Вадим Пономарев

23/01/2018 - 03:04   Classic   Интервью
Юрий Башмет рассказал на пресс-конференции о фестивале в честь 65-летия и 50-летия творческой карьеры о том, что 50-летие как альтиста для него приоритетнее.

В ТАСС прошла пресс-конференция с участием Юрия Башмета и директора «Русского концертного агентства» Дмитрия Гринченко. 24 января знаменитый альтист празднует свое 65-летие. В Москве пройдет большой фестиваль под названием «Юрий Башмет — 50 лет на альте». 24 января в зале Чайковского пройдет концерт «Планета Башмета» с участием звезд — С.Крылов, А.Рудин, О.Мустенен, М.Кварта, Ж.-Л. Понти, К. Хабенский, Д.Арбенина, Н. Катамадзе, А.Сладковский и другие примут в нем творческое участие.

Юрий Башмет и Дмитрий Гринченко<
Юрий Башмет и Дмитрий Гринченко

- Я простужен и иногда буду кашлять, извините, - начал Юрий Абрамович. - Сначала о сюрпризах этого фестиваля. Я обратился к молодым альтистам, успешно начавшим свою карьеру с предложением выучить концерты, посвященные мне. Это замечательные молодые альтисты, четверо сыграют эти концерты. Конкурс альтистов тоже пройдет, в этом году впервые по новой формуле — только победители других конкурсов, это как Гран При всех конкурсов мира. Необязательно иметь первую премию, но необходимо войти быть в числе победителей.

Услышать произведения, специально написанные для Башмета, можно будет 28 января в Большом зале консерватории.

Но 65-летие — не главное, считает Башмет.

- Я не считаю, что цифра 65 такая уж яркая. Это будет скорее юбилей 50 лет с альтом. Это был когда-то серьезный судьбоносный поворот в моей жизни. Альт — часть моего тела и моей души. Я праздную наш с ним юбилей. И есть третий нелишний — смычок. Из Дрездена мне привезли смычок за 12 восточно-немецких марок. И я до сих пор играю всю жизнь этим смычком! Он подошел мне идеально. Смычок должен совпадать по весу и размеру с альтом, а я должен их подружить между собой. А вообще в моем возрасте музыканты на струнных не играют, дело в оттоке крови и рука всегда вывернута, - пианисты на сцене живут дольше. Но Давид Ойстрах и Яша Хейфец справлялись все-таки, и играли до старости.

Директор «Русского концертного агентства» Дмитрий Гринченко рассказал, что юбилейный концерт состоится в трех отделениях, и все гости будут выступать в третьем. А обещанное представление «Планета Башмета» пройдет в первом отделении, и это будет необычный концерт. Это постановка, в которой будет много не очень известных фактов о Башмете.

Юрий Абрамович рассказал о своем общении со Стингом.

- Со Стингом у меня был концерт в Нью-Йорке в фонд детских болезней и партии зеленых. Его делала его супруга. Было много номеров разных знаменитых музыкантов, и мой любимый Стиви Уандер был. И часто на сцене появлялся Стинг. Я ему дал альт — а можешь на этом попробовать сыграть? И он заиграл! И очень достойно сыграл. Потом уже я узнал, что когда-то он учился играть на контрабасе. Потом встретились с ним во Флоренции на квартире общих знакомых, и он пел песню «Прокол Харум», а я играл на рояле. Он поет и поет, а я даже не знаю, что там дальше играть, и он даже обиделся, что я не знаю продолжения…

Новости музыки NEWSmuz.com спросили у Башмета, как он относится к нашествию корейских и японских альтистов и других инструменталистов, побеждающих на многих конкурсах, в том числе на последнем конкурсе молодых альтистов самого Башмета.

- Я бы не назвал это нашествием, нашествие - страшное слово. Техника победила тогда, когда мы ее начали терять. Наши профессоры не от хорошей жизни стали преподавать за рубежом. Весь мир всегда делился на русскую и американскую школу. Мы расточительно относились к своим талантам, мягко говоря. На конкурсах побеждают часто корейские и японские ученики российских учителей. А до этого 15 лет на всех конкурсах побеждали советские скрипачи и виолончелисты. Это было тогда советским нашествием! Китаянка, которая победила на прошлом конкурсе, сыграет 25 января Губайдулину. Усов сыграет Эшпая. Музыка развивается волнами, как мне кажется. Будет еще сильнее по технике и композиции, потом будет обязательно слабее. Волны! Но что азиатская сторона мощно выступает сейчас и по вокалу и по исполнительству — это ясно. Они очень работоспособные. А мы - разленились.

Юрий Башмет и Дмитрий Гринченко
Юрий Башмет и Дмитрий Гринченко

Победителей нашего конкурса альтистов уже многие знают в мире. Кому-то поддержка уже и не нужна. Усов работает у меня в «Солистах Москвы», но я всегда отпускаю его на фестивали. Ну сыграем не пятью альтистами, а четырьмя — а он зато сыграет Паганини где-то в Японии.

Напомним, VIII международный конкурс альтистов «Виола Мастерс» пройдет в конце января, заключительный гала-концерт состоится 1 февраля в зале «Филармония-2».

Вадим ПОНОМАРЕВ

17/10/2017 - 06:06   Classic   Интервью
Директор симфонического оркестра Москвы «Русская филармония» Гаянэ Шиладжян рассказала о битве оркестра за внимание широкой публики.

С оркестром «Русская филармония» ситуация вообще уникальная - это единственный городской полноразмерный оркестр в городе Москва. Есть федеральные, есть областные - а городской один. При этом оркестр, базирующийся в ММДМ, развил невероятную активность - программы с компьютерной графикой, аккомпанирование величайшим поп- и рок-звездам мира и России... Наконец, главный дирижер у него - Дмитрий Юровский, из славной династии Юровских.

С директором оркестра Гаянэ Шиладжян, стоявшей у истоков создания «Русской филармонии», мы встретились в ее кабинете в ММДМ, только что после ремонта, и оттого заставленной коробками с вообще всем - дисками, чайными чашками, дипломами... И еще перед большими концертами с программами Queen&ABBA Symphony 22 октября в Кремле и «Золотыми хитами рока» 24 ноября в Доме музыки.

Гаянэ Шиладжян
Гаянэ Шиладжян

- Чем, по вашим ощущениям, работа в оркестре отличается от работы в театре? Вы ведь работали в «Новой опере» и «Геликоне».

- Театр это зрелище. Люди приходят послушать голоса, посмотреть режиссуру, драматургию, декорацию, костюмы. С оперным театром проще. Это музыкальный спектакль.

- Проще?

- Конечно. С симфоническим концертом сложнее. Мы ограничены только музыкой. У нашего народа нет такой традиции - регулярно посещать концертные залы. Всё это происходит очень спонтанно или вообще никак. Сейчас только-только закладывается традиция ходить в оперу, на симфонические концерты. Я надеюсь, что это хотя бы 1-2% населения Москвы.

- Но разве так не везде? Разве в Кейптауне по-другому?

- Там я не работаю. Но в Европе существует уже сложившаяся культура — по воскресеньям утром ходить в церковь, а вечером в пятницу, субботу, воскресенье посещать светские музыкальные мероприятия. И этой традиции придерживаются даже в самых маленьких провинциальных городках, к примеру, Франции, Австрии, Германии, Италии.

- Но ведь условный Стинг не приезжает в эти маленькие города. А в Париж приезжает, и там ведь совсем другая ситуация?

- Это колоссальный выбор мегаполиса. Мне с нашими концертами «Русской филармонии» нужно конкурировать и со всем количеством кинотеатров, ресторанов, клубов, оперными и драматическими театрами и с крупнейшими концертными площадками, как Кремль, Крокус, Консерватория, зал Чайковского. Мне нужно заинтересовать зрителя, зацепить его внимание!

Возьмем, к примеру, «Мастера и Маргариту». Вы на что охотнее пойдете — на литературные чтения романа или на спектакль?

- Лично я однозначно на спектакль.

- Вот вам фактор зрелища. То же с оперой. Воспроизводится один и тот же материал, но эффект разный.

- Но в административном смысле театр наверняка сложнее — кроме музыкантов, там еще певцы, постановщики…

- В административном плане везде сложно. Мы все работаем, да простят меня уважаемые коллеги, в сфере обслуживания населения, так сказать, культурным продуктом. Я стала говорить таким официальным языком. Да, мы проигрываем театру в зрелищном отношении. Зато у оркестра есть возможность предложить слушателю живое исполнение любимых музыкальных произведений, пригласить в концерт звездных солистов, открывать молодые имена, давать новую жизнь известным рок- и поп-композициям, можем аккомпанировать оперным дивам или поп-рок легендам. Было бы желание – тогда найдутся широкие возможности, как можно привлечь зрителя на концерт симфонического оркестра. Вопрос: как это подать.

- А в творческом смысле? У меня, когда заходит речь об оркестре «Русская филармония», сразу мысль, что это нечто модное… разножанровое. Но ведь эти слова по большей части ругательные в академической среде.

- Да, я стремлюсь к тому, чтобы наш оркестр был модным и популярным! А главное, концерты, которые мы делаем, - это очень качественный продукт. Возможно, новое слово или открытие нового музыкального жанра для широкой аудитории. Потому что музыкальная академическая публика в лучшем случае насчитывает 0,5% от всего населения Москвы, а я стремлюсь расширить ее, как минимум, на 15-20%, привлечь молодежь в концертные залы, убрать стереотип, что концерт симфонического оркестра – это скучно и неинтересно. Да, я хочу, чтобы это было модно. Ничего плохого в этом не вижу. Главное, что музыканты оркестра «Русская филармония» в любом жанре остаются высочайшими профессионалами и играют с удовольствием. Ведь не просто так все отмечают особую энергетику наших концертов.

- Бывали случаи отказа академистов от сотрудничества с оркестром по этой причине?

- Никто не может упрекнуть оркестр «Русская филармония» в том, что мы выдаем некачественный продукт. Нас даже в шутку называют «СОБР» - симфонический оркестр быстрого реагирования. В принципе, родоначальник этого жанра - Леонард Бернстайн. Мюзикл «Вестсайдская история» был написан именно в жанре симфонического кроссовера. Потом London Symphony Orchestra подхватил эту идею, и появились так называемые концерты в джинсах, а также записи альбомов симфонического оркестра с группами Beatles, Led Zeppelin, Майклом Джексоном и другими.

- Но ведь гадости льются? Уж и про «Геликон» сколько всего говорят, а про вас и того больше…

- Видимо, это судьба современного искусства. Значительно проще критиковать, чем что-то хорошее сделать самостоятельно. Я не знаю, что говорят про «Геликон», - мы идем ровно посередине. У нас четкий баланс классических академических концертов и концертов других жанров. Особое мастерство наших музыкантов: после микрофонных рок-концертов переключиться и сыграть Моцарта.

- А как вы этого достигаете? У вас есть отдельные репетиции для микрофонных концертов?

- В первую очередь, это зависит от того, кто стоит за дирижерским пультом. К каждому концерту – свой репетиционный график.

- Зачем вообще «Русская филармония» взялась играть такие программы — рок-концерты, саундтреки к голливудским боевикам?

- Это не концерт из саундтреков, это новый концертный жанр live cinema. Зрители смотрят полноценный фильм с титрами от начала до конца, но все саундтреки слушают в живом исполнении симфонического оркестра. Этот жанр набирает популярность. Мы уже не раз исполнили «Гладиатор», «Крестный отец», «Пираты Карибского моря», «Титаник», «Властелин колец». Когда ты слышишь этот саундтрек, понимаешь, что другой музыки на этот сюжет написать было невозможно. Впереди у нас новая работа с «Чужими». Вообще я мечтаю сыграть фильм «Телохранитель», там что ни песня, то хит, как и в «Крестном отце».

- Вы еще озвучивали «Метрополис» Фрица Ланга.

- Да, это была наша первая работа. Там была оригинальная музыка Готфрида Хупперца из оригинального саундтрека фильма. Для оркестра в таких проектах главное — концентрация и выносливость. В случае с «Метрополисом» - это немой фильм и 2 часа 40 минут чистой музыки, без пауз, не опуская инструмента! Тяжело.

- А сами музыканты не говорят Вам, - лучше бы Рахманинова сыграли!

- Мы и Рахманинова играем, и Чайковского. Просто время диктует находить новые формы концертов.

- А история с саундтреками — она из-за денег?

- Не только. Важно расширить наш репертуар и аудиторию. Финансовая составляющая, конечно, тоже важна. К сожалению, мы не получаем грант, как все федеральные оркестры, и поэтому заработанные деньги идут в фонд заработной платы оркестра, чтобы приблизиться к уровню заработной платы оркестров-грантополучателей в Москве.

- Правительство Москвы выдает вам только зарплату?

- Да, финансирование идет на зарплату и налоги. Примерно 30% из нами заработанных средств идет также на зарплату музыкантам, а остальные – на нашу хозяйственную деятельность: это и аренда залов, и оплата приглашенных солистов, и реклама. Начнем с того, что никто так не работает, как «Русская филармония». У нас концертная организация полного цикла. Сначала надо концерт придумать, арендовать зал, подобрать солистов и дирижера, сделать рекламу, распространить билеты…

- То есть вы оправдываете название «Русская филармония»?

- Полностью.

- В прошлом году вы играли с «Би-2» на «Нашествии», и это было заметно.

- Мы не первый год сотрудничаем с Лёвой и Шурой. У нас совместные планы вплоть до 2020 года. Музыкальный материал у ребят очень богатый. Симфонический оркестр – равноценный партнер и полноправный участник шоу.

- На «Нашествии» Вы сказали, что хотелось бы, чтобы 200 тысяч людей, слушавших вас на рок-фестивале, пришли бы на ваши концерты. Они пришли?

- Проверить это невозможно, но я надеюсь. Например, когда мы работали в Кремле с легендарным Иэном Гилланом, в конце концерта он сказал, что «Русская филармония» - один из лучших оркестров, с которым ему довелось работать. Через несколько дней мы играем классический концерт. Ко мне подходит молодая женщина и говорит: «Гаянэ, я услышала «Русскую филармонию» в первый раз на концерте Гиллана, теперь купила билет на ваш классический концерт. Никогда не думала, что оркестр, который играет рок, может так великолепно играть классику. Спасибо Вам за это».

- В целом у вас какая публика?

- Публика у нас разная. Мы стараемся ориентироваться и на молодежь. Сегодня слушатель пришел на «Классику рока», завтра — на «Безумные танцы», потом пойдет на Вивальди и Пьяццоллу. И Чайковский с Рахманиновым не за горами! Мы занимаемся популяризацией классики для широкой публики.

- Это просветительство добровольное, или изначально при создании оркестра подразумевалась эта концепция?

- Это все взаимосвязано! Оркестр был создан для популяризации филармонической деятельности. Но никому не интересно работать в пустом зале. Будет неинтересная программа – будут пустые залы. Не будешь расширять репертуар симфонического оркестра — будешь видеть в зале, в основном, седые головы. Сейчас время другое, и оркестр должен быть другим – современным, модным. Ведь посмотрите, как стали отличаться постановки в театрах. Я не говорю, что они все хорошие или плохие, они – другие.

«Русская филармония»
«Русская филармония»

- А в чем была идея создания городского оркестра? Изначально же это был оркестр канала «ТВ-6». Ведь в Москве много оркестров...

- Да, с 1996 года на канале «ТВ-6 Москва» был создан медийный оркестр. В мае 1998 года я пришла в оркестр, прямо перед дефолтом. С сентября канал по понятным причинам перестал финансировать оркестр и встал извечный вопрос: что делать? На тот момент в Комитете по культуре Москвы было около 100 театров, но ни одного оркестра. Вот и появилась идея создания оркестра Москвы. И теперь где-нибудь в Лондоне сердце сжимается от гордости, когда объявляют: Moscow City Symphony Russian Philharmonic. Поверьте, это очень радостно слышать со сцены Роял Фестивал Холла, Сэнтори Холла или Брукнерхауса. Да, мы оркестр Москвы!

- Это был смелый шаг. Ездишь по России, и когда слышишь про губернский или муниципальный оркестр, - они же влачат жалкое существование.

- Это все зависит от руководства. В свое время в 2008 году мэр Москвы сделал для нас особые финансовые условия. Но за десять лет, к сожалению, эта сумма не выросла, а наоборот.

- Очевидно, что ваш оркестр — детище Лужкова. А Собянин приходит на ваши концерты?

- Конечно. У нас есть несколько фотографий с концертов, где Сергей Семенович на фоне оркестра. Он даже открывал наш концерт на ВДНХ.

- Как вы делите площади Дома музыки с коллективами Спивакова? Есть формальное деление?

- Безусловно, мы благодарны Правительству Москвы и Владимиру Теодоровичу Спивакову, что в столице есть наш замечательный дом - Дом музыки. Сейчас даже трудно представить, как 15 лет назад музыкальная Москва жила без него.

У нас все формально прописано. В Доме музыки базируются два оркестра п/у Спивакова: Национальный филармонический оркестр России и Камерный оркестр «Виртуозы Москвы», благотворительный детский фонд Владимира Спивакова и Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония». Репетиционные площади делим по расписанию.

- Сцену Дома музыки вы арендуете?

- Да. Благодаря Правительству Москвы у нас специальные условия.

- Не могу не спросить, как началось ваше сотрудничество с нынешним главным дирижером Дмитрием Юровским?

- В первые 10 лет становления в оркестре сменился не один главный дирижер. Может быть, по моей неопытности, может быть, по их некомпетентности. Дирижер — это такой же музыкант, только с большим авторитетом. В первую очередь, музыкантам оркестра должно быть интересно работать с этим дирижером, и они должны его понимать и уважать. Главный дирижер должен заниматься творчеством. Т.к. мы молодой оркестр, а дирижерская профессия в России – вымирающая, я решила пригласить Дмитрия Юровского - младшего из мировой дирижерской династии. На тот момент Дмитрию всего лишь было 30 лет, а «Русской филармонии» - 10 лет. Совсем недавно мы совместно открыли наш 18-й сезон.

- У него получается совмещать работу у вас с руководством Новосибирским театром?

- Мы за год вперед согласовываем с Митей концертный график и программы. Иногда, конечно, бывают накладки, но это все решаемо. Единственное, что он практически живет в самолете.

- Почему столько коллабораций с поп- и рок-музыкантами, но почти нет коллабораций с джазовыми музыкантами?

- Мы неоднократно сотрудничали с Денисом Мацуевым и его джазовым трио, с Игорем Бутманом, Вадимом Эйленкригом. С Даниилом Крамером открываем Рождественский Christmas Fest 15 декабря. А с Валерием Гроховским 24 октября в Доме музыки у нас большой Гершвин-гала.

- Расскажите о предстоящем концерте Queen&ABBA в Кремле 22 октября.

- С таким размахом в Кремле это первый концерт. Он посвящен 45-летию создания группы ABBA. Впервые в Россию приезжает шведская победительница «Евровидения» Шарлотта Перелли и уже полюбившиеся московской публике шведские рок-певцы Магнус Баклунд и Йохан Бодинг, и харизматичный дирижер Ульф Ваденбрандт, которые летом этого года с оркестром «Русская филармония» раскачали Кремль концертом «Классика рока. The Best».

Честно скажу, этот проект я сделала для себя как подарок. Я очень люблю песни группы ABBA и восхищаюсь творчеством Фредди Меркьюри и Queen. В концерте - только золотые хиты двух этих групп. Для этого шоу были специально заказаны оркестровки в Швеции и в Лондоне. Одно отделение — ABBA, другое — Queen. Очень важно, когда артисты понимают, о чем они поют. Поэтому мы пригласили носителей шведской культуры. Безумная энергетика от драйва рок-вокала и мощи симфонического оркестра по-настоящему накроют зал. Вот так по-новому прозвучат культовые хиты Queen и ABBA.

Вадим ПОНОМАРЕВ

16/07/2017 - 07:06   Classic   Концерты
Гала-концерт мастеров искусств Израиля мог бы быть скучным, все-таки Зубина Мета или Манца Шлома тут не предвиделось.

В программе значились лишь солист Израильской оперы Феликс Лившиц и оркестр аккордеонов из Беер-Шевы. На деле получилось куда богаче. «Славянский базар в Витебске» захотел показать богатство израильской культуры, и сделал это по-домашнему. Сам Витебск — родина огромного количества творцов еврейской культуры, начиная с Марка Шагала.

Феликс Лившиц все-таки начал — он в жюри конкурса молодых вокалистов, и ему нужно было бежать затем на собственно конкурс. Уроженец Донецка и солист Донецкой оперы Феликс Лившиц с 1996 года работает и живет в Израиле. Он пел с оркестром Меты, проходил 7 лет стажировку в Метрополитен-опера, поет по всему миру. В этом году он даже вошел в отборочное жюри конкурса «Славянский базар» в Израиле. Это прекрасный тенор. Он начал со «Скрипача на крыше», продолжил чистым «Адажио» Альбинони. И вроде бы все спел, но неожиданно продолжил еще - «Санта Лючия» и даже «Живет моя отрада».

Затем вышел Jerusalem Keytlin Band – это семейный ансамбль выдающегося фаготиста Константина Кейтлина, ученика Аркадия Гурфинкеля, много лет игравшего в джаз-клезмер-бэнде «Apropos.Art» Юрия Поволоцкого. С Константином играют его жена Ольга (училась с ним в Иерусалимской академии музыки на флейте), и трое детей. Репертуар — все тот же клезмер с джазовыми оттенками. Дети играют на кларнете, скрипке и саксе. Играют не то, что умело, но на удивление точно. Ни одной технической ошибки. А соло Константина Кейтлина были и вовсе восхитительны, одну из которых он закончил феноменальным передувом.

Jerusalem Keytlin Band
Jerusalem Keytlin Band

Еще тут спела участница детского вокального конкурса 10-летняя Тали Купер. Девочка действительно неординарная (хотя окончательно судить можно будет после окончания мутации голоса). Но у нее действительно яркий сочный голос с прекрасными обертонами и природной певучестью. А еще артистизм. «Хаву Нагилу» она спела живо и с большим запасом диапазона. Потом Уитни Хьюстон с I can't live without you из фильма «Телохранитель». А затем ей еще вручили приз от дирекции «Славянского базара» за «мастерство и вдохновение». Возможно, у нее прекрасное будущее.

Еще одна отличная певица, лауреат 3 премии прошлогоднего конкурса вокалистов Анна Тимофей из Приднестровья, в 2013 году переехавшая в Израиль. У нее весьма специфическое звукоизвлечение, самое звонкое звучание в высоком и ультра-высоком регистре. И тут стоит вопрос репертуара. Она спела песню «Иерусалим — золото», песню из фильма «История любви», «Донс-донс-донс», Time To Say Goodbye и, самое главное, знаменитую сложнейшую арию из «Призрака оперы». И тут-то она оказалась на высоте — виртуозные верхние регистры она брала легко и технически точно. Хотя в обычных сопрановых ариях порой выглядела бледно. У нее действительно шикарный верхний регистр, иногда она переходит на ультразвук, и это удивительно легко и красиво.

Во втором отделении был ожидаемый «Оркестр аккордеонов» п/у Виктора Деренбойма. И тут множество смешанных впечатлений. Дело в том, что изначально оркестр Деренбойма был просто оркестром его студентов в консерватории Беэр-Шевы. А лет пять назад стал оркестром из любителей музыки в Беэр-Шеве. От профессоров консерватории до уборщиц. Требовать от любителей профессионального звучания некорректно. Выглядит-то все эффектно: 21 аккордеон, барабаны, бас, клавиши, рояль и отчаянно жестикулирующий перед ними дирижер. Соло на баяне. Но за рамки любительского звучания оркестр очевидно не выходит.

«Оркестр аккордеонов»
«Оркестр аккордеонов»

Была сыграна обширная программа, фактически сольный концерт. Попурри из еврейских песен, включая «Тум-балалайку», множество опереточных сценок (от «Марица» Кальмана до «Джудитты» Легара), мюзиклового Уэббера «Кошки», «Чардаша» Монти, попурри из советских песен (на «Катюше» дал стал петь зал)… Вокальные партии исполнила Изабель Мари — это было камерно, чисто, но без должного интонирования или даже артикуляции, хотя у певицы был микрофон. У оркестра явно выделялись солисты, они действительно профи, но во многих случаях звучание аккордеонов (в той же Memory в «Кошках») было нарочитым и ничуть не заменяющим привычные оркестровые струнные. Так что ощущения именно смешанные. Либо надо поднимать культуру звукоизвлечения, либо искать более харизматичную вокалистку. Потому что даже в Funiculì, Funiculà хотелось бы уже более четкой артикуляции или более чистого звучания аккордеонов.

В целом вечер Израиля в Витебске прошел по-домашнему. И это было именно знакомство с богатой традициями музыкой Израиля, чего и хотелось.

Вадим ПОНОМАРЕВ

16/07/2017 - 03:20   Classic   Концерты
В Витебской филармонии выступил необычный итальянский дуэт: маримба и скрипка, оба двоюродные братья.

Они родственники, эти двоюродные братья Клаудио Сантанжело и Стефано делл'Донне. Сантанжело — это целая династия перкуссионистов, и Клаудио (как и его сестра Франческо, с которой он выступал в России) — четвертое поколение. Более того, Клаудио — признанный композитор, его сочинения на многих международных конкурсах включены в программу обязательных произведений. Клаудио Сантанжело виртуозно играет не только на маримбе, но и на вибрафоне и разнообразной перкуссии.

Клаудио Сантанжело и Стефано делл'Донне
Клаудио Сантанжело и Стефано делл'Донне

И на концерте в Витебской филармонии Клаудио проявил себя как великолепный мастер, его техника игры на маримбе безупречна. Порой он бросал палочки и стучал по деревяшкам кончиками пальцев. Прозвучало несколько его произведений, и они хороши не только изысканной мелодикой, но и отменным чувством вкуса.

Увы, его партнер скрипач Стефано делл'Донне выглядел куда более скованным, и допускал просто неприличное количество технического брака даже в простых пассажах. Это можно было бы оправдать волнением перед незнакомой публикой, но Стефано не только допускал брак, но и очень странно интонировал — порой буквально приходилось догадываться, что имел в виду скрипач. При том, что большинство произведений более чем известны.

Программу составили преимущественно оригинальные обработки широкоизвестных тем, буквально классики, от Чайковского и Вивальди до Пьяццолы и киношлягеров. Все это можно было бы назвать «классика The Best». Все эти темы разложены на дуэт маримбы и скрипки, причем скрипка ведет главную мелодическую линию, а маримба выполняет роль изысканной аранжировки. Из-за проблем со скрипкой, приходилось следить в первую очередь за хитросплетениями партии маримбы, и она была хороша. Клаудио Сантанжело тонко сменял темпы, находил неочевидные варианты опеваний, иногда брал инициативу на себя — и тогда это было действительно прекрасно.

Аншлаг в зале филармонии привел и к восторженному приему дуэта. Остается ожидать гастролей Клаудио Сантанжело в России — одному или с сестрой. У нас высоко развито искусство игры на маримбе, одна только «Маримба плюс» чего стоит. Зато итальянцы умеют сделать все эффектно и изящно, причем не уходя из массового сегмента, не соблазняясь авангардами и атональностями. И массовый зритель это ценит.

Вадим ПОНОМАРЕВ

20/06/2017 - 16:01   Classic   Концерты
В Вятском Ярославской области завершился I международный музыкальный конкурс юных исполнителей «Вятское». Гран-при вокальной номинации получил 23-летний бас Илья Алтухов.

В жюри вокального конкурса входят: председатель жюри Никола Коста (Италия), президент концертного общества Giovine Orchesrta Genovese, член оргкомитета скрипичного конкурса им.Паганини, член совета директоров Театра Камольи; Екатерина Стародубровская, сопрано, профессор кафедры сольного пения РАМ им.Гнесиных, лауреат международных конкурсов, педагог; Дарья Зыкова, сопрано, ведущая солистка Большого театра; Оксана Попова, педагог, член Городского Экспертного совета Москвы; Елена Езерская, издатель и главный редактор «Музыкального журнала», музыкальный и театральный критик, организатор конкурсов и фестивалей.

«Мы находились в Вятском почти неделю, познакомились с этим чудесным уголком России и ее чудесными добрыми людьми. Это был значимый конкурс, было много интересных детей. Надеюсь, они через несколько лет проявят себя как настоящие артисты. Со своей стороны, я приглашаю вокалистов для концерта в театро ди Камольи в следующем сезоне как специальный приз», - сказал председатель жюри Николо Коста.

В вокальной части конкурса приняло участие 28 конкурсантов от 7 до 24 лет из разных стран, разбитых на пять возрастных групп.

Илья Алтухов
Илья Алтухов

После трех дней прослушиваний жюри огласило вердикт. Гран-при от Dolphin Planet (30 тыс. руб.) получил 23-летний бас Илья Алтухов, он родом из Комсомольска-на-Амуре, пел эстрадные песни, обучался в Хабаровском колледже искусств. С 2014 года он учится в Академии хорового искусства им.Попова, педагог - Светлана Нестеренко. В мае нынешнего года на фестивале Динары Алиевой в Большом театре дебютировал в одной из главных партий в опере «Ласточка» Пуччини (с РНО). На конкурсе «Вятское» он спел Rinaldo. Argante Генделя, романс Доктора Малатеста из оперы «Дон Паскуале» Доницетти, романс «О если б ты могла» Чайковского и песню Муслима Магомаева «Синяя Вечность».

I премию получили Мария Полякова (12 лет, Москва), Илья Терехин (13 лет, Переславль-Залесский), Алена Корсакова (17 лет, Ярославль), Александра Соколова (24 года, Москва) и Кристина Егшатян (22 года, Москва).

II премию завоевали Диана Зябловская (10 лет, Рыбинск), Ника Усова (11 лет, Москва), Софья Козлова (17 лет, Ярославль) и Дарья Козлова (21 год, Ярославль). III премию получили Вадим Шапыгин (11 лет, Ярославль), Дмитрий Молодцов (14 лет, Рыбинск), Ксения Кашуба (14 лет, Наро-Фоминск), Иван Кустов (15 лет, Ярославль), Анастасия Космиду (18 лет, Греция) и Алеся Долина (20 лет, Москва).

Дипломантами конкурса стали Александр Ершов (16 лет, Тутаев), Елена Даниленко (20 лет, Москва), Анна Паникар (14 лет, Наро-Фоминск), Владислав Голубев (14 лет, Ярославль), Милана Сузинович (7 лет, Москва), Мария Азиз (8 лет, Ярославль), Ярослав Фролов (9 лет, Ярославль).

Сертификат на поездку в Италию в театр ди Камольи для участия в концерте сезона 2017/2018 — Александра Соколова (24 года, Москва).

Специальный приз от губернатора Ярославской области за лучшее исполнение произведений русских композиторов: Алена Корсакова (17 лет, Ярославль).

Специальный приз от «Музыкального журнала» за перспективность - Иван Кустов (15 лет, Ярославль) и Мария Полякова (12 лет, Москва). Специальный приз от «Музыкального журнала» (статуэтка + одна из обложек журнала) - Александра Соколова (24 года, Москва).

Специальный приз от магазина «Музыкальный Салон» (50% скидки на покупку рояля или пианино Feurich) - историко-культурный комплекс «Вятское», место проведения конкурса.

Перед гала-концертом лауреатов глава департамента культуры Ярославской области Марина Васильева заявила: «От департамента культуры, Правительства области и нашего главы региона поздравляем с успешным проведением первого конкурса «Вятское». Здесь было столь значимое высокое жюри, участники из разных стран мир, - очень важно узнать взвешенное мнение о своих подопечных, поделиться педагогическими наработками с другими регионами. Дети завоевали Вятское на несколько дней. Всех участников конкурса хочу поддержать, для всех это — шаг вперед. Большое спасибо педагогам и родителям, которые привезли детей к нам в Ярославскую область. Почти половина участников, около 40 участников — из Ярославской области, и это очень важно — показывать себя на международном уровне. Департамент культуры и Правительство области поддержат конкурс и в дальнейшем. В добрый путь!»

В свою очередь, директор конкурса Лада Меркулова сообщила: «Мы планируем расширять конкурс, уже в апреле 2018 года пройдет конкурс в духовой номинации, раздельно медные и деревянные духовые, и духовые ансамбли. Кроме того, номинация фортепиано будет расширена за счет отдельной номинации фортепианных дуэтов и камерных ансамблей».

I международный музыкальный конкурс юных исполнителей проходил в ИКК «Вятское» Ярославской области с 1 по 20 июня 2017 года. Среди членов жюри - профессоры Московской консерватории и самые известные музыканты и педагоги мира. Конкурсная часть состояла из фортепианной, скрипичной и вокальной номинаций.

Вадим ПОНОМАРЕВ, Вятское
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

25/05/2017 - 07:34   Classic   Концерты
Каждое, ну буквально каждое представление музыки и не только музыки Курта Вайля в России вызывает ажиотаж.

Логически это не понять. Каноническая «Трехгрошовая опера» (1928) Вайля с текстами Брехта вполне успешно шла в России, начиная с 1930 года в театре Таирова. «Мамашу Кураж» ставил в Сатире Марк Захаров (1972) с Пельтцер в главной роли, а главное, Алексей Рыбников в фильме «Дороги Анны Фирлинг» (1985) с Касаткиной и Джигарханяном чудесно стилизовал музыку под Вайля. Конгениально. Так что российская публика знает Вайля и как автора зонгов «Баллада о Мэкки-Ноже» и «Пиратка Дженни», и как афтепати таланта Рыбникова («Куплеты о добродетелях», «Песня о солдате и его жене»). То есть любовь к музыке Вайля у нас скорее иррациональна.

Валерий Кирьянов, Илья Ильин, Ксения Вязникова, Ксения Лисанская, Ростислав Протасов
Валерий Кирьянов, Илья Ильин, Ксения Вязникова, Ксения Лисанская, Ростислав Протасов

Режиссер Илья Ильин, для которого эта постановка в «Геликон Опере» стала дипломной, поставил на оригинальность трактовки, что следовало ожидать. Балет с пением «Семь смертных грехов» мог бы выглядеть как угодно, но две аксиомы сделали его определеннее: прима «Геликона» Ксения Вязникова уже пела программу из зонгов Вайля (что стало толчком) и музыканты оркестра «Геликона» смогли сыграть на аккордеоне.

Илья Ильин
Илья Ильин

Часовое представление делится на две неравные части. Сначала звучат 7 (по уверению режиссера, случайное число) зонгов Вайля на трех языках. И это выглядит как сцена в кабаре, где мадам Вязникова пьет шампанское и не прочь сыграть в интрижки с посетителем кабаре Михаилом Давыдовым, с которым у нее были программы из Вайля, Леграна и Гарделя. Далее сюжет перетекает в «7 смертных грехов». Изначальный балет с пением шустро мимикрирует в пластические миниатюры «грешащей» сексапильной Ксении Лисанской и вокальные фокусы «кающейся» меццо-сопрано Ксении Вязниковой в партитуре для сопрано. Надо сказать, что Вязникова довольно быстро убеждает в том, что нюансы музыки Вайля ей хорошо знакомы.

Ксения Вязникова, Михаил Давыдов
Ксения Вязникова, Михаил Давыдов

Проблему простоты трактовки: свалить 7 грехов на танцовщицу и посочувствовать грешнице-певице режиссер решает довольно просто, он попросту укладывает их обоих в гроб. Нет тел — нет проблем. Любовные интриги в этом упрощении не раскрыты вовсе: чего же там чувствовала Анна к Фернандо, отчего отказалась от любви и стала странствующей гейшей, непонятно. Эффектное разбрасывание заработанных баксов ничего не добавляет, увы.

А вот музыкальная правда для Вайля достигнута полностью. Его же до сих пор упрекают в предательстве канонов академической музыки ради джаза и кабаре. Доля правды в этом есть. Но вот эту синтетику Вайля понять те же джазовые коллективы уже не в состоянии. Он сложнее. Ксения Вязникова спела так, что это уже именно Вайль. Михаил Давыдов как ее партнер, убедил, что это Вайль. А дальше началась микроскопическая работа: эти акапеллы на четверых — это же дико сложная работа, никакого тут джаза, это задача для академического с опытом работы в авангарде состава. Что творил тут на сцене «Геликона» этот квартет в акапеллах, просто не передается пересказу! Формально все просто — отец (Антон Фадеев), мать (Дмитрий Овчинников, на секундочку!), братья (Николай Меликов и Виталий Фомин). Ладно, феерический бас «Геликона» Овчинников в гриме и юбке — это на минуту поржать — но дальше-то такие партии, что не каждый и споет!

Великолепный квартет
Великолепный квартет

Не будет преувеличением сказать, что главными героями «7 смертных грехов» стали именно эти 4 вокалиста. Они безупречно справились с самыми сложными а капеллами Вайля, да еще в актерских образах. Они дали фантастическое насыщение удовольствие музыкой Вайля, - именно поэтому они главные герои, а не заявленные.

Впрочем, претензий к Анне 1 (оперной) и Анне 2 (пластической) особенных нет. Они не смогли выйти на первый план, но свои роли сыграли крепко. Балета не случилось, но Ксения Лисанская была очень убедительна в пластических импровизациях. Ксения Вязникова пела убедительно, но у нее попросту не хватило лидерских качеств в этом жанре. Музыка Вайля их требует в первую очередь, а лишь аутентичного исполнения тут явно недостаточно.

Режиссер Илья Ильин нашел отличный финал для нераскрытой им полностью интриги: всех похоронить. Огромный короб, в котором закрываются главные герои, светится погребальным крестом.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

А в целом постановка эффектна. Где еще, простите, вот так просто вы услышите 7 зонгов Вайля, а потом еще постановку малоизвестного «балета» - а тут еще и мини-оркестр из струнных, кларнета, аккордеона, фортепиано и ударных?

«Геликон» сделал яркий шаг. И этот спектакль явно должен остаться в репетуаре, посмотреть его стоит очень многим.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Валерий Кирьянов
Валерий Кирьянов
Ксения Лисанская
Ксения Лисанская
Дмитрий Овчинников, Ксения Вязникова
Дмитрий Овчинников, Ксения Вязникова
Дмитрий Овчинников, Ксения Лисанская
Дмитрий Овчинников, Ксения Лисанская

Ксения Лисанская
Ксения Лисанская
Ксения Вязникова, Ксения Лисанская
Ксения Вязникова, Ксения Лисанская
Дмитрий Овчинников, Ксения Вязникова, Ксения Лисанская
Дмитрий Овчинников, Ксения Вязникова, Ксения Лисанская
Финал спектакля
Финал спектакля
08/05/2017 - 17:33   Classic   Концерты
На фестивале Башмета в Ярославле уже был вечер-сопоставление «Брамс-Шуман», и логично было продолжить его как «Брамс-Мендельсон».

Немецкий романтизм XIX века — тема неисчерпаемая, стоит лишь сменить акцентировку. В паре Брамс-Мендельсон аксакалом был, конечно, Феликс Мендельсон. Он нашел свой консервативный язык еще во времена Бетховена, свою первую симфонию для оркестра написал в 15 лет, и до конца жизни не изменял своей романтической сдержанности. Совсем другое дело Брамс. Перфекционист, соединявший классическую форму с невероятными для того времени ритмами и метрами, обогащенными гармониями и контрапунктами. Иоганн Брамс экспериментировал всю жизнь, за что был нещадно бит многими современниками. И если бы не Шенберг, вернувший в XX веке Брамса на постамент, как знать, только «Венгерские танцы» и остались бы в памяти. Но теперь Брамс твердо занял свое место классика, и уже Мендельсону надо «доказывать» свое право играться с ним в одной программе. Вот так все непросто.

«Песня парок»
«Песня парок»

Стартовала программа с «Песни парок» Брамса, относительно редко исполняемой. Парки — богини судьбы в древнеримской мифологии, текст Гете из драмы «Ифигения в Тавриде». Оркестр «Новая Россия» п/у Юрия Башмета и хоровая капелла «Ярославия» торжественно исполнили эти тотальные угрозы: «Богов всемогущих страшись, человек!» Брамс всю жизнь сторонился сюжетности, был сторонником абсолютной музыки (отчего не писал опер), и «Песня парок» - тот случай, когда замыслы автора можно связать с конкретной лексикой и сюжетом. Торжественность исполнения и дает необходимое понимание того, что Брамс тут — вовсе не о сказочном проклятии рода Танталова, а о проклятии всему человечеству разом.

Максим Венгеров
Максим Венгеров

Один из лучших скрипачей мира Максим Венгеров сыграл концерт для скрипки с оркестром ре мажор (соч.77), один из лучших концертов Брамса. Сложнейшее произведение, требующее от скрипача недюжинной техники и конгениальных каденций. Венгеров играл решительно точно. Ре мажор дает скрипке возможность эффектно звучать на открытых струнах, и звонкий округлый звук Венгерова был выше всяких похвал. Каденции в первой и последней частях были сыграны страстно и отточенно. Под стать была и «Новая Россия», ее диалоги с солирующей скрипкой — это именно диалоги, взаимопонимание. Тот ответственный момент, когда скрипка стартует вместе с литаврами, прозвучал безукоризненно, к слову. Высокое искусство как оно есть.

название
Слушать целиком интервью Максима Венгерова:

- Наша встреча с Юрием Абрамовичем — всегда событие для меня, поскольку я бываю в России один-два раза в год, - рассказал после концерта Максим Венгеров. - Но когда встречаемся, и особенно на сцене, - это всегда огромная радость. С 12 лет нас связывает дружба, он мне почти как родственник. Он великий музыкант. Здесь в Ярославле прекрасный зал, очень комфортно играть. Надо играть! Я стал реже выпускать записи, потому что диски уже не продаются. Многие же сейчас вообще перестали записываться. Я планирую запустить свою цифровую платформу, где можно будет скачать все мои записи. В марте в Неаполе мы впервые за долгие годы сыграли двойной концерт Баха с Вадимом Репиным, вот такие радости со мной случаются. Буду в «Геликоне» в декабре впервые в жизни дирижировать оперой - «Евгением Онегиным» в постановке Бертмана. Когда-то нужно начинать… Музыканты не должны замыкаться в своей профессии. Когда я продижирую «Онегина», я буду совсем иначе играть Чайковского. Когда-то я три года не брал в руки скрипку ради того, чтобы постичь профессию дирижера. Это взаимообогащает. Сегодня я играл на инструменте позднего Страдивари, предпочитаю этот период, у этих скрипок красивый баритональный звук.

Юрий и Ксения Башмет
Юрий и Ксения Башмет

А все второе отделение — только Мендельсон. Концерт для фортепиано с оркестром №2 ре минор сыграла Ксения Башмет. Многие пианисты недолюбливают этот концерт, поскольку в нем нет виртуозных пассажей и показать ловкость пальцев не на чем. И самому Мендельсону он давался с трудом, сохранилось столько черновиков этого концерта, сколько ни для одного другого его произведения, писал-то он обычно быстро. И все же во Втором концерте есть тот зрелый романтизм, за который можно многое простить. Эти спокойные мягкие округлости формы, которые производят гипнотически умиротворяющий эффект на слушателя. Ксения Башмет играла максимально жестко, чтобы «перезагрузить» этот концерт, может быть, даже приблизить его чем-то к Брамсу. А «Новая Россия» играла мягко. На таком противопоставлении было о чем задуматься. По крайней мере, версия Ксении выглядит свежо.

Завершилась программа «Итальянской» симфонией №4 Феликса Мендельсона. Написанная после путешествия по Италии, симфония наполнена тарантеллами и менуэтами как солнечный шарик, при этом Мендельсон почти впервые использует в крупной форме начало в мажоре, а финал в тоническом миноре (может быть, опять же Брамс это использовал в первом фортепианном трио). Юрий Башмет прочитал симфонию как историю человека: рождение, оптимистичная бурная молодость, разумная зрелость, немощи, смерть. В таком прочтении она звучит как исповедь. Такого исполнения итальянской симфонии давно слышать не приходилось, это было потрясающе глубоко.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Подводя итоги. Брамс и Мендельсон в этом сопоставлении выглядят самодостаточно, в их музыке слишком много всего, чтобы упрощать или противопоставлять. Романтика бывает разной. И превосходные выступления Максима Венгерова, оркестра Юрия Башмета и Ксении Башмет только подчеркнули изысканность и красоту этой столь многоликой немецкой романтики.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Максим Венгеров и Юрий Башмет
Максим Венгеров и Юрий Башмет
Максим Венгеров
Максим Венгеров
Ксения Башмет
Ксения Башмет
07/05/2017 - 17:06   Classic   Концерты
«День Испании» прошел на IX международном музыкальном фестивале Юрия Башмета в Ярославле. Испанские музыканты, испанская музыка.
Дирижер Алексис Сориано
Дирижер Алексис Сориано

Собственно, и дирижер испанский — хорошо знакомый по концертам в Мариинке и учившийся в Питере выдающийся дирижер Алексис Сориано, он еще и худрук Нью-Йоркского оперного общества и лауреат нацпремии «100 испанцев». Ему предстояло раскачать Ярославский губернский оркестр, явно не привыкший к такой музыке. Чудеса случаются, и оркестр заиграл! Да еще как заиграл - с широким динамическим диапазоном, отточенной фразировкой и экспрессией. Придать прозрачности звучания все-таки не получилось, оркестр звучал глуховато, но музыканты очевидно выложились по полной, и это огромная победа фестиваля. Сориано и сам счел нынешнюю программу «очень сложной», - и при этом ни одного провала по звуку не было, даже в духовых вечно проблемным секциях.

Давид Мартинес (гитара)
Давид Мартинес (гитара)

Первым из солистов вышел на сцену уроженец Гранады, выпускник зальцбургского «Моцартеума» и мюнхенской Высшей школы музыки гитарист Давид Мартинес. Концерт Хоакино Родриго для гитары с оркестром «Аранхуэс» (по названию загородного королевского дворца под Мадридом, славящегося своими садами) — самое известное произведение Родриго. Гитару Мартинеса все-таки решили подзвучить, хотя сам Родриго проблему громкости гитары на фоне оркестра решил кардинально: соло звучит только с малыми группами на piano, но никогда со всем оркестром сразу. Давид Мартинес сыграл крайне сдержанно, пожалуй, даже чересчур. Все-таки три части Аранхуэсского концерта — это три танца в первую очередь: фанданго на 6/8, саэта и рондо в духе придворного танца на 2/4 и 3/4. Си-минорная саэта в Адажио, самая известная часть концерта, была исполнена безукоризненно. Глубоко и атмосферно. А вот для фанданго и рондо хотелось бы более страстных эмоций от гитариста.

Адольфо Гутьеррес Аренас (виолончель)
Адольфо Гутьеррес Аренас (виолончель)

Еще один солист — хорошо известный в мире выпускник мадридской Высшей школы музыки виолончелист Адольфо Гутьеррес Аренас, и концерт Эдуара Лало для виолончели с оркестром ре минор он исполнял не раз. Француз Лало в финале концерта использует тему из испанской сарсуэлы El hombre es débil Франсиско Асенхо Барбьери (ее также можно услышать в первой хабанере Пабло де Сарасате), что ж не сыграть ее на дне Испании? Адольфо Гутьеррес с первой ноты зазвучал основательно, полновесно. Его виолончель то бурлила морской пеной, то взрывалась раскатистыми андантино, то легко трепетала на тремоло. У Адольфо прекрасное звукоизвлечение и глубокое понимание самого Лало, так что все сложилось наилучшим образом. Этот концерт играют многие виолончелисты, но исполнение Аренаса — в моем личном топе пока лучшее из того, что довелось услышать. Феерическое выступление.

Во втором отделении солистов уже не было, а Ярославский оркестр под напористой рукой Алексиса Сориано приступил к музыке балетов Мануэля де Фалья. Версия для оркестра сюиты из балета «Любовь-Волшебница» и сюита из балета «Треуголка» (для антрепризы Дягилева) - словно антология знаменитого испанского композитора. От характерных танцев испанской улицы — к психологически изощренным полотнам-размышлениям. От веселья и пиршества национального духа — к сквозным сомнениям, мистицизму и трагизму. Сориано дирижировал наизусть, что уже удивило. И снова порадовал оркестр, чутко следовавший указаниям дирижера. Сориано разве что чуть переборщил с тутти в финале, не рассчитав акустику в небольшом зале филармонии, но в остальном он был убедителен и свеж.

Главный герой концерта: Ярославский губернский симфонический оркестр п/у Алексиса Сориано
Главный герой концерта: Ярославский губернский симфонический оркестр п/у Алексиса Сориано

Ну, на фестивалях Башмета уже были, и не раз, дни Италии и Франции. Настал черед Испании, и получилось впечатляюще, стоит признать.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

06/05/2017 - 05:13   Classic   Концерты
На фестиваль Башмета в Ярославле приехал именитый английский ансамбль медных духовых, и сыграл почти классику.

Это сейчас London Brass выступает на юбилеях королевы Елизаветы в Вестминстере, приемах Папы Римского и в Альберт-Холле, ездит по всему миру. А начиналось все в 1986 году, когда участники знаменитого Philip Jones Brass Ensemble после ухода на пенсию трубача Филипа Джонса решили продолжить играть вместе, но уже не квинтетом, а вдесятером. Это был смелый эксперимент, и он удался. Играли на медных все: джаз (с Jango Bates, Mark Anthony Turnage, Mike Gibbs, Richard Rodney Bennett, Moondog и другими), переложения академических произведений, рок-хитов и даже латино.

И вот London Brass впервые в России, да еще и на фестивале у Юрия Башмета. Сет-лист похож на Greatest Hits: много переложений классики, своя версия «Каравана» Эллингтона, академичный Бриттен для фанфар, мазурка Вила-Лобоса и в финале целый компот из рок- и поп-хитов с юморком.

Джазом духовики удивить вряд ли кого могут, а вот произведения Баха, Дворжака, Листа или Лютославского на 4 трубах, 4 тромбонах, 1 валторне и 1 тубе — это действительно редкая по умолчанию затея. Возможно, не все получилось, но зритель оценил риск и головокружительность попыток. Ведь перед музыкантами на духовых всегда есть естественная препона в скорости звукоизвлечения и точном попадании в этом темпе в дыхание всего медного ансамбля. В оркестровках композиторы учитывают эту препону, не перегружая духовые группы обилием быстрых нот в унисон. Но когда играют только духовые — приходится брать на себя шустрость скрипок и неимоверные стаккато фортепиано. Это очень-очень непросто.

Как ни странно, медному преобразованию лучше всего поддался Дворжак. Его «Славянский танец №8» (обработка Д.Стюарта) был озорно подан, с почти джазовым грувом, а мелодичность остро подчеркнута духовыми. Весьма внушительно также прозвучала эпичная английская «Сюита» И.-С. Баха в переложении малоизвестного шотландского композитора Кристофера Мовата. Даже с джигой не возникло трудностей! А вот «Венгерская рапсодия №2» Листа не поддалась, из нее напрочь ушла легкость, а с виртуозными пассажами музыканты справлялись с явным трудом (иногда и не справлялись…) Странновато слушались «Вариации на тему Паганини» Лютославского — написанные для фортепиано, они словно тяжеленные гири на ногах получили.

С более эстрадной музыкой получалось всегда удачно. «Mazurka-Choro» Вила-Лобос прозвучала именно как нежнейшая мазурка, эллингтонский стандарт «Караван» хотя и не получил ожидаемой мощи медных, но приобрел задумчивости и космичности. Бродвейский шлягер Винсента Юманса «Кариока» безоговорочно поднял настроение зрителям, а финальные вариации «Сюрприз» от современного британского композитора Поля Харта — напомнило нечто среднее между шоу Хора Турецкого и фильма Александрова «Веселые ребята». Адская смесь из цитат музыки разных жанров, приправленная озорством звукоизвлечения, да и просто шутками-прибаутками от очень серьезных на вид британских джентльменов. Английский юмор как он есть.

London Brass

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

London Brass
Менеджер London Brass Andrew Crowley
London Brass
London Brass
London Brass
London Brass
London Brass
Быстрый поиск:
04/05/2017 - 12:32   Classic   Концерты
В Ярославле стартовал IX международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета. Точнее, начался он еще 1 мая спектаклем, и это очень характерно вообще для всех фестов Башмета.

Они все мультикультурные, синтетичные. И уж точно просветительские. Именно поэтому в Ярославль приехал спектакль Константина Хабенского и Юрия Башмета «Не покидай свою планету» с участием «Солистов Москвы». А уже 2 мая начались выездные камерные концерты по райцентрам области, - и это, возможно, не менее важная часть фестиваля, чем основная в Ярославле.

Сугубо музыкальная программа началась 3 мая под заголовком «Брамс — Шуман и их окружение», причем началась с теоретической части! С конференции на тему австро-немецкой романтики, на которую с докладами съехались такие видные специалисты по теме, что дух захватывает: Екатерина Царева (Шуман/Брамс), Борис Мукасей (Брукман), Татьяна Чернова (ее тема без комментариев: «Вокальное в инструментальном: опыт романтизма»). Заинтересованность в дискуссиях была такова, что конференция продлилась на час дольше запланированного.

А в зале имени Собинова тем временем еще одна новая традиция: преконцерты. То есть за 45 минут до концерта на втором этаже звезды вечерней программы играют некоторые произведения, а музыковеды обсуждают темы и дают возможность зрителям что-то спросить у музыкантов.

Итак, «Брамс — Шуман и их окружение». На сцене «Солисты Москвы». Солисты — сам Башмет, а также виолончелист Александр Рудин, пианист Филипп Копачевский, скрипач Петер Ковач (Венгрия) и кларнетист Игорь Федоров. Помимо очевидных Брамса и Шумана, в «окружение» включены Мендельсон, жена Шумана Клара и Йозеф Иоахим. То есть охват максимально широк.

Влияние Шумана на всю австро-немецкую и в каком-то смысле вообще европейскую романтику переоценить невозможно. Отчасти из-за очевидной смены парадигмы рядом с Листом или Шопеном, первыми звездами того времени. К тому же Шуман умел пиарить свои концептуальные отличия — будучи отличным журналистом, он основал газету Neue Zeitschrift für Musik, где яростно обличал «отжившее в искусстве», обзывая классиков филистерами. При жизни это мало ему помогло: его точно так же яростно обзывали эпигоном Шуберта и Вебера, а новаторские формы, гармонии, ритмы оставались недопонятыми широкой публикой. Но отнюдь не историей музыки...

Концерт и открылся Робертом Шуманом. Из «Шести восточных картин» (1848) сыграны «Солистами Москвы» п/у Юрия Башмета были три: первая, четвертая и пятая. Изначальные экспромты для двух фортепиано в четыре руки были самим Шуманом переложены для струнного оркестра. Произведение зрелое, и эта горестная романтика передана «Солистами» через призму той самой темы Черновой «Вокальное в инструментальном», но скорее наоборот, инструментальное как вокальное, - столь певуче звучит оркестр.

Игорь Федоров, Александр Рудин и Юрий Башмет
Игорь Федоров, Александр Рудин и Юрий Башмет

Феликс Мендельсон, как один из духовных учителей Шумана, представлен концертштюком №2 для кларнета и бассетгорна с оркестром (1833) в переложении для кларнета и виолончели. Переложение настолько удачное, а Александр Рудин настолько убедителен, что остается лишь задумываться о том, насколько ранний хрупкий Мендельсон в своей прозрачной романтике соотносится с рваным нервным миром романтики Шумана. Контрасты велики, и разве не в этом изначальный посыл всего мероприятия? Задуматься…

https://showbi.ru/upload/2017/05/03/20170503233720-3cea0485.jpg
Филипп Копачевский

Часть публики очевидно пришла на юного одаренного пианиста Филиппа Копачевского, а ему выпало играть концертштюк Клары Шуман (1847) — именно это произведение называют первым, когда хотят подчеркнуть композиторский недооцененный талант жены Шумана, виртуозной пианистки и первой исполнительницы всего фортепианного Шумана и раннего Брамса. Произведение эффектное, выстроенное на многослойных диалогах солирующего фортепиано и струнного оркестра. Копачевский сыграл сдержанно, явно держа в голове замысел автора о равноправии диалога, не перебивая и не доминируя, ставя сухие точки в конце своего высказывания и давая «высказаться» партнеру-оркестру. Прекрасное исполнение, бурные аплодисменты.

Юрий Башмет и Филипп Копачевский
Юрий Башмет и Филипп Копачевский

Для представления Концерта №1 для скрипки с оркестром (1851) Йозефа Иоахима, основателя скрипичной школы XX века (именно он снабдил Брамса рекомендательным письмом к Шуману, с той знаменательной встречи и начался известный нам Брамс) в Ярославль приехал венгерский виртуоз скрипки Петер Ковач. Он частый гость на фестивалях Башмета, председатель жюри конкурса им.Ауэра в Петербурге. Его легкость, воздушность порою в последние годы столь же упрямо сочетается с некоторой небрежностью звукоизвлечения. Так случилось и с этим Концертом. Очевидное в партитуре влияние Листа на раннего Иоахима смелый Ковач подменил на влияние Паганини, отчего некоторые пассажи стали слушаться очень-очень странно, обессмысливающе даже. Оставим этот эксперимент на совести Ковача…

Петер Ковач
Петер Ковач

А все второе отделение отдано Брамсу. Квинтет си минор для кларнета и струнного квартета (1891) сам Башмет лично переложил для альта и струнных, и это тот случай, когда риск вполне оправдан. Грустный альт Башмета поет как кларнет на похоронах, но обогащает звук сугубо струнными обертонами, это убедительно. Поздний Брамс — это всегда об уходе, всегда о неизбежности тлена. Врывающийся изредка мажор похож на дуновение свежего ветерка на кладбище, взвивающего волосы на головах поминающих. Юрий Башмет ведет свою партию массивно, крупными мазками, под горестные охи оркестра. Брамс в его исполнении монументален и симфоничен. А звук «Солистов Москвы» привычно прозрачен и безукоризненен.

Юрий Башмет и «Солисты Москвы»
Юрий Башмет и «Солисты Москвы»

Фестиваль в Ярославле после столь яркого старта обещает еще много интересного. Сегодня, например, здесь снова выступят норвежские «Солисты Тронхейма», а до и после концерта расскажут, зачем «народники» пишут академическую музыку…

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Юрий Башмет
Юрий Башмет
Юрий Башмет
Юрий Башмет
Игорь Федоров, Александр Рудин
Игорь Федоров, Александр Рудин

Страницы