Камерный хор Московской консерватории

14/01/2015 - 18:20   Классическая музыка   Концерты
Нет, нет, речь пойдёт не о стихотворении Пушкина и не о русской зимней вьюге, а о мировой премьере неизвестной оперы русского композитора XIX века Александра Алябьева «Буря» по одноимённой пьесе Шекспира.

История её появления такова. Рукопись оперы, которой исполнилось 175 лет, никогда не издавалась и хранилась в архивах. Сначала в Музее Московской консерватории, затем — в Музее музыкальной культуры им. Глинки. Но вот настал момент выхода из забвения алябьевского опуса — им заинтересовалась Ярослава Кабалевская, когда работала над диссертацией «Буря» Шекспира в музыкальном искусстве». После успешной защиты диссертации родилась идея постановки неизвестного доселе произведения Алябьева, которую осуществила Московская консерватория при поддержке Министерства культуры России в рамках проекта «Открытая сцена» Департамента культуры Москвы.

Художественным руководителем проекта стала доктор искусствоведения, профессор Евгения Кривицкая, а исполнительным продюсером и научным консультантом — Ярослава Кабалевская.

«Буря»
«Буря»

Конечно, для постановки «Бури» была необходима исследовательская работа по восстановлению и расшифровке оригинальной партитуры. Часть ее оказалась бесследно утраченной. Решили ввести сюжетнообразующие фрагменты из шекспировской «Бури» для целостного восприятия оперы. К тому же выяснилось, что Алябьева еще ранее интересовала «Буря» Шекспира, он создал музыку к ней в русскоязычной версии князя Шаховского и сочинил как самостоятельное произведение оркестровую пьесу под тем же названием. Над партитурой оперы трудился Кузьма Бодров, сделав специальную редакцию для камерного оркестра и включив в неё оркестровую пьесу «Буря».

В постановке приняла участие серьёзная творческая бригада: два коллектива Московской консерватории: Камерный оркестр и его музыкальный руководитель, и дирижёр Феликс Коробов и Камерный хор под художественным руководством Александра Соловьёва, автор сценической версии, режиссёр и актёр Петр Татарицкий, молодые певцы, в том числе выпускники и студенты Московской консерватории, и драматические актёры.

Буря Алябьева

«Бурю» Алябьева показали три раза: в Концертном зале Хлебного дома Музея-заповедника «Царицыно», на фестивале «Декабрьские вечера» в Музее изобразительных искусств им. Пушкина и в Рахманиновском зале Московской консерватории. Я побывала на последнем представлении. Оно оказалось очень удачным. Замечательная акустика, наличие сцены, где было удобно оркестру, певцам и актёрам, и верхняя галерея для хора.

Проект Московской консерватории познакомил слушателей с другими гранями творчества русского композитора. Для широкого зрителя Алябьев известен как автор салонных романсов и прежде всего знаменитого «Соловья». Здесь же мы услышали композитора, исповедующего эстетику романтизма, умело соединившего традиции русской романсовой культуры и принципы немецкой романтической оперы, в том числе и Вебера. Конечно, строго говоря, «Бурю» назвать чистой оперой трудно. Она приближается к жанру музыки к драматическим спектаклям, что было распространено и во времена Шекспира, и в годы творчества Алябьева. Но сочиненные композитором арии, дуэты и ансамбли принадлежат оперному искусству. И постановка, наполненная подтекстами и скрытыми смыслами, осуществлённая Московской консерваторией, несмотря ни на что, позволяет причислить «Бурю» Алябьева к оперному жанру.

Буря Алябьева

В самое начало спектакля постановщики включили один из известных монологов Гамлета, который произносит главный герой «Бури» законный герцог Миланский Просперо, и это не нарушает стройность «Бури», а наоборот обогащает её современное восприятие. Авторы спектакля, объединяя Гамлета и Просперо как людей мыслящих, которые чувствуют за собой ответственность за всё происходящее, испытавших разочарование, в результате укрупняют образ Просперо и делают более понятным его приход к всепрощению. Действительно, Просперо духовно близок Гамлету, он тоже гонимый, а потом и изгнанный из Милана. Пройдя через предательство, суеверие и волшебство, он остается над добром и злом, постигая истинные ценности бытия.

Буря Алябьева

Роли главных героев Просперо, его дочери Миранды, Фердинанда, сына короля Неаполитанского Алонзо, который становится женихом Миранды, и духа воздуха Ариэля исполняют певцы и драматические артисты. Сделано это режиссёром и артистами убедительно. Во-первых, это позволяет зрителям правильно ориентироваться в происходящих событиях, а во-вторых, обогащает образы героев. Драматические монологи и диалоги органично переходят к пению, эмоционально насыщая друг друга. Хочется отметить всех вокалистов: баса Максима Кузьмина-Караваева — Просперо, меццо-сопрано Ирину Суханову — Миранду, сопрано Дарью Давыдову — Ариэля и особенно Сергея Радченко, яркий тенор которого радовал пластичностью и красотой звучания. Да и все драматические актёры справились со своими ролями, наиболее интересными были Петр Татарицкий — Просперо и Анастасия Безинских — Ариэль. Точную атмосферу альбьевско-шекспировского спектакля создал замечательный Камерный хор консерватории.

Камерный хор консерватории
Камерный хор консерватории

«Бурю» посвятили двум датам — 450-летию со дня рождения Шекспира и 175-летию с момента написания оперы Александром Альбьевым. Спектакль получился не о прошлом, а о настоящем. Он никого в зале не оставил равнодушным, потому что в яркой сценической форме поднял извечные проблемы человеческих взаимоотношений в их контрастности: жажда власти, предательство и чистая любовь, победа человеческого разума и низость людских поступков…

Буря Алябьева

Хочется, чтобы «Буря» Алябьева-Шекспира не осталась только единожды представленным проектом, а продолжала свою активную творческую жизнь.

Елизавета ДЮКИНА
Фото - Елена АРТЮШЕНКО

17/09/2014 - 11:59   Классическая музыка   Концерты
Сезон Большого зала Московской консерватории был открыт концертом Камерного хора Московской консерватории под управлением своего художественного руководителя Александра Соловьёва.

Невозможно не заметить, что А. Соловьёв никогда не упускает случая отдать долг памяти и огромного уважения создателю этого коллектива и своему учителю Борису Тевлину. В каждой программке хора написано, что сей хор основан профессором Борисом Тевлиным.

Сам по себе факт предоставления права открытия сезона Большого зала московской консерватории для любого коллектива есть признание его высокого профессионального и художественного уровня.

Камерный хор Московской консерватории
Камерный хор Московской консерватории

В целом, что касается непосредственно самого хора, очевидно, что коллектив находится в прекрасной технической форме. Не зря же минувшим летом Камерный хор Московской консерватории стал обладателем трех золотых медалей «World Choir Games» в столь разных номинациях: «Смешанные хоры», «Духовная музыка», «Современная музыка». Причем эти медали получены в Латвии, где традиции хорового пения очень сильны. Этому камерному хору подвластны любые формы хорового музицирования: от мягкой кантилены в обработке всем известных и любимых «Тонкой рябины» или «Степь да степь кругом» до ошеломительного виртуозного хорового стаккато в «Посмотри, какая мгла» Танеева. Коллектив владеет богатой палитрой хоровых красок. Это позволяет ему иметь в репертуаре музыку совершено разного характера от Бортнянского до Пахмутовой и шаманской «Кунгалы». Такая широта репертуара заложена самим создателем этого коллектива Борисом Тевлиным.

Хочу назвать некоторые особо удавшиеся номера в большой программе концерта. Очень проникновенно прозвучал концерт Василия Калинникова «Камо пойду от Духа Твоего». Интересно исполнены «Pater Noster» Йозефа Свидера, «Каприччио» Кузьмы Бодрова (российская премьера), обработки четырех русских народны песен: «Тонкая рябина, «На горе-то калина», «Во поле березынька стояла» и «Степь да степь кругом» (солировал бас Дмитрий Волков). Великолепно солировала в нескольких номерах и хормейстер Мария Челмакина.

Есть и некоторые замечания, но они не к исполнению, а исполняемым сочинениям или обработкам. Так совершенно неоправданным, с моей точки зрения, стало принесение в жертву смысла ради формы в «Stabat Mater» Витаутаса Баркаускаса. Я имею в виду ничем не оправданный разрыв канонической конструкции Stabat Mater dolorosa на две части в самых первых тактах сочинения, в которых dolorosa отрывается от первых двух слов.

Неудачным показалась мне обработка шедевра Яна Френкеля «Журавли» на стихи Расула Гамзатова в переводе Наума Гребнева. Мне кажется обязательным указывать в программе имя переводчика, поскольку песня написана и прославилась именно в переводе Гребнева. И мне показалась излишне усложненной её обработка и чрезмерная вокализация. Есть много песен, особенно времен войны или о войне, которым противопоказаны пышные обработки и вокализация. По своей сути они требуют большего аскетизма, не отвлекающего от самого их содержания. К числу таких песен относятся и «Журавли» Френкеля. Не очень удачной была и обработка «Мелодии» Александры Пахмутовой.

В концерте приняли участие два инструменталиста. Студент V курса Московской консерватории пианист Наиль Мавлюдов очень хорошо выступил в качестве концертмейстера, но не был убедителен в исполнении II и III частей из фортепианной сонаты № 7 Сергея Прокофьева. Зато очень удачно выступил баянист Михаил Бурлаков, исполнивший «Oblivion» и «Libertango» Астора Пьяццоллы.

Упомянутые замечания не могут помешать высоко оценить этот концерт.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

17/01/2014 - 05:03   Классическая музыка   Концерты
Два концерта с чрезвычайно интересными программами дал в Малом зале консерватории Камерный хор Московской консерватории (КХ МК) – художественный руководитель Александр Соловьев.

Первый из них состоялся 16 ноября 2013 года в рамках XXXV международного фестиваля современной музыки «Московская осень 2013» и был посвящен хоровым премьерам фестиваля. Второй – 23 декабря 2013 года и был посвящен Рождественской встрече друзей профессора Бориса Тевлина – основателя этого коллектива.

Продолжая замечательную традицию Б. Тевлина, Камерный хор Московской консерватории уделяет большое внимание исполнению хоровой музыки современных авторов. Так случилось и в этих двух концертах. Продолжается и ещё одна традиция КХ МК– многие авторы, как и раньше, посвящают свои сочинения хору и Борису Тевлину, а теперь и новому худруку хора Александру Соловьеву.

Программа концерта 16 ноября с самого начала формировалась как вечер премьер, поскольку проходил в рамках «Московской осени». В концерте прошли 11 мировых премьеры: Ефрема Подгайца на стихи Николая Рубцова (Посвящение Б.Г. Тевлину), два из пяти номеров цикла Дмитрия Горбатова на стихи Владислава Ходасевича, «Концерт памяти Б.Г. Тевлина» для скрипки и хора a cappella» Кузьмы Бодрова, «Что над морем глубоким» Татьяны Чудовой (Посвящения Камерному хору Московской консерватории), хор Данияра Дианова «Размышление» на стихи Фёдора Тютчева, Три поэмы Толибхона Шахиди на стихи Дж. Байрона и Дж. Руми, «Вокализ» Ирины Дубковой (Посвящения А. Соловьеву), «Сапгир-симфония» Юрия Евграфова, один номер из триптиха «Страшнi cловi» Андрея Гордейчева, «Три стихотворения Семёна Росина» Романа Леденёва, «В минуту музыки», «Ave Maria» Сергея Мовчана. Прозвучали хор Юрия Буцко, финал оперы Родиона Щедрина «Левша», часть из «Реквиема» Сергея Слонимского и Концерт для хора «Откровение» Юрия Воронцова.

В концерте выступили великолепные солисты: Никита Борисоглебский (скрипка), солисты оперных театров: Алексей Татаринцев (тенор, «Новая опера»), Лариса Костюк (меццо-сопрано) и Михаил Давыдов (баритон, оба – «Геликон-опера»). Очень удачно выступил Ансамбль солистов «Студия новой музыки» – художественный руководитель Владимир Тарнопольский. Собрать в одном концерте столько хороших солистов непросто! Их участие говорит о доверии этому коллективу.

Очень важно, что в концерте, кроме А. Соловьева дирижировали выпускники кафедры Современного хорового исполнительского искусства Московской консерватории, созданной Борисом Тевлиным: Алла Куликова, Мария Челмакина и Тарас Ясенков.

В концерте прозвучало много хорошей музыки. Особо хочу отметить сочинения Щедрина, Слонимского, Шахиди, Буцко.

В программу концерта 23 декабря вошли пять сочинений из концерта 16 ноября из общего количества 23 сочинений. Это свидетельство огромной работы хора и его дирижёров-дипломников кафедры Современного хорового исполнительского искусства Московской консерватории, руководимой профессором Львом Конторовича, число которых составило девять человек. Это ли не свидетельство продуктивности работы кафедры.

В программу Рождественской встречи друзей Бориса Тевлина вошли не только хоровые, но и инструментальные произведения. В частности весьма интересно и оригинально прозвучал Гавот из Оркестровой сюиты № 3 ре минор, BWV 1068 в переложении для ансамбля Кузьмы Бодрова в исполнении ансамбля солистов «Студии современной музыки», который открыл концерт. В его программе выступили Светлана Абзалова (сопрано), Михаил Бурлаков (баян), Денис Голубев (гобой), Иван Мовчан (кларнет), Евгения Кривицкая (орган), Станислав Малышев (скрипка).

Прозвучали сочинения не только российских композиторов, но и зарубежных, в том числе Астора Пьяццоллы и Исаака Альбениса, оригинальные обработки народных песен.

Оба концерта получились очень насыщенными и, несмотря на их длительность, время пролетело незаметно. Они свидетельствуют о том, что созданная Борисом Тевлиным кафедра Современного хорового исполнительского искусства успешно работает в направлениях, заложенных её создателем, оправдывает свое название и находится в авангарде хорового музицирования. То же можно сказать и о Камерном хоре Московской консерватории, который, следуя традициям Б. Тевлина, не замыкается в накатанном репертуаре, а интенсивно ищет новые пути и расширяет свой репертуар, не забывая и о шлифовке исполнительского мастерства.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSMuz.com»