Мирослав Култышев

09/09/2020 - 05:23   Classic   Концерты
Солист Санкт-Петербургского Дома музыки Мирослав Култышев в рамках проекта «Посольства мастерства «Онлайн» исполнил без публики в Английском зале Санкт-Петербургского Дома музыки программу из трёх сочинений.

  • Роберт Шуман — «Крейслериана» ор. 16,
  • Ференц Лист — Соната си минор S. 182,
  • Александр Скрябин — поэма «К пламени». Ор. 72.

Эта программа мне видится этапной в творческой биографии петербургского пианиста. Она знаменует некий качественный рубеж: ему исполнилось 35 лет, и из разряда молодых пианистов он незаметно перешёл в когорту музыкантов среднего возраста. Меняются критерии оценок и шкала ценностей.

Отвлекаясь от чисто технологических требований — пианизм Култышева великолепен — все три сочинения входят в число наиболее сложных для интерпретации фортепианных сочинений.

Мирослав Култышев
Мирослав Култышев

«Крейслериана» - своеобразный манифест музыкального романтизма. Она написана под влиянием одноимённой новеллы Э. Т. А. Гофмана, имеющей подзаголовок. «Музыкальные страдания капельмейстера Иоганнеса Крейслера». Это восьмичастный цикл, но все части настолько связаны между собой, что их нельзя исполнять по отдельности. Култышеву удалось передать романтическую атмосферу цикла, сохраняя индивидуальность отдельных образов. Для этого у него нашлось немало разнообразных фортепианных красок. С первого прослушивания мне показалось, что пианист использует слишком плотную звуковую фактуру и несколько злоупотребляет педалью. Но при втором и последующих прослушиваниях я от всех этих претензий отказался, всё стало восприниматься вполне целесообразно и убедительно.

Это исполнение «Крейслерианы» — одно из наиболее интересных, слышанных мною вживе. Могу поставить его в один ряд с исполнением этого шумановского цикла Сергеем Кузнецовым на фестивале «Звёзды российского пианизма XXI века» в Зеркальном зале музея-усадьбы «Кусково» 2 июля 2013 года, которое оценил как лучшее, слышанное мной исполнение «Крейслерианы». По своему воздействию такая форма музицирования находится где-то между живым исполнением и студийной звукозаписью.

Особый интерес в этой программе у меня вызвала соната си минор Листа — с моей точки зрения, лучшее, самое глубокое сочинение композитора. Я считаю, что его соната си минор — вообще вершина сонатного репертуара как жанра, хотя её форма отличается от подавляющего числа сонат. Это единственная одночастная соната. Обычная трёхчастная форма спрессована в одну часть, но очень концентрированную, что приводит к особой сложности её формы. Сложность формы обусловлена ещё и философской насыщенностью содержания. Её особенность ещё и в том, что вся более чем 30-минутная соната построена фактически на одной теме.

Впервые эту сонату Листа я услышал летом 1970 года после недавно закончившегося IV конкурса им. Чайковского в исполнении лауреата его четвёртой премии Аркадия Севидова. Она сразу же произвела на меня грандиозное впечатление, став одним из любимейших сочинений для солирующего фортепиано.

Си минорная соната Листа — одно из самых сложных и серьёзных, если не самое серьёзное сочинение мирового фортепианного репертуара. И самая страшная. По сравнению с ней даже «Мефисто-вальсы» того же Листа — детские страшилки. В си минорной сонате нечистая сила ворожит в полную мощь.

Си минорная соната Листа стала бесспорным эмоциональным центром рецензируемого концерта. Её интерпретация стала лучшими свидетельством музыкальной зрелости Мирослава. Именно её исполнение позволяет мне назвать этот концерт этапным для него.

Култышеву в полной мере удалось передать тот экзистенциальный страх, который составляет сущность сонаты. Страх просвечивает с первого аккорда; с первых затянутых пауз, нагнетающих этот страх; с первым проведением темы. И с каждым новым проведением темы она делается всё страшней. И под конец подавляет всё. Страх здесь победитель.

Поэма «К пламени» Александра Скрябина вероятнее всего была исполнена Култышевым замечательно, но я её почти не слышал. Виной тому, на мой взгляд, была не совсем удачно выстроенная программа. По моему глубокому убеждению, после си минорной сонаты Листа не должна звучать никакая музыка, в том числе и бисы. В идеале хорошо бы обойтись даже без аплодисментов, но при нынешнем слушателе это нереально. А здесь Скрябин прозвучал после листовской сонаты, и она своим масштабом заслонила его поэму. Посему от анализа исполнения скрябинской поэмы я воздержусь.

Свою рецензию заканчиваю обещанной мантрой: «Международный конкурс им. Чайковского должен в своём названии иметь слово Московский и проводиться по всем специальностям в Москве».

Владимир ОЙВИН

20/10/2013 - 01:32   Classic   Концерты
Московская филармония продолжает предоставлять молодым музыкантам возможность выступить на одной из самых престижных площадок России – в Концертном зале им. П. И. Чайковского.

В текущем сезоне для этого созданы три абонемента: № 23 «Новое поколение молодых звёзд», № 24 «Звёзды XXI века» и № 25 «Молодые таланты». 3 октября 2013 г. состоялся первый концерт абонемента № 24, в котором выступили Павел Милюков (скрипка) и Мирослав Култышев (фортепиано). Молодых музыкантов объединяет то, что они оба – постоянные солисты Санкт-Петербургского Дома музыки. Вероятно, по этой причине они выступали в сопровождении Государственного академического симфонического оркестра России им. Е. Ф. Светланова, за дирижерским пультом которого стоял художественный руководитель Санкт-Петербургского Дома музыки виолончелист Сергей Ролдугин.

Павел Милюков (скрипка)
Павел Милюков (скрипка)

В первом отделении Павел Милюков не без блеска исполнил Концерт для скрипки с оркестром Арама Хачатуряна, чьё 110-летие отмечается в этом году. В этой связи одно из самых его ярких сочинений – скрипичный концерт – звучал в Москве неоднократно. Милюков исполнил этот концерт ярко и празднично. В крайних частях у него бушует народный танец и песня с яркими ориентальными мелодиями. Очень удалась Милюкову большая виртуозная каденция в первой части. В средней части солист предался поэтическому настроению, пытаясь создать лирический ноктюрн. В чём-то это ему удалось, но не во всём — по причине почти постоянного громоподобного аккомпанемента Ролдугина, который существовал как бы вне всякой связи с солистом. За постоянным избытком форте скрипку не всегда можно было расслышать, хотя Милюков играл на прекрасном звучном инструменте работы известного французского мастера Жана-Батиста Вийома (изготовлявшего и великолепные смычки). Претензий к Госоркестру нет – он, как и положено профессионалам, откликался на требования дирижёра. Вот только эти требования мало соответствовали исполняемой музыке. К тому же аккомпанемент перманентно отставал от солиста.

Та же картина наблюдалась во втором отделении, где Мирослав Култышев великолепно исполнил сольную партию в редко звучащем Втором концерте для фортепиано с оркестром Чайковского, да ещё в авторской редакции – за что ему отдельное спасибо. Фортепианная партия этого концерта весьма виртуозна, изобилует как крупной аккордовой, так и филигранной мелкой техникой. Мирослав блестяще преодолел все технические сложности (которые в своё время вызвали неодобрение Александра Зилоти). Особо хочется отметить любовное отношение Култышева к инструменту: он с роялем не воюет. При всех многочисленных forte и мощных, зачастую преувеличенных tutti Култышев ни разу не извлёк грубой, ударной «деревянной» ноты. Рояль под его пальцами только пел. Сегодня такое качество звукоизвлечения – не в моде у «топовых» пианистов. С каким богатством красок Култышев исполнил огромную каденцию в Allegro brilliante! Очень украсило исполнение тактичное и убедительное рубато.

Замечательно в полном объёме прозвучало знаменитое трио в Andante non troppo, которое с лёгкой руки А. Зилоти обычно сильно сокращают. Здесь прекрасный ансамбль Култышеву составили концертмейстер оркестра скрипач Сергей Гиршенко и концертмейстер группы виолончелей Пауль Суссь.

Если говорить о Госоркестре в целом, то профессионально он звучал превосходно. Все инструментальные группы прекрасно сбалансированы. Оркестр, насколько это было возможно, выполнял то, что требовал от него дирижёр. Правда, понять это было непросто. Те оркестранты, с кем мне удалось поговорить после концерта, жаловались на очень невнятную мануальную технику Ролдугина. Другой вопрос: насколько уместно было то избыточное forte, которое Ролдугин требовал? Не говоря уже о скрипке, в некоторых эпизодах даже рояль не было слышно. Возникало ощущение, что солисты и дирижёр исполняли разную музыку.

Было бы хорошо, если бы такое замечательное исполнение сольной партии Второго фортепианного концерта П. Чайковского М. Култышевым подвигло бы и других интересных молодых пианистов, которых сейчас немало (вспомним хотя бы последний фортепианный конкурс им. Клиберна, на который Россия высадила десант из шести превосходных пианистов; один из них выступал за Украину, но школа-то у него московская!), да и не только молодых, на включение его в свой репертуар. Было бы чрезвычайно интересно услышать Второй в исполнении Алексея Володина, Александра Гаврилюка, Андрея Диева, Николая Колесникова, Филиппа Копачевского, Сергея Кузнецова, Никиты Мндоянца, Юрия Фаворина, Вадима Холоденко, Алексея Чернова и др. Мирослав Култышев своим исполнением лишний раз показал, что Второй фортепианный концерт Чайковского ничуть не уступает Первому ни в музыкальности, ни в виртуозности (а в последней, может быть, и превосходит его).

Великолепно исполненным на бис этюдом ми-бемоль минор, Ор. 10 № 6 Шопена Мирослав Култышев в противовес бравурному финалу концерта закончил своё выступление на тихой ноте. Этим он напомнил своего замечательного земляка Григория Соколова.

Мирослав Култышев (фортепиано)
Мирослав Култышев (фортепиано)

Этот концерт мог бы быть вообще назван превосходным, если бы солистам не приходилось героически сражаться с дирижёром и его агрессивным аккомпанементом. Создалось впечатление, что Ролдугин не особо слушал солистов. Это и неудивительно. В биографической справке, опубликованной ниже и составленной на основе сайта Московской филармонии, можно понять, что по образованию и основному роду деятельности он успешный виолончелист. Там же написано: «С 2004 года Сергей Ролдугин занимается дирижёрской деятельностью», при этом не упомянуто, что он где-нибудь или у кого-нибудь дирижированию учился. Тем не менее, очевидное отсутствие дирижерского профессионализма не мешает ему именовать себя дирижёром. Неужели профессия, связанная с музыкальным руководством несколькими десятками высоких профессионалов, не требует, чтобы за пультом дирижёра стоял тоже профессионал, а не дилетант? Казалось бы, требует, но сегодняшняя реальность говорит о другом: «Кто палку взял, тот и капрал!» Сегодня такой палкой является зачастую палочка дирижёрская.

Сергей Ролдугин — представитель многочисленного в последнее время отряда солистов-инструменталистов, которые почему-то решили, что могут без специального дирижёрского образования управлять симфоническими оркестрами.

Все воспринимают как должное, что обучение инструменталиста вообще, даже не обязательно солиста, но даже просто оркестрового музыканта или пианиста-концертмейстера, занимает в среднем около 15 лет. Ладно, отбросим 10 лет общего музыкального образования, но хоть чему-то поучиться надо, прежде чем встать перед коллективом, состоящим из нескольких десятков высококлассных музыкантов, и управлять ими? Всем очевидно, что без владения техникой ни пианиста, ни струнника, ни духовика, вообще никакого инструменталиста быть не может. Так почему же может быть дирижёр, не владеющий техникой мануальной? Вот и приходится наблюдать, как вместо того, чтобы вести оркестр за собой, некоторые прославленные инструменталисты-дирижёры демонстрируют нам танцы под оркестр.

Язык дирижёра — это язык жеста. Слово в этом случае несёт вспомогательную функцию. Тот дирижёр, который подменяет работу жестом длинными словесными изъяснениями, — просто плохой, непрофессиональный дирижёр. На наших глазах происходит девальвация профессии дирижёра. Доколе?

Я отдаю себе отчёт в том, что вызову шквал негативных откликов. Но кто-то должен, наконец, сказать, что короли-то голые.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Вера ЖУРАВЛЕВА

СПРАВКА

Павел МИЛЮКОВ родился в 1984 году в Перми. Учился в Академическом музыкальном колледже при Московской государственной консерватории имени Чайковского и Московской консерватории (класс народного артиста России профессора Виктора Иванова). В 2012 году окончил аспирантуру при Московской консерватории. В настоящее время обучается в Университете музыки и драмы в Граце (Австрия, класс профессора Бориса Кушнира).

Павел Милюков — лауреат многих престижных международных конкурсов: в Клостер-Шентале (Германия, 2003, II премия), Ersi Sarazzi (Греция, 2004, I премия), Роберта Канетти (Венгрия, 2005, I премия), имени Ямпольского (2006), имени Паганини (Москва, 2007, II премия, первая не присуждена), имени Ойстраха (Москва, 2008, II премия), в Тольятти (2002, I премия) и Астане (2008, Гран-при), Первого Всероссийского музыкального конкурса (Москва, 2010, II премия), в Сеуле (Южная Корея, 2012, II премия), имени Хачатуряна (Ереван, 2012, I премия). В 2008 году в составе трио Con Spirito Павел Милюков выиграл Международный конкурс Vibrarte в Париже.

Павел Милюков гастролирует в городах России, Австрии, Германии, Венгрии, Греции, Кореи, Китая, выступает на крупнейших сценах России: в Концертном зале имени Чайковского, Большом зале Московской консерватории, Концертном зале Мариинского театра. Сотрудничал с ведущими оркестрами страны: Большим симфоническим оркестром имени Чайковского, Симфоническим оркестром Мариинского театра, Московским государственным академическим симфоническим оркестром п/у П. Когана, Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии, оркестром Свердловской филармонии; дирижёрами: В. Федосеевым, Ю. Симоновым, П. Коганом, А. Сладковским, Е. Бушковым, М. Федотовым, Р. Канетти. В 2012 году Павел Милюков выступил в Стокгольме, открыв цикл концертов «Русская весна», организованный С-Петербургским Домом музыки, а также неоднократно участвовал в совместных концертах со Шведским духовым оркестром в Мариинском театре.

С 2007 года Павел Милюков – постоянный солист С-Петербургского Дома музыки. С 2012 года он солист Московской государственной академической филармонии. Играет на скрипке знаменитого французского мастера Жана-Батиста Вийома.

Мирослав КУЛТЫШЕВ родился в 1985 году в Ленинграде. Окончил Среднюю специальную музыкальную школу при Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова (класс Зоры Цукер) и Санкт-Петербургскую консерваторию, где также окончил аспирантуру (класс заслуженного артиста РФ профессора Александра Сандлера).

М. Култышев – обладатель второй премии ХIII Международного конкурса имени Чайковского (Москва, 2007, первая премия не присуждена) и победитель Международного конкурса пианистов в Монте-Карло (Монако, 2012). Лауреат Московского международного фестиваля молодых пианистов имени Г. Нейгауза (1998), Международного музыкального фестиваля «Виртуозы 2000 года» (1999), премии Всероссийской общественной программы «Надежда России» (1999; 2000 – обладатель гран-при этой программы).

В 2001 году пианист был удостоен молодёжного гранта Российской Национальной независимой премии «Триумф». В 2005 году завоевал первое место и золотую медаль на Международных молодёжных Дельфийских играх в Киеве. В 2005 году за достойный вклад в музыкальное искусство Мирослав Култышев был награжден немецким орденом Грифона, учреждённым в XIX веке. Был стипендиатом Международного благотворительного фонда Юрия Башмета и Филармонического общества С-Петербурга (1995-2004), С-Петербургского Дома музыки и Акционерного банка «Россия» (2007-2008).

М. Култышев — постоянный участник международных музыкальных фестивалей «Киссингенское лето» (Германия) и «Эльба — музыкальный остров Европы» (Италия). Принимал участие в Зальцбургском фестивале (Австрия), фестивалях земли Мекленбург-Передняя Померания (Германия), «Музыкальный сентябрь» (Швейцария), в Миккели (Финляндия), Руре (Германия) и Душниках (Польша), «Звёзды белых ночей» и «Лики современного пианизма» (Санкт-Петербург), «Кремль музыкальный» и «Международная неделя консерваторий» (Москва).

Мирослав Култышев выступает в лучших залах Санкт-Петербурга и Москвы, а также в таких всемирно известных залах, как Musikverein в Вене, Зальцбургский «Моцартеум», Avery Fisher Hall в Линкольн-центре (Нью-Йорк), Сантори-холл (Токио), Сoncertgebow (Амстердам), Wigmore Hall (Лондон).

Молодой пианист сотрудничал с такими дирижёрами, как Валерий Георгиев, Владимир Ашкенази, Юрий Башмет, Сергей Ролдугин, Марк Горенштейн, Василий Синайский, Николай Алексеев, Александр Дмитриев, Гинтарас Ринкявичюс. С 2006 года постоянный участник программ Санкт-Петербургского Дома музыки.

Сергей РОЛДУГИН – художественный руководитель С-Петербургского Дома музыки, народный артист России, профессор. Родился в 1951 г. на о. Сахалин. В 1975 году окончил Ленинградскую государственную консерваторию в классе профессора А. Никитина, у которого затем окончил ассистентуру-стажировку. Лауреат Международного конкурса виолончелистов «Пражская весна» (1980).

Ещё студентом был принят в Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Ленинградской филармонии под управлением Е. Мравинского, где проработал 10 лет. С 1984 по 2003 год — первый солист-концертмейстер группы виолончелей оркестра Мариинского театра.

Сергей Ролдугин выступает с концертами в России и Европе, принимает участие в ведущих музыкальных фестивалях. Успешный творческий союз сложился у виолончелиста с такими дирижерами, как В. Гергиев, Ю. Темирканов, А. Янсонс, М. Янсонс, С. Сондецкис, Ю. Симонов, М. Браббинс. Как солист Сергей Ролдугин сотрудничает с оркестрами Московской, Новосибирской, С-Петербургской и Самарской филармоний, Государственным академическим симфоническим оркестром России имени Светланова, Симфоническим оркестром Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга. Имеет записи на радио и телевидении.

С 2004 года Сергей Ролдугин также занимается дирижёрской деятельностью. Он – приглашённый дирижёр Мариинского театра, выступает с ведущими симфоническими оркестрами России, а также за рубежом — в Германии, Финляндии и Японии.

В 2003-2004 годах Сергей Ролдугин занимал пост ректора С-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова. Ежегодно проводит серии мастер-классов в России, странах Европы, Корее и Японии. Принимает участие в работе жюри национальных и международных конкурсов.

С 2006 года Сергей Ролдугин является художественным руководителем созданного по его инициативе С-Петербургского Дома музыки.

Справка составлена во материалам сайта Московской филармонии.