«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста» как сканер и зеркало

Григорий Соколов — не только гениальный, как многие считают, пианист. Но еще и человек, который почти не давал интервью, не записывал студийных (фондовых) альбомов. Книга о нем невозможна, и все-таки она вышла.

Книгу «Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста» написал музыкальный критик Владимир Ойвин, который прошел свой путь от недоверия к творческому методу Соколова до постижения и принятия его, имел пару-тройку (и это очень много!) интервью и бесед с Григорием Соколовым, написал множество рецензий на его сольные концерты, а теперь взял и сложил все воедино. И свои статьи, и другие статьи, и негативные рецензии, и позитивные рецензии. Получилось все настолько увлекательно, настолько объемно, о что о принципиально молчащем много лет Соколове можно сложить свое мнение. И это жирный плюс.

«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста»
«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста»

Сам Ойвин в эпитетах не стесняется: «Великому пианисту второй половины ХХ — первой половины XXI века Григорию Соколову 18 апреля 2020 года исполнилось семьдесят лет». Впрочем, и слово «гений» он употреблять не стесняется. И тому есть основания. Пианист Григорий Соколов, на секундочку, победил на конкурсе им. Чайковского 1966 года в возрасте 16 лет, когда он был девятиклассником (!) в школе при Ленинградской консерватории. А жюри конкурса пианистов возглавлял Эмиль Гилельс. Автор убедительно развенчивает легенду о том, что лично Гилельс пролоббировал победу Соколова, указывая, что 16 из 21 членов жюри проголосовали за Соколова.

«Незаметно пришло осознание, что мы живём в одно время и рядом с великим пианистом, место которого в ряду с такими гигантами, как Гленн Гульд, Артуро Бенедетти Микеланджели, Артур Рубинштейн, Владимир Горовиц, Мария Юдина, Эмиль Гилельс, Святослав Рихтер», - пишет о Соколове Владимир Ойвин.

Соколов живет в итальянской Вероне и вообще не играет концертов в Москве и Великобритании. Как выясняется из книги, причиной нелюбви к Москве стал скандал с 45 минутами для репетиции Соколова, выделанные ему в БКЗ в 1998 году (при том, что обычно ему нужно трое суток). Скорее, даже последней каплей - ранее он обижался на неблагожелательную реакцию москвичей в ответ на его победу в Конкурсе им. Чайковского. А к Великобритании у него неприязнь из-за неудобного порядка оформления рабочих виз.

Ойвин подробно рассказывает о внимательности Соколова к звучанию рояля Steinway именно гамбургской фабрики, о его любимом настройщике Евгении Артамонове, о познаниях Соколова в области настройки роялей, о «рваном» исполнении произведений глухого Бетховена, о нелегкой работе слушать Соколова вообще, о невероятной эрудированности пианиста, об отношении к Urtext’у, и неизбежных сравнениях с Гленном Гульдом. Книга дополнена известными интервью Соколова передаче «Царская ложа» и «Камертон» телеканала «Культура», а также газете Die Zeit, «Pianoфорум», «Коммерсант» и статьями самого Соколова.

Каждый, кто слышал Григория Соколова, наверняка обратил внимание на специфическую манеру его исполнения, - он очень уж замедленно играет все, смакует каждую ноту композитора. Где другой сыграл бы виртуозным престо, Соколов даже вопреки воле композитора играет осмысленным аллегретто. Ойвин находит объяснение:



«Совершенство его пианизма в любых его проявлениях: будь то точность донесения текста, динамические оттенки, выверенность и убедительность темпов, блистательная мелкая техника, чёткая артикуляция каждого звука в самых стремительных пассажах, и т. д.».

Ценно в книге доступ к иным мнениям. Скажем, нашумевшая в свое время рецензия Петра Поспелова в «Русском Телеграфе» 1998 года тут тоже есть.

«Таков же и стиль его собственной игры, оригинальный без претензии на оригинальность, нецитатный, не знающий ничего о чужих манерах и тем более заслугах — лишённый всего того, что мы так ценим, к примеру, в игре Алексея Любимова. И, разумеется, совершенный в своей акустической красоте. Таков же и стиль его собственной игры, оригинальный без претензии на оригинальность, нецитатный, не знающий ничего о чужих манерах и тем более заслугах — лишённый всего того, что мы так ценим, к примеру, в игре Алексея Любимова. И, разумеется, совершенный в своей акустической красоте».

Но есть и довольно критическое обсуждение Поспелова на форуме ClassicalForum.

Более объемной книги о Григории Соколове в мире просто нет. Владимир Ойвин проделал огромную работу, и теперь это главная книга о Соколове. Каждый найдет в ней что-то свое.

Купить: Лабиринт | Альфа-книга | «Москва» | Библио-Глобус | CDVPODAROK

Вадим ПОНОМАРЕВ

Быстрый поиск: