Хухрянский

09/12/2019 - 18:44   Рок   Рецензии
Полку игрателей русского рока прибыло. Альбом Хухрянского сыгран так, будто и не было двух десятков лет истории жанра, и в этом его несомненная привлекательность.

Хухрянский, 2019.
Жанр: русский рок.

Копировать аксакалов неинтересно, хотя этим безуспешно занимаются сотни групп. А вот сыграть все на голубом глазу, будто жанр изобретен вчера — именно так воспринимается этот двойной релиз Игоря Хухрянского. И очень скоро понимаешь, что с этой позиции все акторы истории отечественной и не только музыки примерно равны и имеют равно живородящее значение. Русский рок, эстрада, шансон — все по сути культурный чернозем, на базе которого бардовская по происхождению песня обретает плоть и кровь, проигрыши и цитаты, ритм-секцию и тембровый окрас.

Хухрянский не изобретает Вселенную заново. Он просто по-хозяйски подходит к наследию. Тут доску прибить, тут кирпичик подложить. Барабанщик из магнитогорской группы «Билли Шуберт» (не спрашивайте, кто они) начал вдруг писать действительно пронзительные песни. Быть рок-бардом на ветреных берегах Волги не захотелось. Появился сначала акустический альбом. Потом с помощью друзей (среди которых участники «Томас бенда», на секундочку) переиграл все в электричестве, и выпустил уже в Москве. Нехитрая вроде история, но так и делаются большие дела.

Удивляет скорее легкость жонглирования музыкантами всем на свете, что уже было до. Это же не каверы, не ремиксы. Но все органично, как у рэперов. Альбом начинается с «Драйвера», и даже текст «Научи меня мама уходить по-английски» (не говоря об аранжировке и мелодике) отсылает сразу и к Лепсу, и к Арбениной. Следующая «Девочка» непринужденно шлет к «Ляпису Трубецкому». А «Бледная Луна» - неожиданно к Smile почти забытой группы «Сети». И так почти каждая песня альбома, «Глюки» или «Агата Кристи», тот же «Томас» или какой-нибудь «Би-2». И ладно бы ниточки вели только к рокерам! «Петля» отсылает к шансонье Михаилу Кругу, «Торнадо» цитирует переработанное «Бабье лето» Джо Дассена от Тото Кутуньо на фоне все того же классического русрока, а «Акоуннс» и «Спутники мои» отсылают аж к Алле Пугачевой.

Как к этому относиться? Спокойно. Это все артефакты нашей советской и постсоветской жизни, и когда музыкант переосмысливает все это, он использует аллитерации и намеки как оружие в компьютерной игре. Он дает подтекст, дает акцент, и двигается дальше. Возможно, таков и может быть новый русский рок. Мы же не удивляемся, когда поп-певицы Мадонна или Камила Кабелло выдают цитаты из ABBA или Ace of Base? Бэкграунд от Гребенщикова, Лепса или Пугачевой — это опознавательные знаки для движения вперед тут, в границах бывшего СССР.

Хухрянский
Хухрянский

У меня некоторое недоумение вызвали грубоватые фразы автора про «педерастов», или «ты тогда велась на такие глупые шутки». Это неприлично, и неуклюже, и недальновидно отпугивать от своих песен гигантскую часть аудитории. Ладно, будем считать болезнями роста.

А теперь о главном. Альбом сыгран очень крепко. Основательная такая ритм-секция. Клавиши и ритм-гитара на месте. Сам Игорь Хухрянский умеет и дать слезу в голос, и поерничать (хотя это самая сомнительное из его достоинств), и даже петь просто искренно (что бесценно). Особенно выделяется 7-минутная песня «Спутники мои», совершенно нерадийная и с древними пинкфлойдовскими барабанами, - но абсолютно искренняя. Хорошо бы сделать ее радиоверсию. Хороша и радийная «Девочка», латино и перкуссия тут отчаянно хороши (хотя вокал можно бы сделать на пару ступеней менее экзальтированнее). А вот с соло-гитарой надо что-то делать везде — ни техники, ни оригинальности нет в помине.

Альбом Хухрянского — он такой перевертыш. Очень искренние по сути песни получили очень пестрое оформление, где зерно песни часто теряется в контекстах и похожестях. Но оно есть! Иначе и говорить бы не стоило, и писать. Музыканты в стадии роста, они ищут. Уже пора кристаллизоваться, это же очень взрослая музыка. Найдут ли свой звук музыканты — узнаем скоро, ведь уже записывается новый альбом.

Гуру КЕН

Быстрый поиск: