Хуун-Хуур-Ту

14/09/2014 - 17:09   Микс   Концерты, Джаз
Главным событием второго дня фестиваля Koktebel Jazz Party стало, конечно, выступление знаменитого трубача Валерия Пономарева с его американским проектом We remember Art Blakey.

Так оно и есть, но перед этим стоит рассказать об остальных участниках фестиваля. Во второй день заработала вторая сцена, Открытая — вход на нее действительно бесплатный. Любопытно, что она расположена на нудистском пляже Коктебеля, отчего публика перед сценой смешалась в невероятный коктейль из гордо прогуливающихся нудистов, загорающих обнаженных женщин и того хиппи-хипстер-радостной публики, что и составляет изюминку этого самого джазового на крымском побережье курорта.

Стартовала программа Открытой сцены с любопытной московской группы Shoo. Абсолютный фьюжн и творческая свобода отличает Shoo от большинства участников этого все-таки скорее мейнстримного феста. Соул и босанова, блюз и фолк, и все это на довольно прочной роковой основе с отменным вокалом выпускницы Гнесинки.

Впервые после долгого перерыва именно на сцене фестиваля Koktebel Jazz Party воссоединилась архангельская группа The Break Orchestra, играющая изощренный сплав прог-рока, фьюжна и тяжелого блюза. Сочные риффы Николая Куликова на клавишных, и его же упругие басовые ходы — в трио нет басиста — все это сыграно в настроении, с мощной эмоциональной подачей.

А вот крымский диксиленд «Джон» скорее разочаровал, его трактовки популярных мелодий чрезмерно отдают кабацким духом, удивить своим музицированием артисты тоже не сумели.

Хуун-Хуур-Ту
Хуун-Хуур-Ту

Главная сцена открылась сетом великой тувинской группы «Хуун-Хуур-Ту». Музыканты демонстративно не стали делать скидку на пляжный релакс, и исполнили полноценную программу из аутентичного тувинского фольклора высочайшего художественного уровня. Заодно между композициями прочитав небольшую лекцию о разных стилях горлового пения в Туве и вкратце пересказав содержание песен (что тоже оказалось не лишним).

Денис Швытов и проект «Серебряная женщина»
Денис Швытов и проект «Серебряная женщина»

Особенное впечатление произвел проект Дениса Швытова «Серебряная женщина». Отменный саксофонист, Швытов здесь в полной мере проявляет себя как изобретательный автор. Это абсолютно современный европейский джаз, немного со скандинавским оттенком, стильный и элегантный. Можно даже сказать, отсылающий к Серебряному веку, если таковой существовал бы в джазе.

Довольно противоречивым получилось выступление у самба-джаза — Анны Клестун и группы Esh. Вот что Анна Клестун говорила на пресс-конференции перед выступлением, когда я спросил у нее о конкуренции с Ириной Богушевской, тоже часто поющей Жобима:

- Играть бразильскую музыку можно кому угодно. Главное, чтобы она звучала на португальском языке (тонкий намек на русскоязычность Богушевской). Продвигать бразильскую музыку сложно, потому что у нас привыкли слушать скорее кубинские ритмы. Стен Гетц, Аструд Жильберту у нас были известны, но ведь это не бразильская, это адаптированная американская музыка. Мы хотим делать адаптированное джазовое направление на португальском языке, и раскрыть интеллектуальность этой музыки. Мы хотим играть более горячую музыку!

Анна Клестун и группа Esh
Анна Клестун и группа Esh

Именно с горячей музыкой и не получилось в этот раз. Музыканты Esh весьма технично играли стандартный латино-джаз, а сама Анна Клестун довольно отстраненно пела бразильские, не слишком на русское ухо запоминающиеся, мелодии. И это на холодном ветру, когда слушатели с пляжа зябко кутались в любые подручные теплые материалы — полотенца, спальники... Танцевать под такую самбу даже на холоде было решительно невозможно. И лишь две последних композиции получились теми, какими обещали музыканты — Анна Клестун словно проснулась, ожила, вспомнила про бразильское солнце, и наконец-то спела хоть отчасти тепло — и публика мгновенно откликнулась и принялась танцевать.

Но все ждали, конечно, мэтра — трубача Валерия Пономарева и его секстет We remember Art Blakey. Музыканты даже не начали играть без овации. Веселый Валерий Пономарев вышел к микрофону, и заявил, что пока овации не будет — концерта не будет. Овация немедленно последовала. Это было самое веселое выступление пока в Коктебеле! Раскрепощенность, благожелательность музыкантов друг к другу, изысканный мейнстрим высочайшего класса — все это проект имени Арта Блейка.

Валерий Пономарев и секстет We remember Art Blakey
Валерий Пономарев и секстет We remember Art Blakey

Валерий Пономарев то и дело крутил руками колеса, призывая зрителей поддержать музыкантов. Танцы на пляже начались немедленно. Вперед вышла духовая секция — именно на них сконцентрировано внимание: салочки-выручалочки в виде диалогов между трубой Пономарева, саксофоном Питера Брайнина и тромбоном Стэффорда Хантера. Чуть меньше внимания достается сидящему за барабанами Виктору Джонсу — а ведь именно он ученик и даже друг того самого великого Арта Блейка, барабанщика от Бога. Впрочем, время от времени все музыканты смолкают, и звучит роскошное джазовое барабанное соло от Виктора Джонса: как положено, с затиханиями, шебуршаниями, мгновенной сменой темпоритма, и непременным бросанием палочек в публику.

Валерий Пономарев
Валерий Пономарев

Ведущий уже было объявляет музыкантов, приглашая заканчивать. Но неугомонный Пономарев вновь подходит к микрофону и иронично говорит: «Мы можем, конечно, закончить, но...» Получив очередную порцию восторженного рева зрителей, музыканты продолжают играть. И даже когда после этого музыканты уходят, а публика снова требует бисы, - подскакивает с трубой бесенок-Пономарев, и выдает ершистую руладу! Знай, дескать, наших! Феерическое выступление, первоклассный джаз — яркий, эффектный, техничный, заводной, - именно то, чего и ждешь от музыкантов такого уровня.

На этом второй день фестиваля Koktebel Jazz Party не завершился, впрочем. В одном из кафешек на набережной фестиваль продолжился ночным джем-сейшном с участием многих участников фестиваля, и даже только что подъехавших в Коктебель музыкантов самого Тома Фаррелла...

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»
Фото — Светлана МАЛЬЦЕВА

Хуун-Хуур-Ту
Хуун-Хуур-Ту

Хуун-Хуур-Ту
Хуун-Хуур-Ту

Денис Швытов и проект «Серебряная женщина»
Денис Швытов и проект «Серебряная женщина»
19/06/2014 - 03:53   Микс   Концерты, Этно и world-music
Лидер группы «Хуун-Хуур-Ту» Саян Бапа уверен, что горловому пению можно научить каждого.

В рамках Четвертого Платоновского фестиваля в Воронеже выступила фольклорная группа из Тувы «Хуун-Хуур-Ту». Перед аншлаговым концертом в воронежской филармонии лидер группы «Хуун-Хуур-Ту» Саян Бапа рассказал журналистам о своем коллективе.

Саян Бапа
Саян Бапа

- Как устроен ваш квартет?

- У нас есть иерархия, но сугубо в творческом плане. У нас есть старейшина. Но внутри у нас равноправие благодаря нашей музыке. Наша музыка импровизационная, издревле наши старики собирались и играли ее. Мы продолжаем традиции, стараемся быть мультиинструменталистами, играть на всех наших инструментах. Благодаря этому наша группа имеет много красок, много возможностей. Многие инструменты мы возрождали сами, но некоторые в Туве сохранились. После революции было уничтожено много музыкантов и инструментов. В каком-то роде мы археологи – ездим по нашей республике, общаемся с нашими стариками, собираем по крупицам материал.

- Насколько далека ваша музыка от аутентичной?

- В каком-то смысле она аутентичная, потому что мы многое знаем о ней. Но плюс что-то изобретаем. Мы пропускаем музыку через себя. Кто-то может сказать, что это новодел, но мы так не считаем. Все-таки корни нашей музыки сидят глубоко в нас, мы их искали и нашли.

- Это правда, что ваши тексты имеют сакральное значение, идут от шаманизма?

- Конечно. Неслучайно мы начинаем наши концерты с песни «Молитва», она была взята как раз из пантеона шаманизма, шаманы-горцы ее сочинили. Это песня о молитве духам. Но в основном у нас песни про жизнь во всех ее ипостасях - о любви к земле, к племени, к женщине, к природе. Я считаю, что это все глубоко сакрально.

90-95% песен нашего репертуара – оригинальные, мы их сами нашли. Остальные пишет наш старейшина. Есть древние тексты, но они дошли до нас на уровне саги. Наши песни действительно связаны с шаманизмом, потому что и шаманы использовали приемы горлового пения в своих ритуалах. Считается, что есть три основных стиля горлового пения и до десяти производных. Мы даем им названия: подражатели звукам природы, стременам и так далее.

- Насколько сложно научиться горловому пению?

- Талант человек, безусловно, должен иметь. Каждый второй мужчина в Туве может петь. А вообще многие исследователи этно-музыки отмечали, что 90% населения Тувы – поющие. Мужчины обладают способностью к горловому пению. Когда ребенок с 3-4 лет начинает подражать отцу, брату, дяде, деду, это как язык, который он схватывает по мере взросления. Только уши в этом помощники. Также и с горловым пением, мы постигаем его благодаря ушам, подражая старшим. У нас такая традиция была: надо научиться на коне ездить и петь, что считалось особой гордостью. Пробовали все, но только талантливые становятся знаменитыми певцами. Наш солист как раз принадлежит к династии, он из поющего рода, его дедушка Хебебе был знаменитым певцом.

Хуун-Хуур-Ту
Хуун-Хуур-Ту

- Вы обучаете горловому пению других?

- Научиться этому может каждый, потому что физически мы не отличаемся, все мы люди. Просто мы знаем, как возбуждать «спящие» связки. В Нью-Йорке нам вставляли в нос и рот микро-камеры, наблюдали, как это происходит на уровне физиологии. Мы тогда сами в первый раз увидели, как это работает. А работают те самые «фальшивые» связки, которые в нашей обычной жизни никогда не используются. Только при глубоком кашле и крике они могут реагировать. А мы знаем, как ими руководить, расслаблять и шаманить. Путешествуя по миру, мы даем мастер-классы по горловому пению. Если человек внимательно слушает, организм подскажет, как это делать. Американцы, бельгийцы, немцы, японцы, русские – у многих получалось. Некоторые подражают, слушая наши записи.

- Расскажите о ваших инструментах.

- Мы привезли инструменты, которые используем во время всех своих концертов. Они имеют древние корни, но наши мастера их делают поныне. Они сделаны из природных материалов: конский волос, кожа горного козла, лиственница, которая растет только у нас, она очень крепкая. В мире нет аналогов нашим инструментам. Поэтому возникают сложности, когда на гастролях у нас что-то ломается - невозможно найти запчасти.

Самый популярный двухструнный смычковый инструмент, один из самых древних на земле, игиль («дедушка» виолончели), хомус («губная арфа»), дошпулуур (родственник банджо), шоор (вертикальная флейта), тунгур (шаманский бубен), хапчык (кожаный мешочек с косточками), дуюглар (высушенные копыта лошади) отображает разные ходы.

- Поговаривают о терапевтическом эффекте вашей музыки. Вам это известно?

- Многие люди говорят, что они очень хорошо поспали на нашем концерте. Много людей отдыхают душой и телом. Практика шаманизма помогала при многих болезнях. «Я возьму твою боль», - говорят в шаманизме.

- Удивительно, что в Туве насколько хорошо сохранились традиции.

- Всякая традиция имеет свои моменты развития и упадка. В Туве тоже были тяжелые моменты. Но трепетное отношение тувинцев к своему культурному прошлому сохранялась. Если бы этого не было, мы бы не сидели перед вами. Радует, что сейчас много молодых этим занимаются, много команд, групп. Это культивируют, исполняют на международных фестивалях. Народ не теряет своих корней. Мы помогаем этому развиваться. Наши записи, треки используют диджеи по всему миру.

Иван ТОЛСТОЙ, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»
Фото автора

Быстрый поиск: