Новая Россия

10/08/2020 - 02:43   Классическая музыка   Концерты
В Клину концертом Дениса Мацуева с оркестром «Новая Россия» п/р Юрия Башмета завершился VI международный фестиваль искусств Чайковского.

Стоит напомнить, что именно с этого года Юрий Башмет стал худруком фестиваля, и программа радикально расширилась. Впрочем, на этом Башмет отнюдь не собирается останавливаться:

Юрий Башмет
Юрий Башмет

- В этом году фестиваль стал шире, многограннее, разнообразнее. Было много постановок уникальных, которых нигде больше не показывали, сплошные премьеры. Я хочу, чтобы дальше фестиваль Чайковского посетил хотя бы еще одно место, где ступала нога Чайковского — Флоренция, Воткинск… Будем расширяться. Очень ждем начала строительства концертного зала в Клину. Уже все почти готово, но началу работ помешала пандемия. Будет больше экспериментов. Чайковский уже с нами, надо отталкиваться от этой базы и идти дальше. Если бы Чайковский жил сегодня, он наверняка писал бы совсем другую музыку, музыку сегодняшнего дня. Я очень оптимистично смотрю в будущее фестиваля. У каждого фестиваля должно быть свое лицо. У Зальцбурга есть Моцарт, а здесь в Клину есть Чайковский.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Башмет встал на дирижерское место, и полилась великая музыка Прокофьева к балету «Ромео и Джульетта». Большая поляна у дома-музея Чайковского - полным-полна. Симфонический оркестр «Новая Россия» сходу взял верный тон, легко и непринужденно, без загонов по темпу. В Клин оркестр приехал без челесты, ее заменял синтезатор, - на превосходном качестве музицирования в этот летний вечер это никак не отразилось. Чрезвычайно чисто звучали флейты, а к струнной группе вопросов нет никогда. Сам Башмет выглядел тоже весьма умиротворенным, небрежно покачивая рукой и задавая темп. Поворота головы оказывалось достаточным для акцентов. Оркестр действительно чрезвычайно соскучился по живым концертам, это ощущалось буквально физически.

Вышел Денис Мацуев
Вышел Денис Мацуев

Публика ждала Дениса Мацуева, и вот он на сцене. Вопреки ожиданиям, играть он стал не Первый или Второй концерт Чайковского, а Второй — Рахманинова. И с первых же нот стало понятно, что лесная атмосфера у домика Чайковского подействовала и на него. Столь сдержанно и академично Второй концерт он не играл, кажется, давно. Никаких привычных барабанных дробей и эффектных для зрителя откидываний от рояля! Концентрация, элегичность и дотошная психологичность каждой фразировки, каждого пассажа. Спокойствие и мощь. Прекрасное исполнение.

Денис Мацуев
Денис Мацуев

А затем Денис Мацуев вернулся, Юрий Абрамович сел за рояль и начал играть «Подмосковные вечера». Мацуев подсел к нему справа, и зажигательно в духе джаза принялся импровизировать с ним в четыре руки. Подмосковье же… Но и этого публике было мало, Мацуева не отпускали, - и он сыграл Прелюдию соль минор Рахманинова. И опять — мягко, глубоко, без аффектации. Словом, порадовал Мацуев.

Юрий Абрамович сел за рояль
Юрий Абрамович сел за рояль

И вот снова «Ромео и Джульетта», на этот раз - Чайковского. «Новая Россия» с Башметом на пульте. Нежнейшая, красивая увертюра-фантазия Чайковского именно тут, рядом с его домом, слушается особенно трогательно. И снова стоит похвалить «Новую Россию» за гармоничный, округлый и трепетный звук. Свою форму на карантине оркестр не растерял, и даже, кажется, многое приобрел. А концерт закрытия оказался закольцован шекспировской темой любви Ромео и Джульетты.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Шесть больших и три камерных концерта на двух сценах, академия молодых исполнителей и школа молодых журналистов, - таким был VI международный фестиваль искусств Петра Ильича Чайковского. Чиновники заверили, что в следующем году фестиваль снова непременно состоится.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

Денис Мацуев
Денис Мацуев
09/02/2020 - 01:14   Классическая музыка   Концерты
«Фантастическая Кармен» Юрия Башмета представлена на сцене театра «Геликон-Опера» Дмитрия Бертмана в программе фестиваля Башмета в Москве.

4 февраля на сцене столичного театра «Геликон-Опера» была представлена «Фантастическая Кармен» в авторской версии Юрия Башмета, в режиссуре Павла Сафонова и световом решении Дениса Енюкова. Драматическую линию спектакля предстояло воплотить актёрам театра (Евгений Стычкин, Ольга Ломоносова, Михаил Трухин), солистам оперы (Ирина Шишкова, Олег Цыбулько, Максим Пастер), солистам балета (Екатерина Шипулина, Руслан Скворцов, Александр Волчков). Спектакль шёл в сопровождении оркестра «Новая Россия». Дирижировал маэстро Юрий Башмет. Впервые этот спектакль был показан в рамках Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи в 2015 году. И вот теперь этот спектакль предстал перед зрителями в программе фестиваля искусств Юрия Башмета в Москве – 2020.

Актерская триада: Евгений Стычкин, Михаил Трухин, Ольга Ломоносова
Актерская триада: Евгений Стычкин, Михаил Трухин, Ольга Ломоносова

Несколько охладил пыл ожиданий открывшийся вид больничной палаты, эти унылые стены в белой плитке, которой теперь и не сыскать, весь этот больничный антураж лечебницы для душевнобольных. Действие идёт как бы с конца, когда режиссёр Хосе во время съёмок актрисы Карменситы приревновал и убил её. И вот теперь он переживает все последствия содеянного в лечебнице. Доктор помогает Хосе пройти путь от беспамятства к осознанию своего кровавого преступления.

Фоном на этом пути служат оперные арии, балетные сцены, музыка, прекраснее которой нет, всего того, что ассоциируется с «Кармен» Ж. Бизе. Тем не менее, «привязка» ко времени, к великим артистам прошлого, несомненно, существует. Кармен (Екатерина Шипулина) неудержимо напоминает всем своим обликом Майю Плисецкую и тот спектакль, созданный специально для неё, шедший на сцене Большого театра, а назывался он «Кармен-сюита» на музыку Ж. Бизе и Р. Щедрина. Это была та же самая история, но без больничных палат и докторов, потому что это была история любви, история жизни души человеческой в момент драматических переживаний, трагических испытаний. И вот теперь, по прошествии уже многих лет, даже напоминание о великой Плисецкой в образе Кармен даёт пищу размышлениям. Мысли обращаются к жизненной истории, к её сценическому воплощению, к проживанию этой жизни современными зрителями.

Балетный дуэт: Руслан Скворцов и Екатерина Шипулина
Балетный дуэт: Руслан Скворцов и Екатерина Шипулина

Нет спору, такой фон имеет право на существование как художественный приём раскрытия основного содержания. Надо сказать, что это помогает расширить временные рамки повествования. Особенно это удалось в спектакле и было тепло принято публикой в партии Хосе, исполненной Максимом Пастером. Голос певца, лирический тенор очень красивой тембровой окраски, весь облик исполнителя говорили нам о прошлых драматических переживаниях, об утрате прекрасной мечты, которая теперь продолжает жить в его воспоминаниях, навечно поселившись в его душе.

Тенор Максим Пастер и актриса Ольга Ломоносова
Тенор Максим Пастер и актриса Ольга Ломоносова

Главную героиню «Фантастическую Кармен» воплотила на сцене меццо-сопрано Ирина Шишкова. Да, весь облик прекрасной актрисы, её голос, роскошное меццо-сопрано с бархатными низами, с завораживающим тембром, безусловно, вписывались в представления о фантастической Кармен, образ был узнаваем. Подкупало некое благородство в звучании партии в исполнении Ирины Шишковой. Невольно вспомнился рассказ И.С. Козловского о том, как исполняла партию Кармен великая Обухова. Со слов певца, Обухова просто выходила на сцену и пела, не бегала босиком по сцене, не кидала на пол корки апельсина, а просто пела. Вот ведь, и такие загадки голоса человеческого имеют место быть!

Меццо-сопрано Ирина Шишкова
Меццо-сопрано Ирина Шишкова

Да, но что же дало нам воплощение на сцене театра «Геликон-Опера» авторской версии Юрия Башмета «Фантастической Кармен»? Ностальгические воспоминания о прекрасных Кармен на наших сценах? Да, безусловно, так! Тем не менее, зададимся вопросом, многие ли из сидящих в зале видели и слышали тех самых Кармен недавнего прошлого? Да уж, совсем немногие. Тогда эти прекрасные воспоминания для кого? Ну, конечно, прежде всего, для себя, любимого. Но если автор версии, маэстро Юрий Башмет, нашёл возможным и счёл полезным рассказать зрителям о своей фантастической Кармен, то такой опыт, такое обращение к зрителю, безусловно, удача.

Выход на аплодисменты
Выход на аплодисменты

Постановка относится к 2015 году, ее показывали в Москве в 2019 году, и теперь спектакль снова показан столичным зрителям. Наверное, маэстро Юрий Башмет очень строго отбирал то, что можно представить на своём первом московском фестивале. Тот факт, что «Фантастическая Кармен» в версии Юрия Башмета вошла в программу первого московского фестиваля искусств-2020 говорит о многом: видимо, этот опус особенно дорог и близок самому маэстро, видимо, это то лучшее, чем хочется поделиться с друзьями, услышать их мнение, вызвать у них сопереживание. В таком случае, всё получилось, успех достигнут.

Людмила КРАСНОВА

08/02/2020 - 02:52   Классическая музыка   Концерты
В Москве прошла мировая премьера хоровой оперы Александра Чайковского «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском» в рамках фестиваля Юрия Башмета.

События либретто, автором которого стал известный драматург Михаил Дурненков, отсылают к трагическому фрагменту истории Киевской Руси между кончиной великого князя Владимира «Красно Солнышко», крестителя Руси и правлением его сына Ярослава Мудрого. Основой стали памятники древнерусской литературы «Чтение о Борисе и Глебе» Нестора Летописца (примерно 1080) и «Сказание о Борисе и Глебе» Иакова Черноризца (примерно 1115). Если кратко, то после смерти крестителя Владимира в 1015 году престол занял его формальный сын Святополк, но не родной, поскольку он родился от уже беременной жены Ярополка, после его убийства забранной Владимиром себе в жены. Ощущая опасность, Святополк коварно убил других братьев Бориса и Глеба, претендовавших на престол. Другой брат Ярослав выступил с войском против Святополка, и в битве одолел его, став великим князем сам. В летописях, созданных при правлении Ярослава, Святополк неизменно называется «Окаянным», а Ярослав «Мудрым».

Андрей Мерзликин как Ярослав Мудрый
Андрей Мерзликин как Ярослав Мудрый

Эта сомнительной нравственности кровожадная история могла бы стать детективом, но Дурненков разумно сделал акцент на рефлексии Ярослава Мудрого. Любопытно, что рефлексию и самобичевание летописи приписывают скорее Борису и Глебу (ради приданиям им церковного статуса «страстотерпцев»), а Ярослава цитируют исключительно как «Кровь брата моего, как прежде Авелева, вопиет к тебе, Владыка. И ты отомсти за него и, как братоубийцу Каина, повергни Святополка в ужас и трепет. Молю тебя, Господи, — да воздается ему за это». Слова воина, а не тонкой натуры.

«Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском»

Но неважно. Могло быть и так. Кто ж знает, что было в XI веке? Пресс-секретарь говорит одно, а в реале может быть противоположное. Нам ли не знать? Всю оперу Ярослав Мудрый в исполнении актера Андрея Мерзликина выглядит вялым визионером, кротко наблюдающим за внешними событиями, то и дело заламывающим руки в отчаянии, но иногда торжественно тостующим в духе, дескать, я один тут великий князь, поскольку остальные братья убиты (на самом деле сыновей-претендентов у Владимира было немерено). К чести драматурга, он совсем уж не пошел по пути упрощенки, а дал Мерзликину отыграть параллельную финальную тему — правитель не слышит народа, не слышит тоски по честным Борису и Глебу. Мерзликин отыграл по максимуму, хотя и сам не понял, наверное, как это соотносится с тем, что всю первую половину оперы он вообще-то бьется за поруганную честь убиенных Бориса и Глеба. Зато политически актуально.

Но гораздо интереснее музыкальное решение. Тут задействовано аж пять (!) хоров и весьма оригинальный оркестровый состав «Новой России», фактически камерный. Александр Чайковский вообще отказался от скрипок. Солирующий альт он отдал, разумеется, Юрию Башмету. Но Башмет тут особо и не утруждается, - соло короткие и скорее атмосферные. Нет валторн. Одна труба и один тромбон. Три альта, три виолончели, три контрабаса. Зато много солирующей домры, баяна, цимбал. Дирижер Денис Власенко справился с таким составом без проблем. Как водится у А.Чайковского, опера то и дело переходит в мюзикл а-ля Бернстайн, или латино, или фанк, или рок-н-ролл, или снова к Шенбергу. Такая композиторская манера. Это не очень современно, зато фундаментально и роскошно.

Юрий Башмет и Денис Власенко
Юрий Башмет и Денис Власенко

Хоры МГК, Гнесинки, Нижнего Новгорода, Тулы и даже ФСБ разведены по функционалу. Кто-то в древнегреческом духе аки моральный авторитет, кто-то непосредственный участник событий аки глас народа. И это было, кстати, самым интересным моментом оперы, тем «глубинным народом» Суркова, - то выходящим на первый план (как случайные посты в Твиттере), то разделяемым серой массой толпы общим недоумением от действия властей. Личностями и массой одновременно. Героем или ничтожеством в зависимости от обстоятельств. Прекрасное осмысление сегодняшней повестки в историческом контексте композитором, достойное наивысших похвал, ведь оно прописано в партитуре.

А ведь есть еще два протагониста, спетые контратенорами Владимиром Магомадовым и Олегом Рябцом в ролях собственно Бориса и Глеба. Они тут не действующие лица, их уже убили. Они скорее моральные авторитеты, то и дело раздающие всем сестрам по серьгам. Почему именно контратеноры? Думаю, для пронзительности, для ангельской сущности. Возьми сюда теноров — они сюда вплетут мужскую эмоциональность, возьми басов — получишь бескомпромиссность и неоспоримость. А контратеноры как голос с небес, ангелы, с которых взять нечего. Они уже ангелы.

А ведь есть еще танцевальная группа «Мим-оркестр», но она показалась скорее чужеродной. Приемы балета «Тодес» не очень подходят к древнерусскому эпосу. Скорее, уж русский классический балет был бы тут куда более адекватным.

«Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском»

Новую хоровую оперу Александра Чайковского уместно сравнивать с «Боярыней Морозовой» Щедрина или отчасти с «Царем Эдипом» Стравинского. Но это скорее свойственное худруку Московской филармонии и завкафедрой сочинительства МГК видение музыки как симбиоза всех жанров, имеющее полное право на жизнь. В силу обстоятельств, сочинение оперы заняло всего два с половиной месяца. Поменялся режиссер — начинал худрук театра Сац Георгий Исаакян, закончил Павел Сафонов и более чем достойно, причем стоит отметить эффектную сценографию Алексея Трегубова. Другой вопрос, где еще можно будет воспроизвести такой масштабный и необычный состав, помимо грантовых фестивалей. Возможно, Александр Чайковский перепишет со временам партитуры под один хор и камерный оркестр, и тогда «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском» получит вторую жизнь в новых интерпретациях.

Вадим ПОНОМАРЕВ

04/05/2019 - 05:33   Классическая музыка   Концерты, Между жанров
Теперь в нем читают Константин Хабенский и его жена Ольга Литвинова, поют Жаля Исмаилова и Карина Хэрунц, Илья Кутюхин и Юрий Городецкий. А хора уже нет.

Представление состоялось в знаменитом Волковском театре Ярославля в рамках XI международного музыкального фестиваля Юрия Башмета. Именно здесь же, в Ярославле, в 2010 году и прошла премьера этого спектакля, но играли его тогда на набережной Волги, на открытой эстраде Художественного музея. С тех пор как только не менялась конфигурация спектакля! На премьере текст Пушкина читали Олег Меньшиков и Ксения Раппопорт. Затем в чтецы вливались Сергей Безруков, Константин Хабенский, Янина Колесниченко, Ксения Глинка, Алексей Кравченко, Ольга Литвинова. Хор то появлялся, то исчезал. А число певших в спектакле упомнить и вовсе затруднительно. Динара Алиева и Оксана Волкова начинали, это вот уж точно.

Жаля Исмаилова (Татьяна)
Жаля Исмаилова (Татьяна)

Теперь в спектакле из тех, кто более-менее часто пел в нем, остались Жаля Исмаилова (Татьяна), Илья Кутюхин (Онегин) и Олег Цыбулько (Гремин). Исмаилова за эти годы стала значительно увереннее играть, именно в актерском смысле, и дикция стала поразборчивей. Ее сопрано по-прежнему звучно и полетно. Кутюхин так не получил партии Онегина в Большом театре, да и у Башмета он по-прежнему и звучит и выглядит как новичок. Причины не понятны. Порой вообще неясно, кого он играет — он неубедителен и как циник, и как раскаявшийся циник. Все Ленские и Татьяны перепевают его, он просто не выглядит достойным визави. Уж очень невзрачен, что очевидно противоречит тексту. С этим что-то надо делать.

Жаля Исмаилова (Татьяна) и Илья Кутюхин (Онегин)
Жаля Исмаилова (Татьяна) и Илья Кутюхин (Онегин)

А вот к Цыбулько никогда не было никаких претензий — его бас надежен, основателен, что у Башмета, что в Большом. Он не слишком артистичен, но как раз это и требуется от Гремина, так прописано и у Пушкина, и у Чайковского. Цыбулько абсолютно на своем месте. Анастасия Бибичева (Ларина) и Ирина Чистякова (Няня) и играют драматически точно, и поют замечательно.

Прежде чем перейти к прочим, стоит подчеркнуть главное. Это — не опера «Евгений Онегин». Это не концертное исполнение, и даже не фрагменты оперы. Юрий Башмет и режиссер «Геликона» Илья Ильин создали короткую полуторачасовую композицию из главных арий и ансамблей оперы «Евгений Онегин», спрессовав все по максимуму, и при этом сохранив сюжетную линию (тут помогают как раз чтецы), и оставив героев в их исторических костюмах. Никакого авангарда. Только популярное достоверное изложение для тех, кому 4-часовая опера Чайковского не по зубам, и даже сюжет они не в состоянии понять. Зато тут поют отличные певцы из Большого и Мариинки, играет отличный (да-да, именно тут он такой) оркестр «Новая Россия» и читают знаменитые актеры. Это поп-продукт, сделанный качественно и предназначенный для очень широкого круга зрителей. Непосвященные легко понимают все (почти) изгибы сюжета, слушают великие арии в исполнении отличных певцов, и видят перед собой известных актеров. Шансов, что кто-либо уйдет через полтора часа уставшим и со словами «ничего не понятно» - нулевые. Так и задумано. Успех других авторских композиций Башмета на темы опер «Кармен», «Пиковая дама» и «Севильский цирюльник» доказал, что людям это нужно.

Карина Хэрунц (Ольга), Юрий Городецкий (Ленский), Жаля Исмаилова (Татьяна) и Илья Кутюхин (Онегин)
Карина Хэрунц (Ольга), Юрий Городецкий (Ленский), Жаля Исмаилова (Татьяна) и Илья Кутюхин (Онегин)

Ольгу сейчас поет меццо Карина Хэрунц, выпускница МГК, училась в Молодежной программе Большого у Вдовина, на широкую публику засветилась в телепроекте «Большая опера» 2016 года. Если на первом появлении в спектакле Башмета еще была заметная некая робость, то теперь Карина поет уверенно. У нее фантастической красоты голос, которому в этой роли только чуть-чуть не хватает ольгиной романтики. Карина Хэрунц вжита в образ, у нее отличная дикция (школа Вдовина очевидна), и она тут явное украшение всего спектакля. Что и говорить.

Дуэль Онегина и Ленского
Дуэль Онегина и Ленского

Странные чувства снова оставил Юрий Городецкий в роли Ленского. К его голосу никаких вопросов — роскошный светлый тенор, полетный и красивый, особенно в верхних регистрах. Столько, сколько аплодировали Городецкому после «Что день грядущий мне готовит», не аплодировали, кажется, у Башмета больше никому. Он молод, у него роскошная шевелюра (не «до плеч», как у Пушкина, но все же). Он поет как молодой, и это здорово — надоело слушать в этой роли старческие голоса, или молодые, но стилизованные под стариков а-ля Козловский, при всем уважении. Но откуда этот вечно испуганный взгляд? Откуда эта робость, эта неуверенность во всем? Ну никак не согласуется это поведение с пушкинским Ленским:

Красавец, в полном цвете лет,
Поклонник Канта и поэт.
Он из Германии туманной
Привез учености плоды:
Вольнолюбивые мечты,
Дух пылкий и довольно странный,
Всегда восторженную речь
И кудри черные до плеч.

Восторженный вольнолюбец! Хипстер и диссидент, максималист и идеалист. Ничего этого из игры Городецкого не следует. Он ходит будто затравленный, и боится дуэли больше Онегина. Словом, это очень-очень сыро. И спасает только голос белорусского тенора, он хорош.

Константин Хабенский
Константин Хабенский

Хабенский с женой пока не выглядят дуэтом, хотя в этой постановке появляются вместе минимум с 2015 года. Хабенский все тянет на себе, ему не привыкать. Сардоническую иронию Пушкина он понимает, но донести в полном объеме все-таки побаивается, - как бы не перетянуть одеяло на себя. Поэтому доносит искрящийся юмор Пушкина строго дозированно, не призывая зрителя поиронизировать вместе с ним (многие в зале и не поняли даже иронию автора!), - но скорее с интонациями летописца. Впрочем, тексту «Евгения Онегина» вообще не везет с современными язвительными интонациями, - разве что Римас Туминас решился в театре Вахтангова подступиться к этой задаче, прочитать юмор Пушкина «как сегодня», да и то не все получилось. А уж как некоторые «звезды» читали в «год литературы» этот текст на голубом глазу, безо всякого понимания контекста… Лучше не вспоминать. У Хабенского тоже пока не получилось, но он - хотя бы попытался. Кое-какие искрящиеся пузырьки пушкинского ума и юмора он донес, и то хорошо. А уж Ольга Литвинова читала это словно диктор радио зачитывает заявление Политбюро ЦК КПСС.

ТЕКСТ
Юрий Городецкий (Ленский), Ольга Литвинова, Юрий Башмет, Константин Хабенский, Карина Хэрунц (Ольга)

Зато сколько было аплодисментов, сколько искреннего удовольствия публики от приобщения к великому шедевру! Вот за этим Башмет и делает этот проект. Оркестр вышколен до невозможности, наигран и опытен. Татьяна и Ольга тут выглядят достаточно живо — разница их темпераментов считывается сразу. Что же касается пары Онегина и Ленского, то я бы предпочел слушать Жилиховского и Романовского, - они в этом спектакле смотрелись гораздо драматичнее и ярче, чем Кутюхин и Городецкий, увы.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Рада ЛАМБРИНИ

02/05/2019 - 03:23   Классическая музыка   Концерты
XI международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета в Ярославле открылся громкой премьерой кантаты «Двенадцать» Алексея Сюмака на стихи Александра Блока для солистов и оркестра.

Сюмак — один из самых заметных учеников профессора Александра Чайковского (у него тут своя премьера, но об этом позже) в московской консерватории. Победитель Конкурса молодых композиторов им. П. Юргенсона (2003, 2005) и Пифийских игр (2006), Алексей Сюмак ныне буквально нарасхват. Из поколения условно 40-летних он плодовит и художественно разнообразен. Много сотрудничал с режиссером Кириллом Серебренниковым («Киже», «Станция» и «Реквием» с Курензисом), с Борисом Юханановым («Сверлийцы. Эпизод III»). Обладатель премии фестиваля «Золотая Маска»-2018 за музыку к опере «Cantos» (Пермский театр оперы и балета, дирижер Теодор Курентзис). Преподает в МГК, один из музыкальных кураторов модного театра «Практика».

В кантате «Двенадцать», законченной в прошлом году, Сюмак не «нарушил сознательно все каноны традиционного академического жанра», как он говорит про иные свои произведения. Напротив, в прочтении мистического текста Блока композитор будто идет привычными постмодернистскими тропами — 20-е годы прошлого века явно ассоциируются у него с привычными именами: Мосолов, Гавриил Попов, ранний Шостакович, Чесноков и т. д. Он декомпилирует эстетику каждого из них, и нанизывает на звук препарированного духового оркестра тех же лет с частушками. Получается почти что киномузыка. Тревожный звук революционных лет в символическом видении Блока:

Революцьонный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

Ноты кантаты Алексея Сюмака (фото из аккаунта автора)
Ноты кантаты Алексея Сюмака (фото из аккаунта автора)

На премьере пели солистка Большого театра сопрано Екатерина Щербаченко и тенор Ярослав Абаимов, ныне солист «Новой оперы». Им пришлось непросто: Сюмак не слишком щедр на мелодии (если не сказать обратного), почти половина текста Блока отдана речитативу, да и сам текст непрост даже для его выговаривания. Блоковский текст, кажется, не сокращен, или же это этого незаметно. А вот сокращенный состав оркестра «Новая Россия» (в него включен баян, и это прекрасная тембровая находка) расслаблен, не испытывая никаких проблем с бесконечными повторами простых мелизмов, - музыканты явно получают удовольствие. Революционная эстетика потребовала значительной акцентировки на ударных инструментах, акценты почти сродни равелевскому «Болеро», хотя ближе к коде окутываются зыбистой трясиной эффекта «обратного воспроизведения пленки» у оркестра. Отчего особенно звонко играет финальная фраза Блока «В белом венчике из роз — Впереди — Исус Христос». Фраза прозвучала более чем эффектно.

Екатерина Щербаченко и Ярослав Абаимов
Екатерина Щербаченко и Ярослав Абаимов

Оставила вопросы практика отдавать явно мужские фразы Блока к сопрано, и наоборот. На премьере художественных обоснований этому уловить не удалось, но это может быть следствием премьерной же сырости. А в целом — это яркое произведение, которому вполне может обещаться долгая исполнительская судьба. Главная тут сложность — вовсе не оркестровка, а необходимости достижения идеальной органики у вокалистов. Чтобы каждая фраза звучала как только что придуманная и сказанная, чтобы не обращаться в агитку.

Исполнение «Слова о полку Игореве» 
 Александра Чайковского
Исполнение «Слова о полку Игореве» Александра Чайковского

На гала-концерте открытия прозвучало масштабное произведение учителя Сюмака — профессора Александра Чайковского «Слово о полку Игореве». Премьера была в феврале на сочинском фестивале Башмета, а аккурат к ярославскому вышел компакт-диск с записью драматической симфонии для чтеца (им стал Михаил Ефремов), альта Юрия Башмета, симфонического и народного оркестра (как и на пластинке, на сцене играл Государственный народный ансамбль «Россия»). Собственно, это и стало презентацией CD, вышедшего на фирме «Мелодия». Дирижер — Фредди Кадена, эквадорец, окончивший МГК и с тех пор регулярно участвующий в фестивале «Московская осень» и вообще охотно играющий всю современную российскую музыку.

Актер Михаил Ефремов находится в отличной творческой форме и, тем не менее, до сих пор испытывает заметные затруднения с чтением текста «Слова о полку Игореве», пусть и пересказанный современным русским языком. Живого слова не получается. И еще его очень много. Букв много. Получается примерно как с Шекспиром — когда русским актерам доводится быстро произносить его текст, все превращается в странноватый радиоспектакль. Хоть как-то приблизить его к речи современного человека не удалось (и не факт, что Чайковский имел таковую цель). Но Ефремов сделал все, что мог, к нему никаких претензий. К тому же Чайковский затейливо окружил текст приличным количеством звуковых трюков: стилизации сыплются как из мешка. Чайковский переосмысливает архаику и современность, Глинка обращается в Римского-Корсакова, а оба вместе — в плач Ярославны. За этим очень интересно наблюдать, при известной доле наслушанности. Это выглядит как изощренное шоу фокусника. Получается ли у этой эквилибристики добавленная стоимость — судить уже слушателю и времени.

Виолончель Надеж Роша
Виолончель Надеж Роша

Башмет не был бы Башметом, если бы не пригласил на фестиваль одаренную молодежь. Прекрасно показала себя молодая швейцарская виолончелистка Надеж Роша, выпускница Кельнской консерватории, лауреат конкурса «TONALi».

Надеж Роша
Надеж Роша

У нее гибкая плавная кисть, мягкое романтическое звукоизвлечение и отменная старая виолончель с характерным глуховато-певучим тембром. В концерте №1 Сен-Санса чуть-чуть не хватило разве что акцентов — там, где нужен энергичный штрих, юная красавица продолжает играть привычно-элегично, лишая Сен-Санса должного контраста и объема. И все же Роша произвела прекрасное впечатление.

Сергей Накаряков и оркестр «Новая Россия» п/у Юрия Башмета
Сергей Накаряков и оркестр «Новая Россия» п/у Юрия Башмета

Виртуоз Сергей Накаряков, российско-израильский трубач, ныне живущий в Париже, вряд ли нуждается в представлении. Тут на фестивале он продемонстрировал свой любимый прием виртуоза - сыграл переложение для флюгельгорна знаменитой «Вариации на тему рококо» Петра Чайковского, эталона для виолончели. На конкурсе Чайковского эти вариации — обязательный номер в конкурсе виолончелистов. Накаряков же традиционно использует подобные переложения, чтобы продемонстрировать максимум возможностей инструмента. Получилось, хотя и с оговорками. Все же флюгельгорн физически не приспособлен к множеству изощренных пассажей, а в таких произведениях они генетически заложены в память слушателя. Что никак не отменяет виртуозности артиста, и овация после его выступления выглядит абсолютно заслуженной.

Юрий Башмет и Сунвоок Ким
Юрий Башмет и Сунвоок Ким

Завершился гала-концерт симпатичным исполнением концерта для фортепиано с оркестром ля минор Эдварда Грига, солировал пианист из Южной Кореи Сунвоок Ким.

Фестиваль продлится до 9 мая.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Рада ЛАМБРИНИ

25/03/2019 - 15:18   Классическая музыка   Концерты
II международный музыкальный фестиваль Ильдара Абдразакова, певца, находящегося в зените своей славы, в расцвете своих уникальных творческих дарований, привлёк большое внимание московской публики.

Личностные качества певца или, как теперь говорят, его харизма, воздействуют на публику безотказно, - выступает ли он в оперном спектакле или исполняет концертную программу. Надо признать, что подавляющее большинство зрителей пришло на концерт именно из-за знаменитого баса, не так часто выступающего в Москве. Зал был полон и встретил певца радостным всплеском аплодисментов.

Была в объявленной программе ещё одна знаменитость, и тоже носитель всемирной славы. Это - тенор Лоуренс Браунли (США), хорошо известный в столичных меломанских кругах. Его появление на сцене было встречено всплеском аплодисментов зрительской поддержки. Вот на таком звёздном фоне баса Ильдара Абдразакова и тенора Лоуренса Браунли предстояло показать своё мастерство всем остальным участникам концертной программы.

Ильдар Абдразаков и Лоуренс Браунли
Ильдар Абдразаков и Лоуренс Браунли

В концерте принимали участие не только представители стран СНГ, но и зарубежные гости. Это сопрано Диляра Идрисова (Республика Башкортостан), меццо-сопрано Анна-Дорис Капителли (Италия). Поначалу программа ограничивалась перечисленными участниками. По ходу концерта прибавились ещё исполнители. Это бас Бьйонг Мин (Южная Корея) и российское сопрано Надя Мейер. Молодые певцы вышли на сцену как победители образовательной программы фестиваля. Выступления артистов проходили в сопровождении Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под руководством маэстро Клаудио Ванделли (Италия), постоянного приглашённого дирижёра этого оркестра. Вёл концерт Юлиан Макаров, ведущий авторской программы «Главная роль» на ТВ «Культура», перемежая объявления номеров концертной программы остроумными комментариями.

Возвращаясь мысленно к событиям концерта, невольно задаёшься вопросом: что это было? Совершенно очевидно, что это был не просто гала-концерт звёзд оперы, а своего рода часть того, что вырисовывается как целая передвижная академия вокального искусства Ильдара Абдразакова. Программа фестиваля стартовала в Уфе, на родине певца, основателя и художественного руководителя фестиваля. Кроме Уфы и Москвы, фестиваль должен показать свои программы ещё в Альметьевске и Казани. Главной «фишкой» фестиваля Ильдара Абдразакова можно справедливо назвать его образовательную часть, направленную на выявление молодых талантов и поддержку их творческого развития. Именно так воспринимаются мастер-классы Ильдара Абдразакова и Василия Ладюка для молодых оперных певцов, которые прошли в Уфе и Москве.

Программа, представленная в Москве на сцене зала «Зарядье», состояла из произведений композиторов В.А. Моцарта, Дж. Россини, Г. Доницетти, Дж. Мейербера, Дж. Верди. Были исполнены арии и дуэты из опер, составляющих «золотой фонд» мировой оперной классики и требующих от певцов высочайшего мастерства, именуемого belcanto.

И тут во всём блеске своих голосов, в вокальном и артистическом мастерстве предстали главные фавориты концерта – Ильдар Абдразаков и Лоуренс Браунли. Было впечатление, что они с особым удовольствием демонстрируют то, что для них является главным, чем с таким успехом уже много лет занимаются они на самых престижных оперных сценах. Это было выступление уже состоявшихся, признанных мастеров, которым есть что сказать публике.

Как повезло зрителям, которым был представлен дуэт Мустафы и Линдоро из оперы «Итальянка в Алжире» Дж. Россини! Вокальные средства исполнения партий в этом дуэте органично соединялись с артистическими приёмами обрисовки характеров персонажей. Перед зрителями были не только блистательные вокалисты, но и первоклассные артисты – Ильдар Абдразаков и Лоуренс Браунли.

Казалось, что щедрость артистов превзошла все мыслимые пределы, когда в одной программе можно было услышать и арию Лепорелло из «Дон Жуана», и арию Фигаро из оперы «Свадьба Фигаро» Моцарта, а затем шедевр Дж. Россини, арию Дона Базилио из оперы «Севильский цирюльник» в исполнении Ильдара Абдразакова. Особый блеск программе концерта придал, разумеется, тенор Лоуренс Браунли, блистательно исполнив арии из опер Моцарта, Россини и Доницетти.

Участники фестиваля
Участники фестиваля

Особое место в программе концерта принадлежало знаменитому дуэту Джильды и Герцога из оперы «Риголетто» Дж. Верди в исполнении Диляры Идрисовой и Лоуренса Браунли. Надо сказать, что это был не единственный вокальный номер в программе концерта, исполненный известной певицей, солисткой Башкирского государственного театра оперы и балета, обладательницей удивительно лёгкого, полётного колоратурного сопрано. Эмоционально насыщенно прозвучала ария Аспазии из оперы «Митридат, царь Понтийский» Моцарта в исполнении Диляры Идрисовой.

Гостья фестиваля Анна-Дорис Капителли представила зрителям шлягеры итальянской классики, коими являются каватина Розины из оперы «Севильский цирюльник» и ария Золушки из одноимённой оперы Дж. Россини. Какого-то открытия или чего-то особенного в аккуратном исполнении этих арий не случилось, может потому, что зал помнил совсем недавнее блистательное исполнение этих арий другой итальянкой. Стены «Зарядья» наделены музыкальной памятью!

Фестиваль стал полезной вокальной школой для начинающих певцов, коих в зрительном зале было очень много. Завершился московский день фестиваля под долгие овации восхищённого зрительного зала и щедрые подношения цветов. А фестиваль направился дальше, следуя своей заявленной программе. Впереди были концертные программы фестиваля в Казани и Альметьевске.

Людмила КРАСНОВА

25/02/2019 - 02:34   Классическая музыка   Концерты
В Сочи большим гала-концертом завершился XII Зимний международный фестиваль искусств Юрия Башмета. Омрачило закрытие одно: нездоровье самого Башмета. Как он признался, до последнего момента было непонятно, сможет ли выйти на сцену.

Два раза вызывали скорую, кололи лекарства. Отказавшую ногу все-таки удалось привести в порядок, с трудом, но Юрий Абрамович вышел и сыграл. Мировая премьера первого в истории, как было заявлено, музыкального сочинения нейронной сети Яндекса для альта с оркестром готовилась давно, и не сыграть его было бы особенно обидно. Там же, где Башмет должен был дирижировать «Новой Россией», его подменил Денис Власенко, и сделал это блистательно.

Денис Власенко
Денис Власенко

На предконцертной пресс-конференции журналисты допрашивали представителя Яндекса Александра Крайнова и композитора Кузьму Бодрова, как это так вышло, что искусственный интеллект научился сочинять академическую музыку.

Пресс-конференция: Кузьма Бодров и Александр Крайнов
Пресс-конференция: Кузьма Бодров и Александр Крайнов

«У нас была нейросеть, которая умела писать музыку, но про симфонический оркестр мы не задумывались, - рассказал Крайнов. - Но когда поступило такое предложение, мы загорелись этой идеей, работали без выходных все новогодние праздники. И я необычайно вдохновлен финальным результатом, который услышал тут на репетиции. Это первые робкие шаги применения искусственного интеллекта в классической музыке. Мы наблюдаем рождение не нового композитора, творца, а - нового инструмента для творца. С годами использование ИИ для творцов будет таким же естественным, как применение компьютера».

Яснее не стало. Представитель Яндекса продолжил разъяснения:

«Мы собрали все музыкальные произведения классической и другой музыки, и начали учить нейронную сеть так, чтобы она из сжатого представления музыки в целом была максимально похожа на ту музыку, которая существует. Ей надо было найти взаимосвязи, по которым ноты соединяются в музыку. Мы можем в разных пропорциях смешивать произведения разных композиторов, от этого меняется музыка на выходе. До того, чтобы нейронная сеть смогла создавать полноценные произведения, мы пока не дошли. Но работаем над этим».

Композитор Кузьма Бодров, доводивший все это до ума, дал еще подробностей:

«Я получил письмо в январе с заголовком «Ты только не пугайся», где было предложение от Дмитрия Гринченко. Там было 20 файлов, они звучали как фортепиано соло. Я отобрал самые удачные паттерны, и начал их развивать. Все соло альта и фортепиано — идеи нейросети. А мои оркестровые аранжировки — отраженные от них линии и добавление некоторых пластов».

Пришлось спросить, отчего для «поиска взаимосвязей нот» не использовались теория композиции, зачем ИИ изобретать ее заново. Яндекс объяснил:

«По учебникам не получается, мы лишь можем сделать свою версию правил. В ИИ используется инфлюэнс, а не правила языка. Мы загружаем тексты, и на этих примерах машина обучается переводить с одного на другой. С музыкой то же самое — мы даем ей музыку, и она учится делать музыку. Компьютер пишет музыку из хаоса, и методом преобразования выстраивается некая гармония».

Кузьма Бодров добавил, что все композиторы обучаются на примерах. Поэтому учебников по композиции не существует. (Это, конечно, не так, есть учебники Месснера, Когоутека, Шёнберга, Ксенакиса и даже «устаревшая, но довольно верная» книга Римского-Корсакова отдельно по оркестровке. Причем Шёнберг и Ксенакис настолько математичны, что почти идеальны для компьютера).

Юрий Башмет и Кузьма Бодров играют музыку искуственного интеллекта
Юрий Башмет и Кузьма Бодров играют музыку искуственного интеллекта

Так что же в итоге? 7-минутная пьеса с партиями альта и фортепиано, порой дико странно звучащими, - космично и безжизненно. Оркестровка действительно туманно и неизобретательно окутывает эти космические звуки. Больше об этом сказать и нечего.

Николай Луганский
Николай Луганский

Главной звездой вечера стал пианист Николай Луганский. Концерт для фортепиано с оркестром Эдварда Грига прозвучал породисто, в лучших традициях русской фортепианной школы. Высочайшая культура звукоизвлечения, легкие кисти, психологически глубоко осмысленный Григ. К приезду Луганского на рояле Yamaha в Зимнем театре Сочи полностью заменили молоточки, никаких технических проблем не замечено. Луганский же звучал восхитительно.

Николай Луганский
Николай Луганский

Фестиваль пошел на смелый экспромт. Рахманинова призвали сыграть турецкую пианистку Идиль Бирет. Ее прочтение «Рапсодии на тему Паганини» оказалось довольно неожиданным. Это был кто угодно, но не Рахманинов в привычном нам понимании. Возможно, это был Дебюсси, или даже кто-то из венских неоромантиков. Эксперимент поняли не все.

Идиль Бирет
Идиль Бирет

«Новая Россия» в одиночку справилась с Первой сюитой Грига «Пер Гюнт» и увертюрой «Ромео и Джульетта» Петра Чайковского. Пожалуй, Григ был в этот вечер поубедительнее…

Василиса Бержанская
Василиса Бержанская

Стоит упомянуть, что завершилась и образовательная часть фестиваля. Последним стал отчетный концерт учеников вокального департамента под руководством Дмитрия Вдовина. На нем особенно запомнились роскошные голоса баритона Андрея Кимача (он уже поет в Большом, да и у Башмета уже пел в спектакле «Страсти по Пиковой даме) и меццо-сопрано Василисы Бержанской (солистка Deutsche Oper Berlin и Датской оперы). Они, конечно, учатся в Молодежке Большого театра у Дмитрия Вдовина.

Андрей Кимач
Андрей Кимач

Вчера же прошел детский день. РАМТ сыграл «Чисто английское привидение», а оркестр «Новая Россия» с актерами Евгением Стычкиным и Ольгой Сутуловой показали фрагменты сказок Киплинга, соединенные с фрагментами же британской музыки. Звучали Перселл, Бриттен, Элгар, Воан-Уильямс и др. Звучали прилично, ведомые рукой Дениса Власенко. А вот с текстами Киплинга вышла незадача — они длинны (актеры даже не смогли выучить их и читали по бумажке), не слишком понятны детской аудитории, да и какая-либо увязка с Бриттеном или Перселлом считывалась с трудом, как и с песочной анимацией на экране. Чтецы скорее мешали прилично звучащему оркестру. Но это ведь тоже эксперимент!

Фрагменты сказок Киплинга
Фрагменты сказок Киплинга

«Нам все говорят, что фестиваль получился особенно насыщенным, - подытожил директор фестиваля Дмитрий Гринченко. - Мне кажется, что мы в нормальном рабочем состоянии. Самое ценное — сам фестиваль, который стал особенным явлением культурной жизни России, без преувеличения. Мы не считали точно, но в целом фестиваль посетили, с учетом лекториев и спектаклей, 17-18 тысяч человек».

Зимний фестиваль Башмета в Сочи во многом уникален. В Москве или Питере такое сделать просто невозможно. Никто не отдаст зал Чайковского на 10 дней, концерты в нем расписаны на годы вперед. Здесь же на 10 дней в едином фестивальном пространстве собрались музыканты, директора филармоний, композиторы, журналисты, актеры, танцоры балета, видеохудожники, - кого только нет! И зрители, конечно. Сразу несколько мировых премьер. Артисты — от Тайваня до США. Множество спецпроектов, живущих только на этом фестивале. Экспериментальные и сугубо академические концерты. Так что, да — уникальный фестиваль.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

22/02/2019 - 16:49   Классическая музыка   Концерты
«Параллельные миры» - один из самых необычных проектов Юрия Башмета. На фоне картин одного исторического периода исполняются произведения этого периода и читаются стихи того же периода. На этот раз — послевоенного.

Проект сделан совместно с Русским музеем в Санкт-Петербурге (отсюда видео-мэппинг с картинами в высочайшем разрешении). На сцене - оркестр «Новая Россия» и приглашенные солисты, а также чтец. В 2013 году здесь же, на Зимнем фестивале Башмета в Сочи, была показана первая часть. Начало века, русский авангард, Малевич и Шагал, Мосолов и Рахманинов, Маяковский и Заболоцкий. Читал тогда Константин Хабенский.

«Параллельные миры»
«Параллельные миры»

Теперь — вторая часть проекта, время послевоенное. Стихи Твардовского, Пастернака, Симонова и других читает Анна Ковальчук (читает странно, как на детском утреннике). Картины Петрова-Водкина, Юона, Пластова, Дейнеки, Пименова, Самохвалова и других — на экране. Музыкальная программа поистине гурманская: симфония №8 Шостаковича, симфония №2 «Родина» Попова (того самого, кто написал музыку к «Чапаеву»), концерт для арфы Глиэра, концерт №1 для скрипки с оркестром Кабалевского (когда вы его вообще слышали живьем в последний раз?), неожиданный Первый концерт Гасанова и обязательные 7-я Прокофьева, «Спартак» Хачатуряна и «Время, вперед!» Свиридова.

«Параллельные миры»
«Параллельные миры»

Но ведь дело не в сет-листе, а в трактовках. Проще всего было бы уйти в ретро-созерцательность. Но когда у тебя за спиной — писанные профили суровых послевоенных и очень немногочисленных мужчин, и румяные лица доярок, - нужна концепция. Оттепель ведь была, и не заметить этого невозможно. Башмет не стал прятаться за элегичную неспешность среднесоветского периода. Он стал играть сегодняшними темпами. С Шостаковичем откровенно не получилось, оркестр и особенно его духовая секция были очевидно не готовы. Но все преобразилось уже на Попове — и тут не обойтись без экскурса в историю. Это именно про Гавриила Попова была знаменитая статья «С чужого голоса», и его обвиняли в «формализме», после чего перестали исполнять в СССР вообще. «Родина» (1943) получила Сталинскую премию (что одобрил Шостакович), а затем попала в опалу. Сейчас Попов звучит редко. Башмет возвращает его в оборот, и это правильно. Оркестр сумел тонко нюансировать условно-«народный» распев, и расставить акценты по форме.

Татьяна Самуил
Татьяна Самуил

Первый скрипичный концерт Кабалевского (с солирующей Татьяной Самуил) — по нему просто соскучились. Он по-хорошему детский, открытый, жизнерадостный, - как можно его не играть? Гасанов — первый профессиональный композитор Дагестана, и при этом на редкость точно передает «пролетарскую» эстетику с элегантным восточным антуражем. Непростая задача для пианистки Ксении Башмет, с которой она достойно справилась. И снова светлая музыка — Седьмая симфония Прокофьева, тоже детский, сознательно упрощенный язык, и необычайная духоподъемность. Это 1952 год, преддвестие оттепели. Такой страна тоже бывала, и гений Прокофьева живописал ее лучше любой кинохроники.

Валентина Борисова
Валентина Борисова

Концерт для арфы Глиэра — из того же оптимистичного склада мировоззрения, свойственного тем годам. Валентина Борисова сыграла аффектированно и светло. Обожаемый слушателями Хачатурян прозвучал энергично, мощно и чуть иронично. А финальное «Время, вперед!» ушло в такой темпоритм, что барабанные дроби звучали чуть ли не в околокомпьютерном духе.

Ксения Башмет
Ксения Башмет

Все хорошо, и все-таки вроде бы чего-то не хватает. И я знаю, чего. Кино. Так уж получилось, что кино уже в 60-е годы было главным из искусств. Оттепель для большинства советских людей ощущалась прежде всего в кинозалах. Калатозов или условный Ромм/Хуциев значили больше, чем стихи в Политехническом. И тем более, чем живопись. Влияние итальянского неореализма было тотальным. И даже если бы Анна Ковальчук умела читать стихи, как Гафт, - без кино картинка осталась бы неполной. Если речь именно о просветительских концертах — наверное, стоило бы привлечь и кино.

«Время, вперед!»
«Время, вперед!»

Но особенность именно этого цикла «Параллельные миры» — музыка вчистую обыгрывает всех. Оркестр Башмета гораздо интереснее репродукций и стихов. Хотя казалось бы. Визуалов всегда больше. Гений Кабалевского и Прокофьева переигрывает соцреализм художников, которым важнее было не попасть в лагеря коммунистов. Переигрывает тексты, которые могли стать росписью на расстрел в НКВД. Возможно, музыка не смогла бы переиграть кино. И именно поэтому его тут нет.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

Анна Ковальчук
Анна Ковальчук
10/05/2018 - 21:04   Классическая музыка   Новости
Российского саксофониста Матвея Шерлинга обнаружили мертвым в Москве. Об этом в четверг, 10 мая, сообщил источник в правоохранительных органах.

Музыканту было 18 лет. Тело было найдено в его квартире в центре столицы. Как уточнили в полиции, следов криминала нет, точную причину смерти установят после вскрытия. По предварительным данным, ей стала острая сердечно-сосудистая недостаточность.

Матвей Шерлинг
Матвей Шерлинг

Матвей Шерлинг — лауреат I премии Московского открытого конкурса саксофонистов «Selmer — детям 2010», лауреат шестых Открытых молодежных Дельфийских игр государств-участников СНГ, победитель XI Международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик-2010», лауреат III фестиваля «Восходящие звезды в Кремле».

Саксофонист выступал с Государственным камерным оркестром «Виртуозы Москвы» под руководством Владимира Спивакова и с Государственным симфоническим оркестром «Новая Россия» под руководством Юрия Башмета.

09/05/2018 - 05:57   Классическая музыка   Концерты
Нино Катамадзе не то, что снесла стены в филармонии Ярославля (метафорически), но рядом с Башметом и оркестром «Новая Россия» показала себя великой певицей, без скидок.

Вообще-то ничего подобного заранее не ожидалось. Ну, очередное выступление Нино с оркестром «Новая Россия» (уж сколько их было?), ну присутствие Башмета… Повтор того, что уже было сыграно в Москве и Сочи?

Литература для меня — главный воздух, главный кислород. Наша национальная литература развивается, ее переводят на иностранные языки. Я вожу с собой минимум две книжки. Одна - «Доктор Живаго» и «Теория настроения» Узнандзе.

Но большой артист всегда интересен тем, что ломает все ожидания и стереотипы. Да, формально программа была та же. В конце концов, все оркестровки давно написаны. Но уже со второй композиции стало понятно, что все совсем непредсказуемо. Нино Катамадзе вышла решительно, а затем стала так же решительно рушить каноны своего восприятия. Ну вот не было этих привычных обертонов на полукрике, ощутимой экспрессии — как это? Она пела сдержанно, пронзительно, академично даже. Но не сонно, как это бывало у нее (да в том же «Мире» на Цветном бульваре).

Грузинских артистов любят в России, потому что их фамилии заканчиваются на «дзе»! Но это шутка. Я хочу показывать современную грузинскую культуру, я хочу показать, что сегодня Грузия развивается и дышит совсем по-другому. Боль никуда не девается. Нас убивают. Реально каждый день 2-3 человека убивают, крадут на придуманной границе с Цхинвале. У нас безвизовый режим с Европой, у нас есть выбор. Некоторые осуждают меня за концерты в России, и они правильно делают, что осуждают. Например, убили человека, и его тело не выдавали в Грузию целый месяц. Нани Брегвадзе отменила концерт. Но вы знаете, что ни одного человека из России мы не задержали на границе за все это время? У нас много концертов по Европе. В России большой рынок, но плохо работают законы.

Тут надо пояснить диспозицию. «Новая Россия», днем ранее занимавшая всю до последнего квадратного метра на этой сцене, вышла в малом составе. То есть — справа духовая секция, заботливо прикрытая стеклянными экранами, и рояль. Слева — скромно выглядящая струнная секция и так, по мелочи. Струнников до выхода Башмета и слышно-то не было, в отличие от диксилендовых духовых, занимающих важное место в аранжировке. Катамадзе гладила их по головам (буквально), и явно наслаждалась акцентами труб и валторн.

Когда мы говорим о русской культуре, не подразумевается политика и другие виды культуры. Мы не можем жить без друг друга, если нас объединяют общие ценности. А если нас разъединяет политика, то они должны сами разбираться. Главное, чтобы мы сами решали свои вопросы. За грузин никто не может решать в других странах, за Россию тоже никто не должен решать в других странах.

С роялем все было иначе. Его в музыкальной ткани было слышно всегда, хотя бы потому, что у Insight нет клавиш. Но особенно приятно, что в части композиций рулады рояля стали мелодическим центром песен. А на песне, где рояль остался в гордом одиночестве, Катамадзе даже подошла и приобняла пианистку.

Я очень хочу спеть «Болеро». Чистая музыка, и чтобы я пела. Очень хочу сделать такой проект, но пока не сложилось.

Но эмоциональным пиком концерта все же стал момент, когда вышел Юрий Башмет, и отстранив дирижера, принялся сам дирижировать и иногда играть на альте — музыканты Insight ушли, и Нино пела только под симфонический оркестр. И было уже так, и Нино пела с другими оркестрами… Но прозвучало это невероятно — такого взаимодействия, такого взаимопонимания с дыханием оркестра у Нино Катамадзе не было никогда, кажется. Она пела так, как должна петь великая дива с оркестром — чувствуя каждый нюанс, каждый всхлип, реагируя на каждое пианиссимо. По сути, у Катамадзе — вечная каденция, импровизация на фоне.

Это было по-настоящему невероятно. Катамадзе дышала вместе с оркестром. Будто с детства пела именно под настоящий симфонический оркестр. Но это был не последний сюрприз!

Да, если ничего не поменяется, мы запишем новый альбом осенью. 21 августа в мой день рождения у нас будет большой концерт, потом сыграем на фестивале в Германии с оркестром. Затем вернемся в Берлин, и приступим к записи нового альбома.

Когда Катамадзе убежала со сцены перед оркестровым номером (в туалет, как позже выяснилось) — она не добежала. Овации публики вынудили ее вернуться. А Башмет неожиданно предложил ей сыграть в полную импровизацию. «Я сыграю сейчас на фортепиано вполне стандартную секвенцию, - пой, импровизируй!» Ошарашенная Нино взяла микрофон и принялась напевать под действительно простой секвенцией от Башмета. Получилось талантливо и очень нежно. Да и Башмет не отказывал себе в импровизации.

Нас когда-то впервые пригласили на фестиваль Башмета, я пою и слышу, что кто-то на рояле играет не то. Не из партитуры. Вышел Башмет, и поддержал нас. Получился свободный перформанс, и все получилось, как сегодня. Когда вышел Башмет в грузинской шапке и принялся играть — я совсем не ожидала этого. Совершенно. Это получилась абсолютно свободная импровизация.

Но и это не все! Уже и грузинская группа Insight вернулась на сцену со своим плотным звуком, и блюз-рок полился со сцены… Как Башмет снова вернулся, на этот раз в грузинской фуражке на голове (чрезвычайно напоминая Сталина в этот момент), попросил пианистку освободить место для себя, и принялся… за блюзовые импровизации. Вот так взял и начал лабать, аки негр в кабаке Филадельфии! И как у него здорово все получилось…

Но даже и это не все. Спустя некоторое время Башмет появился с бокалом красного вина на сцене, и попросил Катамадзе пригубить. Та все-таки отказалась, но взяла в руки глиняную чашечку, из которой пила во время концерта, - и чокнулась с Башметом. Они обнялись, и это стало самым эмоциональным по-человечески моментом концерта.

Гуру КЕН
Фото: РАДА

Страницы