Вадим Пономарев

20/02/2020 - 06:10   Классическая музыка   Концерты
Новый проект Opera for Peace, в который входят Дмитрий Вдовин и Суми Чо, например, презентовал на Зимнем фестивале Юрия Башмета программу «Итальянское бельканто», в котором нашлись очень интересные молодые голоса. Возможно, скоро они станут звездами оперной сцены.

Сначала надо, наверное, объяснить про Opera for Peace. Это международный проект, гендиректором которого стала консультант конкурса королевы Сони в Осло и BBC Proms Джулия Лагаузер (Франция), а соучредителями — известный российский вокальный педагог и руководитель Молодежной программы Большого театра Дмитрий Вдовин, культурный эксперт ООН и ЮНЕСКО Паоло Петрочелли (Италия), педагог Королевской оперы Ковент-Гарден Камал Хан, сопрано Суми Чо и баритон Томас Хэмпсон. А по сути это глобальный проект по продвижению молодых талантливых вокалистов. Среди которых, кстати, лоуренс Браунли и Дмитрий Корчак.

В Сочи они привезли пятерых талантов: сопрано Номбулело Йенде (ЮАР), меццо Виктория Каркачева (Россия), тенор Алек Карлсон (США), баритон Деннис Чмеленски (Германия) и бас-баритон Герман Алькантара (Аргентина). И нашли повод их объединить — петь только известные оперы бельканто — Россини (тут на фестивале есть даже Эрнесто Паласио, директор Оперного фестиваля Россини в Пезаро, он в качестве педагога по вокалу в Академии для молодых музыкантов), Доницетти, Беллини и Верди. Оркестр «Новая Россия» обошелся без своего худрука Башмета, им дирижировал певец и с некоторых пор дирижер Дмитрий Корчак.

Вообще-то после первых петухов у Денниса Чмеленски в каватине Фигаро из «Севильского цирюльника» показалось, что дело гиблое. И привезли каких-то начинающих, причем немало заплативших, как принято в российских детских конкурсах. Но немецкий баритон реабилитировался очень быстро — уже в следующем дуэте Фигаро и Розины с чернокожей сопрано необъятных размеров Номбулело Йенде из ЮАР. Впрочем, внимание привлекла скорее Йенде — невероятной красоты тембром, идущим словно из глубин тела чарующим голосом и яркой внешностью. Зимний театр сразу буквально влюбился в Йенде, и было за что.

Деннис Чмеленски и Номбулело Йенде
Деннис Чмеленски и Номбулело Йенде

Йенде снова и снова повторяла свои удивительные фокусы со звуком — Casta Diva из «Нормы» буквально парила в воздухе. Справедливости ради стоит сказать, что голосу Номбулело Йенде пока не хватает мощи и масштабности, она выглядит скорее камерной, но какие ее годы — ей всего 29. Она успела завоевать Гран-при и приз зрительских симпатий на конкурсе бельканто имени Беллини во Франции (2018), и явно на этом не остановится. Например, в дуэте Нормы и Адальжизы она влегкую перепела Викторию Каркачеву из Большого театра, ученицу Центра Галины Вишневской и самого Дмитрия Вдовина. И даже сложнейшую партию Анны Болейн у Доницетти спела без видимых сложностей и абсолютно технически безошибочно. Это, конечно, главное открытие концерта. И большие надежды на будущее.

Номбулело Йенде и Виктория Каркачева
Номбулело Йенде и Виктория Каркачева

Еще одним открытием стал аргентинский бас-баритон Герман Алькантара, полный тезка знаменитого гватемальского композитора, имя которого носит национальная консерватория и чей профиль есть на денежной купюре этой страны. Этот Герман пока не так известен, но в нем есть все, что мы любим в аргентинских и уругвайских певцах — прекрасная вокальная школа, демоническая внешность и истинная страстность. Басовых партий он так и не спел, но баритоны были прекрасны. Герман масштабно спел Родриго в дуэте из «Дон Карлоса», затем короля Альфонсо из редко исполняемой в России оперы «Фаворитка» Доницетти, и перепел все ту же Каркачеву в дуэте Альфонсо и Леоноры.

Герман Алькантара и Алек Карлсон
Герман Алькантара и Алек Карлсон

Каркачевой просто не повезло с выбором партнеров, потому что в сольном исполнении арии Сары из «Роберто Деверё» Доницетти она была весьма убедительна. Холодная природа ее меццо хороша для нордических ролей, на фоне очень эмоциональных партнеров она теряется.

Деннис Чмеленски и Алек Карлсон
Деннис Чмеленски и Алек Карлсон

Тенор Алек Карлсон (США) тоже произвел приятное впечатление, но на фоне переизбытка теноров не совсем понятно, чем он собирается удивлять. У него грамотная школа, голос «со слезой» в верхнем регистре, что он показал в дуэте Карло и Родриго из «Дон Карлоса», но все слишком шаблонно. Он предсказуем. Хорошо ли это для карьеры, скоро услышим.

Отдельно стоит сказать про оркестр «Новая Россия» и ее дирижера в этот вечер Дмитрия Корчака. Вообще-то он попал в программу Opera for Peace как тенор. Зачем было ставить его в программу как дирижера — великая тайна. Оркестр не стал слушаться начинающего дирижера и имел, возможно, к тому основания. Когда вступать и темп — на этом роль дирижера Корчака и зафиксировалась. В остальном оркестр жил своей жизнью. Корчак был тут лишним. Возможно, рановато ему дирижировать большими оркестрами. Хотя со струнными ансамблями он разбирался неплохо. Но в итоге получилась почти каша. Оркестр играл, перекрывая солистов. А Корчак энергично махал руками, призывая еще более перекрывать, музыканты просто отказывались этому подчиняться. Но и самостоятельно сорганизоваться не смогли. Было странно, мягко говоря. Денис Власенко смотрелся бы в этом концерте гораздо органичнее, но его не позвали.

Все солисты на сцене
Все солисты на сцене

Завершился гала-концерт квинтетом из всех солистов «Турка в Италии» Россини, - ничего другого на пятерых просто не нашлось. Да и ладно. Получилось эффектно, будто демонстрация выучки в концертном исполнении. Никто из певцов, кажется, эту оперу никогда и не пел. Зато живо и искрометно.

А вот для знатоков следить за карьерами южноафриканки Номбулело Йенде и аргентинца Германа Алькантара теперь придется.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Владимир БОГДАНОВ

19/02/2020 - 03:37   Классическая музыка   Концерты
На Зимнем фестивале Юрия Башмета в Сочи сыграли странную программу, которая вряд ли где-то еще повторится. В чем и прелесть фестивалей. Солировали Михаил Дзюдзе, контрабас-балалайка (экс-«Терем-Квартет») и Артем Чирков, контрабас.

Программа называется «Танцы с контрабасом», и это ровным счетом ничего не объясняет. Ни танцев, ни массы произведений для контрабас-балалайки просто не было. Зато слушатели получили внушительную дозу популярной классики в исполнении виртуозов. Ведь помимо басовитых музыкантов, на сцену вышли другие питерские звезды — Квартет им. Танеева, скрипач Лев Клычков из оркестра Темирканова, и еще местный сочинский струнный квартет им. Рахманинова.

Михаил Дзюдзе и Артем Чирков
Михаил Дзюдзе и Артем Чирков

Звучит сложно, а выглядит легко. Музыканты просто переложили для состава с контрабас—балалайкой заведомые хиты. Стоило ли это делать — решать уже слушателям.

Начали сразу с пяти танцев от гениев. Бах, Гендель, Вивальди и прочее. Где-то в выжимке, где-то в сокращении, все по законам популярной классики. Сначала даже показалось, что питерские музыканты не очень-то поняли, где оказались, - на фестивале Башмета! С известными музыкантами в зале, со столичной прессой в зале и ехидными ухмылками профи. «Ария» Баха выглядела неряшливо сыгранной, явно неотрепетированной. Это был почти провал.

Но дальше все стало налаживаться. «Аллеманда» из французской сюиты №2 Баха только с Дзюдзе была куда точнее, хотя и недостаточно темперированна. «Сарабанда» Генделя по-прежнему не убедила в необходимости замены контрабаса на контрабас-балалайку (хотя это ощущение осталось до конца концерта из-за обилия паразитных обертонов). Достаточно условная «Жига» Боккерини и первая часть «Весны» из «Времен года» Вивальди — все это, конечно, танцы давно ушедших времен, и нельзя сказать, чтобы переложения добавили им энергии или сегодняшней танцевальности. А тогда зачем вообще это делать?

Интереснее рассматривать этот питерский эксперимент как расширение возможностей инструментовки. Те же «Времена года» как только не игрались, но одно дело выводить все в электронное звучание, а другое — заменить контрабасы балалайкой или, к примеру, ситаром. Появляются новые смыслы.

Квартет имени Танеева
Квартет имени Танеева

Глазуновские «новеллеты» в исполнении только квартета Танеева звучали, ей-Богу, свежим воздухом. Вот тут все было отрепетировано и доведено до совершенства. Это был высочайший класс исполнительства. Увы, это было без заглавных солистов концерта.

Странное ощущение поначалу оставил Лев Клычков, скрипач и концертмейстер оркестра Темирканова. В «Русском танце» Чайковского он сыграл скорее как цыган с экспромтами, и эффектность все-таки не перекрыла фактор целесообразности. Это было очевидно чрезмерно.

Лев Клычков
Лев Клычков

Откровенно хороша была «Медитация», версия восточных октавных мотивов, сыгранная переплетением стенаний контрабаса Чиркова и шуршаний Дзюдзе. «Румынские танцы» Бартока с бас-балалайкой звучали бы точно так же с контрабасом, если честно, но техничность Дзюдды все равно безо всяких сомнений, как и мастерство квартета Танеева, и прежде всего первой скрипки Ильи Козлова.

В программу вписался и сочинский квартет имени Рахманинова. «Полька Пятница» Соколова-Глазунова-Лядова явно не удалась сочинским музыкантам. И с ними случилось преображение! Надо было слышать, как они сыграли «Русское скерцо» Бородина — эмоционально, страстно, да просто честно. Формально это даже имело отношение к теме концерта — танцам.

Два басовых маэстро
Два басовых маэстро

Концерт завершили эмоциональные произведения. Родион Щедрин «Подражание Альбенису», Андрей Петров «Я шагаю по Бродвею», Пьяццолла «Обливион» и «Он ушел не прощаясь», а затем и «Полифоническре танго» Шнитке. И это было куда убедительнее. Хороши были и Дзюдзе, и Чирков, - концерт завершился овациями зала.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Владимир БОГДАНОВ

12/02/2020 - 04:55   Классическая музыка   Концерты
В «Геликон-Опере» прошла премьера оперы «Золушка» азербайджанского композитора Леонида Вайштейна.

Вспомнить имя Леонида Вайнштейна, ученика Кара Караева и замечательного мелодиста, весьма уместно. Вайнштейн родился в 1945 году в семье музыкантов, окончил Бакинскую консерваторию в 1968 году, и написал множество театральной и симфонической музыки. Умер в 1994 году, но его произведения звучат до сих пор, например, в 2005 году БСО с Дмитрием Коганом записал концертный CD. Его сын Тимур Вайнштейн — видный телепродюсер, кавээнщик (победитель Высшей лиги КВН с командой «Парни из Баку», музыкой занимался именно Леонид), продюсер сериалов «Воронины» и «Солдаты», а ныне генпродюсер НТВ. А его двоюродный брат, в свою очередь, - Гарри Каспаров.

Опер у Леонида Вайнштейна три, и все детские - «Золушка», «Кот в сапогах» и «Черная стрела». Именно «Золушка» была поставлена в 1985 году на сцене Азербайджанского академического Театра оперы и балета в 1985 году. И вот спустя 35 лет она играется в Москве. Дирижер-постановщик - Ялчин Адигезалов, режиссер-постановщик - Илья Ильин.

Золушка с Тетушкой Метлой (Оксана Осадчая), Кочергой (пластичная Юлия Горелова), Дядюшком Утюгом (Антон Куренков) и Отважным Чайником, сверху - Сказочник (Дмитрий Янковский)
Золушка с Тетушкой Метлой (Оксана Осадчая), Кочергой (пластичная Юлия Горелова), Дядюшком Утюгом (Антон Куренков) и Отважным Чайником, сверху - Сказочник (Дмитрий Янковский)

Конечно, в первую очередь это опера для детей. Яркие костюмы, комикование, гримасы. Но и взрослый зритель оценит первоклассные голографические эффекты, помогающие сказке, - как еще тыкву наглядно превратить в карету, а мышей — в четвертку лошадей? С голографической проекцией это превращается просто в мультик с живыми поющими артистами, очень естественно и натурально.

Золушка живет с мачехой и сестрами в современной узнаваемой квартире с плитой, вытяжкой, стиралкой и телевизором. Работающий телевизор, кстати, дает массу иронических контекстов: сначала Золушка смотрит по нему фильм «Золушка» 1947 года с Яниной Жермо и Фаиной Раневской, потом после побега с бала по нему показывают новостную хронику с бала и объявлениями о розысках девушки, потерявшей хрустальную туфельку (хватает места даже для иронических титров вроде «Чей туфля?»).

Сцена бала
Сцена бала

В этом карнавале ничуть не теряется музыка Леонида Вайнштейна, чрезвычайно кропотливо выписанная и невероятно мелодичная. Есть главная повторяющаяся тема в духе романтики 60-х (сразу отчего-то вспомнился Полад Бюль-Бюль Оглы), накрепко врезающаяся в память. Есть множество эффектных двухдольных галопов и полек, тоже почти эстрадного свойства. Их скрепляет крепкий симфонический материал, где есть место для раскрытия каждого из персонажей.

Лидия Светозарова и Иван Волков
Лидия Светозарова и Иван Волков

Блестяще спела партию Золушки сопрано Лидия Светозарова. Композитор прописал для нее множество партий как комического, так и лирического плана. И везде Светозарова осталась органичной, со светлым полногрудым тембром и отточенной полетностью звука. Ну просто украшение спектакля. Хорошую пару мог бы составить ей Принц — импозантный тенор Иван Волков, но чуть переборщил с драматизмом и комикованием одновременно.

Золушка (Лидия Светозарова)
Золушка (Лидия Светозарова)

Любопытно решены образы Мачехи и старших сестер. Мачеху поет… Алексей Дедов, один из лучших басов «Геликона». И поет превосходно, глубоким красиво окрашенным тембром, буквально безупречно. Это если отвернуться от сцены. А стоит взглянуть… Кривляния, похлопывания по накладному бюсту 6 размера, оттопыренные жеманно руки - ну чистый провинциальный ТЮЗ. Стоит припомнить, что и Кухарочка в «Любви к трем апельсинам» не являла образец актерской игры. Дедова лучше просто слушать. Сестры Жавотта (Ольга Давыдова) и Гортензия (Мелания Заридзе) вполне успешно изображали из себя злобных недоумков безо всякого развития персонажей.

Мачеха (Алексей Дедов) и сестры Жавотта (Ольга Давыдова) и Гортензия (Мелания Заридзе)
Мачеха (Алексей Дедов) и сестры Жавотта (Ольга Давыдова) и Гортензия (Мелания Заридзе)

Вместо крестной Феи в опере имеется Сказочник (Дмитрий Янковский), ему отдана и главная тема оперы, ему не нужно и выделываться, - это действительно обаятельный персонаж, напоминающий Олега Янковского в «Обыкновенном чуде». И поет он тоже обаятельно, опыт мюзиклов и кино пригодился в полной мере. Есть и вовсе неожиданные персонажи — Тетушка Метла (Оксана Осадчая), Кочерга (пластичная Юлия Горелова), Дядюшка Утюг (Антон Куренков) и Отважный Чайник (Антон Фадеев), это коллеги Золушки по угнетенному быту у Мачехи.

Золушка (Лидия Светозарова)
Золушка (Лидия Светозарова)

Опера идет в 4 картинах с одним антрактом, ровно настолько коротко, чтобы дети не устали. Возвращение прекрасного мелодиста Леонида Вайнштейна на московскую сцену вполне резонно. Это крепкая и профессиональная работа, и со всеми голографиями и световыми эффектами — достойное зрелище как для самых маленьких, так и для среднего возраста. Отличное приобретение для «Геликона».

Золушка (Лидия Светозарова) и Принц (Иван Волков)
Золушка (Лидия Светозарова) и Принц (Иван Волков)

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Ирина ШЫМЧАК

08/02/2020 - 02:52   Классическая музыка   Концерты
В Москве прошла мировая премьера хоровой оперы Александра Чайковского «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском» в рамках фестиваля Юрия Башмета.

События либретто, автором которого стал известный драматург Михаил Дурненков, отсылают к трагическому фрагменту истории Киевской Руси между кончиной великого князя Владимира «Красно Солнышко», крестителя Руси и правлением его сына Ярослава Мудрого. Основой стали памятники древнерусской литературы «Чтение о Борисе и Глебе» Нестора Летописца (примерно 1080) и «Сказание о Борисе и Глебе» Иакова Черноризца (примерно 1115). Если кратко, то после смерти крестителя Владимира в 1015 году престол занял его формальный сын Святополк, но не родной, поскольку он родился от уже беременной жены Ярополка, после его убийства забранной Владимиром себе в жены. Ощущая опасность, Святополк коварно убил других братьев Бориса и Глеба, претендовавших на престол. Другой брат Ярослав выступил с войском против Святополка, и в битве одолел его, став великим князем сам. В летописях, созданных при правлении Ярослава, Святополк неизменно называется «Окаянным», а Ярослав «Мудрым».

Андрей Мерзликин как Ярослав Мудрый
Андрей Мерзликин как Ярослав Мудрый

Эта сомнительной нравственности кровожадная история могла бы стать детективом, но Дурненков разумно сделал акцент на рефлексии Ярослава Мудрого. Любопытно, что рефлексию и самобичевание летописи приписывают скорее Борису и Глебу (ради приданиям им церковного статуса «страстотерпцев»), а Ярослава цитируют исключительно как «Кровь брата моего, как прежде Авелева, вопиет к тебе, Владыка. И ты отомсти за него и, как братоубийцу Каина, повергни Святополка в ужас и трепет. Молю тебя, Господи, — да воздается ему за это». Слова воина, а не тонкой натуры.

«Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском»

Но неважно. Могло быть и так. Кто ж знает, что было в XI веке? Пресс-секретарь говорит одно, а в реале может быть противоположное. Нам ли не знать? Всю оперу Ярослав Мудрый в исполнении актера Андрея Мерзликина выглядит вялым визионером, кротко наблюдающим за внешними событиями, то и дело заламывающим руки в отчаянии, но иногда торжественно тостующим в духе, дескать, я один тут великий князь, поскольку остальные братья убиты (на самом деле сыновей-претендентов у Владимира было немерено). К чести драматурга, он совсем уж не пошел по пути упрощенки, а дал Мерзликину отыграть параллельную финальную тему — правитель не слышит народа, не слышит тоски по честным Борису и Глебу. Мерзликин отыграл по максимуму, хотя и сам не понял, наверное, как это соотносится с тем, что всю первую половину оперы он вообще-то бьется за поруганную честь убиенных Бориса и Глеба. Зато политически актуально.

Но гораздо интереснее музыкальное решение. Тут задействовано аж пять (!) хоров и весьма оригинальный оркестровый состав «Новой России», фактически камерный. Александр Чайковский вообще отказался от скрипок. Солирующий альт он отдал, разумеется, Юрию Башмету. Но Башмет тут особо и не утруждается, - соло короткие и скорее атмосферные. Нет валторн. Одна труба и один тромбон. Три альта, три виолончели, три контрабаса. Зато много солирующей домры, баяна, цимбал. Дирижер Денис Власенко справился с таким составом без проблем. Как водится у А.Чайковского, опера то и дело переходит в мюзикл а-ля Бернстайн, или латино, или фанк, или рок-н-ролл, или снова к Шенбергу. Такая композиторская манера. Это не очень современно, зато фундаментально и роскошно.

Юрий Башмет и Денис Власенко
Юрий Башмет и Денис Власенко

Хоры МГК, Гнесинки, Нижнего Новгорода, Тулы и даже ФСБ разведены по функционалу. Кто-то в древнегреческом духе аки моральный авторитет, кто-то непосредственный участник событий аки глас народа. И это было, кстати, самым интересным моментом оперы, тем «глубинным народом» Суркова, - то выходящим на первый план (как случайные посты в Твиттере), то разделяемым серой массой толпы общим недоумением от действия властей. Личностями и массой одновременно. Героем или ничтожеством в зависимости от обстоятельств. Прекрасное осмысление сегодняшней повестки в историческом контексте композитором, достойное наивысших похвал, ведь оно прописано в партитуре.

А ведь есть еще два протагониста, спетые контратенорами Владимиром Магомадовым и Олегом Рябцом в ролях собственно Бориса и Глеба. Они тут не действующие лица, их уже убили. Они скорее моральные авторитеты, то и дело раздающие всем сестрам по серьгам. Почему именно контратеноры? Думаю, для пронзительности, для ангельской сущности. Возьми сюда теноров — они сюда вплетут мужскую эмоциональность, возьми басов — получишь бескомпромиссность и неоспоримость. А контратеноры как голос с небес, ангелы, с которых взять нечего. Они уже ангелы.

А ведь есть еще танцевальная группа «Мим-оркестр», но она показалась скорее чужеродной. Приемы балета «Тодес» не очень подходят к древнерусскому эпосу. Скорее, уж русский классический балет был бы тут куда более адекватным.

«Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском»

Новую хоровую оперу Александра Чайковского уместно сравнивать с «Боярыней Морозовой» Щедрина или отчасти с «Царем Эдипом» Стравинского. Но это скорее свойственное худруку Московской филармонии и завкафедрой сочинительства МГК видение музыки как симбиоза всех жанров, имеющее полное право на жизнь. В силу обстоятельств, сочинение оперы заняло всего два с половиной месяца. Поменялся режиссер — начинал худрук театра Сац Георгий Исаакян, закончил Павел Сафонов и более чем достойно, причем стоит отметить эффектную сценографию Алексея Трегубова. Другой вопрос, где еще можно будет воспроизвести такой масштабный и необычный состав, помимо грантовых фестивалей. Возможно, Александр Чайковский перепишет со временам партитуры под один хор и камерный оркестр, и тогда «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском» получит вторую жизнь в новых интерпретациях.

Вадим ПОНОМАРЕВ

04/02/2020 - 02:57   Классическая музыка   Этно и world-music, Между жанров
В КЗ им. Чайковского в рамках фестиваля Юрия Башмета показали авторскую версию восточной легенды о Лейле и Маджнуне французского композитора Армана Амара.

Трагическая история о любви поэта-бедуина Каиса к красавице Лейле (или Лейли) — аналог европейской истории Ромео и Джульетты. Каис влюбляется в девушку, находит ответные чувства, но везде на людях читает стихи в честь ее красоты, поэтому его считают сумасшедшим и прозывают Маджнуном (буквально — одержимым джинном). Одержимый — скверная партия для брака, и Лейлу выдают замуж на нормального богатея, а Маджнун уходит в пустыню сочинять любовные стихи и жить отшельником. В итоге скоро оба героя умирают в разлуке, но детали отданы на усмотрение авторам. Это реальная история времен VII века нашей эры на территории Саудовской Аравии, ее пересказывали многие рассказчики в виде анекдотов о целомудренной любви, но широко известной она стала после того, как классик персидской поэзии Низами в XII веке написал величественную поэму о трагической любви.

С тех пор тема любви Лейлы и Маджнуна стала классической буквально на всем Востоке, от арабских государств до Индии. На староузбекском об этом сочинял Алишер Навои, на азербайджанском — Физули, Болливуд снял бесчисленное количество индийских мелодрам, Кара Караев написал симфоническую поэму и балет, в Большом театре ставили в 1964 году одноименный балет Баласаняна, метро Ташкента и Баку украшены изразцами на эту тему, а Эрик Клэптон спел Layla и назвал альбом в честь этой истории.

Гомбодоржийн Бямбажаргал (Монголия)
Гомбодоржийн Бямбажаргал (Монголия)

Француз Арман Амар в Oratorio Mundi пошел совершенно иным путем. Он собрал многоязычную труппу из вокалистов и инструменталистов множества стран Востока, чтобы объединить и соотнести культурные особенности разных народов вокруг известной истории. Ему показался интересным именно факт странствий Маджнуна и размышлений о любви к красавице Лейле как череда арий мужчин и женщин, где женщина — всегда символ вечной женственности и проявление божественного начала, коему поет пронзительные рулады мужчина.

Эстетическая разница в воспевании не имеет значения. Петь будут персы, монголы, пакистанцы, европейцы, - но петь будут об одном. И задача композитора — дать им соответствующий материал для воспевания. Он дал девяти певцам семь тем, каждому свою, которые те поют по кругу, иногда соединяясь в дуэты и снова разъединяясь. Поют на арабском, персидском и турецком языках. То суфийские напевы, то турецкие рулады, то горловое пение, то европейская психоделика. Эффект от смены культурных парадигм в рамках одной истории - потрясающий.

Энхажаргал Дандарвааншиг (Монголия)
Энхажаргал Дандарвааншиг (Монголия)

Особенно хороши оказались монголы. Петь горловым пением по партитуре — дело крайне непростое, ведь расщепить голос надо точно в заранее обозначенных местах, и это сложнейшая техническая задача. Прекрасная Гомбодоржийн Бямбажаргал и чрезвычайно виртуозный Энхажаргал Дандарвааншиг были чрезвычайно точны, и прошлись буквально по всем стилистикам обертонового пения — каргыраа, хоомей, сыгыт, эзенгилээр, борбаннадыр. И это выглядело и звучало потрясающе.

Салар Агхили
Салар Агхили (Иран)

Хорош был знаменитый иранец Салар Агхили, взявший на себя традиционную любовную лирику в духе персидской оперы авааз, его суфийская метафизика определенно стала стержнем всего полистилистического повествования оперы. Достойны были и другие вокалисты - Ариана Валфадари (Франция), Раза Хуссейн Хан (Пакистан), Марианна Свасек (Нидерланды), Назиха Мефта (Франция), Анасс Хабиб (Нидерланды) и Брюно Ле Леврер. В апогее простенькая, но жутко заводная мелодия буквально расслоилась на девять каденций от каждого из вокалистов.

Лейла и Маджнун
Лейла и Маджнун

Отдельного упоминания заслуживает оркестр. На сцене КЗЧ его разделили пополам — справа классический струнный оркестр из французов, слева — духовые и редкости, среди которых явно выделялся знаменитый дудукист Левон Минассян, а в центре перкуссия (в том числе китайская) и фортепиано с разными электронными штуками. Всеми управлял грациозный дирижер Дидье Бенетти (Франция). Сочетание струнных с экзотическими инструментами и придало необходимую восточную пикантность не в ущерб академическому звуку. Минассян потрясающе владеет дудуком, его скорбный плач иногда шел в противовес вокальным импровизациям, что придало множество дополнительных смыслов. Флейта Энри Турнье оказалась тоже совсем не привычной, а весьма обертонистой. Приятно было услышать первоклассный уд Дрисса эль Малуми (Марокко) и фантастическую скорбящую трубу Жассера Хажа Юссефа. В нужные моменты мощно подключалась вся перкуссия, вплоть до огромного барабана в китайском стиле.

Дидье Бенетти
Дидье Бенетти

Открытым остался вопрос, нужно ли было поставить экран с переводом текстов на русский. Авторы сочли, что история не требует буквального перевода, но все-таки иногда (особенно в дуэтах) вербальных контекстов явно не хватало для слушателей, не владеющих арабским. Солисты по два раза исполнили свои арии, но в чем состоит развитие событий — ускользает даже от внимательных слушателей.

Странно, что зал остался полупустой, хотя в кассе висело «Все билеты проданы». Возможно, это ошибки организаторов, и за это искренне обидно. Этно-опера стоила того, чтобы ее услышал полный зал. Овации публики и многократный выход на аплодисменты тому подтверждение. Тем более, что французский лейбл Long Distance, организовавший мировой тур этой оперы, хорошо известен российским меломанам по пропаганде качественной арабской музыки, того же великого суфия Нусрата Фатеха Али Хана, - именно их записи стали основой его популярности в неарабском музыкальном мире.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

31/01/2020 - 02:30   Классическая музыка   Концерты
Юрий Башмет не решился сам играть «Бранденбургские концерты» Баха, но с удовольствием продирижировал ими на своем первом московском фестивале.

Говорить о Бранденбургских концертах Баха можно сколько угодно, но всякий раз, когда со сцены звучат все шесть этих фантастических, очень любимых и часто исполняемых и цитируемых концертов, сердце подготовленного слушателя замирает. Тут масса нюансов — использовать ли аутентичные инструменты вроде корно да качча или взять современную валторну, качество звучания клавесина, даже оркестровки разные.

«Солисты Москвы»
«Солисты Москвы»

«Солисты Москвы» часто исполняют эти концерты. Например, в 2015 году на башметовском фестивале в Ярославле была программа из всех шести концертов. Башмет тогда был вынужден уехать по делам, но «Солисты Москвы» блистательно справились и без него. Но и сам Юрий Башмет исполнял на альте, например, Концерт №3, и сохранились студийные записи.

Концерт №1
Концерт №1

Теперь в «Зарядье» на своем первом в Москве фестивале Башмет был сосредоточен, и дирижировал очень напряженно, спрятавшись где-то за клавесином. У Баха было 17 музыкантов, под которые он и писал ансамбли, у Башмета — не меньше. Приглашать со стороны не пришлось, если не считать, конечно, блистательную клавесинистку Александру Кореневу, которая уже не раз играла эти концерты с «Солистами Москвы». И без всякой очередности упомянем сразу Концерт №5, где Коренева была без всяких скидок восхитительна, и даже сорвала аплодисменты на каденции в первой части (как на джазовых концертах после виртуозного соло).

Концерт №5
Концерт №5

Эти барочные концерты Баха, хотя и не исполнялись, кажется, при жизни композитора (ноты пролежали более ста лет в архиве маркграфа Бранденбурга-Шведтского), имеют невероятное свойство раскрывать привычную эстетику итальянско-французского канона все новыми и новыми красками, в зависимости от инструментария и личностей солистов. Выходит скрипачка Арина Шевлякова — и делает четвертый концерт виртуозным, а то и виртуозным скрипичным басом для блок-флейт Олега Худякова и Владимира Парунцева. Выходят в третьем концерте первые скрипки «Солистов» Поскробко, Ашуров и Дырул, - и делают его идеальной фригийской каденцией для струнного ансамбля, как и привыкли в «Солистах».

Концерт №4
Концерт №4

В шестом концерте должен был играть сам Башмет вместе со своим главным альтистом Виталием Астаховым. Но Башмет не стал, и Андрей Усов (как в том же Ярославле) уверенно заменил его, сорвав немало аплодисментов, уж очень был хорош.

В «Зарядье» все звучит легко и без искажений, акустика позволяет очень многое, а зрительские ряды полностью опоясывают сцену. На аплодисментах «Солисты Москвы» даже развернулись назад, к зрителям за сценой, и поклонились им тоже. Это выглядело уважительно и изящно. Так и двигается московский фестиваль Юрия Башмета.

Вадим ПОНОМАРЕВ

25/01/2020 - 03:21   Классическая музыка   Концерты
В Концертном зале имени Чайковского открылся первый московский фестиваль Юрия Башмета в день рождения знаменитого альтиста.

Почему первый? Ведь у Башмета на взлете было около полутора десятков фестивалей по всей России и Европе, да и сейчас немало, а флагманским остается Зимний фестиваль искусств в Сочи? А в Москве — первый? Даже сам Башмет, давно живущий в Москве, не знает ответа на этот вопрос.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

«Идея провести фестиваль в родной Москве мне раньше как-то не приходила в голову. Эти постановки и концерты знает вся страна, по крайней мере, в тех городах, мне проходят мои фестивали. А в Москве у меня нет своей площадки, и я показываю что-то в разное время или не показываю. В Сочи все сконцентрировано вокруг "Зимнего театра", а в Москве будет на разных площадках. Мне очень понравилось, что мэр мгновенно поддержал мою идею».

Фестиваль Башмета в Москве
Фестиваль Башмета в Москве

Фестиваль представительный, и заметный даже в рамках бурлящей Москвы. А вот открытие решили засекретить, и программа концерта открытия оставалась неизвестной вплоть до начала концерта. Этот ход оказался скорее выигрышным, - слушатели все равно пришли, и получили максимально выверенную программу. Если они, конечно, понимали, что такое Юрий Башмет.

Концерт открытия был назван «Арт-манифестом Юрия Башмета», и что это такое, не смог пояснить на пресс-конференции даже сам Башмет. Но на концерте кое-что прояснилось, благодаря видео-нарезке из высказываний Башмета. Он имел в виду карьеру музыканта, где легко построить карьеру на закреплении характерных черт в исполнительском мастерстве, но гораздо сложнее играть традиционную музыку, как и все, но по-своему. Прозвучало немало пафосных слов о важности академической традиции, и о том, что это традиционная культура России.

Концерт открылся «Фанфарами» из цикла «Озарения» Бенджамина Бриттена с солирующим вокалом Максима Пастера с балкона зала Чайковского, и сразу стало понятно, что речь пойдет не только о значимости академической традиции вообще, а скорее о The Best для Башмета в частности. Крайне органично программа продолжилась Малером - «Я потерян для мира!» из цикла песен на слова Ф. Рюккерта с меццо Дарьей Телятниковой. Тут уже все встало на свои места. Точно The Best, но какой же странный!

Башмет собрал в программе именно то, что любят играть музыканты, но не всегда воспринимает публика. Изысканно красивую, но невероятно трагическую музыку. Сконцентрированно трагическую. Тут всегда есть где развернуться солисту, показать штрихи или блеснуть драматическим верхним регистром, - музыканты это обожают, - но никакой надежды или отблеска её для слушателя. Концептуально.

Эх, ну как давно со сцены КЗЧ не звучала камерная симфония Эдварда Мирзояна для струнных и литавр, а «Солисты Москвы» буквально с упоением разыграли ее. А ведь была невероятно популярной симфонией, и не только потому, что Мирзоян возглавлял Союз композиторов Армении… Пусть даже фрагмент. Хорош был трубач Сергей Накаряков в псалме Давида для трубы, фортепиано и струнных Ури Бреннера, - в меру флегматичен и крайне техничен.

Сергей Накаряков
Сергей Накаряков

Надо сказать, что открытие фестиваля делали режиссерским. На заднем плане — гигантская видеопроекция, на переднем (вместе снятых кресел партера) — площадка для солистов. Тут елозили изогнутые спины зеркал, отражавшие зрителей в зале и как бы перемещавшие их на сцену, ради ощущения соприсутствия, - режиссер Виктор Крамер, работавший ранее над спектаклем «Не покидаю мою планету».

Екатерина Шипулина
Екатерина Шипулина

Центром открытия стал номер «Лебедь» Сен-Санса с участием примы Большого Екатерины Шипулиной, который Башмет давно собирался сделать для Майи Плисецкой, но не успел. И вот сделал. Да, это было феерически. Эффектно прозвучали и фрагмент финала камерной симфонии Свиридова, и две песни Бриттона из цикла «Озарение» того же Бриттена с Максимом Пастером.

Максим Пастер
Максим Пастер

Но музыкальными кульминациями стали все-таки инструменталисты. Сначала ученик Башмета виолончелист Александр Бузлов невероятно утонченно сыграл «Покрова Святой Богородицы» неоклассика Джона Тавенера, православного рыцаря Британской империи, лауреата премии Grammy. Даже не вспомнить, когда это в последний раз игралось в Москве. Но насколько же тонко, изящно, роскошно это прозвучало… Бузлов невероятно эволюционирует, он стал тончайшим и умнейшим интерпретатором сложной музыки, а Тавенер относится к этому сонму, несомненно.

После антракта концерт открытия первого фестиваля Башмета в Москве закономерно завершился исполнением «Стикса» Гия Канчели. Мало сказать, что это написано под Башмета, на заказ. Это еще грандиозно написано! С феерическими партиями хора, которые пели вокалисты Государственной капеллы имени Юрлова. Ну и «Новая Россия» с дирижером Александром Сладковским не подкачала.

Александр Сладковский
Александр Сладковский

Нет сомнений, что это лучшее из позднего Канчели. Невероятный динамический диапазон. Вот-вот музыка в порыве обратится в белый шум, но она легко стихает ради робкого штриха альта или скромного перебирания силлабических квинт в грузинском стиле. У солирующего альта тут гигантское количество обертонов и эффектных шуршаний. Завершается «Стикс» трением об струны и оркестровым крещендо. И солирующий Башмет был тут великолепен.

Фестиваль Башмета в Москве стартовал. Он проходит на разных площадках, тут сложно набрать особую фестивальную атмосферу, в отличие от Сочи или Ярославля, но действо началось. Будем следить за ним.

Вадим ПОНОМАРЕВ

22/01/2020 - 03:55   Классическая музыка   Новости
Юрий Башмет рассказал о первом московском фестивале своего имени (смотреть видео).

Пресс-конференция Юрия Башмета и главы «Русского концертного агентства» Дмитрия Гринченко в преддверии Первого зимнего международного фестиваля искусств Юрия Башмета в Москве состоялась в ТАСС. Фестиваль состоится с 24 января по 10 февраля на разных площадках города. Это 12 концертов на 8 площадках, мировые премьеры, звезды академической музыки и театра.

Дмитрий Гринченко сказал, что ближайшей аналогией к этому фестивалю можно считать BBC Proms в Лондоне, когда на разных площадках идут концерты звезд. Благодаря встрече Башмета с мэром Собяниным было принято решение использовать многолетний опыт Зимнего фестиваля в Сочи, и попробовать реализовать его в Москве.

На первом фестивале программа очень насыщенная, очень плотная. Изначально нам не хотелось замыкаться на одной площадке, потому что московские зрители кто-то любит ходит в зал Чайковского, кто-то в «Зарядье», кто-то в консерваторию, кто-то в Дом музыки. У каждой площадки есть свой зритель. Поэтому фестиваль будет проходить на разных площадках.

На фестивале пройдет премьера хоровой оперы «Сказ о Борисе и Глебе» Александра Чайковского, в которой примут участие пять хоров, оперные певцы, актеры и огромная пластическая группа. Специально для фестиваля написали новую музыку Валерий Воронов и Кузьма Бодров. На концерте в день открытия фестиваля (и дне рождения самого Башмета), программу которого скрывали до последнего, будет исполнена та музыка, которая близка и любима самому Юрию Башмету, «передать личностные ценности самого Башмета», как уточнил Гринченко. На фестивале будут работать мастер-классы лучших педагогов, в том числе мастер-класс самого Башмета.В «Башмет-центре» 26 января пройдет гала-концерт произведений победителей конкурса композиторов в рамках Сочинского зимнего фестиваля.

- Идея провести фестиваль в родной Москве мне раньше как-то не приходила в голову, - признался Юрий Башмет. - Эти постановки и концерты знает вся страна, по крайней мере, в тех городах, мне проходят мои фестивали. А в Москве у меня нет своей площадки, и я показываю что-то в разное время или не показываю. В Сочи все сконцентрировано вокруг "Зимнего театра", а в Москве будет на разных площадках. Мне очень понравилось, что мэр мгновенно поддержал мою идею. В Сочи у нас многое родилось, и захотелось показать это в Москве, и продолжать открывать новое. Делать публику соисполнителями, соучастниками. Когда мы заказываем что-то композитору, мы не знаем, будет ли успех. Мы просто гарантируем ему, что его произведение будет исполнено. Мы стараемся пробовать все новое - интуитивную музыку, искусственный интеллект, - хотя я понимаю, что люди ждут нового Рахманинова или Чайковского.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Дмитрий Гринченко подчеркнул, что разнесение фестиваля по 8 площадкам было сознательным шагом, и это принципиально отличает московский фестиваль от сочинского. В Москве с выбором площадок, в отличие от других городов страны, проблем нет.

Юрий Башмет сказал, что для нет грани между празднованием дня рождения на сцене и обычным праздником.

- Если нет сцены, то нет жизни. Грань между сценой и не-сценой давно стерта. Если представить себе количество концертов, то сцена и есть настоящая жизнь. Я приучен к тому, что в день рождения и на Новый год я должен быть на сцене и дома, то есть в Москве.

Вадим ПОНОМАРЕВ

17/01/2020 - 03:16   Микс   Этно и world-music
Мордовская этно-поп группа «Oyme» показала в Москве новую композицию «Adai-Adai», записанную в сотрудничестве с малайзийскими музыкантами (слушать песню).

В очередном отпуске на Борнео солистка группы «Oyme» Ежевика Спиркина познакомилась с молодым малайским музыкантом Даузом, который увлеченно принялся показывать ей сокровища аутентичной малайской музыкальной культуры. С Mohd Firdaus Iezara Dauz они познакомились в 2018 году, когда Oyme представила Россию (точнее, культуру финноугров России) на знаменитом фестивале RWMF (Rainforest World Music Festival). Это знакомство вылилось в серьезную работу над новым треком «Adai-Adai», основанным на традиционной малайской мелодике в аранжировке «Oyme». А Dauz учил Ежевику правильному малайскому произношению.

Обмен треками продолжился по интернету, после чего «Oyme» презентовала новый трек журналистам. Участники «Oyme» вышли в традиционных малайзийских одеяниях (к слову, не очень отличимых от эрзянских или мокшанских), спели многоголосием саму композицию а капелла (!), а затем показали ряд обрядов и гаданий, принятых в укладе народов Мордовии.

Oyme
Oyme

Для должной атмосферы даже накрыли стол в стилистике малайзийской кухни, - с ананасами, креветками, бананами и ростками сои.

Новый трек «Adai-Adai» насыщен привычными для малайской музыки гамеланами, гулкими битами, есть вкрапления вполне себе worldmusic семплов и даже скрипичных соло. Но самое удивительное — вокальные партии, пропетые Ежевикой и ее солистками на удивление аутентично, будто это настоящий хор из малайской деревушки. Послушайте, - это фантастическое многоголосие с опеваниями и тремоло, которое размножается в голове под гулкие биты и семплы современного world.

Для хитовости, возможно, не хватает баса и яркой мелодии. Но ведь изначальная цель — соединить возможности эрзянского и малайского распева, доказать, что в мире множество исконной музыки, удивительно сопоставимой друг с другом. И у «Oyme» это получилось в полной мере.

Музыканты «Oyme» обещают, что скоро выпустят еще один трек с участием малайзийского музыканта Dauz.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Быстрый поиск:
16/12/2019 - 05:55   Классическая музыка   Концерты
В Большом зале консерватории БСО п/у Владимира Федосеева сыграл большой концерт в честь 100-летия Мечислава Вайнберга, которого широкая публика знает до сих пор только как автора музыки к мультфильму «Винни-Пух».

Это чудовищно несправедливо. Но тому есть множество причин. Вайнберг и Шостакович были чрезвычайно дружны и высоко ценили творчество друг друга, но даже после советских репрессий и признания Шостаковича великим композитором имя Вайнберга не всегда называли даже в числе участников «школы Шостаковича».

Мечислав Вайнберг
Мечислав Вайнберг

Сбежавшая от кишиневских погромов в начале прошлого века в Варшаву семья Мойше Вайнберга попала под каток фашистских репрессий. Сам Мойше или Меток (уменьшенное от Мечислава) Вайнберг, окончивший Варшавскую консерваторию, сумел в 1939 году сбежать в Советский Союз, но вся его семья погибла в концлагере Травники. В Минске он два года учился в консерватории под именем Моисей, а потом уехал в эвакуацию — в Ташкент. Там в оперном театре Вайнберг сочинил свою первую симфонию, отправил ее в Москву Шостаковичу — и началась его большая музыкальная карьера в столице. Сначала все казалось безоблачным, Вайнберг женился на дочери знаменитого артиста Соломона Михоэлса. Но вскоре начались преследования и еврейского движения, и авангардистов. Михоэлса убивают по приказу Сталина, как говорят сегодняшние историки (в том числе за желание сделать Крым еврейской областью), за всеми родственниками круглосуточно следят. А статья «Сумбур вместо музыки» после посещения Сталиным оперы «Катерина Измайлова» делает Шостаковича, Прокофьева и Вайнберга «формалистами». Затем грянуло «дело еврейских врачей»… Три месяца Моисей Вайнберг просидел в тюрьме, и вышел на свободу только благодаря письмам в защиту от Шостаковича.

В итоге же Мечислав Вайнберг прожил невероятные 76 лет жизни, и оставил после себя гигантское творческое наследие: 22 симфонии, 4 камерных симфонии, 8 опер, 2 балета, огромное количество камерных сочинений и музыки к кино. Музыку Вайнберга знают даже те, кто не знает его фамилии. Он написал много цирковой музыки, она звучит в знаменитых фильмах «Укротительница тигров» и «Медовый месяц» с Касаткиной и Кадочниковым. Это он сочинил хрипелки и сопелки для мультика «Винни-Пух», волшебную зимнюю музыку для «Двенадцати месяцев», романтические мелодии для «Бонифация», щемящие мелодии для культовой «Афони» Данелии. Он же впервые использовал электромузыкальные инструменты для фильма «Гиперболоид инженера Гарина», и это его музыка звучит в фильме «Летят журавли», лауреата Золотой пальмовой ветви Канн-1958.

Как же получилось, что столь успешный композитор, ценимый самим Шостаковичем, остался практически неизвестным в России? Теперь можно только гадать. Факт в том, что ноты симфоний Вайнберга не издавались, и сами симфонии почти не исполнялись. Сам Вайнберг при жизни давал концерты, но как пианист предпочитал играть Шостаковича, а не себя. И даже в скандальной книге Соломона Волкова «Шостакович и Сталин» имени Вайнберга нет! Просто потому, что автор считал, что Вайнберг - «Это Шостакович, которому для того, чтобы стать Шостаковичем, не хватает гения Шостаковича». Даже если это и так, странно было не упомянуть ближайшее окружение того, о ком пишешь. Произведений Вайнберга почти не было на виниле, даже его видео не осталось, хотя он умер только в 1996 году! Он был народным артистом РСФСР, лауреатом Госпремии СССР, но широко известным лишь в узких кругах.

А вот камерные произведения Вайнберга довольно широко исполнялись в СССР. Их исполняли Давид Ойстрах, Мстислав Ростропович, Леонид Коган, Эмиль Гилельс. Многие квартеты Вайнберга играл Квартет имени Бородина (ему композитор посвятил два квартета). Симфонические произведения дирижировали Зандерлинг, Рождественский, Баршай, Коган и в том числе немало их в своей жизни сыграл Владимир Федосеев, вышедший в этот вечер на сцену БЗК.

Владимир Федосеев
Владимир Федосеев

Сначала Государственный академический Большой симфонический оркестр имени П. И. Чайковского исполнил Концерт Вайнберга для виолончели с оркестром (1948), солист Борис Андрианов. Это раннее произведение, и у него такая же сложная судьба, как у самого композитора. Сначала появилось концертино для скрипки, через месяц оно было переложено для виолончели, и в 1957 году его уже в укрупненной форме концерта играл Ростропович (дирижировал Самосуд). В конце 80-х Вайнберг отдал автограф сочинения музыковеду Манаширу Якубову с просьбой посодействовать исполнению, но никто не заинтересовался, а Якубов вскоре умер. В сентябре 2016 года ноты были найдены его вдовой, и в 2017 году прошла полноценная премьера в Бетховенском зале Большого театра.

Борис Андрианов и БСО п/у Владимира Федосеева
Борис Андрианов и БСО п/у Владимира Федосеева

Виолончелист Борис Андрианов скрупулезно отнесся к исполнению концерта. Это тем более важно, что очевидного влияния Шостаковича в этом концерте нет (кроме разве что Первого скрипичного концерта), Вайнберг занимается своей излюбленной «чистой музыкой», вселенской гармонией, в которой находится место для житейских наблюдений. Тут и мотивы исконной еврейской мелодики, и наслоения из испанского фламенко и хабанеры, и бесконечная рефлексия протяжных мелодий. Любопытно, что собственно виолончели выделено не так много выигрышных соло, гораздо чаще она звучит как подающий партнер для первых скрипок и даже духовой секции (чем может объясняться ее непопулярность среди виолончелистов). Оркестр Федосеева безупречен. Безупречны даже духовые, ни одного кикса. Вайнберг не написал тут яркой мелодии, ставшей бы визитной карточкой концерта, но очевидно, что все это целостный портрет эпохи. Виолончель Андрианова завершает все светлой грустью в верхнем регистре...

Борис Андрианов
Борис Андрианов

Изюминкой концерта стало, конечно, дальнейшее исполнение Десятой симфонии Дмитрия Шостаковича БСО. Как бы сравнение — вот вам Вайнберг, а вот его коллега Шостакович. Выбирайте. Это было немного жестко по отношению к Вайнбергу, потому что Десятая — она не просто великая, она гениальная. Да, с Вайнбергом тут есть очевидная связь, потому что в 1954 году ее играли сами Шостакович и Вайнберг в четырехручном авторском фортепианном переложении. Может быть, корректнее в одном концерте было бы соединить именно симфонии. А в контексте концерта Вайнберга и симфонии Шостаковича с разгромным счетом побеждает, разумеется, Шостакович.

Владимир Федосеев
Владимир Федосеев

После концерта пришлось задуматься, отчего же так. Скорее, дело в масштабе. Невозможно сравнивать камерное с эпическим. А пришлось. Десятая Шостаковича — эпичная безмерно, это и отсылки к «Борису Годунову» Мусоргского в Скерцо, и вальс в сонатной форме, и глас вопиющего в пустыне (авторская ремарка) с инфернальными валторнами, и концептуально светлый финал. Шостакович писал про юниверсум, а Вайнберг — про маленький переживший многое народ. Сравнения некорректны.

Государственный академический Большой симфонический оркестр имени П. И. Чайковского
Государственный академический Большой симфонический оркестр имени П. И. Чайковского

И все же это все получилось посвящением Вайнбергу. В сущности, возвращение Вайнберга к миру музыки началось в 1994 году, когда лондонская «Олимпия» выпустила сразу 17 CD с его музыкой. Его начали исполнять по всему миру. В 2017 году в Большом театре прошел форум памяти Вайнберга, а весь 2019 год посвящен исполнению произведений композитора на самых разных концертных площадках. Надо оценить его наследие полностью.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Борис Андрианов и БСО п/у Владимира Федосеева
Борис Андрианов и БСО п/у Владимира Федосеева

Борис Андрианов
Борис Андрианов

Борис Андрианов и Владимир Федосеев
Борис Андрианов и Владимир Федосеев

Страницы