Вадим Пономарев

08/09/2021 - 02:39   Classic   Концерты
Словацкий филармонический оркестр под управлением своего главного дирижера Даниэла Райскина и известный кларнетист Андреас Оттенсамер показали на фестивале InClassica в Дубае довольно необычную программу.

Соединить в одном концерте Дворжака, Бетховена и неоклассику резидента фестиваля Алексея Шора — довольно смелый шаг. И хотя вчера Словацкий оркестр доказал, что ему по плечу почти любые сложности, сомнения все-таки витали в воздухе. Точнее, сомнений не было именно про Дворжака. Это национальная классика, и фрагмент увертюры «Мой дом» - гимн Чехии, на секундочку. Странно, что «Мой дом» исполняется так редко — это весьма проработанная полифоничная история, базирующаяся на народных мелодиях и эффектно звучащая. Оркестр сыграл ее практически эталонно. Ни малейших вопросов.

Daniel  Raiskin
Daniel Raiskin

Австрийский кларнетист Андреас Оттенсамер — один из самых известный европейских мастеров кларнета. Главный кларнетист Берлинской филармонии, Андреас Оттенсамер изъездил весь мир как солист, его записи неоднократно отмечались различными премиями. Концерт для кларнета Алексея Шора не премьера, его исполняли такие артисты, как Никита Ваганов и Ширли Брилль (и буквально в день концерта, но на другой площадке - Сергей Елецкий). Концерт насыщен яркими мелодиями, в которых можно подчеркнуть певучесть инструмента. Что незамедлительно и сделал Андреас Оттенсамер. Округлый звук его кларнета прозвучал красиво и насыщенно. В первой части Vivace повторяющаяся мелодия у солиста то и дело перекликается с динамичными опеваниями оркестра, вступая в диалог, а затем уходя от него. В виртуозных моментах Оттенсамер проявил себя уверенно, скоростные трели ни разу не утратили благородной красоты звука. Оркестр, ведомый Даниэлом Райскиным, был максимально деликатен и аккуратно поддерживал солиста.

Andreas Ottensamer
Andreas Ottensamer

Вторая часть Andante — возвышенно лирическая, основную тему обхватывают параллельные, множество стелющихся вкрадчиво духовых. К финалу все линии сходятся в тонику, как почти всегда у Шора, и печально затихают. Последняя часть Allegro — средневековые пляски с остро заточенным клинком кларнета, бурно перескакивающим из регистра в регистр. Андреас Оттенсамер был отчаянно хорош. На бис он сольно сыграл арию Тоски из одноименной оперы Пуччини.

«Я впервые выступал со Словацким филармоническим оркестром и с маэстро Райскиным, и мне всегда приятно встречаться с новыми музыкантами, получать новый опыт и вдохновение. Сейчас мы живем в такое время, когда мы никогда не можем быть уверены в том, что будет завтра, но на InClassica все идет гладко, и делается все возможное для распространения классической музыки», - сказал после выступления Андреас Оттенсамер.

«Я очень рад быть здесь. Мне нравится работать с профессионалами, как на сцене, так и вне ее, и здесь эти два условия сошлись: и количество звезд, и профессиональная команда организаторов. Мы сегодня с солистом Андреасом Оттензаммером исполнили Концерт для кларнета Алексея Шора. Язык этого сочинения доступен, он на самом деле неоклассический. Это очень хорошо вписывается в идиому романтической и поздней романтики, и даже классической музыки. Мне нравится, что он не пытается что-то изобретать, он просто наслаждается искусством и пишет очень хорошо звучащую музыку, и это кажется очень естественным», - говорит Даниэл Райскин.

Daniel Raiskin
Daniel Raiskin

Вторая половина концерта целиком посвящена Седьмой симфонии Бетховена, и были серьезные опасения, сможет ли этот вальяжный и лощеный оркестр быстро перестроиться под совсем другую музыку. Поразительно, как мгновенно это произошло! Медленное и неуклонное нарастание основной идиллической темы вплоть к кульминации оркестр сыграл безупречно размеренно, на всю динамическую ширину диапазона, будто накатывавшимися волнами вновь и вновь. Прекрасны были и переклички валторн с эффектом эха, и бравурные финальные фанфары.

Гениальную бетховенскую вторую часть Аллегретто с ее маршевой поступью и глубинной трагедийностью Словацкий оркестр играл как с заведенной пружиной, - подспудное напряжение передано им блистательно точно. Отдельно стоит отметить безупречную работу деревянных духовых, без которых и скерцо не было бы столь воздушным. Наконец, воодушевляющий финал, в котором сплелись французские плясовые, украинский гопак и венгерский чардаш, оркестр под управлением Даниэла Райскина провел на одном дыхании.

Словацкий филармонический оркестр под управлением Даниэла Райскина
Словацкий филармонический оркестр под управлением Даниэла Райскина

На бис оркестр сыграл Оркестровую сюиту №3 Баха, точнее, ее вторую часть Air. И это было божественно красиво.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры, и проходит в Дубае до 26 сентября.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

07/09/2021 - 14:37   Classic   Концерты
Концерт с ироничным названием «Надежда от всего сердца», обыгрывающим фамилию скрипача Дэниэла Хоупа, с участием Словацкого филармонического оркестра, прошел на фестивале InClassica в Дубае.

Словацкий филармонический хорошо известен в России, и имеет прекрасную репутацию. Особенность же дубайского концерта состояла в том, что дирижировать им стал не главный дирижер Даниэль Райскин (хотя он тоже прилетел сюда), а худрук Армянского и Мальтийского оркестров Сергей Смбатян.

Сергей Смбатян
Сергей Смбатян

Уже на вступительной «Влтаве» Сметаны стал ощутим плотный сдержанный, по-европейски лощеный звук Словацкого оркестра. Каждая из групп идеально сбалансирована, в каждой есть безусловный лидер, на которого другие оглядываются, панорама вышколена. И очевидно, что «Влтаву» они играли не раз, и даже не сотню раз. Смбатян пытался придать вящей динамики работе оркестра, однако тот упорно не поддавался, словно ощущая взгляд своего главного дирижера из зала. Сдержанность и респектабельность без компромиссов. Смбатян умело регулировал громкости, и тут оркестр его идеально слушался, - это было чрезвычайно эффектно и просто красиво.

Дэниэл Хоуп
Дэниэл Хоуп

И вот выход знаменитого скрипача и педагога Дэниэла Хоупа с Первым скрипичным концертом Бруха. Первым делом обращает на себя внимание его скрипка Гварнери дель Джезу, у нее непривычно низкий тембр, почти альтовый. Для Бруха это, пожалуй, даже в плюс. Дэниэл Хоуп почти не использует вибрато, что для лирики довольно необычно, но придает больше строгости в немецком духе. Страстей Хоуп тоже не педалирует, он сдержан под стать Словацкому филармоническому оркестру, но при этом возвышенно грустен и суховато лиричен. Родившийся в Южной Африке музыкант уже довольно долго живет в Берлине, и вполне проникся лучшими чертами немецкого романтизма. И первая из них — никогда не рвать рубашку на груди. Исполнительская манера Дэниэла Хоупа прекрасно иллюстрирует современные европейские традиции исполнения Первого концерта Бруха, хотя никак не объясняет его бешеной популярности в Европе же у рядовых слушателей.

Дэниэл Хоуп
Дэниэл Хоуп

Словацкий оркестр под управлением Сергея Смбатяна показал чудеса гибкости и даже воздушности, внимательно прислушиваясь к темпу и настроению солиста, это было прекрасное сотрудничество. На бис Хоуп сыграл некую сольную импровизацию на восточные темы, признаваясь в любви к ОАЭ.

«Мы переживаем очень трудное время для культуры, для классической музыки и для музыки в целом, и то, что InClassica смогла собрать все это воедино, захватывает дух. Я не знаю больше нигде в мире, где бы велась деятельность такого уровня, поэтому я могу только сказать огромное спасибо Константину [Ишханову] и всей его команде за то, что мы здесь и за то, что здесь происходит», - сказал после выступления Дэниэл Хоуп.

Дэниэл Хоуп
Дэниэл Хоуп

Но впереди у оркестра сложнейшее испытание — Пятая симфония Чайковского. И тут не все получилось гладко. Когда заиграли первые ноты, захотелось ущипнуть себя. Ноты были те, а музыка… совсем не та, что привыкаешь слышать в Пятой. Вступительный траурный марш оказался не совсем уж маршем, скорее тягостным размышлением о судьбе. Смбатян пытался вдохнуть больше экспрессии в духовые, но безответно. Кульминация, впрочем, оказалась весьма живой, а побочная вальсовая лирика уже почти вернула знакомого нам Чайковского.

Сергей Смбатян и Словацкий филармонический оркестр
Сергей Смбатян и Словацкий филармонический оркестр

В Анданте оркестр снова непривычно суховат, - широты русской души тут нет в помине. Чайковского музыканты играют как закрытую книгу, декоративную и богато орнаментированную. И только. Все драматические размышления о неумолимом роке и конфликты с невероятной красоты лирической темой сыграны весьма поверхностно, на мой взгляд. Зато оркестру удается очень тонко передавать «умирающий», растворяющийся в воздухе звук, в этом они большие мастера. Часть вальса сыграна тоже очень по-европейски, скерцозно, будто играют Шопена, подспудного русского надрыва вовсе не ощущается. А наш человек, даже когда весело приплясывает, думает о судьбах мира, и Чайковский это понимал как никто.

Финал симфонии снова возвращает нам полифоничного Чайковского во всей мощи его многослойных тем, сменяющих и поглощающих друг друга причудливо и вихреобразно. Оркестр чутко реагирует на указания Смбатяна, акценты медных духовых прорезают плотный оркестровый звук, стихия то стихает, то подает голос и взвинчивается с новой силой. Финал удался. Закончили, кстати, без «никишевских тарелок» на коде, согласно неосуществленному замыслу композитора. Но это совсем не удивило. Скорее удивило бы обратное.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры, и проходит в Дубае до 26 сентября.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

06/09/2021 - 02:09   Classic   Концерты
ГСО Армении выступил на фестивале InClassica в Дубайской опере с солистом Сергеем Хачатряном, и это было почти восхитительно.

Концерт состоял из двух частей. В первой исполнили практически священный для каждого армянина Скрипичный концерт (1940) Арама Хачатуряна, а во второй давшие название всему концерту «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского в оркестровой версии Мориса Равеля, в свою очередь делавшему ее по редакции Римского-Корсакова.

В первом отделении армянский оркестр п/у своего основателя Сергея Смбатяна выглядел весьма основательно. Прекрасные струнные группы делали движения легкими и виртуозными, Сергей Смбатян с видимым удовольствием дирижировал расслабленно, и чуть ли армянские танцы с поднятием рук танцевал за пультом. Концерт для скрипки с оркестром Хачатуряна буквально напитан древним армянским фольклором, - тут и характерные мелизмы, и своеобычная ритмическая структура.

А главным героем вечера стал, конечно, скрипач Сергей Хачатрян. В 2000 году он стал самым молодым победителем в истории Международного конкурса Яна Сибелиуса в Хельсинки, в 2005 году завоевал первую премию на конкурсе королевы Елизаветы в Брюсселе. Сейчас у него активная европейская и американская карьера, в том числе с Симфоническим оркестром Йомиури Ниппон (Юрий Темирканов) и Московским филармоническим оркестром (Юрий Симонов).

Сергей Хачатрян
Сергей Хачатрян

Штрих Сергея Хачатряна не спутать ни с каким другим. Он умеет сделать грустным даже мажорный септаккорд, насколько это возможно на скрипке. Армянскую народную музыку он впитал с детства, и аккуратные внедрения народной музыки в европейскую (а по сути русскую) академическую традицию у него в крови. И эту вечную грусть всего армянского народа никак не спутать с грустью еврейского или иных народов. Это в генетике.

Уже в Allegro con fermezzo Хачатрян демонстрирует поразительную виртуозность, а при замедлении темпа вдруг появляется волшебная побочная линия, искрящаяся аки шампанское. Все переходит в нежнейшую солирующую мелодию с обилием хроматизмов под синкопированный оркестр Смбатяна. Хачатрян играет взволнованную каденцию, где Шнитке соседствует с эпосом Сасунского по своей эмоциональности, и допускает самые разные интервалы во имя страсти.

Арам Хачатурян не зря посвятил свой концерт Давиду Ойстраху. Даже без каденций скрипачу требуется недюжинная виртуозность, чтобы исполнить прописанные в нотах ориентальные мотивы с моментально меняющимися длительностями. В Andante sostenuto возникает волшебный эффект, когда фагот и кларнет начинают быть похожими на дудук, и играют нечто похожее на наигрыш ашуга. Вальсовая структура в этом смысле ничего не меняет, она по-прежнему густо окрашена в восточный аромат. Сергей Хачатрян поет своей скрипкой, обыгрывая главную тему многократно, плотно интенсифицируя ее до драматичной разрешающей репризы.

Наконец, в темпераментном финале Allegro vivace — народный танец. Струнные группы ГСО Армении загущают ритмичность, деревянные духовые брызжут народными наигрышами, а Сергей Хачатрян с обилием вибрато ведет свою партию от лиризма к танцевальности. И это такие армянские мелодии, под которые хочется танцевать. И они такие воздушные, что просто диву даешься.

На бис Сергей Хачатрян соло сыграл мелодию из X века «Авун-авун».

«Хачатурян, очевидно, армянский композитор. В основе его музыки лежит армянский фольклор. Я чувствую это, потому что я воспитывался этой музыкой. Ощущения чего-то более близкого и домашнего, чем когда я играю иных композиторов. Это не значит, что они менее успешные. Я счастлив, что мы можем представить этот концерт в разных странах – сейчас в Дубае. Также это важно, поскольку это одна из наших задач – использовать армянский репертуар, который играют не так часто. Этот концерт играют чаще, чем другие. Но, тем не менее, мне кажется, что хорошо, что аудитория это слышит. Я на бис играл Григор Нарекаци – «Авун-авун», армянская духовная музыка. Это музыка 10 века. Знаете, я думаю, это наши корни. От чего наша культура интересная. И вообще как армяне развивались – это и музыка, и письмена. Генетически это всегда в нашем коде, особенно у музыкантов, исполняющих музыку. И я думаю, что все композиторы наши – это корни, дело которых мы должны продолжить», - говорит Сергей Хачатрян.

Потрясающее первое отделение, и какое же разительно другое второе, обещавшее «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского в версии Мориса Равеля. Дело в том, что у Мусоргского огромное количество меди, с которым у ГСО Армении серьезные проблемы, и все нарастающее их количество ближе к помпезному финалу.

Сергей Смбатян
Сергей Смбатян

Вначале ничего не предвещало беды. Звучал оркестр вполне эталонно, сразу вспомнился сериал «Elementary», где в одной из серий иронически обыгрывался авангардный балет под эту музыку. Но вот пошла медь, и… Невероятная ситуация, когда ни один медный инструмент не попадает в ноты в частности, и не строит с остальными в целом. Струнные группы делали все, что могли. Они старались на тысячу процентов! Но в оркестровке Равеля медь все значимее, а в грандиозном финале звучит только она на пределе громкости. А там ну просто беда. Если бы видели лицо Смбатяна в это время…

И Смбатян, и оркестр Армении сделали все, что могли. Но это катастрофа, когда тубы, тромбоны и все прочее вообще мимо нот. Разбираться надо самим музыкантам, и тут не до нюансов Мусоргского. Просто что-то пошло не так. Надо сделать выводы, и починить карусель.

И все же армянский оркестр произвел хорошее впечатление, особенно струнные. Они старались, и с солистом Хачатряном, где почти не было меди, прозвучали весьма достойно. А главное, что донесли армянскую музыку до широкой публики, разве это не результат.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры, и проходит в Дубае до 26 сентября.

Вадим ПОНОМАРЕВ

05/09/2021 - 13:41   Classic   Концерты
Фестиваль InClassica в Дубае продолжается. выступление РНО на фестивале п/у Сергея Смбатяна, подведение итогов конкурса пианистов Classic Piano, мировая премьера двух произведений Алексея Шора под дирижерскую палочку Феликса Коробова…

Сначала были объявлены полные итоги II Международного конкурса пианистов Classic Piano. Огромных неожиданностей они не принесли, пианист Мирослав Култышев прекрасно проявил себя на всех трех этапах финала. А вот всего лишь 8 место талантливого пианиста Козиро Окадо (Франция) многих зрителей конкурса разочаровало, ему прочили попадание в тройку. Удивлены были, кажется, даже сами члены жюри.

Государственный симфонический оркестр Армении под управлением дирижера Феликса Коробова
Государственный симфонический оркестр Армении под управлением дирижера Феликса Коробова

В концертном зале отеля Jumeirah Zabeel Saray на острове Пальма Джумейра прошла мировая премьера сразу двух новых произведений композитора-резидента фестиваля InClassica Алексея Шора в исполнении Государственного симфонического оркестра Армении под управлением дирижера Феликса Коробова, и в присутствии автора. Сначала прозвучала Phoenix Fantasy для симфонического оркестра — героический эпос с тревожными духовыми и сполохами минорных гамм струнных, порою отсылающий к «Королю Артуру» Генри Перселла (знакомого многим по переоркестровке Майкла Наймана к фильму Питера Гринуэя «Повар, вор, его жена и её любовник»).

Гайк Казазян
Гайк Казазян

Затем на сцене появился скрипач Гайк Казазян с премьерой Скрипичного концерта в Сm. Настолько свежего, что ноты музыканты получили чуть ли не за сутки до концерта. Лирическая сюита с почти жалобными деревянными духовыми и струнными, и при этом упругими акцентами духовых и ударных. Солирующая скрипка Казазяна поет почти вивальдиевскую лирику, то и дело взрываясь экспрессивными арпеджио на весь диапазон. В каденциях Гайк Казазян проявил себя как отменный импровизатор, выдавая прекрасные по виртуозности соло.

Дирижер Феликс Коробов
Дирижер Феликс Коробов

Армянский оркестр под рукой Феликса Коробова выглядел достаточно послушным и гибким. Несколько удручающее впечатление оставила разве что медная группа, где над чистотой звукоизвлечения стоит поработать. И жаль, что у Госоркестра Армении пока не находятся средств для закупки достойных инструментов для вторых скрипок и остальных вторых струнных, их качество звука оставляет желать много лучшего. Но понятно, что от музыкантов тут мало что зависит.

В Дубайской опере фестиваль продолжился концертом «Лирическая красота», на котором РНО временно попрощался с InClassica (но вернется снова к концу фестиваля). Дирижировал им Сергей Смбатян, основатель и дирижер Госоркестра Армении и Мальтийского оркестра. Начали с редко исполняемой увертюры Гайдна к опере «Армида». Российский национальный оркестр прекрасно сбалансирован, точные и уверенные указания Смбатяна приходят вовремя, взаимодействие выверено и гармонично.

Но все ждали солиста Кита Армстронга (США), прослывшего музыкальным феноменом, для исполнения Концерта №20 для фортепиано с оркестром Моцарта. Кит Армстронг, пианист британо-тайваньского происхождения, в свое время считался вундеркиндом, проехал все главные фестивали мира. Потом начал еще и дирижировать, а параллельно обучался математике, и получил степень магистра наук с отличием в Университете Пьера и Марии-Кюри в Париже по математике. Словом, универсальный человек мира.

Кит Армстронг
Кит Армстронг

И вот тут начались сюрпризы. Не от Смбатяна, который до этого чуть ли не 20 (!) раз продирижировал 20-м концертом Моцарта на проходившем только что конкурсе пианистов, где этот концерт был в обязательной программе. А от вундеркинда Кита Армстронга. Он принял резко в карьер, стал играть очень уверенно и очень технично, и показалось, что мы услышим в этот вечер что-то совершенно невероятное. Пальцевая техника у Кита Армстронга действительно безупречна, но… звучит все это на выходе совершенно бездушно. Именно что математически, прости Господи. Кит раз за разом играл все эти сложнейшие виртуозные гаммы и каскады, но продолжало оставаться впечатление, будто их играет очень здорово настроенное механическое пианино. Акценты он делал ровно настолько, чтобы показать, что они есть. Не от сердца, а по графику. К тому же в целях демонстрации эмоций он то и дело менял темпоритм, оркестр чутко подстраивался под солиста, но когда это случилось уже далеко не в первый раз, то стало казаться скорее имитацией эмоций и сбоем в программе. Словом, публика услышала очень технически подкованного пианиста, но такой Моцарт — ни уму, ни сердцу.

Во втором отделении РНО под управлением Сергея Смбатяна сыграл «Симфонические танцы» Сергея Рахманинова. В первой части Смбатян взял строгое Allegro, даже чуть быстрее предписанного автором темпа 116. РНО звучал восхитительно, безупречно гармонично по всем группам, четко следуя перепадам динамики от форте до пианиссимо от Смбатяна. Духовая секция РНО звучала буквально эталонно, что крайне важно для «Симфонических танцев» с обилием мотивов именно духовых из «Золотого петушка» Римского-Корсакова.

Сергей Смбатян
Сергей Смбатян

Прощаясь с фестивалем, РНО показал высочайшую культуру симфонического звука, достойный итог его пребывания в Дубае и работой с самыми разными дирижерами. Экспрессивный Сергей Смбатян нашел общий язык с оркестром, и предстал гибким и чувственным дирижером.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры, и проходит в Дубае до 26 сентября.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Евгений ЕВТЮХОВ, Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

04/09/2021 - 03:14   Classic   Концерты
Заранее было очевидно, что концерт дирижера Михаила Плетнева со своим Российским национальным оркестром, да еще со скрипачом Сергеем Догадиным станет одним из главных на фестивале InClassica в Дубае. Но увиденное превзошло все ожидания.

Михаил Плетнев построил программу креативно, как всегда. К заявленному заранее произведению «Четыре сезона Манхеттена» композитора-резидента фестиваля Алексея Шора он для контраста решил добавить других «времен года». А именно музыка к балету «Времена года» Александра Глазунова. Ну и виртуозные «Интродукция и рондо каприччиозо» Сен-Санса, чтобы уж дать простора для скрипки Сергея Догадина.

Но начал Плетнев с вовсе незаявленной в программе Прелюдии к сюите «Из средних веков» Глазунова — вдохновенной, психоделической и прекрасно раскрывающей возможности диалога всех оркестровых групп. Российский национальный оркестр сразу начал играть так, что стало очевидно — перед нами сегодня состоится нечто невероятное. Почти полгода Плетнев был разлучен со своим оркестром из-за обстоятельств пандемии, и оркестр явно соскучился по руке своего основателя. Он зазвучал как идеально настроенный и сверхчувствительный аппарат. И не аппарат даже, а живое существо.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

Любопытно было узнать, что сотворит Плетнев с шоровским сочинением «Четыре сезона Манхеттена». Скрипач Сергей Догадин совсем недавно в апреле играл его в Большом театре Узбекистана с Национальным оркестром Узбекистана (дирижировал Михаил Кирхгофф), а вот маэстро Плетнев взялся за него впервые. Шор начинает с «Лета», и так далее до «Весны». Оркестр рисует лиричную атмосферу залитых солнцем полей, ветерка, щебечущих птиц, - словом, вполне себе пасторальную картинку. Догадин деликатно выводит пасторальные же рулады на своей чудно звучащей скрипке. Особенность разве что в почти барочной размеренности солирующей мелодии. «Осень» ощутимо минорнее, появляются тревожные интонации, мир то и дело затихает. Оркестр Плетнева бережно поддерживает главную скрипку, создавая ощущение элегантности этого времени года. «Зима» неожиданно строится чуть ли не на баркароле, только она тут символизирует порывы снегопадов и ледяных ветров, среди которых строит пронзительную щемящую мелодию солирующая скрипка Догадина. Округлый сочный звук скрипача здесь отчаянно хорош. И, наконец, «Весна» - буйный расцвет всего живого, торжество жизни над смертью. И каденции, которые Догадин использует по полной. Множество штрихов, сменяющих друг друга в мгновение ока, весь скрипичный диапазон, страстность, да едва ли не 13 каприс Паганини — все это успевает Сергей Догадин сыграть в одной только каденции.

Сергей Догадин
Сергей Догадин

При этом Догадин играл на сцене в свой день рождения, да еще с перевязанным пальцем!

Сергей Догадин и Михаил Плетнев
Сергей Догадин и Михаил Плетнев

«Это второй раз жизни, когда играю так. И первый тоже был на фестивале InClassica. Какая-то беда с ногтем на безымянном пальце. Пролил кровь сегодня на сцене, можно сказать. Я никогда не играл с Михаилом Васильевичем, и волновался. Мы встретились с ним вчера в отеле, и спокойствие, исходящее от маэстро, и его доброжелательность дорогого стоят. Первый раз я сыграл «Четыре сезона Манхеттена» год назад, и с тех пор играл его в разных городах этой весной. Скоро сыграю «Вердиану» Шора, хотя она сделана для кларнета. Но я упросил сделать ее переложение для скрипки. Сегодня я играю на скрипке, которой всего год. Когда берешь новый инструмент, вкладываешь в него всего себя. И обретаешь свой звук рано или поздно. У меня получилось месяца за четыре. Это скрипка австрийского мастера-самоучки, он работает инкогнито. У этой скрипки толстая дека, что редкость по нашим временам. Не скажу, что на ней играть просто, но она отзывчивая и звучная», - рассказал Сергей Догадин после концерта.

Автор произведения Алексей Шор, Сергей Догадин и Михаил Плетнев
Автор произведения Алексей Шор, Сергей Догадин и Михаил Плетнев

А на сцене он еще исполнил самое, пожалуй, известное произведение Камиля Сен-Санса «Интродукция и рондо каприччиозо». И тут виртуозность было где показать, для того оно и было написано. Сергей Догадин сыграл с явно выраженным удовольствием, да и оркестр звучал прозрачно и легко.

Сергей Догалин и Михаил Плетнев
Сергей Догалин и Михаил Плетнев

На бис — еще одно неафишированное. «Медитации» из оперы «Таис» Массне. Скрипка неизвестного австрийского мастера от роду год жизни показала всю красоту своего звучания под пальцами Догадина. Это было чувственно и волшебно. И оркестр под стать.

Во время концерта
Во время концерта

Второе отделение полностью посвящено музыке к балету «Времена года» Александра Глазунова. Здесь уже Михаил Плетнев продемонстрировал буквально безграничные возможности своего оркестра. Великолепно проявила себя группа деревянных духовых, на которые ложится едва ли не главная нагрузка в произведении. И флейты, и кларнеты были на высоте. Чистейший одухотворенный звук. Да в каждой оркестровой группе проявился первоклассный солист, так нужный тут. Труба Сергея Лаврика выдавала прозрачную медь, солирующая виолончель тоже проявила себя наилучшим образом. О прочих струнных во главе с первой скрипкой Татьяной Поршневой говорить можно долго. Только оркестр, имеющий полноценных солистов в каждой группе, может исполнить глазуновские «Времена года» на высочайшем уровне, этого требует сама музыка.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

Михаил Плетнев весь концерт продирижировал расслабленно, лишь слегка словно приглашая группы или солистов вступать. Порою и вовсе прислонялся к бортику дирижерского пульта, и размеренно покачивал рукой. Настолько он будто уверен в мощи своего оркестра. Это ощутимо передавалось музыкантам, и они играли все увереннее и увереннее. Зато и зрителями ему пришлось продирижировать. Заметив, что неискушенная публика аплодирует между частями, после антракта он принялся играть «Времена года» почти без пауз, только секунда на быстрое перелистывание нот. Так что публике уже и в голову не приходило хлопать до окончания произведения. Педагог, он и на сцене педагог.

А в целом получился восхитительный концерт высочайшего уровня. РНО — это плетневский оркестр. Доказывать ничего уже давно не нужно. Но славно, когда это по-прежнему так.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Евгений ЕВТЮХОВ / Пресс-служба фестиваля InClassica

03/09/2021 - 04:42   Classic   Концерты
Концерт «Золотой голос» с участием египетского сопрано Фатьмы Саид и Российского национального оркестра п/у Феликса Коробова в Дубае на фестивале InClassica оказался весьма интригующим.

В Россию, например, Фатьма не приезжала ни разу, хотя у нее был опыт работы с Гергиевым. Но после обучения в школе Ханнса Эйслера в Берлине и обучения в Академии театра Ла Скала в Милане перед ней стали открыты все сцены. На сцене Ла Скала она исполнила роль Памины в получившей признание критиков новой постановке Моцарта «Волшебная флейта», поставленной Петером Штайном под управлением Адама Фишера. Дебют в Королевском Альберт-Холле с исполнением «Реквиема» Моцарта на BBC Proms. Концерты с Роландо Вильясоном, Хуан Диего Флоресом, Майкл Шаде и Хосе Кура…

Феликс Коробов
Феликс Коробов

На сцене Дубайской оперы Фатьма Саид предстала хрупкой красавицей с огромными выразительными глазами и почти кукольным тембром голоса. Ее голос невероятно отработан, отшлифован и она точно знает, чего хочет в каждой из арий. И хотя это была фактически оперная программа из «Севильского цирюльника», «Ринальдо» и «Джанни Скикки», никак не удается избавиться от ощущения, что Фатьма — прежде всего камерная певица. У нее округлый золотистый тембр с тонкой негромкой подачей. Настолько негромкой, что главный дирижер МАМТ Феликс Коробов практически всю вокальную программу сыграл на уполовиненной от привычного громкости оркестра. Просто чтобы не забивать солистку. Духовые, у которых есть предел по минимальной силе звука, фактически задали тон всему оркестру.

Фатьма Саид начала с ученически четко исполненной арии Lascia ch'io pianga Генделя из «Ринальдо». Это плач Альмирены «Дай мне поплакать», адресованный ее похитителю Арганте, но Фатьма предпочла исполнить его в барочной манере, обращая больше внимания на мелизмы, нежели на эмоции измученной пленом женщины. Любопытно, что и дальше Фатьма Саид продолжила в том же духе. Моцартовскую арию Chi sa, chi sa qual sia она провела, тщательно сглаживая все острые углы у мятущейся героини, зато старательно пропевая все фиоритуры вящей красоты ради. Начинало складываться некое ощущение декоративности.

Однако столь же быстро оно начало разрушаться в каватине Розины Una voce poco fa из «Севильского цирюльника» Россини. Ария написана для колоратурного меццо, но сейчас ее чаще поют сопрано. В ней Розина признается во вспыхнувшей бурной любви к внезапно объявившемуся в их доме певцу (на самом деле это граф Альмавива). В привычной исторической интерпретации это довольно кокетливая и даже пикантная по-итальянски ария, ведь девушка сама говорит о своей любви. Но все не так у Фатьмы Саид. Она в силу своих традиций не может позволить себе кокетливости, заигрываний и всего такого европейского, это просто начисто чуждо ее органике. Фатьма транслирует арию как мечтательную песню о чем-то хорошем, не забывая методично демонстрировать все нужные опевания. И переходы в депрессию и сомнения, прописанные Россини, тут уже так не работают. Это не в упрек певице никоим случаем, она старается, но именно в таких ситуация культурные разрывы чрезмерно сильны, и просто не позволяют певице донести замысел композитора. То есть это не из-за ложно понятой декоративности. Уже хорошо.

Фатьма Саид
Фатьма Саид

И вот Пуччини, короткая распевная и очень известная ария Лауретты O mio babbino caro из оперы «Джанни Скикки». Лауретта умоляет отца помочь выйти ей замуж за любимого, хотя у нее нет приданого. Удивительно, как тут уже все встает на свои места. И пронзительность, и жалостность, и моление появилось у певицы, явно знакомой с подобными ситуациями. И кукольность пропала! То есть чувства, вроде бы почти отсутствующие, появляются у Фатьмы, когда ей самой близка ситуация ее героинь. Вопрос выбора репертуара.

Финал своей программы Фатьма выстроила вокруг национальной музыки. Сначала она исполнила маршеобразный военизированный спич Nashid Al Quassam египетского певца и композитора Мохаммеда Абделя Вахаба (к слову, автора национального гимна ОАЭ). А затем на бис спела пронзительную любовную песню ливанского композитора Наджиба Ханкаша Aatini Al Naya Wa Ghanni в оркестровке Didier Benetti. И тут уже была бездна чувств, слез в голосе и невероятно красивых фиоритур в разных регистрах со сменой темпа.

«Фатьма пела чудесно, трепетно. Она замечательная. У нее очень большая душа, очень хорошее музыкантское нутро. И когда она поет такие вещи, это просто замечательно», - отозвался после концерта Феликс Коробов.

«Я всегда немного боюсь новых концертных залов, в которых я еще не выступала, но в этот раз эти опасения были напрасными. Мы провели великолепный концерт, и это огромная честь для меня — выступить с Российским национальным оркестром, у которого в мире музыки репутация коллектива высокого исполнительского уровня», — поделилась Фатьма Саид впечатлениями после концерта.

Певица также отметила «гибкость и музыкальность» Феликса Коробова, который занял в этот вечер место за дирижерским пультом.

Отдельно, конечно, стоит сказать про дирижерство Феликса Коробова, впервые выступавшего в этом зале и восторгавшегося акустическим кабинетом, обустроенным на сцене. Это было чистое волшебство. После РНО под дирижерской палочкой венгра Гергея Мадараша с оркестра будто стерли пыль тряпочкой. Он мигом обрел способность играть мельчайшие полутона и оттенки, оркестровые группы пришли в осознанную гармонию. Коробов твердо знает, где кому и что и как играть. И его трактовка абсолютно понятна и внятна. Это было заметно уже с моцартовской увертюры к «Свадьбе Фигаро», и далее по списку в увертюре к «Севильскому цирюльнику», прелюдии к третьему акту «Кармен».

Но полноценно все раскрылось уже в «Шахерезаде» Римского-Корсакова. РНО задышал аки многоглавый дракон, подогреваемый пластичными жестами Феликса Коробова. Он умудрился дирижировать даже зрителями, вовремя выставляя им раскрытые запрещающие ладони при попытках аплодировать меж частями. Он мыслил эпохами. Он выдвигал вперед то духовые, то струнные, то барабаны. Они были то нежны, то агрессивны. Медь РНО была просто невероятна. Фаготы слегка суховаты, но фантастически точны в орнаментах. Вдохновленная каденция кларнета. В третьей части Коробов сделал неожиданную паузу будто из затакта, чтобы подчеркнуть призрачную вальсовость. В четвертой части Коробов довел сцену бури до почти гергиевского сумасшедшего темпоритма, со всеми этими вздыбленными пассажами арф и деревянных из второй части. И закончил воздушными пианиссимо с растворением на верхах.

«Я в принципе очень люблю это произведение. Я его называю «парад солистов». И когда ты имеешь под руками такой замечательный оркестр, как РНО, это большой ансамбль замечательных солистов-музыкантов. В «Шахерезаде» нет второстепенных голосов, каждый очень значим, и важно, чтобы это была индивидуальность. И важно, чтобы это была музыкантская индивидуальность. Так что РНО как никто подходит для «Шахерезады», и огромное удовольствием с ними работать. Многие из них просто мои близкие друзья. Мне очень нравится здесь атмосфера. Она творческая, и музыканты хотят заниматься творчеством», - говорит Феликс Коробов.

Важнейшую роль в этом исполнении сыграла прекрасная скрипачка РНО Татьяна Поршнева. Именно ее солирующая первая скрипка и каденции задали тон всему звуковому ландшафту. Она безупречно и феноменально отыграла все прихотливости и ориентализмы Римского-Корсакова. Это был один из лучших концертов РНО в последние годы, порядком задравший планку перед приездом основателя оркестра Михаила Плетнева, из-за пандемии разлучившегося с оркестром чуть ли не полгода.

Любопытно, что местная публика совсем не заметила отсылок Римского-Корсакова к арабской музыке и «Сказкам о 1001 ночи». Ну, или совсем не показала этого.

Феликс Коробов подтвердил, что никаких режиссерских изменений Михалкова-Кончаловского в последнюю премьеру МАМТ «Отелло» не вносилось, но со второго показа в этом сезоне будет введен тенор Нажмиддин Мавлянов.

Пресс-конференция
Пресс-конференция

А утром в Дубай опере прошла пресс-конференция, на которой выступили художественный руководитель Европейского фонда поддержки культуры Алан Киркоп, генеральный директор SAMIT Event Group Александра Митюрева, композитор-резидент фестиваля Алексей Шор, а также музыканты, которые уже в ближайшие дни выступят на фестивале: Сергей Догадин (скрипка, Россия), Кит Армстронг (фортепиано, США), Денис Кожухин (фортепиано, Россия), дирижер Феликс Коробов и др.

«Я хочу сказать большое спасибо Дубаю и этому фестивалю. Вы совершенно уникальны, потому что в тот момент, когда весь мир закрыт из- за пандемии и когда громадные театры играют для 20 зрителей, когда сокращено количество концертов по всему миру, здесь мы видим совершенно фантастическую картину количества и качества концертов. Это замечательное место, замечательный фестиваль. Я восхищен вот этой программой фестиваля, потому что это действительно значительное событие в музыкальной жизни мира», - сказал Феликс Коробов.

«Буду предельно откровенным. Мы были ограничены в сроках, и в прямом смысле перенесли то, что уже было запланировано в Мальте, в Дубай. Нас пришлось отклониться от привычного формата. В организации любого фестиваля приходится думать о балансе популярных композиций и новых произведений. Наш резидент композитор Алексей Шор презентует свой репертуар практически в полном объёме. Также мы преследуем образовательные цели, в особенности ориентируясь на то, что бы вдохновить молодое поколение. Артисты в целом свободны в выборе композиций и выдвигают свои идеи, мы в свою очередь рассматриваем предложения с учетом программы фестиваля, дабы избежать повторов. В плане местной публики, мы стараемся представить композиции легкие к восприятию, чтобы создать целевую аудиторию для классической музыки», - пояснил на пресс-конференции художественный руководитель Европейского фонда поддержки культуры Алан Киркоп.

Фестиваль InClassica организован Европейским фондом поддержки культуры.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

02/09/2021 - 01:38   Classic   Концерты
На фестивале InClassica в Дубайской опере показали программу «Записная книжка пианиста», в которой соединены одноименное произведение Алексея Шора, бетховенская музыка к балету «Творения Прометея» и Шестая симфония Чайковского в исполнении РНО. Искать в этом смысл оказалось делом недолгим.

Российскому национальному оркестру на этом фестивале предстоит играть с совершенно разными дирижерами. И если совместная работа со своим основателем Михаилом Плетневым данность, а с Феликсом Коробовым уже почти обыденность, то концерты с Гергеем Мадарашом полны сюрпризов.

Гергей Мадараш из семьи венгерских цыган. Он окончил флейтовый факультет Академии Листа в Будапеште, а также дирижерский факультет Университета музыки и исполнительских искусств в Вене, где он учился у Марка Стрингера. Сейчас он возглавляет Королевский филармонический оркестр Льежа, а до этого имел бурную и почти спорную карьеру на посту поста музыкального руководителя дижонского оркестра в Бургундии, и прославился неоднозначной постановкой «Волшебной флейты» в Английской национальной опере. Он энергичен, эксцентричен и не боится экспериментировать.

Gergely Madaras
Gergely Madaras

Вот и на концерте с РНО он с места в карьер принялся экспрессивно дирижировать бетховенской Увертюрой к балету «Творения Прометея». Не по-немецки размеренно и артикулированно, как принято, а эдаким мадьярским гусарским наскоком, чтобы искры летели во все стороны. Что это было? Но Гергей Мадараш был настолько убедителен и эмпатичен, что и РНО (к слову, выступавший в этот вечер без двух ведущих первых скрипок) поверил. А поверив, вдохновился, и принялся играть именно так, как этого хочет дирижер. И вдруг проявилось новое прочтение балета Бетховена, так редко исполняемого. Страстное, даже порою надрывное, но при этом воодушевляющее и искристое. «Ода к радости» в шампанском получилась, да еще с такой колористикой, какую Бетховен более нигде и никогда не будет использовать.

Но тогда что же ждать от исполнения Чайковского в финале концерта? Предчувствия стали тревожными...

«Записная книжка пианиста» Алексея Шора, резидента фестиваля InClassica, исполняется едва ли не на каждом этом фестивале. Это визитная карточка известного композитора. Солировал в этот раз пианист Денис Кожухин, С 2000 по 2007 год нижегородец Кожухин учился в Музыкальной школе королевы Софии в Мадриде у Дмитрия Башкирова и Клаудио Мартинеса-Менера. Кожухин завершил обучение в фортепианной академии на озере Комо. В последние годы его наставником был маэстро Даниэль Баренбойм. Денис - лауреат Первой премии конкурса Королевы Елизаветы в 2010 году, и с тех пор выступил на всех значимых европейских фестивалях.

Денис Кожухин, Gergely Madaras и РНО
Денис Кожухин, Gergely Madaras и РНО

«Записная книжка пианиста» состоит из семи частей, и все это посвящения различным туристическим достопримечательностям, будь то Люксембургский сад, в Париже, или La Rambia в Барселоне, или ипподром Аскот в Риме. Шор рассказывает о впечатлениях от путешествий по миру, иногда стилизуя под шумы природы, иногда тонко вплетая отсылки к классикам вроде Сен-Санса и Бетховена, но в его романтичной эклектике хрупкость и непостижимость мира всегда стоит на первом месте. В период пандемии былая легкость путешествия по миру окрасилась новыми драматическими красками, о чем напомнил пианист Денис Кожухин.

Денис Кожухин
Денис Кожухин

«Это первое произведения Алексея Шора, которое я сыграл. Это было пару лет назад на Мальте. С тех пор меня зовут играть его музыку, самую разную, и сольную, и с оркестром. Всегда приятно это делать. Приятно, но и ответственно, когда композитор сидит в зале. А вообще пандемия изменила для музыкантов очень многое. Я стал ценить поездки и живые концерты. Стал понимать, что иногда сесть и подумать — тоже счастье. Вдруг появилось ощущение, что встал утром, и не надо бежать и учить две программы за два дня. Можно пойти погулять, например. Но страдали мы страшно, особенно от отсутствия публики. И музыка Шора, которая по сути написана о легкости передвижения по миру и наслаждении этим, вдруг стала драматичнее. Слушается как напоминание о том, что надо ценить то, что у нас есть. Потому что это может исчезнуть в любой момент», - считает пианист.

Gergely Madaras и РНО
Gergely Madaras и РНО

Завершился концерт Шестой симфонией Чайковского. Предчувствия новаторства Гергея Мадараша были тревожными, повторюсь. Однако уже на Адажио дирижер взял максимально консервативный темп, замедленный с рваными синкопами. Волны от кульминации к спаду и обратно дирижер отрабатывал максимально плавно, как и приличествует. Никаких резких движений, - это заметил и оркестр, и.. снова поверил дирижеру. Жизнерадостный пятидольный вальс в Аллегро прозвучал полнокровно, это был именно тот Чайковский, который хорошо знаком и отработан РНО до блеска. Знаменитое финальное Adagio lamentoso, символизировавшее закат жизни композитора, сыграно блистательно. Реквием повисает в воздухе, истончается и растворяется. Зрители выдержали почти минутную паузу, чтобы разразиться восторженными аплодисментами еще минут эдак на десять.

Так в чем же объединяющий смысл программы? Прометей у Бетховена выступал в роли Бога-отца, он лепил из глины людей, и при помощи искусства делал из них настоящих человеков. Шор раскрывает уже мир человека разумного и высокодуховного, получающего наслаждение от искусств и природы. Наконец, Чайковский подводит финальную черту - как один человек проходит земную жизнь от открытий детства к счастью и бедам взрослости, а затем угасает. Тема раскрыта.

Фестиваль InClassica, организованный Европейским фондом поддержки культуры, продолжится на следующий день выступлением РНО под дирижерской рукой Феликса Коробова с египетским сопрано Фатьмой Саид.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ / Пресс-служба фестиваля InClassica

30/08/2021 - 03:40   Classic   Концерты
В Доме русского зарубежья им. А. Солженицына прошел концерт Молодежной оперной программы Большого театра, от которого ждалось большего, но значения которого не преуменьшить.

Дело в том, что концерт был посвящен теме великих певцов-эмигрантов. Кроме Шаляпина и Вишневской, ведь мало кто еще для широкой публики на слуху. А тут вспомнили и Шаляпина с Вишневской, но вспомнили еще и знаменитую в свое время певицу-актрису МХТ Ольга Бакланову, и солистку Мариинки времен Шаляпина Лидию Липковскую, и солиста Большого театра частого коллегу Шаляпина по концертам Дмитрия Смирнова.

Концерт шел два часа, из которых ровно половину заняли лекции Константина Черкасова, автора и ведущего концерта, прекрасного музыкального и театрального критика, ныне работающего в системе Большого театра. Рассказы Черкасова не лишены изюминки и порою неочевидных фактов, но половину концерта… Рассказывать долго о Шаляпине или Галине Вишневской было как-то странновато. А вот про остальных героев концерта — очень полезно.

Эльмира Караханова
Эльмира Караханова

Идея же в том, что каждый молодой певец МОП «представляет» лучшие или любимые арии, которые пелись в свое время артистами, вынужденными эмигрировать из СССР. Сопрано Эльмира Караханова, например, спела репертуар лирико-колоратурного сопрано Лидии Липковской (1884–1958). Выбор пал вовсе не на ее коронную Джильду в «Риголетто» или Марфу в «Царской невесте», а на более «легковесный» материал. Эльмира Караханова жизнерадостно исполнила роман Аренского «Сад весь в цвету», без видимых сложностей спела все непростые фиоритуры арии Снегурочки Римского-Корсакова и восхитительно глубоко — трагическую песню П.И. Чайковского «Я ли в поле, да не травушка была». Полетно, с внятной артикуляцией, прочувствованно во всех регистрах. Прекрасное выступление Карахановой.

Арсений Яковлев
Арсений Яковлев

Тенор Арсений Яковлев взялся за арии, которые исполнял лирико-драматический тенор Дмитрий Смирнов (1882–1944) — Хозе в «Кармен» Бизе и Пинкертон в «Мадам Баттерфляй» Пуччини. Любопытно, что будучи уже в штате Большого, Арсений Яковлев поет там не Хозе, а Ремендадо. Арии «La fleur que tu m’avais jetee» ощутимо не хватило трагичности. Бельканто Яковлева замечательно звучит в верхнем регистре, и тембрально темнеет и загущается к низам. Ариозо Пинкертона прозвучало убедительно во всех смыслах, тут и слезинка в голосе уместна, и глиссандо ближе к коде очень чисто спето.

Алексей Кулагин
Алексей Кулагин

Басу Алексею Кулагину достался, разумеется, Федор Шаляпин. Которого невозможно представить без партии Базилио в «Севильском цирюльнике» Россини. Поначалу казалось, что артиста гораздо более интересует попадание в ноты, чем собственно образ Базилио. Немного формально все это звучало. Затем Кулагин попытался разогнаться, но от тяжести так и не успел избавиться — ария просто закончилась. А дальше пошли песни, которые любил Шаляпин. «Баллада» Рубинштейна прозвучала так, будто ее пел итальянец, - полетность и легкость есть, а вящей русской грусти нет, ну нет совсем. Зато песня «Благословляю вас, леса» Чайковского вдруг зазвучала ровно так, как должно. И мощь в голосе, и неизбывная грусть, и ерничество в диалогах. Густой бас, округлые ноты, ни одна согласная не пропущена. Школа Дмитрия Вдовина в действии, это слышно по всем его ученикам, в том числе всем участникам этого концерта.

Ульяна Бирюкова
Ульяна Бирюкова

Меццо-сопрано Ульяна Бирюкова пела за артистку МХТ, приму Музыкальной студии МХТ и просто красавицу Ольгу Бакланову. Во многом Владимир Немирович-­­Данченко открыл студию, будущий Стасик, ради нее. Кстати, после эмиграции Баклановой Немирович-­­Данченко нашел замену Баклановой в виде Любови Орловой, невероятно внешне похожей на нее. «Ночь» Рубинштейна оказалась просто разгоном перед блистательно спетой «Хабанерой» из оперы «Кармен», это было и страстно, и ярко, и артистично. Сложнейшая ария монолога Заремы из музыки Аренского к инсценировке поэмы «Бахчисарайский фонтан» Пушкина технически пропета прекрасно, но… Право же, стих Пушкина вполне себе живой и импульсивный. Ульяна Бирюкова смогла сделать его казенным и формальным, всего лишь формально интонируя. Да, это непросто, сама музыка Аренского тут довольно формальна, и не следует естественной речи человека. Но у артиста всегда есть возможность пожонглировать длительностями, тембром, верно расставить акценты. Пусть Аренский почему-то написал «Но я для страсти рождена» без должного ударения на «для страсти», - разве это мешает артисту поставить тут ударение? Меня всегда печалит ситуация, когда живой, да еще пушкинский слог поется так, будто артист не понимает смысла и не знает, как это произносится в живой языковой среде. Уж Дмитрий Вдовин (кстати, он был в зале) за такое ратует всегда.

Мария Мотолыгина
Мария Мотолыгина

Сопрано Мария Мотолыгина «ответила» на концерте за великую Галину Вишневскую. Почему-то прозвучал только Пуччини. Ария Тоски «Vissi d’arte», конечно, была страшно далека от царственного трагизма в исполнении Вишневской, но ведь и задачи воспроизвести стилистику не было. Мотолыгина спела по-своему - лирично, очень романтично и с надрывом при переходе на верхушки. Ария Чио-Чио-Сан «Piangi?..» с грудными нотками и лирическим, а порою трагическим, верхним регистром вполне имеет достойный облик, и стоит ожидать скорого появления Мотолыгиной в «Мадам Баттерфляй» на сцене. Драматически все сыграно блестяще.

Дуэт Марии Мотолыгиной и Арсения Яковлева
Дуэт Марии Мотолыгиной и Арсения Яковлева

Завершил концерт дуэт Марии Мотолыгиной и Арсения Яковлева (Галина Вишневская и Дмитрий Смирнов) из оперы «Иоланта» Чайковского. Разумеется, по причине разницы лет Вишневская никогда не пела вместе со Смирновым. И снова затыки с русским текстом. Арсений Яковлев поет так, будто не знает русского языка. Ноты те, а слова будто нерусские. А вот Мария Мотолыгина без видимого труда справляется, и интонирует безупречно. Более того, она еще и перепевает Яковлева в драматических моментах, - того просто не слышно. Обычно это грубая дуэтная ошибка, но тут слишком очевидно, что Яковлев просто сыроват еще для трагических сцен, он не чувствует их.

Все участники концерта
Все участники концерта

Отлично отработал весь концерт пианист-аккомпаниатор Михаил Коршунов, - пластично подстраивался под каждого артиста, и нигде не перебивал. Да и сам зал Дома русского зарубежья им. А. Солженицына на Таганке отчаянно хорош, оказывается, для таких камерных концертов. Небольшой, уютный, отлично оборудованный по свету и звуку. Трудно сказать, насколько он акустический, поскольку артистов подзвучивали микрофонами, но он крайне комфортен, и находится в центре недалеко от метро. Стоит следить за его афишей.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

12/07/2021 - 02:34   Classic   Концерты
130-летие со дня рождения Сергея Прокофьева БСО им. Чайковского п/у Владимира Федосеева отпраздновал оригинальной программой в рамках VII Международного фестиваля искусств П.И. Чайковского в Клину.

Программу составил сам Владимир Федосеев, фактически это музыкальный спектакль, в котором звучит только Прокофьев, но не только музыка, но и слово, - документы, письма, воспоминания. А в концерте №2 для скрипки с оркестром появляется невероятный виртуоз Павел Милюков, на секундочку.

Я спросил перед концертом, удалось ли Владимиру Ивановичу лично пообщаться с Сергеем Прокофьевым, ведь жили в одно время.

«К сожалению, нет, - ответил Федосеев. - Мы не совпали по времени, я был маленький, еще не вошел в круг общения. Общался только с музыкой Прокофьева. К сожалению... (и Федосеев горько покачал головой). Я люблю балетную музыку Прокофьева, больше, чем прочее. Симфонии играю, конечно. Но больше предпочитаю балетную музыку. Прокофьев — это русская музыка, русская. Она современная, конечно, в какой-то части. Но ее истоки — это русская музыка, и идеи, и названия. Это все наше, и дай Бог, чтобы больше было такой музыки».

На опен-эйре важно вовлечение с первой же секунды. Тем более, что над домиком Чайковского в Клину безмятежно голубело теплое небо, и солнце к вечеру начало отдавать деревьям длинные тени. Поэтому - сразу же знаменитый марш из оперы «Любовь к трем апельсинам», визитная карточка Прокофьева.

На сцене появились актриса Анна Большова и актер и телеведущий Юлиан Макаров. Большова артистично зачитала воспоминания Каролины Кодины, будущей жены композитора Лины Прокофьевой, о первой встрече с гением. «Прокофьев был высоким, очень худым и красивым. Окончив концерт, он поклонился странным образом — вдруг сложился пополам, будто складной нож. Я хлопала, как сумасшедшая»… И о личной жизни, и о документах, и арестах, и эмиграции Большова и Макаров повествуют словами самих документов, легко и непринужденно. Чудная подборка, кстати. Любопытно освежить в памяти непричесанные цитаты Глазунова и Шостаковича о Прокофьеве, или как Сергей Эйзенштейн годами выпрашивал у того музыку к фильму, да так и не получил ее.

На концерте
На концерте

Второй концерт Прокофьева скрипач Павел Милюков играет весьма непривычно. «Новую простоту» тогдашнего Прокофьева, поиск русской лирической мелодики в крупной форме Милюков подает трагическим высоким штилем. Скрипка то рассыпается в горьком плаче, то взлетает ввысь полупризрачными ангельскими опеваниями. Средины просто нет. Музыка в такой интерпретации словно подчеркивает, что для русского человека существуют только максимы, и плачет и смеется он на разрыв аорты. Это очень ярко, и очень по-русски, кажется.

БСО под чуткой рукой Владимира Федосеева все это тончайшим образом поддерживает. Звук оркестра столь прозрачен, что напоминает искусно размытые фоны у картин французских импрессионистов или задние планы на старинных русских иконах и росписи сводов храмов, - все внимание солисту, но без фона теряется волшебство. Ни разу, ни на йоту, оркестр не перешел черту деликатности. Да и в сценах без солиста у Федосеева есть свое мнение по трактовке каждой ноты. Он вообще играет этот концерт как сказку. Он будто сам видит какие-то сюрреалистические пейзажи, превращения тыкв и колобков, лягушек и принцев, и дирижирует так, будто зрителям уже прямо сейчас показывают этот мультфильм где-то на экране.

Еще в гала-концерте прозвучала сюита из балета «Ромео и Джульетта». Ее Федосеев играет часто, и очень любит играть. И оркестр любит. И это очень слышно. И для закрытия гала те же танцы рыцарей рельефны и узнаваемы с первой же ноты зрителями. А зрители в Клину не то, чтобы искушенные, - но душевно щедрые и очень открытые, доброжелательные. Не зря Клин Чайковского стал таким фестивальным городом, а арт-директор фестиваля Юрий Башмет пообещал с появлением концертного зала тут чуть ли не Нью-Васюки классической музыки создать, с иностранными туристами и Бог его знает еще чем. И ведь сделает, вспоминая про Сочи и Ярославль! Сделает.

Вадим ПОНОМАРЕВ

05/07/2021 - 05:06   Classic   Концерты
Знаменитый мексиканский тенор Рамон Варгас и солисты, хор и оркестр театра «Геликон-опера» исполнили программу «Чайковский-Гала» на VII международном фестивале искусств П.И. Чайковского (арт-директор Юрий Башмет) в Клину.

Рамон Варгас — звезда Венской оперы, Метрополитен-опера и Ла Скала. В 1992 году нью-йоркская Метрополитен-опера пригласила тенора заменить Лучано Паваротти в опере «Лючия де Ламмермур» вместе с Джун Андерсон. В 1993-м он дебютировал в Ла Скала в роли Фентона в новой постановке «Фальстафа», осуществленной Джорджо Стрелером и Риккардо Мути. В 1994 году Варгасу досталось почетное право открыть сезон в «Мет» партией Герцога в «Риголетто». С этого времени он украшение всех главных сцен — «Метрополитен», «Ла Скала», «Ковент-Гарден», «Опера Бастилии», «Колон», «Арена ди Верона», «Реал» в Мадриде и многих других.

Рамон Варгас
Рамон Варгас

Интриг в появлении Варгаса у дома-музея Чайковского было сразу две. Певцу уже 60 лет, и как же теперь звучит его голос? Кроме того, в программе значились не только привычные для Варгаса итальянские арии, но и Чайковский! Каково ему петь Ленского?

«Конечно, мне нужен педагог по русскому, я пока не очень хорошо произношу слова. Мой Ленский — не мексиканец. Мне кажется, что хотя Мексика и Россия находятся достаточно далеко друг от друга, они очень похожи. Я уже побывал здесь в доме-музее Чайковского, и получил невероятные эмоции. И погода сегодня хорошая, видимо, Чайковский благословил нас всех. Тут особенная атмосфера, и все ощущается немного по-другому. И открытая сцена мне нравится, я люблю опен-эйры. Такие концерты могут посетить больше людей, насладиться и погодой, и концертом», - рассказал перед концертом улыбчивый Рамон Варгас.

С погодой действительно повезло. Чайковский благословил. Огромная сцена полностью заполнилась составом оркестра и хора «Геликон-оперы» п/у Валерия Кирьянова. Выступать с подзвучкой, и найти верный баланс, чтобы из колонок было слышно и всех солистов, и оркестр, и хор, - непростая задача. Зато был жирный плюс, - оркестр под управлением Кирьянова уже выступал вместе с Варгасом, как выяснилось.

Валерий Кирьянов
Валерий Кирьянов

«У нас с Рамоном Варгасом несколько лет назад был новогодний концерт в московской консерваторией. Программа была другая, он пел большую рождественскую программу с нашим оркестром, но без хора. Тот вечер остался в моей памяти незабываемо. И когда я узнал, что предстоит новая встреча с Варгасом, это вызвало большой душевный подъем у меня. И оркестр счастлив работать снова с маэстро. Мы счастливы быть с ним вместе в этом святом месте, тем более, что Рамон Варгас исполняет Чайковского на прекрасном, на мой взгляд, русском языке. Рамон приехал к нам пораньше, за несколько дней. Мы встречались с ним в «Геликон-опере» и репетировали. Сегодня на сцене только саундчек для отстройки микрофонов, чтобы был соблюден баланс между солистами, оркестром и хором. Самое важное в исполнении музыки Чайковского — передать то, что у него между нот. Не ноты, ритм и текст, а то, что находится между строк. А там ох какая глубина. И можно всю жизнь идти, искать и пытаться добраться до этой цели», - размышляет Валерий Кирьянов.

Стоит отметить, что поначалу упомянутый баланс никак не удавалось найти, но уже к середине концерта ситуация со звуком выправилась, и стало слышно все, что хотелось бы слышать. Но как же там Варгас?

Он вышел с плачем Федерико из оперы Чилеа «Арлезианка». И сразу стало понятно, что с голосом полный порядок, несмотря на возраст. Звучит полновесное бельканто, прекрасный мгновенно узнаваемый тембр и страсть. Да, сложнее переключаться между регистрами, да, голос стал чуть ниже. Но все ценное осталось при Рамоне. Он техничен, жив, убедителен. Разве что немного перебирает с вибрато, - все-таки это точечный инструмент, проводить всю партию на вибрато кажется явным перебором.

Рамон Варгас
Рамон Варгас

А вот и Ленский. Сначала два дуэта «Как счастлив я» и ариозо - Варгасу в пару досталась прима «Геликона» Ирина Рейнард, Алексей Исаев пел с Ольгой Толкмит. Варгас действительно, как и заверял Кирьянов, поет по-русски очень чисто. «Я люблью тебья», - это звучало не карикатурно, а с подлинной страстью. Каждое слово понятно до каждой буквы (чего не скажешь про некоторых его русских партнеров). Ленский у Варгаса — это изнемогающий от страсти, но при этом чрезвычайно деликатный и обаятельный парень. А еще то и дело кажется, ну вот не вытянет он еще одну более высокую ноту, а он берет ее с легкостью. С верхушками у него полный порядок.

Рамон Варгас и Ирина Рейнард
Рамон Варгас и Ирина Рейнард

В арии Каварадосси ”Recondita armonia…” Рамон Варгас был светло-печален, а в голосе появились серебристые оттенки. И с верхушками снова полный порядок — упертые, сильные, звонкие. И снова Ленский - «Куда, куда?» с прекрасным русским и итальянское бельканто. Если бы это была неаполитанская песня, никто и не удивился бы. Дуэт Рикардо и Амелии из оперы Верди «Бал-маскарад» с виртуозной Еленой Михайленко ничем не поразил, кроме разве что опять же верхних чистейших напористых нот «со слезой» у Варгаса. Больше металла в голосе, и меньше вибрато — пошло только на пользу этому сложнейшему дуэту. Дуэт Родриго и Дона Карлоса с баритоном Алексеем Исаевым сложился. Исаеву не всегда удаются лирические партии, но когда дело касается боевитости и грома с молниями, - он на месте. И его прекрасно оттенил сладко-инфернальный в этой сцене Варгас.

Проникновенно, глубоким грудным голосом спела арию Наташи из оперы «Опричник» Елена Михайленко. Невероятно поразил в этот вечер бас Алексей Тихомиров, - он пел сцену казни из «Мазепы» и Короля Рене из «Иоланты» как в последний раз. Его роскошно обработанный бас настолько насыщен суровой эмоциональностью, психологической убедительностью, и тем особенным спокойным надрывом, что мурашки по коже. Феноменальные две арии, Тихомиров был в ударе.

Бас Алексей Тихомиров
Бас Алексей Тихомиров

Сопрано Ольга Толкмит щербяще трогательно спела арию Иоланты с полетным звуком и светлым тембром. На высоте оказался и хор «Геликона», нигде не испортивший борозду, и оркестр, ведомый Валерием Кирьяновым. Некоторые перекосы по балансу между солистами и оркестром отнесем к техническим проблемам подзвучки на свежем воздухе.

Все участники концерта
Все участники концерта

В финале все участники концерта исполнили финал первого действия оперы «Бал-маскарад», и это было по-настоящему празднично. На бис вызвали главную звезду вечера — Рамона Варгаса. Он сначала спел под оркестр «Бесаме Мучо» с весьма неожиданным, к слову, вступлением. Это было красиво, - к тому же артист перешел с оперного на эстрадный вокал, показывая грани своего дарования. Вторым бисом стала итальянская песня Core ‘Ngrato, написанная в 1911 году специально для Энрико Карузо, но кто только с тех пор ее не пел. Варгас спел ее восхитительно нежно и страстно. Это было немножко чудо.

Солисты
Солисты

А фестиваль в Клину у домика Чайковского продолжается.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

Страницы