Александр Чайковский

21/02/2020 - 03:18   Classic   Новости
Объявлены результаты VI международного конкурса молодых композиторов памяти Альфреда Шнитке и Святослава Рихтера.

Председатель жюри конкурса - народный артист России, завкафедрой композиции в МГК, профессор Александр Чайковский. Состав жюри весьма представителен: Юрий Башмет, польский композитор и педагог Кшиштоф Мейер, бельгийский композитор и менеджер Патрик де Клерк, японский композитор и педагог Тосио Хосокава (впервые), белорусский композитор Валерий Воронов (Германия), итало-швейцарский композитор Оскар Бьянки, композитор и доцент МГК Кузьма Бодров, композитор и преподаватель МГК Алексей Сюмак, итальянский композитор и обозреватель газеты Corriere della sera Никола Кампогранде.

Жюри конкурса (в первом ряду)
Жюри конкурса (в первом ряду)

Произведения молодых авторов исполнили в Органном зале Сочи музыканты «Новой России» Кирилл Кравцов и Михаил Фейхман (скрипка), Андрей Усов (альт), Александр Лунегов (виолончель), Олег Худяков (фортепиано).

Исполнение произведений
Исполнение произведений

В финал вышло семеро молодых композиторов из разных стран мира. Не только зрители, но и сами авторы зачастую слышат свои произведения впервые исполненными на сцене. Разные школы, разные манеры, - это один из самых увлекательных концертов на Зимнем фестивале Юрия Башмета.

На конкурсе композиторов
На конкурсе композиторов

Первую премию и 100 тысяч рублей получил Илья Марфин за Квинтет для фортепиано, двух скрипок, альта и виолончели. Он профессиональный пианист, написал музыку к короткометражке «Прощание» (2017), много экспериментирует с электроникой. Это первое его академическое сочинение, отмеченное столь высокой наградой.

Вторую премию и 60 тысяч рублей получил Кирилл Архипов за фортепианное трио Work of Time. Третью премию и 40 тысяч разделили между собой Као Динь Тханг (Вьетнам) за фортепианный квартет «Временная линия» и Вера Петрова за фортепианный квартет. Диплом получил Степан Игнатьев за «Четыре пьесы для фортепианного трио».

Фото: Владимир Богданов

12/02/2020 - 04:32   Classic   Концерты
Гала-концерт «Время - вперед» с мировыми и московскими премьерами завершил первый фестиваль искусств Юрия Башмета в Москве.

Зал встретил зрителей приглушённым светом, отсутствием каких-либо признаков праздничного убранства, огромным количеством посадочных мест для оркестра. Впрочем, всё это сливалось с представлением о художественном руководителе фестиваля, дирижёре и альтисте Юрии Башмете. Да, строгость, поглощённость высокой миссии служения искусству, вплоть до самоотречения.

Программа концерта включала мировые премьеры. Это сочинение В. Воронова «Helios» для ударных инструментов и симфонического оркестра. Исполнение этого произведения поразило масштабностью, каким-то вселенским величием, абсолютно новым музыкальным языком и небывалой мощью звучания ударных инструментов.

Солирует Юрий Башмет
Солирует Юрий Башмет

Далее последовала мировая премьера, сочинение К. Бодрова «Иллюзия» для альта и симфонического оркестра. Солировал маэстро Юрий Башмет. Исполнение этой музыки было наполнено лиричностью, обращённостью в свой внутренний мир, особой одухотворённостью, благодаря бархатному звучанию альта Юрия Башмета.

Ярослав Абаимов и Ольга Кульчинская
Ярослав Абаимов и Ольга Кульчинская

Поэма Александра Блока «Двенадцать» в сочинении композитора А. Сюмака исполнена сопрано Ольгой Кульчинской и тенором Ярославом Абаимовым. Сложилось впечатление, что музыкальное произведение было адски трудным, рискованным для голосов исполнителей с технической точки зрения. Тем не менее, певцы безукоризненно исполнили свои партии. Нельзя не отметить, что с задачей передачи смысла гениальной поэмы Александра Блока «Двенадцать» композитор А. Сюмак справился блестяще. Совершенно явственно прозвучала трагическая оценка произошедших событий, приведшая к разрушению гармонии существовавшего мира, к пришествию новой, незнакомой, пугающей действительности. Поэма «Двенадцать» А. Блока была прочитана новым, современным, очень ярким музыкальным языком композитора А. Сюмака.

Автор на сцене: А. Гондай
Автор на сцене: А. Гондай

Концерт для альта с оркестром композитора А. Гондайя исполнил сам маэстро Юрий Башмет, как бы примирив зрителей с существующей действительностью необыкновенным звучанием своего альта, инструментом, которому маэстро верен, можно сказать, всю жизнь. Наблюдать дуэт исполнителя Юрия Башмета и альта работы миланского мастера Паоло Тесторе 1758 года всегда захватывающая история. Искусство Юрия Башмета утвердило альт как солирующий инструмент в мировом музыкальном пространстве. Это уникальное сотрудничество музыканта и инструмента есть главное, есть исток, начало всего того, что делает в искусстве Юрий Башмет.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Завершился концерт исполнением сочинения Александра Чайковского на текст «Слова о Полку Игореве». Сопровождал исполнение Государственный академический русский народный ансамбль «Россия» имени Л.Г. Зыкиной и Всероссийский юношеский симфонический оркестр. Солировал Юрий Башмет. Дирижёр Клаудио Ванделли (Италия). Текст читал Сергей Гармаш.

Сергей Гармаш
Сергей Гармаш

Соединение музыки и чтения текста «Слова о Полку Игореве» здесь, в Москве, где оно было обретено и вновь утрачено во время наполеоновского нашествия, а затем по монастырским спискам воссоздано, это уже само по себе значительное культурное событие. Исполнение было лишено нарочитости, помпезности, а было, благодаря исполнению Сергея Гармаша, казалось бы, простым, даже домашним, что особенно сблизило зрителей, объединило со всем тем, что происходило на сцене. Да, эффект не замедлил сказаться: зал воспринял это произведение с огромной благодарностью, с энтузиазмом.

Фестиваль искусств Юрия Башмета завершился на высокой ноте огромного успеха, утвердив значение и необходимость проведения и в дальнейшем таких программ в Москве.

Людмила КРАСНОВА

08/02/2020 - 02:52   Classic   Концерты
В Москве прошла мировая премьера хоровой оперы Александра Чайковского «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском» в рамках фестиваля Юрия Башмета.

События либретто, автором которого стал известный драматург Михаил Дурненков, отсылают к трагическому фрагменту истории Киевской Руси между кончиной великого князя Владимира «Красно Солнышко», крестителя Руси и правлением его сына Ярослава Мудрого. Основой стали памятники древнерусской литературы «Чтение о Борисе и Глебе» Нестора Летописца (примерно 1080) и «Сказание о Борисе и Глебе» Иакова Черноризца (примерно 1115). Если кратко, то после смерти крестителя Владимира в 1015 году престол занял его формальный сын Святополк, но не родной, поскольку он родился от уже беременной жены Ярополка, после его убийства забранной Владимиром себе в жены. Ощущая опасность, Святополк коварно убил других братьев Бориса и Глеба, претендовавших на престол. Другой брат Ярослав выступил с войском против Святополка, и в битве одолел его, став великим князем сам. В летописях, созданных при правлении Ярослава, Святополк неизменно называется «Окаянным», а Ярослав «Мудрым».

Андрей Мерзликин как Ярослав Мудрый
Андрей Мерзликин как Ярослав Мудрый

Эта сомнительной нравственности кровожадная история могла бы стать детективом, но Дурненков разумно сделал акцент на рефлексии Ярослава Мудрого. Любопытно, что рефлексию и самобичевание летописи приписывают скорее Борису и Глебу (ради приданиям им церковного статуса «страстотерпцев»), а Ярослава цитируют исключительно как «Кровь брата моего, как прежде Авелева, вопиет к тебе, Владыка. И ты отомсти за него и, как братоубийцу Каина, повергни Святополка в ужас и трепет. Молю тебя, Господи, — да воздается ему за это». Слова воина, а не тонкой натуры.

«Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском»

Но неважно. Могло быть и так. Кто ж знает, что было в XI веке? Пресс-секретарь говорит одно, а в реале может быть противоположное. Нам ли не знать? Всю оперу Ярослав Мудрый в исполнении актера Андрея Мерзликина выглядит вялым визионером, кротко наблюдающим за внешними событиями, то и дело заламывающим руки в отчаянии, но иногда торжественно тостующим в духе, дескать, я один тут великий князь, поскольку остальные братья убиты (на самом деле сыновей-претендентов у Владимира было немерено). К чести драматурга, он совсем уж не пошел по пути упрощенки, а дал Мерзликину отыграть параллельную финальную тему — правитель не слышит народа, не слышит тоски по честным Борису и Глебу. Мерзликин отыграл по максимуму, хотя и сам не понял, наверное, как это соотносится с тем, что всю первую половину оперы он вообще-то бьется за поруганную честь убиенных Бориса и Глеба. Зато политически актуально.

Но гораздо интереснее музыкальное решение. Тут задействовано аж пять (!) хоров и весьма оригинальный оркестровый состав «Новой России», фактически камерный. Александр Чайковский вообще отказался от скрипок. Солирующий альт он отдал, разумеется, Юрию Башмету. Но Башмет тут особо и не утруждается, - соло короткие и скорее атмосферные. Нет валторн. Одна труба и один тромбон. Три альта, три виолончели, три контрабаса. Зато много солирующей домры, баяна, цимбал. Дирижер Денис Власенко справился с таким составом без проблем. Как водится у А.Чайковского, опера то и дело переходит в мюзикл а-ля Бернстайн, или латино, или фанк, или рок-н-ролл, или снова к Шенбергу. Такая композиторская манера. Это не очень современно, зато фундаментально и роскошно.

Юрий Башмет и Денис Власенко
Юрий Башмет и Денис Власенко

Хоры МГК, Гнесинки, Нижнего Новгорода, Тулы и даже ФСБ разведены по функционалу. Кто-то в древнегреческом духе аки моральный авторитет, кто-то непосредственный участник событий аки глас народа. И это было, кстати, самым интересным моментом оперы, тем «глубинным народом» Суркова, - то выходящим на первый план (как случайные посты в Твиттере), то разделяемым серой массой толпы общим недоумением от действия властей. Личностями и массой одновременно. Героем или ничтожеством в зависимости от обстоятельств. Прекрасное осмысление сегодняшней повестки в историческом контексте композитором, достойное наивысших похвал, ведь оно прописано в партитуре.

А ведь есть еще два протагониста, спетые контратенорами Владимиром Магомадовым и Олегом Рябцом в ролях собственно Бориса и Глеба. Они тут не действующие лица, их уже убили. Они скорее моральные авторитеты, то и дело раздающие всем сестрам по серьгам. Почему именно контратеноры? Думаю, для пронзительности, для ангельской сущности. Возьми сюда теноров — они сюда вплетут мужскую эмоциональность, возьми басов — получишь бескомпромиссность и неоспоримость. А контратеноры как голос с небес, ангелы, с которых взять нечего. Они уже ангелы.

А ведь есть еще танцевальная группа «Мим-оркестр», но она показалась скорее чужеродной. Приемы балета «Тодес» не очень подходят к древнерусскому эпосу. Скорее, уж русский классический балет был бы тут куда более адекватным.

«Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском»

Новую хоровую оперу Александра Чайковского уместно сравнивать с «Боярыней Морозовой» Щедрина или отчасти с «Царем Эдипом» Стравинского. Но это скорее свойственное худруку Московской филармонии и завкафедрой сочинительства МГК видение музыки как симбиоза всех жанров, имеющее полное право на жизнь. В силу обстоятельств, сочинение оперы заняло всего два с половиной месяца. Поменялся режиссер — начинал худрук театра Сац Георгий Исаакян, закончил Павел Сафонов и более чем достойно, причем стоит отметить эффектную сценографию Алексея Трегубова. Другой вопрос, где еще можно будет воспроизвести такой масштабный и необычный состав, помимо грантовых фестивалей. Возможно, Александр Чайковский перепишет со временам партитуры под один хор и камерный оркестр, и тогда «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском» получит вторую жизнь в новых интерпретациях.

Вадим ПОНОМАРЕВ

02/05/2019 - 03:23   Classic   Концерты
XI международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета в Ярославле открылся громкой премьерой кантаты «Двенадцать» Алексея Сюмака на стихи Александра Блока для солистов и оркестра.

Сюмак — один из самых заметных учеников профессора Александра Чайковского (у него тут своя премьера, но об этом позже) в московской консерватории. Победитель Конкурса молодых композиторов им. П. Юргенсона (2003, 2005) и Пифийских игр (2006), Алексей Сюмак ныне буквально нарасхват. Из поколения условно 40-летних он плодовит и художественно разнообразен. Много сотрудничал с режиссером Кириллом Серебренниковым («Киже», «Станция» и «Реквием» с Курензисом), с Борисом Юханановым («Сверлийцы. Эпизод III»). Обладатель премии фестиваля «Золотая Маска»-2018 за музыку к опере «Cantos» (Пермский театр оперы и балета, дирижер Теодор Курентзис). Преподает в МГК, один из музыкальных кураторов модного театра «Практика».

В кантате «Двенадцать», законченной в прошлом году, Сюмак не «нарушил сознательно все каноны традиционного академического жанра», как он говорит про иные свои произведения. Напротив, в прочтении мистического текста Блока композитор будто идет привычными постмодернистскими тропами — 20-е годы прошлого века явно ассоциируются у него с привычными именами: Мосолов, Гавриил Попов, ранний Шостакович, Чесноков и т. д. Он декомпилирует эстетику каждого из них, и нанизывает на звук препарированного духового оркестра тех же лет с частушками. Получается почти что киномузыка. Тревожный звук революционных лет в символическом видении Блока:

Революцьонный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

Ноты кантаты Алексея Сюмака (фото из аккаунта автора)
Ноты кантаты Алексея Сюмака (фото из аккаунта автора)

На премьере пели солистка Большого театра сопрано Екатерина Щербаченко и тенор Ярослав Абаимов, ныне солист «Новой оперы». Им пришлось непросто: Сюмак не слишком щедр на мелодии (если не сказать обратного), почти половина текста Блока отдана речитативу, да и сам текст непрост даже для его выговаривания. Блоковский текст, кажется, не сокращен, или же это этого незаметно. А вот сокращенный состав оркестра «Новая Россия» (в него включен баян, и это прекрасная тембровая находка) расслаблен, не испытывая никаких проблем с бесконечными повторами простых мелизмов, - музыканты явно получают удовольствие. Революционная эстетика потребовала значительной акцентировки на ударных инструментах, акценты почти сродни равелевскому «Болеро», хотя ближе к коде окутываются зыбистой трясиной эффекта «обратного воспроизведения пленки» у оркестра. Отчего особенно звонко играет финальная фраза Блока «В белом венчике из роз — Впереди — Исус Христос». Фраза прозвучала более чем эффектно.

Екатерина Щербаченко и Ярослав Абаимов
Екатерина Щербаченко и Ярослав Абаимов

Оставила вопросы практика отдавать явно мужские фразы Блока к сопрано, и наоборот. На премьере художественных обоснований этому уловить не удалось, но это может быть следствием премьерной же сырости. А в целом — это яркое произведение, которому вполне может обещаться долгая исполнительская судьба. Главная тут сложность — вовсе не оркестровка, а необходимости достижения идеальной органики у вокалистов. Чтобы каждая фраза звучала как только что придуманная и сказанная, чтобы не обращаться в агитку.

Исполнение «Слова о полку Игореве» 
 Александра Чайковского
Исполнение «Слова о полку Игореве» Александра Чайковского

На гала-концерте открытия прозвучало масштабное произведение учителя Сюмака — профессора Александра Чайковского «Слово о полку Игореве». Премьера была в феврале на сочинском фестивале Башмета, а аккурат к ярославскому вышел компакт-диск с записью драматической симфонии для чтеца (им стал Михаил Ефремов), альта Юрия Башмета, симфонического и народного оркестра (как и на пластинке, на сцене играл Государственный народный ансамбль «Россия»). Собственно, это и стало презентацией CD, вышедшего на фирме «Мелодия». Дирижер — Фредди Кадена, эквадорец, окончивший МГК и с тех пор регулярно участвующий в фестивале «Московская осень» и вообще охотно играющий всю современную российскую музыку.

Актер Михаил Ефремов находится в отличной творческой форме и, тем не менее, до сих пор испытывает заметные затруднения с чтением текста «Слова о полку Игореве», пусть и пересказанный современным русским языком. Живого слова не получается. И еще его очень много. Букв много. Получается примерно как с Шекспиром — когда русским актерам доводится быстро произносить его текст, все превращается в странноватый радиоспектакль. Хоть как-то приблизить его к речи современного человека не удалось (и не факт, что Чайковский имел таковую цель). Но Ефремов сделал все, что мог, к нему никаких претензий. К тому же Чайковский затейливо окружил текст приличным количеством звуковых трюков: стилизации сыплются как из мешка. Чайковский переосмысливает архаику и современность, Глинка обращается в Римского-Корсакова, а оба вместе — в плач Ярославны. За этим очень интересно наблюдать, при известной доле наслушанности. Это выглядит как изощренное шоу фокусника. Получается ли у этой эквилибристики добавленная стоимость — судить уже слушателю и времени.

Виолончель Надеж Роша
Виолончель Надеж Роша

Башмет не был бы Башметом, если бы не пригласил на фестиваль одаренную молодежь. Прекрасно показала себя молодая швейцарская виолончелистка Надеж Роша, выпускница Кельнской консерватории, лауреат конкурса «TONALi».

Надеж Роша
Надеж Роша

У нее гибкая плавная кисть, мягкое романтическое звукоизвлечение и отменная старая виолончель с характерным глуховато-певучим тембром. В концерте №1 Сен-Санса чуть-чуть не хватило разве что акцентов — там, где нужен энергичный штрих, юная красавица продолжает играть привычно-элегично, лишая Сен-Санса должного контраста и объема. И все же Роша произвела прекрасное впечатление.

Сергей Накаряков и оркестр «Новая Россия» п/у Юрия Башмета
Сергей Накаряков и оркестр «Новая Россия» п/у Юрия Башмета

Виртуоз Сергей Накаряков, российско-израильский трубач, ныне живущий в Париже, вряд ли нуждается в представлении. Тут на фестивале он продемонстрировал свой любимый прием виртуоза - сыграл переложение для флюгельгорна знаменитой «Вариации на тему рококо» Петра Чайковского, эталона для виолончели. На конкурсе Чайковского эти вариации — обязательный номер в конкурсе виолончелистов. Накаряков же традиционно использует подобные переложения, чтобы продемонстрировать максимум возможностей инструмента. Получилось, хотя и с оговорками. Все же флюгельгорн физически не приспособлен к множеству изощренных пассажей, а в таких произведениях они генетически заложены в память слушателя. Что никак не отменяет виртуозности артиста, и овация после его выступления выглядит абсолютно заслуженной.

Юрий Башмет и Сунвоок Ким
Юрий Башмет и Сунвоок Ким

Завершился гала-концерт симпатичным исполнением концерта для фортепиано с оркестром ля минор Эдварда Грига, солировал пианист из Южной Кореи Сунвоок Ким.

Фестиваль продлится до 9 мая.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Рада ЛАМБРИНИ

23/02/2018 - 16:54   Classic   Концерты
Впервые на Зимнем фестивале Юрия Башмета в Сочи прошел гала-концерт исполнителей на народных и академических инструментах. По сути, баттл.

Отчасти это связано с тем, что в Академии для молодых исполнителей на фестивале впервые появился департамент народных инструментов, пока только русских (хотя про баян так уже не скажешь...). Неудивительно, что пришла в голову мысль соединить на одной сцене симфонический оркестр, ансамбли народных инструментов и сольных исполнителей. Итого — на сцене Зимнего театра Сочи сразу три больших коллектива — симфонический оркестр «Новая Россия» п/р Юрия Башмета, Государственный академический русский народный ансамбль им. Л.Зыкиной «Россия» и Санкт-Петербургский молодежный оркестр национальных инструментов «Терема».

Юрий Башмет
Юрий Башмет

После оркестровой увертюры «Руслан и Людмила» показал себя ансамбль «Россия», сидящий тут же на сцене по левую руку от «Новой России». Фантазия Куликова на тему «Липа вековая» оказалась неспешной, с переливающимися дробями балалаек и домр.

Олег Пискунов
Олег Пискунов

Финал концерта-симфонии для балалайки с оркестром Цыганкова играли уже вместе, солировал Олег Пискунов. Партия тут виртуозная, но Пискунов показал мягкое звукоизвлечение и отменную технику. Оркестр и ансамбль прозвучали вполне сыгранно, а затем на сцену вышел и сам растроганный автор, он же педагог Академии…

Олег Пискунов и оркестр «Новая Россия»
Олег Пискунов и оркестр «Новая Россия»

Вечно «бисовый» номер Юрия Башмета — русская песня из «Мавры» Игоря Стравинского. Но тут сюрприз в том, что «Новая Россия»-то молчит, а играют переложение для ансамбля народных инструментов! Вместо скрипичных четных всхлипов — пиццикато балалаек и домр, и это действительно необычно. Башметовский альт невероятно элегичен и лукав, как всегда. С народными инструментами кажется, будто привычный оркестр слегка огрубили и минимизировали — так это забавно слышать. Хотя сыграла «Россия» превосходно.

Юрий Башмет и «Россия»
Юрий Башмет и «Россия»

Но ждали больше мировую премьеру Александра Чайковского «Слово о полку Игореве» - написанный специально по заказу фестиваля Башмета эпос с участием актера Михаила Ефремова, «Новой России» п/у Дениса Власенко, солирующего альта Юрия Башмета, да еще и ансамбля народных инструментов «Россия».

«Слово о полку Игореве»
«Слово о полку Игореве»

Жесткие тембры народников напоминают порой звучание жесткого клавесина поверх бархатной мягкости симфонического оркестра. Михаил Ефремов читает яростно: «Лучше убитым быть, чем пленным быть!», и Чайковский нагнетает: суровые арпеджио, атональные тревожные пассажи что у оркестров, что у солирующего альта. Перкуссия панически потрескивает. Лишь на лирическом монологе про любовь к России и ее рекам ненадолго напряжение спадает. И вновь дело к битве: пробуждаются барабаны.

Михаил Ефремов
Михаил Ефремов

Музыка А. Чайковского тут столь кинематографична (или мультяшна, как посмотреть), что буквально иллюстрирует этот древний текст на современном русском, хотя и не буквально. И этот образный язык необыкновенно «идет» тексту, выглядит сегодняшним прочтением. Влияние Шостаковича и Стравинского очевидно, и тоже уместно. Финальное «Князьям слава и дружине!» обыгрывается в противовес траурным хриплым глиссандо альта вниз, в самые низкие хрипы, и завершается бодрым «Аминь» от Ефремова. Автор тут же, в зале, и внимательно слушает.

Александр Чайковский
Александр Чайковский

Эклектичную «Садовую симфонию» того же Александра Чайковского сыграли задорно, в первую очередь в силу бойкости солистов, сплошь преподавателей Музыкальной академии на фестивале. Они показывали отменное мастерство — Михаил Дзюдзе (бас-балалайка), Александр Цыганков (домра), Вячеслав Афанасьев (домра-альт), Фридрих Липс (баян). Оркестр «Новая Россия» мягко поддерживал их, но больше находился в каком-то своем отдельном самодостаточном мире, несмотря на все усилия Дениса Власенко.

Михаил Дзюдзе, Александр Цыганков, Фридрих Липс и Вячеслав Афанасьев
Михаил Дзюдзе, Александр Цыганков, Фридрих Липс и Вячеслав Афанасьев

Концертино для цимбал и оркестра народных инструментов Курьяна примечательно тем, что первую половину цимбалы играют на приглушенном ленточкой тембре, фактически как перкуссия. И лишь во второй ленточка убирается, и тут уже звучит мелос, да еще с подтяжками, глиссандо и прочими яркими эффектами для зрителя. Вероника Прадед с оркестром «Терема» именно эффектно и сыграла.

Вероника Прадед и «Терема»
Вероника Прадед и «Терема»

Баттулга Ванчиндорж
Баттулга Ванчиндорж

А дальше началась национальная музыка. В Сочи приехал Баттулга Ванчиндорж, специалист по тувинскому горловому пению морин хуур, спел монгольскую народную «Хоёр нутгийн эрх». Оркестровый «Рассказ старого горца» Гольского представил кавказские мотивы, и весьма технично. Особенно громкие аплодисменты снискала виртуозная исполнительница на казахском кобызе Азиза Бейсенгулова — ее техника и ощущение музыки практически симфоничны. Георгий Нефедов на балалайке виртуозно сыграл «Скерцо» Жилинского.

Азиза Бейсенгулова
Азиза Бейсенгулова

Георгий Нефедов
Георгий Нефедов

Культовый духовик и вокалист Роберт Юлдашев сначала выдал электронный мощный сет «Легенда о журавлях» в духе Deep Forest вместе с ансамблем «Курайсы» и «Теремами», а затем вместе с Юрием Башметом и дудукистом Вартаном Арутюняном исполнил впечатляющую версию «Крунк» («Журавль») с «Новой Россией» и «Теремами».

Роберт Юлдашев и «Курайсы»
Роберт Юлдашев и «Курайсы»

Роберт Юлдашев
Роберт Юлдашев

Завершился этот длинный мультикультурный гала-концерт русской народной песней «Степь на степь кругом» в исполнении всех трех оркестров.

«Степь на степь кругом»
«Степь на степь кругом»

Если цель была в том, чтобы показать, как много впечатляющих музыкантов есть в мире на национальных инструментах — цель достигнута. Солисты были как на подбор. Если целью было приобщить публику к искусству балалайки или кобыза — скорее нет, от такой плотности звука непривычных инструментов публика уходила из зала. Но скорее всего, это была первая ласточка — необходимо продумать формат премьер с участием национальных инструментов так, чтобы это было максимально эффектно, содержательно и аутентично.

Вадим Пономарев
Фото: Алексей Молчановский

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Александр Чайковский
Александр Чайковский

Роберт Юлдашев и Вартан Арутюнян
Роберт Юлдашев и Вартан Арутюнян

Роберт Юлдашев
Роберт Юлдашев
27/02/2017 - 19:44   Classic   Концерты
Двумя мировыми премьерами завершился в Сочи юбилейный X Зимний фестиваль искусств Юрия Башмета.

На гала-концерте закрытия фестиваля впервые были исполнены Концерт для альта с оркестром японского композитора Ацухико Гондаи (он приехал на фестиваль и работал в жюри конкурса молодых композиторов) и снова Концерт для альта с оркестром Кузьмы Бодрова. Все они, конечно, написаны для Юрия Башмета, - а дополнительной изюминкой стал тот факт, что Башмет играл их со своим Юношеским оркестром.

Юрий Башмет и дирижер Клаудио Ванделли
Юрий Башмет и дирижер Клаудио Ванделли

И тут стоит начать именно с оркестра, за создание которого на днях Башмет получил премию от Правительства РФ. Оркестр и удивил. Можно себе представить, что детский оркестр претерпевает всяческие смены состава, собирается вообще относительно редко. Но ожидать, что Юношеский оркестр будет играть почти четырехчасовую программу финального гала-концерта с очень непростой музыкой столь слаженно и чисто — это сюрприз.

Первый всероссийский юношеский оркестр
Первый всероссийский юношеский оркестр

Некоторая несогласованность ощущалась только в стартовой Увертюре к опере «Сорока-воровка» Россини, а дальше оркестр словно включил второе дыхание — чистейший звук на всех произведениях без исключения. Смотря на детей, многим их которых нет и 16 лет, можно только удивляться скрупулезной работе педагогов оркестра и все освежающей руке дирижера Клаудио Ванделли.. Всероссийский юношеский оркестр — это теперь именно оркестр, боевая единица, слаженный и тонко отстроенный механизм.

Ацухико Гондаи, Юрий Башмет и Клаудио Ванделли
Ацухико Гондаи, Юрий Башмет и Клаудио Ванделли

Теперь о премьерах. Акварельные пейзажи Ацухико Гондаи — мост между условно западной и условно восточной культурами. Он совершенно не пользуется какой-либо ориентальной экзотикой, концерт написан именно для стандартного европейского оркестра. При этом не ощутить колорит японской культуры решительно невозможно. Конечно, это те самые течения воды в реке и виды цветущей сакуры на фоне Фудзиямы, привычные по хокку и японским акварелям. Глубоко национальные архетипы Гондаи укутывает в актуальные формы подачи, тут и Стравинский вспоминается, и Скрябин. Для альта Башмета каких-либо особенно выигрышных соло не прописано, но музыка-то атмосферная…

Аналогичный концерт Кузьмы Бодрова, уже много написавшего для Башмета (да хоть «Севильский цирюльник» и «Не покидай свою планету» тут же на этом фестивале показаны) словно оправдывается за всю хитовость и 7/40, звучавшие тут ранее. Этот Бодров — сумрачный, расхристанный, дисгармоничный. И это даже не способ подачи, а стиль жизни. Башмет стоит на сцене тенью диавольского гения Гергиева, и пилит неровные интервалы. И получает удовольствие! Сложно объективно оценить первое исполнение, но на первом ухе слышится и свежесть, и дерзкость, но и некоторая вторичность композиции. Есть любопытные «расхристанности», которые интересно было бы услышать еще не раз. Но в целом это довольно тяжелое испытание для публики, которой немало ушло из зала именно на Бодрове.

Денис Мацуев
Денис Мацуев

Спасителем и камертоном вечера стал Денис Мацуев с Рахманиновым и Паганини, «Рапсодия на тему Паганини». Мацуев приехал свежим, выспавшимся, и крайне оптимистичным, долго хвалил за кулисами Башмета за качественный подбор фестивальной программы. И Рапсодию сыграл виртуозно, без трюкачеств или силовой поддержки, сыграл точно, со вкусом и расстановкой. После такого Рахманинова все современные произведения в сет-листе концерта пришлось сравнивать с Рахманиновым, и далеко не все ее прошли....

Клаудио Ванделли и Вадим Репин
Клаудио Ванделли и Вадим Репин

Скрипач Вадим Репин играл Бруха, концерт №1 для скрипки с оркестром, соль минорный. И Брух любим Башметом, и Репин не раз выступал блестяще на его фестивалях. А тут словно не задалось. Уже в первой части почувствовалась некоторая тяжесть, свинцовая тяжесть смычка. И далее Репин скорее боролся со скрипкой, заставлял ее функционировать, нежели трактовал Бруха. Конечно, придраться можно было разве к не совсем чистым ускорениям-виртуозностям, но скорее просто это был не день Репина. Так бывает и у самых великих.

Ави Авиталь
Ави Авиталь

Еще один важный гость — Ави Авиталь (Израиль). Да-да, вот такая перенасыщенная программа случилась на закрытии фестиваля. Это самый известный в мире мастер академической мандолины. Он играл не самое очевидное - «6 миниатюр для мандолины и струнных» Сулхана Цинцадзе, бисовые номера по сути, включая обработку «Сулико». Человек-праздник Ави Авиталь безукоризненно интонировал, и снискал бурю заслуженных аплодисментов после практически каждой миниатюры.

А завершился юбилейный Зимний фестиваль искусств Башмета серенадой. Серенада La Grande была написана Александром Чайковским несколько лет назад специально для Юношеского оркестра, и сам Башмет впервые за вечер вышел дирижировать ею. Элегантные отсылки к серенадам Моцарта и Петра Ильича тут скорее реверанс самой эстетике, как если бы задаться целью скомпоновать некий условный Greatest Hits из лучших серенад мироздания, и чуть-чуть посмотреть на них из-за угла… Произведение эффектное, в меру глубокое, и прекрасно демонстрирующее возможности всех оркестровых групп. И тут Юношеский не подвел. Если к духовым еще можно было как-то придраться, то к струнным и ударным только цветы приносить. Что зрители и делали.

10-й фестиваль завершился. 11 тысяч зрителей, 3 концертных площадки, аншлаги на всех концертах. Приехали точно лучшие — музыка, театр, балет. Приехал даже гонконгский оркестр народных инструментов и сыграл вместе с «Солистами Москвы»! И сольно тоже сыграл. Мастер-классы, лекции, совещание директоров филармоний, видео-арт, развивающие программы для детей… Джаз-легенда Сандоваль... Фестиваль получился цельным и многогранным. Это жемчужина в пестром одеянии многочисленных сочинских фестивалей. И уже известно, что 11-й точно будет.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

Клаудио Ванделли и Вадим Репин
Клаудио Ванделли и Вадим Репин

Денис Мацуев
Денис Мацуев

Денис Мацуев
Денис Мацуев

Юрий Башмет, Кузьма Бодров и Клаудио Ванделли
Юрий Башмет, Кузьма Бодров и Клаудио Ванделли
23/02/2017 - 18:40   Classic   Интервью
Известный композитор Александр Чайковский рассуждает о пути композитора к слушателю.

В рамках юбилейного X Зимнего фестиваля искусств Юрия Башмета в Сочи прошла лекция Александра Чайковского на тему «Как найти свой путь к слушателям. Нужна ли современная музыка людям?»

Народный артист РФ Александр Чайковский - композитор, пианист, педагог. Он является профессором, заведующим кафедрой сочинения Московской консерватории. Кроме того, он художественный руководитель Московской филармонии.

Мы публикуем краткие тезисы выступления композитора, полная версия лекции доступна в аудиоформате.

Александр Чайковский

О мотивации композитора

Очень важно, от кого поступает предложение, в каком зале это будет играться, и даже величина гонораров. Чаще я пишу для публики, ведь повторные исполнения тоже предполагают гонорар (улыбается). Но чаще меня просят не писать что-либо авангардное, сложное, чтобы не отпугнуть публику. У меня был опыт написания и успешной, и безуспешной музыки. И не знаю, чего больше. Иногда неуспешная музыка вдруг спустя время становится успешной, и наоборот. Мой коллега сказал как-то, что если вдруг мигом умрут все современные композиторы, то это заметили бы лет через сто. И думаю, он прав. Очень многое из музыкальной культуры утрачено, мы не знаем музыки многих ныне не существующих народов. Шёнберг объявил, что изобрел додекафонию, но на самом деле она существовала в древние времена среди арабских племен. Объяснить феномен успеха музыки я не могу, и было бы слишком просто — взять и объяснить.

Моцарт должен был постоянно получать заказы. Он писал сюиту для очередной графини. И ехал дальше, чтобы найти заказ от другой графини. Во времена Чайковского уже были авторские, Петру Ильичу немало платили, и он мог позволить себе поехать писать «Пиковую даму» во Флоренцию, ведь он получал три тысячи в год, это были огромные деньги. Конечно, думаешь об успехе, когда пишешь что-то. Композитор — тот же лицедей, который приноравливается к обстоятельствам, особенно если пишешь на заказ. Чайковский писал на заказ оперы и балеты, а симфонии писал «для себя». В каждой из его шести симфоний можно найти минимум одну часть, явно написанную в целях экспериментов, то, чего никогда не встречалось в его же балетах и операх. И все равно. Первая симфония заканчивается плясовой, вторая заканчивается фрагментом песни «Журавли», в четвертой — в финале «Во поле береза стояла» после сложнейшего диалога деревянных и духовых… Только в шестой симфонии практически ничего нет для отдыха слушателя. Когда он уже был богатым успешным человеком, имел множество предложений, - и в этот период жизни практически не обращал внимания на потребы слушателей.

Асафьев писал, что композитор обязательно должен давать слушателю что-то ему знакомое, узнаваемое, за что слушатель может зацепиться и понять язык автора, его правила игры. Думаю, Асафьев был прав. Так нужно делать, если композитор не имеет цели написать нечто настолько новое и неузнаваемое для слушателя, не обращая на него внимания. И так нужно делать. Это дилемма, которая сопровождает любого композитора.

О взаимоотношениях с исполнителями

Всегда есть проблема исполнителя. Если раньше главным был композитор, он же обязан был быть исполнителем своей музыки, то с XIX века началось расслоение. Композитор стал передавать свои полномочия исполнителю-виртуозу, а виртуозы иногда становились композиторами - Паганини, Лист, Шопен. Иногда композитор был дирижером — Малер, например.

В XX веке и особенно сейчас композитор стал просто композитором, он ничего не играет. Большинство молодых композиторов вообще не могут играть ни на каком инструменте, даже на фортепиано. Все сочиняют на компьютере, и с компьютера слушают сочиненное. Тесной связи между композитором и исполнителем нет, она становится эфемерной. Что плохо, на мой взгляд, - композитор и исполнитель люди одной крови. И композитор перестает думать и о публике, и об исполнителе. Кроме того, композитор должен иметь представление о технологии каждого инструмента, особенностях звукоизвлечения.

О публике и музыкальном образовании

Публика - это еще одна «стена» на пути композитора к успеху. Публика должна иметь хотя бы основы гуманитарного знания, и иметь уважение к той культуре, на которую она пришла. Здесь много вопросов к нашему образованию. Есть особенности нашей культуры вообще — в наших церквях может петь хор, но не могут играть на музыкальных инструментах. Для сравнения, в католической церкви всегда есть орган, перед каждым посетителем церкви лежат ноты, и если ты с детства ходишь в церковь, - ты худо-бедно понимаешь ноты, слушаешь Баха. А у нас в школах отменили уроки музыки, закрыли хоры… Это ужасно. Мы не расширяем аудиторию для классической музыки, у нас это 1% от населения, а в Германии — 3-5%. У нас нет такого, что публика хочет что-то узнать, и в ней это воспитывается. При этом очевиден некий протест публики — они ходят на классические концерты в знак протеста против того, чем их пичкают с экрана телевизора или на радио.

О скандалах

Сейчас нет скандалов и драк, как было на премьере «Весны священной» Стравинского. У меня самого были провалы и скандалы. Я написал балет «Ревизор» для Кировского театра, премьера была во время Олимпиады-80. И зрители (скорее всего подосланные) начали кашлять во время спектакля, срывать его, и даже возникла потасовка с артистами балета.

О критериях успеха

Критериев успеха нет, наверное. Непонятно, когда хлопают на премьере, а потом никакого выхлопа нигде нет — это успех? Играют три или пять раз в год, - когда успех больше? Наверное, если играют часто — это отчасти успех. С другой стороны, если тебя хотя бы один раз сыграют в Большом зале консерватории — значит, заслужил. Если тебя играют хотя бы один или два раза в месяц в разных местах — наверное, это все-таки успех. Если тебя играют большие артисты — это тоже признак успеха. Когда меня играют Юрий Башмет, Борис Березовский или Виктор Третьяков — я считаю себя успешным. Но все это очень эфемерно, в любой момент тебя могут забыть, и ты будешь надеяться только на то, что потомки найдут твою музыку и им она понравится.

О сочинении Сюиты для двух оркестров (струнного и китайского)

Летом мне предложили написать сочинение для двух оркестров, обычного и китайского. У Тан Дуня такой есть, и нужно еще одно для совместного концерта. Я был ошарашен. В Китае я никогда не был, китайской музыкой не занимался, и даже не знаю, как они играют на своих инструментах.

Я долго думал, и придумал зацепиться за китайскую живопись. Эти картины я нашел в книге по истории искусств Китая, жаль, что на концерте по техническим причинам не удалось показывать их во время исполнения. Мне прислали список инструментов и видео, как на них играют. У большинства инструментов очень маленький диапазон, чуть больше октавы. У этих инструментов разная громкость, это тоже надо было учитывать. И как все это будет сочетаться по балансу с нашим струнным оркестром? Ну, вроде получилось. Китайцы — большие профессионалы, как оказалось.

Аналогичная история у меня была в Азербайджане, где мне заказали музыку с участием тара, народного инструмента. Тар оказался мощным по громкости и на удивление хорошо сочетающимся с обычным оркестром. Но я надеюсь, что больше таких головоломок мне решать не придется...

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

21/02/2016 - 02:01   Classic   Новости, Профи
Завершился II Конкурс молодых композиторов памяти Сергея Прокофьева в рамках IX Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи.
В жюри конкурса вошли Александр Чайковский (председатель жюри), Юрий Башмет, Александр Соколов, Юрис Карлсонс (Латвия), Кшиштоф Мейер (Польша), Арвидас Мальцис (Литва), Патрик де Клерк (Бельгия) и Алексис Сориано (Испания).

Жюри конкурса
Жюри конкурса

По условиям конкурса, в нем могли принять участие профессиональные композиторы не ранее 1980 года рождения, оплатившие вступительный взнос 3 т.р. или 50 евро, и представившие на конкурс одно сочинение для фортепианного трио, квартета или квинтета (длительность 10-15 минут).

В финальный тур вышло всего пять композиторов. Их произведения играли перед членами жюри музыканты оркестра «Новая Россия».

Музыканты «Новой России» играют премьеры произведений молодых композиторов
Музыканты «Новой России» играют премьеры произведений молодых композиторов

Выбор жюри таков. Дипломом награжден Петр Тучков 1991 г.р., студент Санкт-Петербургской консерватории, за произведение Grande Rondo Aestuosi для фортепиано, скрипки и виолончели. Он получил 20 т.р. Третью премию решили не присуждать.

Вторую премию разделили шотландец Джордж Стивенсон 1987 г.р., студент Московской консерватории, за «Проблески» для фортепиано, скрипки и виолончели, а также Антон Прищепа 1983 г.р., завотделом оркестровых духовых и ударных в Колледже им. Гнесиных, за Квартет для скрипки, альта, виолончели и фортепиано. Вторая премия составляет 60 т.р.

Первую премию разделили Никита Мндоянц 1989 г.р., преподаватель кафедры инструментовки композиторского факультета Московской консерватории, за Квинтет для фортепиано и струнных, а также Екатерина Бузовкина 1994 г.р., студентка ГМПИ им. Ипполитова-Иванова, за произведение Astoria M. Первая премия составляет 80 т.р.

Финалисты конкурса молодых композиторов
Финалисты конкурса молодых композиторов

- Мы совещались с математической педантичностью и жесткими профессиональными требованиями, - сказал председатель жюри Александр Чайковский. - И это решение принято единогласно.

- Любое из представленных в финале произведений можно ставить в концертную программу, - похвалил участников Юрий Башмет. - Хочется пожелать вам мелодических откровений, хотя я понимаю, как сложно написать мелодию, которая запомнится на долгие годы, и пожелать смелости в гармониях. Мы услышали много интересных находок. Желаю вам смелости и фантазии! И еще — думайте об исполнителях. Необязательно делать сложные размеры, которые долго потом разучивать и репетировать, очень часто даже в обычных 4/4 достаточно сместить акценты, и будет интересно. Чем больше будет ваша музыка исполняться, тем дольше будет ваша жизнь в музыке. Этот конкурс — трамплин для вас. Ставьте перед собой планки все выше и выше!

Жюри слушает произведения
Жюри слушает произведения
20/02/2016 - 04:54   Classic   Концерты
Юрий Башмет на своем Зимнем фестивале искусств в Сочи сыграл отдельную программу, посвященную теме байроновского Гарольда.
Он объединил сразу три произведения, посвященные Гарольду. Помимо классического берлиозовского «Гарольд в Италии», в программу вошли And Harold again («И снова Гарольд») малоизвестного автора Олега Фельзера и симфония-баллада Александра Чайковского «Гарольд в России».
Юрий Башмет
Юрий Башмет

В автобиографической поэме «Паломничество Чайльд-Гарольда» впервые проявился типичный тип байроновского героя — прекрасно образованный, скептичный, циничный, протестный, высокомерный, обольщающий, таинственный. Сам Юрий Башмет вряд ли подходит под все требования Байрона, однако у него есть альт — инструмент, которому Гектор Берлиоз отдал всю сущность героя. По легенде, Паганини сам заказал это произведение Берлиозу, желая сыграть нечто невероятное на альте, однако впоследствии был разочарован трактовкой Берлиоза — уж слишком невиртуозной, по его мнению. И все же альт, тягучий и таинственный, настолько подошел к образу Гарольда, что теперь разорвать с ним связь немыслимо.

В компанию к Берлиозу Юрий Башмет подобрал весьма нетривиальных компаньонов. Родившийся в Баку и умерший в 1998 году в США композитор Олег Фельзер, преподаватель Бакинской консерватории, в поздних периодах творчества был весьма авангарден. В And Harold again он смело миксует традиции американских авангардистов вроде Штокгаузена с романтизмом Караева и перформансами, например, выпиванием бокала вина. Башмет вспоминал, что на Фельзера ему посоветовал обратить внимание Альфред Шнитке, а к этой программе его камерное сочинение пришлось как нельзя кстати.

Денис Власенко дирижирует «Новой Россией»
Денис Власенко дирижирует «Новой Россией»

Правда, Башмет был вынужден немного извиняться перед публикой. Вдруг не поймут? Он вышел из-за кулис с темой Берлиоза и длинными речами, чтобы объяснить публике — сочинение Фельзера наследует традициям Берлиоза, переосмысляет их. В самом деле, Фельзер помещает основные мелодические темы Берлиоза в парадоксальный для них контекст, и иронически наблюдает, как они справятся с таким соседством. Темы справляются. Постмодернистская ирония не плодоносит — из всего столь изобретательного конструктора в памяти остаются только фразы Берлиоза… Однако сам опыт переосмысления хорош, хотя и предсказуем. Уж сколько раз пытались мелодии Моцарта или Чайковского вставить хоть в постмодернизм, хоть в рэп — а они вчистую переигрывали своих лаборантов. Следует отметить отменную работу молодого дирижера Дениса Власенко — он все понимал, все чувствовал и предчувствовал на два шага вперед.

«Новая Россия», Юрий Башмет и Денис Власенко
«Новая Россия», Юрий Башмет и Денис Власенко

Сочинение Александра Чайковского совсем иное. Это даже не фантазия на заявленную в заглавии тему «Гарольд в России», сколько еще одна попытка смены контекста. У Байрона Гарольд не заезжал в Россию (это все эпоха наполеоновских войн), но как не столкнуть его с «Могучей кучкой» или с Рахманиновым, к примеру? Что получится? Утрированно почвенническое восприятие России против избалованного британского аристократа, - чем это закончится? Александр Чайковский, дирижировавший в этот вечер «Новой Россией», ответа дать не смог или не захотел. Он сыграл барствующую, благолепную Россию — против умного и циничного критика. И хотел бы присудить победу той «России», но ум (и роскошная грусть Башмета на альте) все пересилили. Остался привкус незавершенности, и восхищение от обилия стилизаций.

Александр Чайковский и Юрий Башмет
Александр Чайковский и Юрий Башмет

Наконец, долгожданный «Гарольд в Италии». Тут Башмет, дирижируя и одновременно играя, отдается власти стихийного восхищения противоречивой и такой манящей фигуре Байрона (Гарольда). Это даже не признание в любви, но гимн самовлюбленности, самости, здравому скепсису. Хотелось бы больше бунтарства, но для Башмета сейчас явно важнее романтизм героя.

Все три произведения объединяет главное — солирующий, беспредельно солирующий альт. Неумолкающий. Юрий Башмет играл их как драматическое действо, по нарастающей. Сначала упрямый, потом иронический, затем сардонический альт. Когда и где еще такое услышишь в столь композиционно выверенной форме?

А вот когда. Эта программа «Бенефис альта. Три Гарольда» уже игралась в январе в Московской консерватории. Но представление в Сочи отличалось важным отблеском — именно 19 февраля композитору, профессору Московской консерватории, народному артисту России, худруку Московской филармонии Александру Чайковскому исполнилось ровно 70 лет. Он приехал, дирижировал, получил цветочную корзину от мэра Сочи Анатолия Пахомова… Они старые и близкие друзья с Башметом, и 70-летие на сцене — прекрасный и действительно неповторимый подарок. Звезда в фестивальном соцветии Зимнего международного арт-...

Александр Чайковский
Александр Чайковский

... Кстати, Башмет рассказал интересную байку про Чайковского и Лондон, ранее не озвученную. Башмета пригласили в Лондон сыграть произведение Александра Чайковского, а вот автора не пригласили - дескать, нет денег. Тогда Башмет попросил композитора дописать каденцию, а в ней указать: «исполняется на фортепиано исключительно автором». Сразу после отсылки партитуры в Лондон деньги тут же нашлись...

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Юрий Башмет рассказывает
Юрий Башмет рассказывает
Юрий Башмет и Александр Чайковский
Юрий Башмет и Александр Чайковский
Юрий Башмет
Юрий Башмет
21/02/2015 - 04:02   Classic   Концерты
«Мой XX век. Бенефис альта с Юрием Башметом» - так названа одна из самых непростых для восприятия программ VIII Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи.
Юрий Башмет
Юрий Башмет

В свой альтовый концерт Башмет осознанно собрал «редкое и любимое». Редкое — это Концерт-поэма для альта с оркестром Романа Леденева, а любимое, что понятно, посвященные самому Башмету Концерт №2 «Этюды в простых тонах» Александра Чайковского и «Стикс» от Гия Канчели. Но аспект просветительства тоже очевиден: авангард и додекафония XX века многими воспринимается только в исполнении музыкантов масштаба Башмета.

Общий вид зала
Общий вид зала

В этот раз объединилась могучая кучка — Башмет, его оркестр «Новая Россия» (дирижирует далеко ему не чуждый восхитительный Александр Сладковский), камерный хор Краснодарской филармонии, а за роялем — сам автор Александр Чайковский, худрук Московской филармонии и профессор Московской консерватории.

Масштаб очевиден, и спрос от того тоже немалый.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Концерт-поэма Романа Леденева — из раннего периода творчества композитора, написанный 50 лет назад, он впервые прозвучал в исполнении учителя Юрия Башмета — Федора Дружинина. Это ни в коем случае не авангард, но скорее — вкрапление элементов додекафонии в традиции Шостаковича, еще один шаг. Башмет играет здесь максимально жестко, в сравнении с его привычно-мягким звучанием. Поэма полна страстных диссонансов, смелых смен тональностей, упрямого нажима. Документ эпохи.

Юрий Башмет и Александр Чайковский
Юрий Башмет и Александр Чайковский

«Этюды в простых тонах» названы так Александром Чайковским прежде всего за явное обыгрывание шестидесятнического увлечения американским регтаймом и атмосферой итальянского кино-неореализма. Произведение зрелое и при этом заигрывающее с масс-культурой, не теряя при этом достоинства. Чайковский не видит позитивного исхода в этой игре, неизменно заканчивая кодами-апелляциями к традициям русской симфонической культуры. Альтист Юрий Башмет не столь в этом уверен, но мысль автора доносит максимально ровно. Оркестр под управлением Сладковского свежо трепещет, альт стонет в желании высказать наболевшее, рояль Чайковского рассылает назидательные месседжи — исполнение случилось кровоточащее.

Александр Сладковский, Александр Чайковский и Юрий Башмет
Александр Сладковский, Александр Чайковский и Юрий Башмет

Юрий Башмет
Юрий Башмет

«Стикс» (1999) - одно из любимых произведений Канчели для Башмета. Оно требует смешанного оркестра и хора, что весьма непросто, так что это именно фестивальный проект. Камерный хор филармонии был весьма аккуратен в экспрессии (обычно это главный затык для концертного исполнения). Башмет играл привычно надрывно и горько, - все паззлы сложились. Атмосферные пассажи оркестровки прежде всего горчат воспоминаниями об ушедших, но по-прежнему дорогих и любимых людях. Отсюда все эти смены темпов, наслоения и сполохи эмоций. Именно затем нужен тут солирующий альт — скрипка менее строга в низких регистрах. И весь этот калейдоскоп воспоминаний требует крайне четкой работы с темпами, подачей, атакой звука, - с чем Сладковский справился превосходно. И духовые, и ударные звучали деликатно и в полной мере уместно. Размах «Стикса» велик — от грузинской залетной танцевальной мелодии до вселенского трагического вагнерианского размаха, - все получилось в этот вечер.

Юрий Башмет и Александр Сладковский
Юрий Башмет и Александр Сладковский

Программа концерта требовала серьезной душевной работы от слушателей Зимнего театра. Копания в собственных воспоминаниях, восприятия непростых симфонических форм, результирующего из разнообразных посылов собственного вывода. Это именно сотворчество, - требующее затрат, но и дающее невероятное духовное да и просто физическое удовольствие.

Ушли с концерта не с пустыми руками.

Вадим ПОНОМАРЕВ, Сайт Юрия Башмета
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

Александр Чайковский, Юрий Башмет и Александр Сладковский
Александр Чайковский, Юрий Башмет и Александр Сладковский

Общий вид зала
Общий вид зала

Цветы для маэстро
Цветы для маэстро

Страницы