Юлия Мазурова

14/05/2015 - 05:08   Classic   Концерты
Молодёжная оперная программа Большого театра, отмечающая этой осенью свое 6-летие, имеет в репертуаре уже два спектакля, и оба моцартовские.

Первой была опера «Так поступают все женщины, или «Школа влюблённых» («Cosi fan tutte»). Теперь в афише появилась «Свадьба Фигаро».

Если постановочная группа «Cosi» была почти целиком зарубежной, за исключением главного хормейстера Валерия Борисова: музыкальный руководитель и дирижер Стефано Монтанари, режиссёр Флорис Виссер, сценограф Гидеон Дейви, художники по костюмам Девеке ван Рей и по свету Алекс Брок, то «Свадьбу Фигаро» делала в основном отечественная команда. Приглашенным был только дирижёр Уильям Лейси из Великобритании. Режиссёр Евгений Писарев, сценограф Зиновий Марголин, художник по костюмам Виктория Севрюкова, художник по свету Дамир Исмагилов, хореограф Альберт Альбертс, хормейстер Валерий Борисов. Для драматического режиссёра Евгения Писарева это второй оперный спектакль —первой была «Итальянка в Алжире» Россини в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича. Оперный дебют Писарева прошёл более чем успешно. Он сразу заявил о себе как режиссёр с уважением относящийся композиторскому тексту, или как он сам говорит, что бороться с музыкой не намерен.

Граф Альмавива — Константин Шушаков, Керубино — Юлия Мазурова
Граф Альмавива — Константин Шушаков, Керубино — Юлия Мазурова

Вот в соответствии с партитурой Моцарта и поставлена «Свадьба Фигаро». Она состоит из двух частей: арий, дуэтов, ансамблей и речитативов, которые являются двигателем действия.

Чувствуется, что с певцами была проведена тщательная проработка речитативов. Этим, помимо исполнителя партии на хаммерклавире Артёма Гришаева (кстати, отличная работа музыканта), занимались режиссёр Писарев и хореограф Альберт Альбертс. Затем, когда были выучены вокальные партии, что для певцов более привычное занятие, и подготовлены речитативы, их объединили. Получилась роскошная музыкально-игровая партитура спектакля, на фоне которой и был разыгран «Безумный день женитьбы Фигаро» Бомарше.

Действие оперы перенесено в середину прошлого века. Оно развивается в доме богатого и публичного человека Графа, владельца крупной компании, в которой масса сотрудников. Сценограф Зиновий Марголин предложил оригинальное полифоническое оформление. Дом в разрезе, что дает возможность подсматривать всем и везде. Сначала дом упакованный, графичный, дизайнерский, но постепенно его растаскивают на отдельные комнаты по всей территории участка, что позволяет быстро менять место действия, и наблюдать сразу за несколькими персонажами в разных ситуациях. Оформление помогает созданию комического спектакля и четкому проведению игрового начала. Здесь все играют, все влюблены и изменяют друг другу не тяжело и мучительно, а вдохновенно.

Спектакль не бытовой, красивый и радостный. Одевала артистов художник по костюмам Виктория Севрюкова. Она умело играет разными цветами. Сначала все одеты в чёрное и желтое, потом появляются оттенки синего, а свадьба получается бело-красной. Все костюмы элегантны и изящны, подчеркивающие у женщин фигуры и их сексуальность. Все дамы на высоких тонких каблуках. Много непривычных в обыденной жизни предметов из другой жизни: шляпки, перчатки, сумочки. Всё вместе взятое создаёт атмосферу карнавальности, яркой праздничности финальной свадьбы.

Сюзанна — Ольга Кульчинская, Марселина — Лолитта Семенина, Бартоло — Максим Кузьмин-Караваев, Фигаро — Александр Виноградов
Сюзанна — Ольга Кульчинская, Марселина — Лолитта Семенина, Бартоло — Максим Кузьмин-Караваев, Фигаро — Александр Виноградов

Было подготовлено два состава исполнителей. Увлечённые непривычными задачами, поставленными перед ними режиссёром Писаревым, хореографом Альбертсом и художниками Марголиным и Севрюковой, певцы в основном - это артисты Молодёжной программы и её выпускники, уже солисты театра, обладатели молодых красивых голосов, с радостью окунулись в стихию карнавальности и влюблённости. К ним присоединились певцы старшего поколения Большого театра, играющие возрастные роли, артисты хора и миманса. Все великолепно двигаются, легко выполняют порой сложнейшие мизансцены. Получился яркий, живой спектакль. Это был действительно «Безумный день женитьбы Фигаро».

Бартоло — Олег Цыбулько, Сюзанна — Анна Аглатова, Фигаро — Александр Виноградов, Марселина — Ирина Рубцова
Бартоло — Олег Цыбулько, Сюзанна — Анна Аглатова, Фигаро — Александр Виноградов, Марселина — Ирина Рубцова

Конечно, главный центр — Фигаро. Великолепен в этой партии Александр Виноградов. Она словно создана для его высокого баса, ровно звучащего на всем диапазоне. Изумительна фразировка как в речитативах, так и в ариях и ансамблях. Его речитативы стремительны и выразительны, а арии покоряют красотой тембра и виртуозностью исполнения. Под стать Фигаро-Виноградову его невеста Сюзанна-Анна Аглатова. В прошлом году Анна впервые спела Розину в «Севильском цирюльнике» Россини. Её героиня была очаровательной плутовкой, всегда готовой на любые проделки, только бы выбраться из-под опеки старого доктора Бартоло, мечтающего жениться на молоденькой девушке. Какие-то черты Розины певица взяла для своей Сюзанны: решительность, умение выходить из любой сложной ситуации. И, конечно же, настоящую влюбленность в своего избранника Фигаро.. Её яркий вокал отлично сочетался с басом Виноградова. Они были весёлой и гармоничной парой, захватившей весь зрительный зал своей изобретательной борьбой за личное счастье. Вторая Сюзанна в исполнении Ольги Кульчинской - другая. Она более спокойная и уверенная в счастливом конце. Её Сюзанна обольстительна в сценах с Графом, и в тоже время как бы со стороны смотрит на его ухаживания, мечтая, чтобы рядом поскорее был любимый Фигаро, а не уверенный в себе ловелас Граф.

Две Графини тоже разные. Графиня Розина Екатерины Морозовой, обладательницы роскошного сопрано, более взрослая и более страдающая от охлаждения своего супруга, что и изливает в ариях, покоряя искренностью. Она снисходительна к влюбленности в неё пажа Керубино и искренне прощает Графа, каждый раз надеясь на возвращение его любви. Анна Крайникова представляет свою героиню изысканной и томной, которая радостно принимает знаки внимания любвиобильного Керубино, постепенно проявляя активность в розыгрыше своего мужа. Хороши обе исполнительницы партии Керубино Юлия Мазурова и Александра Кадурина, играющие юного стилягу, в котором просыпается мужское начало и начинается период влюблённости во всех молодых женщин сразу. Их меццо-сопрано отлично ложится на партию Керубино и запоминается яркостью и выразительностью, а сами певицы органичностью актёрского существования.

Андрей Жилиховский играет Графа настоящим мужчиной, в которого влюблены все сотрудницы компании, и который, как все неверные мужья, все время подозревает жену в изменах. А когда раскрывается беспочвенность его претензий, он искренне просит прощение у Розины, чтобы снова заняться охотой за молоденькими женщинами, недаром его любимое занятие — охота. Граф у Константина Шушакова более мягкий и интеллигентный, что не мешает ему постоянно быть влюблённым в очередную красотку. Очень достойно спели и сыграли небольшую партию Барбарины Руслана Коваль и Анна Налбандянц.

Необходимо отметить и певцов, исполняющих возрастные роли. У всех отличные вокальные и актёрские работы: Ирина Рубцова и Лолитта Семенина — Марселина, Олег Цыбулько и Максим Кузьмин-Караваев — Бартоло, Станислав Мостовой и Марат Гали — Базилио, Валерий Гильманов и Александр Науменко — Антонио, садовник.

Что же касается второго исполнителя партии Фигаро Александра Миминошвили, то проведя репетиции, он заболел к премьерному циклу спектаклей, и пел только в последний вечер. Это его выступление было не лучшим. То ли он не совсем поправился, а скорей всего его баритон оказался не подходящим для партии Фигаро. Певца было очень плохо слышно, особенно в первой части спектакля, а все его речитативы были невыразительны настолько, что спектакль потерял свою энергетику. На сцене и в зале поселилась скука, которую без Фигаро-Мимоношвили разгоняли все остальные прекрасные исполнители. Вот таким был последний показ «Свадьбы Фигаро» в отсутствии главного героя. Но будем считать это кратким временным явлением.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Серьезные же претензии у меня только к одному представителю успешной в целом постановочной группы — к музыкальному руководителю и дирижёру Уильяму Лейсли. Известно, что он часто дирижирует операми Моцарта. В данном случае Лейсли оказался не моцартовским дирижёром. Оркестр играл тяжело, в полном отсутствии легкости, нюансов и подтекстов, которыми переполнена «Свадьба Фигаро». Несбалансированность звучания оркестра с певцами и хором приводила к нарушению ансамблей. К тому же дирижёр менял темпы, и только музыкальность и хорошая вокальная школы позволяла певцам успешно справляться со всеми дирижёрскими просчетами. Очень хочется надеяться, что следующий цикл спектаклей в июне проведёт дирижёр Большого театра Александр Соловьёв, и тогда «Свадьба Фигаро» в полную силу засверкает моцартовскими красками на фоне замечательной работы постановщиков и исполнителей.

Елизавета ДЮКИНА, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Дамир Юсупов, Большой театр

08/08/2014 - 13:38   Classic   Концерты
Заключительный, шестой концерт цикла «Все романсы П. И. Чайковского. Эпилог», проводившийся силами Молодёжной оперной программы Большого театра России, состоялся в Бетховенском зале театра 22 июля 2014 года.

Построение VI концерта-эпилога отличалось от строго хронологического принципа построения пяти предыдущих программ. В программу концерта вошли три сольных романса разных лет, вокальные квартет и трио, шесть дуэтов. Откровенно говоря, эти ансамбли вряд ли можно отнести к вершинам творчества Петра Ильича, но из всего это складывается в общий не парадный, а живой портрет композитора, который может творить и не всегда только гениальную музыку.

Неплохой зачин дал концерту своим красивым басом Даниил Чесноков, исполнивший первый сохранившийся романс 18-летнего Чайковского (стихи Афанасия Фета) «Мой гений, мой ангел, мой друг». Последовавший за ним квартет «Ночь» на стихи самого Чайковского, исполненный Ольгой Кульчинской (сопрано), Александрой Чухиной (меццо-сопрано), Богданом Волковым (тенор) и Д. Чесноковым, прозвучал весьма хорошо. Голоса певцов хорошо сочетались, хотя идеального ансамбля они ещё не достигли. Но даже с учётом этого замечания, квартет был один из интереснейших номеров программы.

Трио «Природа и любовь», написанное на стихи автора музыки прозвучало у Кристины Мхитарян, Ангелины Никитченко (обе сопрано) и Юлии Мазуровой (меццо-сопрано) менее убедительно из-за не сложившегося ансамбля со стороны Никитченко. Хотя её большой оперный голос звучал в этот раз более компактно, чем в предыдущих концертах цикла, но до нужных камерных кондиций она в этом ансамбле еще не доросла. А вот у Мхитарян и Мазуровой ансамбль сложился здесь гораздо лучше.

Андрей Жилиховский, Кристина Мхитарян
Андрей Жилиховский, Кристина Мхитарян

Хорошо прозвучал у Ю. Мазуровой романс Антона Аренского на стихи П. Чайковского. Её голос в последнее время приобретает всё больше красок в нижнем регистре, что очень удачно оттенял аккомпанемент виолончели в исполнении Михаила Шумского. Вообще, тембр виолончели наиболее близок человеческому голосу и очень украшает исполнение.

Затем были исполнены три номера из двенадцати «Персидских песен» Антона Рубинштейна на стихи Мирзы-Шафи в переводах с немецкого П. Чайковского. Для концерта были выбраны номера разного характера. Великолепное владение красивым пиано и тонкой филировкой звука в лиричном романсе «Не будь сурова» показал Богдан Волков. Романс «Нас по одной дороге», более чем наполовину состоящий из вокализов, очень красиво прозвучал у Ольги Кульчинской. В романсе «Клубится волною кипучею Кур» перед Даниилом Чесноковым стояла непростая задача – уйти от привычной шаляпинской его трактовки. И он с ней справился. Если у Шаляпина романс пронизан драматизмом воспоминаний, то у Чеснокова он звучит куда как оптимистичнее. У него это гимн-воспоминание яркой любви. Такая интерпретация Чеснокова оказалась убедительной.

Как всегда интересен был и вокально, и сценически выпускник Молодёжной программы Григорий Шкарупа в жанровой миниатюре на стихи Льва Мея «Как наладили: Дурак», написанной Чайковским, вероятно, не без влияния Мусоргского.

Завершение первого отделения стало, по моему мнению, и вокальным, и эмоциональным центром концерта. Андрей Жилиховский исполнил последний романс Чайковского «Снова, как прежде, один…» (стихи Д. Ратгауза) безупречно, с прекрасным вкусом. Поражает стремительная эволюция певца. Жилиховский пришел в Молодёжную программу провинциалом с красивым голосом, но, как говорится, «без царя в голове» – похоже, что его заботил только вокал и мало интересовал смыл текста. Но уже в конце первого года занятий в Программе ситуация изменилась кардинально. Самое главное, что его вокал стал очевидно осмысленным. Жилиховского стало интересно не только слышать, но и слушать. Заметно улучшилась дикция. Появился вкус, стали уходить провинциальные манеры, стало строже поведение на сцене. И всё это на фоне растущего, всё более умелого и красивого вокала. В течение второго года Жилиховский продолжал так же заметно эволюционировать в правильном направлении, и в заключительном концерте сезона перед слушателями предстал молодой мастер. И это не только моя оценка. В этот день Андрей Жилиховский, вместе с Ольгой Кульчинской и Юлией Мазуровой, приказом генерального директора Большого Владимира Урина были зачислены в труппу. Об этом по окончании концерта объявил художественный руководитель Молодёжной оперной программы Большого театра Дмитрий Вдовин.

Программа второго отделения состояла из Шести дуэтов ор. 46 перед которыми К. Мхитарян вместе с Павлом Валужиным (тенор) очень искренне исполнили дуэт Ромео и Джульетты на стихи А. Соколовского (из Шекспира). У них получился не просто концертный номер, но небольшая сцена прощания любимых с элементами актерской игры. В ней инициатива была, безусловно, в руках Мхитарян, но вокально и тенор Валужина был хорош.

Маквала Касрашвили
Маквала Касрашвили

Исполнения Шести дуэтов ждали с особым интересом, потому что в первом и последнем дуэтах была заявлена живая легенда Большого театра Маквала Касрашвили. Недавно она великолепно пела в концерте в честь юбилея Ирины Богачевой и участие в двух дуэтах с Юлией Мазуровой: «Вечер» и «Рассвет» на стихи И. Сурикова подтвердило, что в камерном репертуаре Касрашвили сохраняет прекрасную форму. Её мастерство, вкус и филигранная отделка деталей восхищает. Сам процесс работы над этими дуэтами стал щедрым подарком молодой певице, получившей неожиданный мастер-класс.

Исполнение «Шотландской баллады» на стихи А. Толстого Марией Лобановой и Андреем Морозовым трудно назвать успехом. Лобановой никак не удаётся свой большой оперный голос заключить в рамки камерного пения. Голос её все время форсирован. Более того, Лобанова вынуждает форсировать голос и своего партнера.

В дуэтах лучше зазвучала А. Никитченко. В «Слезах» на стихи Ф. Тютчева ей удалось составить ансамбль с ярким вокалом Александры Чухиной. Еще органичнее получился у Никитченко ансамбль с мощным тенором Арсения Яковлева в дуэте «Минула страсть» на стихи А. Толстого.

Замечательный ансамбль сложился у О. Кульчинской и А. Чухиной. Они зажигательно исполнили «В огороде, возле броду…» на стихи И. Сурикова (из Шевченко) и тонко, со вкусом на бис спели «Вечер», в котором не уступили Касрашвили и Мазуровой.

Партии фортепиано исполнили профессор Семен Скингин, Елизавета Дмитриева и Валерия Прокофьева. В этом концерте аккомпанемент был предельно тактичен, но особо хочу отметить вкус, тонкость и обилие фортепианных красок у Е. Дмитриевой.

В целом концерт-эпилог цикла впечатлил своим высоким вокальным качеством и ровностью состава участников, в чем основная заслуга Дмитрия Вдовина.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

19/06/2014 - 00:49   Classic   Концерты
В Бетховенском зале Большого театра состоялся концерт «Молодые голоса Москвы и Нью-Йорка» с участием артистов и выпускников молодёжных оперных программ Большого театра России и «Метрополитен-Опера».

Пока власти США и ряда европейских стран стремятся к ужесточению санкций против России, деятели культуры строят свои творческие мосты общения, которые оказываются очень востребованными и более действенными. Артисты Молодёжной программы Большого театра уже встречались с оперной молодежью Парижа и Милана. Теперь в Москву прилетели молодые певцы из Нью-Йорка для того, чтобы обменяться опытом и вместе помузицировать. Такие встречи очень нужны сегодня для сохранения и развития богатого творческого наследия разных государств.

Не один год связывает Россию и США творческое сотрудничество в области молодежного оперного творчества. У истоков рождения Молодёжной оперной программы Большого театра, а она осенью этого года отметит свое пятилетие, стояли Дайана Зола, одна из лучших руководителей молодёжной программы Хьюстон-Опера и Ленор Розенберг, артистический менеджер «Метрополитен-Опера». Первым приглашённым коучем (пианистом-репетитором) программы стал ветеран «Метрополитен-Опера» Джордж Дарден, к сожалению, недавно ушедший из жизни. Приглашёнными педагогами были всемирно известный тенор Нил Шикофф, сопрано Лора Клейкомб, пианист и дирижёр Ричард Бадо, пианистка Стефани Роудс , режиссёр Франческа Замбелло и др. Российские певцы совершенствовались в Молодёжной программе Линдеман при Метрополитен-Опера. Среди них Родион Погосов, Любовь Петрова, Алексей Лавров, который прошёл и Молодёжную программу Большого театра. В нашей Программе работали и работают многие американские артисты, среди них и певцы Вашингтонской молодёжной программы, а российские стажируются в Вашингтоне.

Концерт в Бетховенском зале начался с высокой эмоциональной ноты. Американский баритон Джон Мур устроил настоящее действо на площади Севильи, виртуозно спев Каватину Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини, а затем вместе с Джинджер Коста-Джексон разыграл сцену и дуэт Фигаро и Розины.

Полным контрастом к бравурному Россини оказалась лирически-трагическая ария Ленского из оперы «Евгений Онегин» русского классика на все времена Чайковского, проникновенно исполненная артистом нашей Программы Богданом Волковым.

Программа молодёжи Большого театра отличалась большим разнообразием стилей и жанров, вокальным и актёрским мастерством. Здесь был и стиль бельканто — Кристина Мхитарян трогательно спела Каватину Амины из «Сомнамбулы» Беллини, а смешной дуэт Норины и Малатесты из оперы Доницетти «Дон Паскуале» она исполнила с баритоном Андреем Жилиховским.

Андрей Жилиховский и Кристина Мхитарян в дуэте Норины и Малатесты из оперы Доницетти «Дон Паскуале»
Андрей Жилиховский и Кристина Мхитарян в дуэте Норины и Малатесты из оперы Доницетти «Дон Паскуале»

И французская опера — Сегидилью Кармен представила Юлия Мазурова. Красивейшим цветочным дуэтом из «Лакме» Делиба порадовали Кристина Мхитарян и Юлия Мазурова. Умением петь Массне и быть при этом ярко эмоциональным покорил Андрей Жилиховский в сложнейшей арии Ирода из «Иродиады». Поэтично, светло и беззаботно прозвучал у Ольги Кульчинской Вальс Джульетты из «Ромео и Джульетты» Гуно, показавший огромный рост молодой певицы и её большую перспективность. Был здесь и Верди: Романс Фиеско из «Симона Бокканегра» — бас Даниил Чесноков, дуэты Джильды и Герцога из «Риголетто» — Нина Минасян и Павел Валужин и Альфреда и Виолетты из «Травиаты» — Ольга Кульчинская и Арсений Яковлев. И Пуччини — Ария Рудольфа из «Богемы в исполнении Павла Валужина. И конечно же русская музыка: очень искренне и на хорошем дыхании спел Арсений Яковлев арию Германа «Прости, небесное созданье» из «Пиковой дамы», а Даниил Чесноков в стремительном Рондо Фарлафа наглядно показал трусливого героя из «Руслана и Людмилы» Глинки-Пушкина.

Не отставали от хозяев концерта и американские певцы. Ярко начав вечер с Россини, они продолжили его в ином ключе.

Джинджер  Коста-Джексон и Марина Коста-Джексон
Джинджер Коста-Джексон и Марина Коста-Джексон

Сопрано Марина Коста-Джексон психологически точно спела и сыграла Саломею из оперы Массне «Иродиада», Джинджер Коста-Джексон отлично справилась с арией Золушки из одноимённой оперы Россини, а Марина Коста-Джексон — с Молитвой Тоски. Джон Мур оказался обольстительным Дон Жуаном из оперы Моцарта и в изящно исполненной Серенаде и в дуэте с Церлиной – Джинджер Коста-Джексон.

Джон Мур и Джинджер Коста-Джексон в дуэте Дон Жуана и Церлины
Джон Мур и Джинджер Коста-Джексон в дуэте Дон Жуана и Церлины

Американка Эмма Макдермотт, которая занимается в Программе Большого театра и помогает российским певцам овладеть английским языком, отважилась на русскую музыку. Оказалась, что она не только хорошо знает русский язык, но и неплохо понимает Чайковского. Очень проникновенно Эмма Макдермотт спела ариозо Лизы «Откуда эти слёзы…» из «Пиковой дамы».

Блистательно провели этот грандиозный концерт пианисты - концертмейстеры Павел Небольсин, выпускник Молодёжной программы, ныне работающий в Большом театре, и Ховард Уоткинс, один из лучших пианистов-концертмейстеров своего поколения, ассистент дирижёра «Метрополитен-Опера».

Вечер завершился совместным исполнением Баркаролы из оперы Оффенбаха «Сказки Гофмана» под оглушительные аплодисменты зрителей переполненного Бетховенского зала. Концерт был большой, насыщенный, но никто не покинул зал, затаив дыхания слушая молодые голоса будущих звезд оперной сцены. Пели все с полной отдачей, увлекаясь сами и заражая слушателей прекрасными мелодиями бессмертной оперной классики.

Все участники концерта
Все участники концерта

Все российские и американские певцы талантливы, но они разные. Американцы уступают по красоте и природному материалу голосам наших певцов. Если американцы, выступая, в первую очередь рекламируют себя, то российские исполнители глубже, они больше отдают пению души и сердца, чем внешним эффектам. В целом же концерт «Молодые голоса Москвы и Нью-Йорка» прошёл зажигательно, подарил слушателям много прекрасных мгновений и принёс несомненную пользу всем участникам замечательного проекта.

Елизавета ДЮКИНА, «Новости музыки NEWSmuz.com»

09/08/2013 - 16:58   Classic   Концерты
Их исполняют участники Молодёжной оперной программы Большого театра.

Молодёжная оперная программа Большого театра России закрыла свой сезон 2012-2013 гг. второй программой цикла «Все романсы Чайковского» в Бетховенском зале. В этом концерте приняли участие пять вокалистов – представителей от каждого из основных вокальных голосов: сопрано, меццо-сопрано, тенор, баритон и бас. В общей сложности в концерте прозвучало 19 романсов.

Общее впечатление от этого концерта получилось весьма позитивным и вот почему. Все участники концерта – практикующие оперные певцы, строящие свою профессиональную карьеру в первую очередь именно в опере. Уже стали общим местом рассуждения о весьма разной стилистике оперного и камерного исполнительства. Но тривиальность темы не снимает реальной проблемы и разницы между оперным и камерным вокалом. Надо отдать должное – все пятеро участников концерта исполнили программу концерта именно в камерной манере, без излишней аффектации и форсирования голоса. Такая ретроспектива полезна слушателям тем, что знакомит их с редко исполняемыми романсами. А молодых исполнителей стимулирует находить свою интерпретацию малоизвестных и потому не запетых вокальных миниатюр, в отличие от популярных шлягеров, при исполнении которых так трудно уйти от штампов.

Программа концерта была выстроена по хронологическому принципу. Она охватила период с 1875 по 1878 гг. и включала один романс без опуса (ЧС 245) и три тетради по шесть романсов ор. 27, ор. 28 и ор. 38.

Юлия Мазурова
Юлия Мазурова

Открыла и завершила концерт меццо-сопрано Юлия Мазурова, исполнившая пять романсов: «Не долго нам гулять», без ор., ЧС 245 (Н.Огарев), «Вечер» ор. 27 № 4 (Т. Шевченко в переводе Л. Мея), «Али мать меня рожала» ор. 27 № 5, «Моя баловница» ор. 27 № 6 (А. Мицкевич в переводе Л. Мея), «Pimpinella» ор. 38 № 6 (перевод с итальянского N.N (П.И. Чайковского). Её светлое, но при этом полное меццо хорошо «легло» на выбранный репертуар. Наиболее удачным из всех пяти романсов у Ю. Мазуровой мне показалась «Моя баловница», исполненная певицей грациозно, игриво и стильно. А вот в «Pimpinella» она допустила позиционно неточное интонирование. Над чем Ю. Мазуровой нужно серьезно поработать, так это над дикцией. В романсе её роль заметно возрастает.

Анастасия Кикоть спела только два романса. Она с бóльшим трудом справлялась с оперной природой своего голоса. Не так уж часто исполняемый романс «Он так меня любил» ор. 28 № 4 на стихи Д. де Жирардена в переводе А. Апухтина на форте временами звучал слишком открыто, но в целом вполне в рамках камерного стиля. А вот весьма популярный романс «То было раннею весной» ор. 38 № 2 на слова А.К. Толстого получился у Кикоть не лучшим образом. Он прозвучал у певицы слишком экспрессивно, с некоторым перебором на форте. Мне он представляется в более лиричном ключе, соответствующем нежным оттенкам просыпающейся природы. И даже восклицание «О жизнь! О лес! О солнца свет!» носит скорее элегический, нежели экстатичный характер. К тому же А. Кикоть допустила в его исполнении некоторые интонационные неточности.

Три романса исполнил Сергей Радченко: «Нет, никогда не назову» на стихи А. де Мюссе в переводе Н. Грекова, «Корольки» на стихи В. Сырокомли в переводе Л. Мея и «Зачем» на стихи Л. Мея ор. 28 №№ 1, 2, 3. С. Радченко – один из самых ярких участников нынешнего состава Молодежной оперной программы Большого театра. Не затерялся он и среди участников этого концерта. Интересно наблюдать вокальную эволюцию певца. Он пришел в программу в 2011 году и тогда его тенор был легкого, прозрачного характера и очень подвижен. За годы, проведенные в Программе, его голос окреп, стал плотнее, насыщеннее и технически более совершенным, не потеряв при этом своей подвижности и яркости. Чувствуется, что с ним поработал мастер. Завершившие первое отделение программы «Корольки», получились у Радченко своего рода балладой. Они стали кульминацией его выступления, даже несмотря на некоторую хрипотцу, проявившуюся в самый трагический момент, когда герой понял, что его возлюбленная, которой он вёз гранатовое ожерелье, умерла. За антракт Сергей отдохнул, привёл голос в порядок и хорошо исполнил романс «Зачем», входящий в привычную обойму популярных.

Четыре романса превосходно спел Олег Цыбулько. Обладая яркой сценичностью и достаточно мощным басом, Цыбулько в жанре романса строго контролировал, чтобы привычные сценические приемы не повлияли на камерность программы. Совершенно очевидно, что не все из 104 романсов Чайковского равноценны. Примерно четверть из них это шедевры или просто великолепны. Среди оставшихся, есть и «проходные» романсы, и вообще не слишком удачные. Цыбулько удалось придать элегическое, очень доверительно личное звучание одному из таких романсов второго ряда «Ни отзыва, ни слова, ни привета» ор. 28 № 5 на стихи А. Апухтина. Также нечасто исполняемый романс «О, если б ты могла хоть на единый миг» ор. 38 № 4 на стихи А.К. Толстого наоборот был исполнен им ярко, с некоторым пафосом, но без пережима. Здесь особо уместно отметить великолепную дикцию Олега Цыбулько, сегодня довольно редкую гостью, как на оперных подмостках, так и на камерной сцене. Несмотря на довольно бравурную фортепианную партию в этом романсе, было прекрасно слышно каждое слово. Сдержано, с хорошим вкусом, без излишней патетики был исполнен известный романс «Страшная минута» ор. 28 № 6 на собственные слова Чайковского. В нем не очень уверенно прозвучала верхняя нота, что не сильно испортило общие положительные впечатления от выступления Цыбулько.

О. Цыбулько пришлось исполнять в этом концерте один из наиболее «запетых» романсов «Средь шумного бала» ор. 38 № 3 на стихи А.К. Толстого. Казалось бы, в его исполнение трудно внести что-то новое. Это напоминает музыку Шопена, в которой только особо одаренным пианистам сегодня удается сказать что-то индивидуальное и личностное, но без налета эпатажности. Тем не менее, Цыбулько удалось сказать в этом романсе что-то неуловимо свое, выйти за рамки привычной традиции.

Наиболее сильное впечатление своей стремительной эволюцией всего лишь за один сезон (он в Молодёжной программе с сентября 2012 года) произвёл баритон Андрей Жилиховский. Несмотря на хрупкую внешность он обладает мощным голосом, хорошо заполняющим зал, но звучавшим поначалу однообразно, с неважной дикцией. В этом же концерте А. Жилиховский предстал в совершенно ном качестве. Заметно улучшилась дикция. В его интерпретациях появилось множество оттенков, в том числе красивое пиано. Он стал филировать звук.

Здесь особенно явно чувствовалась опытная рука художественного руководителя Молодёжной оперной программы Большого театра России профессора Дмитрия Вдовина, который был на этом концерте и по его напряженности было заметно, как он переживает все успехи и просчеты своих подопечных. Большому театру очень повезло, что резерв для его труппы готовит специалист такого уровня. Результаты мы видим на сцене Большого театра, в котором уже в составе труппы успешно выступают многие выпускники программы. В текущем репертуаре заняты и многие нынешние участники программы. Хотелось бы надеяться, что новый директор Большого театра Владимир Урин поддержит деятельность Молодёжной оперной программы, как он поддерживал молодых дирижёров, работая в МАМТе.

Андрей Жилиховский исполнил в концерте пять романсов. В малоизвестных «На сон грядущий» ор. 27 № 1 на стихи Н. Огарёва и «Не отходи от меня» ор. 27 № 3 на стихи А. Фета и более исполняемом, но тоже не слишком «Смотри, вон облако» ор. 27 № 2 на стихи Н. Грекова Жилиховский был сдержан и экономен в выразительных средствах, не вкладывая в них бóльшего драматизма, чем в них вложил Чайковский. Он не дал захлестнуть себя эмоциями в темпераментной «Серенаде Дон Жуана» ор. 38 № 1 на слова А.К. Толстого.

В полную силу своего вокального темперамента Жилиховский развернулся в романсе «Любовь мертвеца» ор. 38 № 5 на стихи М. Лермонтова, тоже исполняемом и записываемом редко, видимо в виду своего содержания – одно название чего стоит!. Мрачная, тяжелая тема. Здесь герой бросает вызов небесам: «Что мне сиянье божьей власти и рай святой?» – вопрошает он. Здесь прослеживается прямая связь с лермонтовским Демоном. Мёртвый пытается хватать живых, он хочет, чтобы и после его смерти он влиял на их жизнь: «Ты мертвецу святыней слова обручена». Все эти настроения и мрачные желания Жилиховскому удалось передать в своей интерпретации. Хорошо, что этот романс прозвучал почти в конце вечера и не омрачил общую праздничную атмосферу. Да и зажигательная «Piminella» сумела несколько разрядить тяжелую атмосферу «Любви мертвеца».

Аккомпанировали певцам Семён Скигин и Валерия Прокофьева. В целом аккомпанемент был достаточно тактичным и не заглушал вокалистов. А вот некоторые проигрыши иногда звучали излишне громко, выпадая из общей звуковой стилистики романса и создавая ощущение некоторой пестроты.

Закрытие сезона Молодёжной оперной программы Большого театра стало более чем достойным. А мы будем ждать продолжения цикла всех романсов П.И. Чайковского.

Владимир ОЙВИН,