Юрий Башмет стал альтер-эго Андрея Мерзликина

На Зимнем фестивале искусств Юрия Башмета в Сочи показали «Сказ о Борисе и Глебе» Александра Чайковского с Андреем Мерзликиным в роли Ярослава Мудрого.

Премьеру этой хоровой оперы показали еще в 2020 году на московском фестивале Башмета. Она довольно сложна по постановке: требуется сразу несколько хоров, два контратенора, да и декорация громоздкая и не слишком мобильная. В Сочи задействовали Камерный хор МГК, Камерный хор «Нижний Новгород», Капеллу Республики Абхазия, Мужскую военную капеллу и даже Народный хор РАМ им. Гнесина.

«Сказ о Борисе и Глебе»
«Сказ о Борисе и Глебе»

Кроме того, еще на премьере у меня возникли вопросы к драматургу Михаилу Дурненкову. Совершенно непонятно, на что он опирался с исторической точки зрения. О междоусобице на Руси в 1015-1019 годах не так много рукописных источников, и они все противоречат друг другу. У Дурненкова речь идет о рефлексирующем князе Ярославе (еще не Мудром), который в Вышгороде оплакивает убитых братьев Бориса и Глеба, заказчиком их убийства считая другого своего брата Святополка. Помимо того, что действия тут вообще нет, - многие историки считают именно Ярослава заказчиком убийств Бориса и Глеба, мешавших ему стать князем в Киеве, и признавших до своей смерти власть Святополка. Зачем ему тогда их убивать?

Ладно, без исторических споров можно обойтись. Но отчего вдруг хитрый и жесткий князь Ярослав в исполнении Мерзликина выглядит как сторонний наблюдатель, переживающий от доносов разных источников? Драма возникает тут всего лишь раз, когда Ярослав сначала обещает не мстить жителям Вышгорода, а потом оскаливается, и обещает задавить их непомерной данью. Не мало ли для целой оперы? Тем более, и взаимодействовать ему по сути не с кем, - есть только хоры с функцией описательства событий (подобно древнегреческим) и пара контратеноров, совмещающих образы уже убиенных Бориса и Глеба с утилитарной функцией летописца.

Андрей Мерзликин
Андрей Мерзликин

Мерзликин остается один сам с собой, и весь спектакль отыгрывает рефлексию. И все, больше ему играть нечего. В этом ему помогает солирующий альт Башмета, по сути музыкальное альтер эго князя Ярослава. Башмет тут хорош и пронзителен, надо сказать.

Многочисленные хоры прекрасно исполнили свои партии, но разобрать хоть одно слово у рассказчиков (такова же их миссия), увы, было почти невозможно. Согласные отсутствовали чуть меньше, чем полностью. Из-за этого вряд ли много зрителей вообще смогли понять суть сюжета. Разборчивая речь была только у Мерзликина, но сюжет рассказывал не он. То же касается и обоих контратеноров — Владимира Магомадова и Олега Рябеца. В их случае ситуация осложнилась музыкальной партитурой Александра Чайковского — партии переплетаются, и без согласных слушаются обычными вокализами.



Олег Рябец, Андрей Мерзликин, Владимир Магомадов
Олег Рябец, Андрей Мерзликин, Владимир Магомадов

Александр Чайковский, как водится, перескакивает из жанра в жанр. Базовой стилистикой все равно остается украинский церковный распев, но Чайковский не был бы Чайковским, если бы не вплел сюда и танго в духе Пьяццоллы, и мюзиклы, и фанк, и рок-н-ролл. Оркестр «Новая Россия» задействован в почти камерном составе, зато тут и баян, и домра, и цимбалы. Такой немного лубочный «русский» звук.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

За хореографию отвечает Пластический театр Алишера Хасанова «Мим-оркестр», они неплохо работают, но всей этой вязкой круговерти выглядят все-таки немного лишними, закрывающими отсутствие подлинной драматургической линии. Суеты много, а действия нет.

Полное название хоровой оперы - «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском». Все перечисленное в спектакле обозначено, но крайне схематично. Возможно, если бы в роли Ярослава был оперный певец, как-то передающий рефлексии князя в эффектных драматичных оперных ариях, зрелище было бы гораздо ярче. Не в обиду прекрасному актеру Андрею Мерзликину.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

Быстрый поиск: