Алла Рид

11/10/2014 - 12:51   Mix   Интервью, Джаз
Скорость, с которой певица Алла Рид завоёвывает джазовый рынок, многих обескураживает.

Это яркая комета, работающая 24/7, нарушающая привычный темп развития в джазовой отрасли, где отношения складываются годами, а иногда десятилетиями, и где обычно не ждут быстрых результатов, предпочитая накопительный эффект. За полтора года деятельности певица, менеджер и продюсер самой себя Алла Рид «взбодрила» джазовый мир и добилась, в сущности, немалого. С противоречиями или без них, она одна из самых обсуждаемых фигур, её уже невозможно игнорировать.

17 октября в арт-клубе «ДуровЪ» Алла Рид представляет новое шоу «Somewhere».

Алла Рид
Алла Рид

- Алла, ты обратилась к джазу только полтора года назад, хотя Юрий Саульский уже давно предрекал тебе судьбу джазовой вокалистки. Почему только сейчас, когда тебе исполнилось слегка за тридцать?

- С Юрием Саульским мы говорили об этом на конкурсе «Утренняя звезда», мне было шестнадцать лет. За композицию New York, New York все судьи поставили четверки, и только Юрий Саульский поставил пять, ему я понравилась больше всех. Я переживала, большинство четверок не было хорошим баллом, но он успокоил и сказал, что мое время придет, и я буду петь джаз.

- «Утренняя звезда» был твоим первым крупным вокальным конкурсом?

- Далеко нет! В детстве в 1994 году принимала участие в конкурсе «Серебряный микрофон» в 1996, выиграла гран-при и поездку на Кипр. Так же в 1994 и 1996 годах в конкурсе под патронажем Владимира Шаинского «Аллилуйя» заняла первое место и выиграла поездку в Израиль. Были еще фестивали Игоря Крутого в Донецке, участие в джазовом фестивале в Монтрё, в программе «Шире круг», второе место на конкурсе Иосифа Кобзона «Голоса 99» с композицией «Близкие люди» Игоря Николаева, которую исполняла Алла Пугачева.

- Чем объяснялся такой успех?

- Не знаю, наверное, всех удивлял низкий грудной голос у совсем маленькой миниатюрной девочки, необычное сочетание. Но для исполнения джаза нужен хотя бы какой-то минимальный жизненный опыт, поэтому я не чувствовала в себе сил раньше исполнять джаз. Да и сейчас не считаю себя зрелой вокалисткой, скорее, это только начало пути.

- Достижения впечатляющие, но это дела давно минувших дней. Почему перестала принимать участие в конкурсах?

- В общем-то, в конкурсах я участвовала довольно долго, дошла до полуфинала «Новой волны» в 2008 году, получила золотую медаль на международном форуме моделей и талантов Fashion House International в номинации «Джазовый вокал». Потом я создала музыкальное шоу «Две земли», с которым гастролировала в Америке и в странах ближнего зарубежья, и как-то с конкурсами успокоилась.

- А почему ты не попала в Голос?

- Да я ходила на кастинг, но пока не попала, может быть по формату не подхожу. Проект действительно очень глобальный для вокалистов, очень многим прекрасным артистам помог стать услышанными и увиденными. Раньше это было вообще невозможно.

- В связи с «Голосом» резко вошли в моду голосовые певицы. Но у голосовых есть большая опасность сорваться в крик. Как ты с этим борешься?

- Кстати, действительно очень хороший вопрос, потому что кричать могут многие, а петь так, чтобы трогало за душу – единицы. Я стараюсь брать тембром и эмоциями, быть максимально честной и искренней во время исполнения, люди всегда чувствуют, когда открываешь душу по-настоящему.

- Советские эстрадные традиции тебе помогают?

- Конечно! Я же еще их немного застала, учитывая мой стаж на сцене, работаю с восьми лет. В советские времена были четкие представления, что такое хорошо и что нужно. Голос, драматизм, харизма. Ирина Понаровская, Алла Пугачева, Лариса Долина…

- Чему хорошему и полезному ты научилась в поп-музыке?

- Джазовая сфера и поп-музыка как провинция и мегаполис. В поп-индустрии все намного быстрее и конкретнее.

- Продюсер Макс Тимошин в своих интервью постоянно подчеркивает, что все схемы продюсирования в большом шоу-бизнесе должны ложиться на джаз, никаких идей об исключительности…

- Я с ним согласна. Какие замечательные у нас есть джазовые музыканты! Игорь Бутман, Даниил Крамер, Вадим Эйленкриг – собирают большие залы. Ведь это же реально парни, которые вырвались за пределы нишевой культуры джаза и работают на больших площадках. Это уже шоу-бизнес, а не маленькие клубы на шестьдесят человек.

- А кому из певиц удалось вырваться из узких рамок джаза?

- Мне кажется, довольно многим певицам из проекта Jazz Parking, девочки молодцы, стараются делать свой авторский материал.

- Джазовая индустрии стремительно развивается…

- Да, потому что прорвало! Люди поняли, что кроме попсы есть еще что-то. Благодаря проекту «Голос» зрители в провинции увидели голосовых вокалистов, им надоело кушать попсятину. Я недавно работала на Олимпиаде в Сочи, ты не поверишь, нашу страну там вообще не представляли поп-коллективы, кроме единственной группы «Тату». Российскую поп-музыку не покажешь западным гостям, она элементарно не конкурентноспособна.

- Музыкальные критики пока с осторожностью относят тебя к джазовым вокалисткам, разве что джазовым дивам.

- Послушай, джаз – это не только сложнейшие импровизации, которые понимают единицы. Есть целое направление джазовой эстрады, и вообще я за совмещение элементов разных жанров, нужно мыслить сегодняшним днём, время не стоит на месте.

- Если бы ты по три часа в день слушала и переслушивала тетушек Эллу и Билли, ты бы легко научилась близко имитировать их тембр и интонацию, и с мнением музыкальных журналистов было бы полегче.

- А вот специально этого не делаю! Мне важно быть самобытной, ни на кого не похожей.

Алла Рид
Алла Рид

- А проблем с менеджментом в джазе не находишь? В поп-музыке на одного исполнителя работает команда сильных менеджеров из десяти человек, а в джазе на тридцать музыкантов один менеджер.

- Точно! Хороших менеджеров мало. Я работаю без директора, хотя многих уже попробовала. Когда я отдаю свои концерты под управление всем этим горе-менеджерам, я просто сижу без работы. Как уж они там разговаривают, что нет работы у артистки? Много раз обжигалась, и уже отчаялась кого-то нормального найти, все делаю сама, и это не очень хорошо, на творчестве отражается, но всё-таки надеюсь встретить профессионала.

- Как пополняешь духовную и музыкальную копилку?

- Все, что связано с обогащением – это только западные и точнее американские образцы. Эта музыка оттуда, лучше них уже никто никогда не споет. Когда была в туре в Америке, ездила по восточному побережью, общалась с музыкантами. У них совершенно другой менталитет, они очень лёгкие в общении.

- Весь джазовый рынок с нетерпением ожидает твоей новой программы Somewhere – посвящение Барбре Стрейзанд. Почему решила делать посвящение именно этой звезде? Кроме внешнего сходства, что тебя в ней «заводит»?

- Никогда не считала себя внешне схожей с Барброй, хотя мне это очень льстит, спасибо. Почему Барбра? Потому что это такой нереальный уровень мастерства, к которому я возможно буду стремиться всю жизнь, работая над собой. Её музыка буквально исцелила меня в сложный момент моей жизни, и я тогда дала себе слово, что обязательно посвящу ей концерт.

- Сможешь ли ты в этой программе перевоплотиться в образ, имея в виду твою яркую индивидуальность?

- Я всегда стараюсь подчеркивать свою индивидуальность, и люблю быть разной, резко меняясь даже в рамках одной программы.

- Программа полностью каверовая. Как оставаться «свеженькой» в такой ситуации?

- Практически ко всем композициям этой программы были придуманы авторские аранжировки. Как бы не было это сложно в реализации, я настояла на том, чтобы вся программа исполнялась в сопровождении живого оркестра. Также мы проработали для многих композиций визуальный ряд, работу со светом, видеопроекции. И вообще я хочу сказать, что этот концерт – это другая Алла Рид, новый образ, новая подача материала. Для меня это новая ступень в развитии моего мастерства.

- Помимо песен Барбры Стрейзанд, в программе есть джазовые стандарты, Майкл Джексон и еврейские народные песни. Хороший ход! Ты довольна сотрудничеством с Максом Тимошиным как с музыкальным продюсером? «Мы» это ты и Макс?

- Макс Тимошин очень хороший музыкальный продюсер. Он хорошо знает современную популярную музыку в ретроспективе и предугадывает в перспективе. Он предложил сделать концерт по Барбре Стрейзанд. Кроме того, компания tMotion занимается организационной подготовкой концерта и его продвижением, также мне помогает в постановке мой близкий друг, режиссёр-постановщик, он просил пока не называть его имени.

- Ты удачная драматическая актриса, воплощаешь многие образы на сцене. А какой образ наиболее органичен тебе?

- Мне близка органика драматизма, любовная лирика, страсть.

- С симфоническими оркестрами уже не раз доводилось работать. А симфонический оркестр «Глобалис», подключённый к программе Somewhere, для тебя новые коллабораторы?

- Да, мы сотрудничаем впервые, и в ходе подготовки к этому концерту я поняла, что не ошиблась в выборе. Состав оркестра был специально подобран под мой проект.

- Тот же самый вопрос по Московской мужской еврейской капелле.

- Это очень интересный коллектив, мне показалось очень необычным соединить джазовую манеру с хоровым академическим звучанием, мужской хор – это очень красиво и масштабно.

- В период перед премьерой программы живёшь в состоянии цейтнота. Как справляешься?

- Я, кажется, всегда живу примерно в таком состоянии. Безусловно, очень устаю, но это всё равно приятная усталость.

- Какие ожидания от программы? Какая сверхцель?

- В первую очередь хочется, чтобы зрителям понравился концерт, чтобы удалось донести все идеи, и мысли, которые мы в него вложили. Ну а сверхцель – показать шоу в ММДМ в следующем году.

17 октября в арт-клубе «ДуровЪ» - шоу «Somewhere». Алла Рид и эмоциональные мелодии Барбры Стрейзанд. Начало концерта в 20.00. Адрес клуба «Дуровъ»: ул. Павловская, д.6 (м. Добрынинская) Заказ билетов и столиков: (495) 952-2064, 958-5950, (499) 236-85-04

Дарья БЕЛЕЦКАЯ

Быстрый поиск: