Виртуозы гитары

01/04/2022 - 05:49   Classic   Концерты
XVI Московский международный фестиваль «Виртуозы гитары» прошел в таких условиях, что и не позавидуешь. Буквально за месяц слетели все зарубежные артисты, да и российские были под вопросом.

Худрук фестиваля гитарист Артем Дервоед с помощью соорганизатора Московской филармонии буквально вынес фестиваль на своих плечах. И даже статус международного сохранил. В конце концов, скрипач Гайк Казазян — из Армении, чем же теперь фестиваль не международный? Более того, программа в смысле сет-листа не слишком-то и изменилась. Латино, Пьяццолла и все такое, что ждут от фестиваля, - все произошло.

Роман Зорькин
Роман Зорькин

Удивительным образом фестиваль «Виртуозы гитары» превратился в бенефис всего одного, но чрезвычайно талантливого гитариста Романа Зорькина. Ему рукоплескали, его очень долго (иногда безуспешно) публика звала на бисы, он стал лицом фестиваля. И ведь нельзя сказать, что Роман Зорькин так уж неизвестен за пределами аудитории телепузиков. Он солист Московской областной филармонии, пухляш с кудряшками, издалека не отличишь от Дмитрия Илларионова, выпускник музучилища и Академии Гнесиных, победитель конкурсов. Он артист Yamaha и D’Addario. Кто-то видел его в квинтете «Soledad Orquesta» или спектакле «12 месяцев танго» с Вениамином и Аликой Смеховыми. А вот поди ж ты.

Все началось даже не с открытия (там Зорькина не было). Во второй день фестиваля Зорькин вышел с «Мой любимый Буэнос-Айрес», «Безумие» и «Возвращение» Карлоса Гарделя. Все это Зорькин исполнил с такой внутренней свободой и естественной эстетикой, что вспоминать казенные исполнения Гарделя и Родриго как-то уже не хотелось. Знаете, вот есть живое исполнение и есть будто под стволом автомата, - разница примерно такая. Бог знает, что творится в их головах. А Зорькин — свободен. И уж какие пируэты он вытворял с перкуссией по деке… Вместе с женой-аккордеонисткой Татьяной Зорькиной очень лирично прозвучали всем известная «Милонга моей любви» Лауренца и «Феерия» Сивук и Клары Нуньес. И тут Зорькин с небольшой австралийской гитарой вчистую переигрывал аккордеон, как и в Staggione Бьондини. Что уж говорить про хит хитярыч «Под небом Парижа», вроде бы совершенно «аккордеонную» музыку! Завершили эту феерию гитары «Танец огня» Билла Уиллана и любимый всеми «Тико-Тико» Абреу. Бенефис! А потом еще Роман Зорькин на финальном концерте закрытия сыграл «Грустную самбу» Тирао Милонга и «Две балканские зарисовки» Тадича столь вдохновенно, что закрыл все вопросы и запросы.

И нельзя же не сказать, что общий уровень гитаристов на фестивале оказался чрезвычайно высок. На том же открытии с участием ГАСО им. Светланова (на секундочку!) п/у Михаила Татарникова Двойной концерт для скрипки и гитары с оркестром Джулиани – Кошкина был сыгран Дмитрием Илларионовым и прекрасным скрипачом Гайком Казазяном (ни разу не слышал ни одного его неудачного концерта) вдохновенно и страстно. Разве что подзвучки гитары не хватило, - оркестр и хотел бы, но не мог своей мощью не заглушить тихую акустическую гитарку Илларионова. Барочная эстетика соблюдена, и Казазян великолепен, как и мрачноватые флажолеты и страстные пассажи Илларионова. «Посвящение Тому Жобиму» Константина Васильева было написано специально для Дмитрия Илларионова, и на концерте закрытия он сыграл с некоторым задором и перкуссионным азартом.

Дмитрий Илларионов
Дмитрий Илларионов

Сюита Free Life On Earth для виолончели и гитары с Александром Раммом оказалась самой академичной, но тут это было очень кстати, и Рамм сыграл проникновенно за всех (тут и овация случилась).

Дмитрий Илларионов
Дмитрий Илларионов

Неизбежный и традиционный для фестиваля великий концерт «Аранхуэс» для гитары с оркестром Родриго прозвучал на открытии с Антоном Барановым. Неожиданно грустно-лирично, вообще без привычного драматизма… Такие времена. Вариации на тему Фернандо Сора от Мигеля Льобета и «Четыре прелюдии» от Франциско Таррега на другой день Баранов сыграл подчеркнуто холодно, по-северноевропейски, академично. Мне откровенно не хватило страсти. Баски не стали бы так играть. Это версия Баранова, имеет право. Хотя эмоциональная выхолощенность имела место, на мой взгляд. Не Григ, поди. Большой концертный дуэт (2 и 4 части) Джулиани с Гайком Казазяном на закрытии прозвучал не менее чопорно, хотя Казазян сделал все, и даже больше, чтобы это было эмоционально. И «Избранные каприсы» Леньяни получились излишне суховаты.

Гайк Казазян и Антон Баранов
Гайк Казазян и Антон Баранов

А вот «Арабское каприччио» того же Таррега (его отголоски многие слышали в фильме «Собака на сене» от имени Геннадия Гладкова) в версии Ровшана Мамедкулиева прозвучало куда более раскрепощенно и страстно. Мамедкулиев так раскачивается в такт музыке, что будто дышит музыкой. Он превосходно владеет тончайшими нюансами звукоизвлечения и штриховой техникой. В «Ронденья» Сайнса де ла Маса — феерия верхнего баса и нижних ритмов. Мелодический рисунок гуляет из тональности в тональность, и везде Ровшан Мамедкулиев хорош. Особенно это заметно в классическом «Испанском танце» Де Фалья из оперы «Жизнь коротка».

Ровшан Мамедкулиев
Ровшан Мамедкулиев

На закрытии Мамедкулиев сыграл фрагменты Концертной сонаты ля мажор для флейты и гитары Николо Паганини с Максимом Рубцовым. Дуэт как-то не задался, и сложно оценивать это, Паганини тут не пахло. Но «Замерзший ручей» Никиты Кошкина (посвященный самому Мамедкулиеву) звучал лирично и раскрепощенно, при всей сложнейшей аппликатуре.

Максим Рубцов и Ровшан Мамедкулиев
Максим Рубцов и Ровшан Мамедкулиев

Артем Дервоед исполнил для начала чрезвычайно сложную «Сонату» Антонио Хосе. Это практически академическая музыка, с непростыми интервалами и причудливой полифонией, вплоть до контролируемой алеаторики. Блистательное исполнение. И «Прощание» Ассада на закрытии он сыграл лирично и акцентированно, признак большого мастера.

Артем Дервоед
Артем Дервоед

Ну и премьера, куда без нее. Известный гитарист Дмитрий Бородаев как композитор решил собрать сливочные мелодии из «Кармен» Бизе под названием Концертная фантазия для гитары с оркестром на темы из оперы «Кармен» Жоржа Бизе. Получилось нечто странное всмятку, но - все узнаваемо. Основатель фестиваля Артем Дервоед сыграл это технично, без единой помарки, и очень эмоционально. Чего и требовала музыка. Хотя оркестру, кажется, было скучновато играть такое упрощение.

Сергей Перелехов, пожалуй, чересчур переволновался с «Тарантеллой» Кастельнуово-Тедеско. Множество «съеденных» нот, хотя талант гитариста несомненен. Он самый молодой участник фестиваля. Потом сыграл фрагменты из сюиты «Акварель» Ассада более вдумчиво, хотя и тут не избежал брака. Но это было куда чувственнее и элегантнее.

Сергей Перелехов
Сергей Перелехов

Завершила фестиваль Большая серенада соль мажор для гитары, фортепиано, скрипки, виолончели и флейты Иоганна Гуммеля на темы популярных опер. Это не было соревнованием, - скрипка и фортепиано законным образом заняли свои лидирующие места. Но созвучием это стало. Дервоед, пианистка Полина Осетинская (где ее сейчас только нет), Казазян, Рамм и Рубцов показали искусство диалога. Это было искусство взаимопонимания. Прекрасное окончание фестиваля.

Дервоед, пианистка Полина Осетинская (где ее сейчас только нет), Казазян, Рамм и Рубцов показали искусство диалога
Дервоед, пианистка Полина Осетинская, Казазян, Рамм и Рубцов показали искусство диалога

Вадим ПОНОМАРЕВ

Дмитрий Илларионов и Александр Рамм
Дмитрий Илларионов и Александр Рамм