Невероятный Феликс Коробов с РНО и Фатьмой Саид в Дубае

Концерт «Золотой голос» с участием египетского сопрано Фатьмы Саид и Российского национального оркестра п/у Феликса Коробова в Дубае на фестивале InClassica оказался весьма интригующим.

В Россию, например, Фатьма не приезжала ни разу, хотя у нее был опыт работы с Гергиевым. Но после обучения в школе Ханнса Эйслера в Берлине и обучения в Академии театра Ла Скала в Милане перед ней стали открыты все сцены. На сцене Ла Скала она исполнила роль Памины в получившей признание критиков новой постановке Моцарта «Волшебная флейта», поставленной Петером Штайном под управлением Адама Фишера. Дебют в Королевском Альберт-Холле с исполнением «Реквиема» Моцарта на BBC Proms. Концерты с Роландо Вильясоном, Хуан Диего Флоресом, Майкл Шаде и Хосе Кура…

Феликс Коробов
Феликс Коробов

На сцене Дубайской оперы Фатьма Саид предстала хрупкой красавицей с огромными выразительными глазами и почти кукольным тембром голоса. Ее голос невероятно отработан, отшлифован и она точно знает, чего хочет в каждой из арий. И хотя это была фактически оперная программа из «Севильского цирюльника», «Ринальдо» и «Джанни Скикки», никак не удается избавиться от ощущения, что Фатьма — прежде всего камерная певица. У нее округлый золотистый тембр с тонкой негромкой подачей. Настолько негромкой, что главный дирижер МАМТ Феликс Коробов практически всю вокальную программу сыграл на уполовиненной от привычного громкости оркестра. Просто чтобы не забивать солистку. Духовые, у которых есть предел по минимальной силе звука, фактически задали тон всему оркестру.

Фатьма Саид начала с ученически четко исполненной арии Lascia ch'io pianga Генделя из «Ринальдо». Это плач Альмирены «Дай мне поплакать», адресованный ее похитителю Арганте, но Фатьма предпочла исполнить его в барочной манере, обращая больше внимания на мелизмы, нежели на эмоции измученной пленом женщины. Любопытно, что и дальше Фатьма Саид продолжила в том же духе. Моцартовскую арию Chi sa, chi sa qual sia она провела, тщательно сглаживая все острые углы у мятущейся героини, зато старательно пропевая все фиоритуры вящей красоты ради. Начинало складываться некое ощущение декоративности.

Однако столь же быстро оно начало разрушаться в каватине Розины Una voce poco fa из «Севильского цирюльника» Россини. Ария написана для колоратурного меццо, но сейчас ее чаще поют сопрано. В ней Розина признается во вспыхнувшей бурной любви к внезапно объявившемуся в их доме певцу (на самом деле это граф Альмавива). В привычной исторической интерпретации это довольно кокетливая и даже пикантная по-итальянски ария, ведь девушка сама говорит о своей любви. Но все не так у Фатьмы Саид. Она в силу своих традиций не может позволить себе кокетливости, заигрываний и всего такого европейского, это просто начисто чуждо ее органике. Фатьма транслирует арию как мечтательную песню о чем-то хорошем, не забывая методично демонстрировать все нужные опевания. И переходы в депрессию и сомнения, прописанные Россини, тут уже так не работают. Это не в упрек певице никоим случаем, она старается, но именно в таких ситуация культурные разрывы чрезмерно сильны, и просто не позволяют певице донести замысел композитора. То есть это не из-за ложно понятой декоративности. Уже хорошо.

Фатьма Саид
Фатьма Саид

И вот Пуччини, короткая распевная и очень известная ария Лауретты O mio babbino caro из оперы «Джанни Скикки». Лауретта умоляет отца помочь выйти ей замуж за любимого, хотя у нее нет приданого. Удивительно, как тут уже все встает на свои места. И пронзительность, и жалостность, и моление появилось у певицы, явно знакомой с подобными ситуациями. И кукольность пропала! То есть чувства, вроде бы почти отсутствующие, появляются у Фатьмы, когда ей самой близка ситуация ее героинь. Вопрос выбора репертуара.

Финал своей программы Фатьма выстроила вокруг национальной музыки. Сначала она исполнила маршеобразный военизированный спич Nashid Al Quassam египетского певца и композитора Мохаммеда Абделя Вахаба (к слову, автора национального гимна ОАЭ). А затем на бис спела пронзительную любовную песню ливанского композитора Наджиба Ханкаша Aatini Al Naya Wa Ghanni в оркестровке Didier Benetti. И тут уже была бездна чувств, слез в голосе и невероятно красивых фиоритур в разных регистрах со сменой темпа.

«Фатьма пела чудесно, трепетно. Она замечательная. У нее очень большая душа, очень хорошее музыкантское нутро. И когда она поет такие вещи, это просто замечательно», - отозвался после концерта Феликс Коробов.

«Я всегда немного боюсь новых концертных залов, в которых я еще не выступала, но в этот раз эти опасения были напрасными. Мы провели великолепный концерт, и это огромная честь для меня — выступить с Российским национальным оркестром, у которого в мире музыки репутация коллектива высокого исполнительского уровня», — поделилась Фатьма Саид впечатлениями после концерта.

Певица также отметила «гибкость и музыкальность» Феликса Коробова, который занял в этот вечер место за дирижерским пультом.

Отдельно, конечно, стоит сказать про дирижерство Феликса Коробова, впервые выступавшего в этом зале и восторгавшегося акустическим кабинетом, обустроенным на сцене. Это было чистое волшебство. После РНО под дирижерской палочкой венгра Гергея Мадараша с оркестра будто стерли пыль тряпочкой. Он мигом обрел способность играть мельчайшие полутона и оттенки, оркестровые группы пришли в осознанную гармонию. Коробов твердо знает, где кому и что и как играть. И его трактовка абсолютно понятна и внятна. Это было заметно уже с моцартовской увертюры к «Свадьбе Фигаро», и далее по списку в увертюре к «Севильскому цирюльнику», прелюдии к третьему акту «Кармен».



Но полноценно все раскрылось уже в «Шахерезаде» Римского-Корсакова. РНО задышал аки многоглавый дракон, подогреваемый пластичными жестами Феликса Коробова. Он умудрился дирижировать даже зрителями, вовремя выставляя им раскрытые запрещающие ладони при попытках аплодировать меж частями. Он мыслил эпохами. Он выдвигал вперед то духовые, то струнные, то барабаны. Они были то нежны, то агрессивны. Медь РНО была просто невероятна. Фаготы слегка суховаты, но фантастически точны в орнаментах. Вдохновленная каденция кларнета. В третьей части Коробов сделал неожиданную паузу будто из затакта, чтобы подчеркнуть призрачную вальсовость. В четвертой части Коробов довел сцену бури до почти гергиевского сумасшедшего темпоритма, со всеми этими вздыбленными пассажами арф и деревянных из второй части. И закончил воздушными пианиссимо с растворением на верхах.

«Я в принципе очень люблю это произведение. Я его называю «парад солистов». И когда ты имеешь под руками такой замечательный оркестр, как РНО, это большой ансамбль замечательных солистов-музыкантов. В «Шахерезаде» нет второстепенных голосов, каждый очень значим, и важно, чтобы это была индивидуальность. И важно, чтобы это была музыкантская индивидуальность. Так что РНО как никто подходит для «Шахерезады», и огромное удовольствием с ними работать. Многие из них просто мои близкие друзья. Мне очень нравится здесь атмосфера. Она творческая, и музыканты хотят заниматься творчеством», - говорит Феликс Коробов.

Важнейшую роль в этом исполнении сыграла прекрасная скрипачка РНО Татьяна Поршнева. Именно ее солирующая первая скрипка и каденции задали тон всему звуковому ландшафту. Она безупречно и феноменально отыграла все прихотливости и ориентализмы Римского-Корсакова. Это был один из лучших концертов РНО в последние годы, порядком задравший планку перед приездом основателя оркестра Михаила Плетнева, из-за пандемии разлучившегося с оркестром чуть ли не полгода.

Любопытно, что местная публика совсем не заметила отсылок Римского-Корсакова к арабской музыке и «Сказкам о 1001 ночи». Ну, или совсем не показала этого.

Феликс Коробов подтвердил, что никаких режиссерских изменений Михалкова-Кончаловского в последнюю премьеру МАМТ «Отелло» не вносилось, но со второго показа в этом сезоне будет введен тенор Нажмиддин Мавлянов.

Пресс-конференция
Пресс-конференция

А утром в Дубай опере прошла пресс-конференция, на которой выступили художественный руководитель Европейского фонда поддержки культуры Алан Киркоп, генеральный директор SAMIT Event Group Александра Митюрева, композитор-резидент фестиваля Алексей Шор, а также музыканты, которые уже в ближайшие дни выступят на фестивале: Сергей Догадин (скрипка, Россия), Кит Армстронг (фортепиано, США), Денис Кожухин (фортепиано, Россия), дирижер Феликс Коробов и др.

«Я хочу сказать большое спасибо Дубаю и этому фестивалю. Вы совершенно уникальны, потому что в тот момент, когда весь мир закрыт из- за пандемии и когда громадные театры играют для 20 зрителей, когда сокращено количество концертов по всему миру, здесь мы видим совершенно фантастическую картину количества и качества концертов. Это замечательное место, замечательный фестиваль. Я восхищен вот этой программой фестиваля, потому что это действительно значительное событие в музыкальной жизни мира», - сказал Феликс Коробов.

«Буду предельно откровенным. Мы были ограничены в сроках, и в прямом смысле перенесли то, что уже было запланировано в Мальте, в Дубай. Нас пришлось отклониться от привычного формата. В организации любого фестиваля приходится думать о балансе популярных композиций и новых произведений. Наш резидент композитор Алексей Шор презентует свой репертуар практически в полном объёме. Также мы преследуем образовательные цели, в особенности ориентируясь на то, что бы вдохновить молодое поколение. Артисты в целом свободны в выборе композиций и выдвигают свои идеи, мы в свою очередь рассматриваем предложения с учетом программы фестиваля, дабы избежать повторов. В плане местной публики, мы стараемся представить композиции легкие к восприятию, чтобы создать целевую аудиторию для классической музыки», - пояснил на пресс-конференции художественный руководитель Европейского фонда поддержки культуры Алан Киркоп.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

Быстрый поиск: