023 году. Он проходит по трём специальностям: фортепиано, симфоническое дирижирование и композиция. Для участия в конкурсе было подано 529 заявок из 33 стран мира: Австралии, Австрии, Азербайджана, Армении, Беларуси, Бразилии, Великобритании, Германии, Грузии, Израиля, Ирана, Испании, Италии, Канады, Казахстана, Колумбии, Кубы, Китая, ЛНР, Молдавии, Монголии, Польши, России, Сербии, Сингапура, Словении, США, Узбекистана, Украины, Франции, Южной Кореи, Японии. В номинации «фортепиано» было подано 167 заявок, «дирижирование» ‑ 210 заявок, и «композиция» ‑ 152 заявки.

Пианисты и дирижёры соревнуются в трех турах, а композиторы – в двух. После предварительного прослушивания видеозаписей к очному участию допущены 24 у пианистов, 25 – дирижёров и 12 ‑ композиторов. К участию во втором туре будут допущены 12 пианистов, 12 дирижёров и 6 композиторов. В финальных турах примут участие 6 пианистов и все композиторы.

В жюри по специальности «фортепиано» входят: Денис Мацуев (председатель), Борис Березовский, Владимир Виардо, Фредерик Кемпф, Лю Ши Кунь, Максим Могилевский, Владимир Овчинников, Валерий Пясецкий, Та Куан Донг, Владимир Тропп.

В жюри по специальности «дирижирование» входят: Валерий Гергиев (председатель), Сесар Альварес, Кристиан Кнопп, Тао Линь, Фабио Мастранджело, Джордж Пехливанян, Валерий Полянский, Александр Сладковский, Владимир Федосеев, Кристофер Чен.

В жюри по специальности «композиция» входят: Александр Чайковский (председатель), Юрий Башмет, Валерий Воронин, До Хонг Куан, Михаил Кокжаев, Толеген Мухамеджанов, Александр Радвилович, Алексей Рыбников.

К участию в очных прослушиваниях у пианистов допущены: Бессонов Иван, Вергараа Яцкиев Эстефан, Геворгян Ева, Глазова Любовь, Грот Анна, Иванов Андрей, Ключко Александр, Корчагин Станислав, Лынов Филипп, Малинин Валентин, Мао Сюаньи, Махамендрикова Анастасия, Папоян Илья, Романчукевич Глеб-Иосиф, Руденко Филипп, Се Лингфэй, Син Дмитрий, Тарасевич-Николаев Арсений, Трушечкин Алексей, Хачикян Константин, Чжан Боао, Чуж Юаньхэн, Яхлакова Марина, Яшкин Антон.

К очному конкурсу дирижёров допущены: Демидович Юрий, Дербилов Илья, Десси Филиппо, Дракслер Гилен, Заводиленко Владимир, Зауэр Бенедикт, Колясников Андрей, Леонтьев Михаил, Ли Хаожань, Моргунов Алексей, Мосенков Михаил, Неллкр Сергей, Никифорчин Иван, Нонсьё Клеман, Петросян Гурген, Рубин Алексей, Селиванов Филипп, Тигранян Арман, Уолкер Джереми, Ху Сяобо, Худяков-Веденяпин Иван, Цинман Николай, Чжоу Дань, Чия Амос, Шупляков Арсений.

Среди композиторов отборочный тур прошли: Дятлов Пётр, Кипрский Эдуард, Кобекин Владимир, Ло Майшо, Макаров Александр, Оганесян Кристиан, Поспелов Андрей, Сергунин Алексей, Сяо Цзиньхан, Тлеуов Александр, Фуксман Михаил, Ян Юаньфан.

Эстефан Вергара Яцекив
Эстефан Вергара Яцекив

Раньше всех 16 июня в соревнование вступили пианисты, играющие в Большом зале Московской консерватории. Первые два дня первого тура у пианистов за столом жюри отсутствовал его председатель Денис Мацуев. Первый номер достался Анастасии Махамендриковой. Её выступление нельзя назвать удачным. Хочу отметить, что у большинства конкурсантов мало разнообразия в звуковых красках, особенно на форте. У них музыка разных авторов звучит одинаково – что Рахманинов, что Скрябин, что Бетховен.

Денис Мацуев в окружении членов фортепианного жюри
Денис Мацуев в окружении членов фортепианного жюри

Через примерно полчаса после окончания прослушивания Денис Мацуев в окружении членов фортепианного жюри со сцены БЗК огласил список участников, допущенных ко второму туру. Их оказалось не 12, как записано в регламенте конкурса, а 13. Список в соответствии с порядком выступления:

4. Станислав Корчагин
6. Константин Хачикян
7. Арсениий Тарасевич-Николаев
11. Боао Чжан
12. Иван Бессонов
13. Эстефан Вергара Яцекив
16. Илья Папоян
17 Ева Геворгян
18. Филипп Лынов
19. Дмитрий Син
20. Филипп Руденко
22. Сюаньи Мао
24. Александр Ключко

С большинством имён, приведённых в этом списке, я согласен. Лучшим в первом туре я бы назвал Александра Ключко, завершавшего прослушивания первого тура. Вот у кого я услышал по настоящему красивое форте во множестве его оттенков. Вторым я бы назвал бразильца Эстефана Вергара Яцкевича, особо отметив у него прекрасное исполнение опуса 118 Иоганнеса Брамса. Третьим в этом списке я назвал бы Дмитрия Сина, превосходно исполнившего «Вальс» Равеля. Я бы не пропустил во второй тур двух Филиппов ‑ Руденко и Лынова, а вместо них включил бы в него Андрея Иванова.

Дмитрий Син
Дмитрий Син

18 июня начались прослушивания у дирижеров.

Владимир ОЙВИН
Фото: пресс-служба конкурса и Евгений Евтюхов / ФГБУК Росконцерт

09/06/2022 - 05:02   Classic   Концерты
Стопятидесятилетие Александра Николаевича Скрябина Московская консерватория отметила пышно.

Его музыка – это целая вселенная, свой собственный космос философски мыслящего художника. Его музыка – крупнейшее явление не только русской, но и мировой музыкальной культуры на рубеже двух веков, именуемой «серебряным веком».

Да и не только музыкальной.

«Как Достоевский не романист только и Блок не только поэт, так и Скрябин не только композитор, но повод для вечных поздравлений, олицетворённое торжество и праздник русской культуры» – писал Борис Пастернак.

Значительную часть творческого наследия Скрябина составляют сочинения для фортепиано соло и один концерт для фортепиано с оркестром. В ряду юбилейных проектов Московской консерватории значительное место занимает цикл «Полное собрание фортепианных сочинений» в исполнении Алексея Чернова, лауреата более чем двадцати международных конкурсов, в том числе двух имени Скрябина.

Алексей Чернов
Алексей Чернов

Цикл включает семь концертных программ. Шесть из них сольные и проходят в Малом зале консерватории и один – с Концертом для фортепиано с оркестром – в Большом, с участием Концертного симфонического оркестра Московской консерватории п/у профессора А. Левина.

К настоящему времени из семи концертов прошли пять. Я был на всех кроме второго.

  • I – 29 сентября 2021– опусы 1, 6, 18, 2, 3, 27, 28, 28, 25 № 3.
  • II – 13 ноября 2021 – 37, 68, 39, 48, 51, 57, 58, 59, 67, 69, 70, 71, 73, 74, 72.
  • III – 6 января 2022 – 10, 44, 45, 45, 52, 62, 12, 34, 33, 35, 36, 53.
  • IV – 6 марта 2022 – 66, 68, 9, 21, 25, 73, 59, 2.
  • V – 16 мая 2022 – 53, 73, 9,14, 23, 20.

В программу III концерта по понятным причинам были включены две багатели киевского композитора Валентина Сильвестрова.

Оставшиеся два состоятся уже в следующем сезоне.

Мои отношения с музыкой Скрябина складывались непросто. В далёкие времена моей молодости лучшим её исполнителем считался Владимир Софроницкий. Говорили, что его надо слушать только живьём. Я, увы, слышал только записи.

Поклонники Софроницкого признавали, что пианист он неровный: может сыграть гениально, а может и провально. Он часто романтизировал музыку, которой это не было присуще. Трактовки его были откровенно импровизационны. Но такой стиль порой искажал замысел автора. В те годы излишний пафос и романтизм интерпретаций мне мешал, а я ошибочно относил это к самой музыке. Мне мешал педалированный исполнителем вызов Небу, избыточная импровизационность.

Всё это входило в противоречие с позицией композитора. Художественной натуре Скрябина импровизация была чужда. Он не считал её творчеством, основывая своё творчество он на точном расчёте.

Всё изменилось в одночасье. Помог случай.

Я был в те времена (да и сейчас) дружен с композитором Алексеем Муравлёвым. Осенью 1981 года он попросил меня написать рецензию для журнала «Музыкальная жизнь» на концерт его брата, пианиста Юрия с программой скрябинской музыки в Малом зале консерватории. Я согласился с одним условием: поскольку я совершенно не знаком с его братом как c пианистом, то попросил разрешения посидеть на репетиции в зале. И если мне его исполнение не понравится, то, при всём уважении к Алексею, я писать не буду.

За день до концерта, вооружившись нотами, мы с Алексеем пришли на репетицию. Программа охватывала все периоды творчества Скрябина: от ор. 2, 1887 года, до поэмы «К пламени» ор. 72, сочинённой в 1914-м. С первых аккордов, прозвучавших из-под пальцев Юрия Муравлёва, я подпал под обаяние его исполнительской манеры, не похожей на знакомую манеру Софроницкого.

Много позже я услышал запись несколько сочинений Скрябина на валиках в исполнении автора и понял: стиль Юрия Муравлёва очень близок к авторской интерпретации. Хотя авторские записи Скрябина Муравлёв вряд ли слышал.

Вот почему мне понравился тот концерт. С тех пор музыку Скрябина я полюбил. Хотя я так и не принял его философии, вызова, который он бросает Небу и судьбе:

«Иду сказать им (людям — В.О.), что они сильны и могучи, что горевать им не о чем, что утраты нет. Чтобы они не боялись отчаяния, которое одно может породить настоящее торжество. Силён и могуч тот, кто испытал отчаяние и победил его!»

На самом же деле могущество человека весьма иллюзорно. Как иначе расценить смерть Скрябина от фурункула на губе! Но музыка Скрябина противоречит его собственной философии. Вызова Небу в его собственном исполнении я не услышал. Музыка оказалась мудрее её автора. Такой казус не редок в творчестве: логика развития сюжета частенько ведёт автора к ситуациям, которые он и сам не предполагал.

Я позволил себе это пространное отступление вот почему. В «Полном собрании фортепианных сочинений» Скрябина в исполнении Алексея Чернова я в значительной мере услышал те же интонации и стиль, которые привлекли меня у Ю. Муравлёва. Насколько мне известно, Чернов не слышал Муравлёва в Скрябине ни живьём, ни в записи. А вот записи самого Скрябина он слушал.

Генрих Нейгауз писал: «Опасно — и для исполнителя, и для композитора, – всецело отдаться во власть магии скрябинской музыки. Подражание ему может оказаться губительным».

Чернов этого соблазна успешно избежал. Всецело находясь в мире скрябинских образов, он не утратил собственной индивидуальности. Из четырёх программ (I, III, IV и V) наиболее интересными и близкими мне по духу стали четвёртая и пятая. Именно они оказались ближе других моему пониманию музыки Скрябина. В четвёртой, полностью сольной, – очень удачными стали исполнения 8 и 9 сонат.

Но подлинной вершиной концерта стали две пьесы для левой руки ор. 9, особенно Ноктюрн. Их сочинение было вызвано серьёзным кризисом в исполнительской практике Скрябина, поставившим под угрозу его артистическую судьбу: готовясь к очередному концерту, он настолько серьёзно переиграл правую руку, что не прикасался ею к клавиатуре полтора года.

Во втором отделении пятого вечера прозвучал фортепианный концерт. В целом он был исполнен превосходно, но в двух эпизодах то ли солист поторопился, то ли оркестр чуть за ним не поспел... Видимо, не хватило хотя бы ещё одной репетиции.

Первое же отделение было великолепно-волшебным! Публика в БЗК сидела не шелохнувшись. А пианист просто ворожил над клавиатурой. Особо поразило обилие градаций piano от тончайшего pianissimo до красивейшего piano. Здесь же Алексей Чернов показал великолепную, но экономную и чёткую педаль.

Очень интересны и информативны выступления Чернова с комментариями к каждой программе. Они у Чернова звучат не как лекции, а как доверительная беседа со слушателями.

Два последних концерта цикла должны состояться в Малом зале консерватории 23 сентября и 13 ноября. Остаётся только поблагодарить Московскую консерваторию за реализацию столь масштабного и интересного проекта с Алексеем Черновым - на сегодняшний день одним из лучших исполнителей фортепианной музыки Скрябина. Спустя некоторое время запись всех концертов этого цикла будет предоставлена на сайте Московской консерватории.

Справедливости ради стоит упомянуть, что и Московская филармония провела в Камерном зале аналогичный цикл концертов в исполнении пианиста из Санкт-Петербурга Петера Лаула.

Владимир ОЙВИН

Страницы