Красноярский международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-Тихоокеанского региона

03/07/2014 - 12:42   Классическая музыка   Концерты
Всего несколько репетиций понадобилось молодым музыкантам и студентам из 5 стран мира, чтобы достойно сыграть сложнейшую программу.

Специальный проект IV Краноярского международного музыкального фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского региона — Международный молодежный камерный оркестр под руководством китайского дирижера Тао Линь, нынешнего худрука и дирижера Кузбасского симфонического оркестра.

Тао Линь и его молодежный оркестр
Тао Линь и его молодежный оркестр

Основу оркестра составили студенты Красноярской академии музыки и театра. К ним присоединились инструменталисты из Китая, Казахстана, Киргизии и Монголии.

Программа сложнейшая — Первый концерт Шостаковича, сюиты Стравинского и переложения китайских народных песен Бао Янкай.

Пианист Денис Приходько и трубач Роман Стеганцев
Пианист Денис Приходько и трубач Роман Стеганцев

Прекрасно показал себя известный красноярский пианист Денис Приходько. Темперированно, страстно он раскрыл самую суть Первого концерта Шостаковича, чутко следуя и понимая всю сложность работы Тао Линь с молодым и не до конца сыгранным оркестром, буквально вытягивая все нюансы ироничного и трагичного Шостаковича на себе. Трубач Роман Стеганцев тоже старался, хотя без брака все-таки не получилось.

Денис Приходько и Международный молодежный оркестр
Денис Приходько и Международный молодежный оркестр

Неведомые китайские народные песни «Зеленые ивы», «Песня загадок» и «Жасмин» оказались короткими, и отлично переложенными на язык струнного оркестра произведениями Бао Янкай. Иногда даже остроумно — скажем, «Зеленые ивы» сыграны сплошь на пиццикато.

Но до того играл только струнный оркестр. А на Стравинском состав нового оркестра появился целиком. Первая и вторая сюиты были сыграны целиком, в восьми частях. Каждая из частей звучала настолько самодостаточно, что искушенная публика позволила себе хлопать между ними, и это не показалось моветоном. Просто поразительно, насколько остро молодые студенты чувствуют нерв и ритмику Стравинского. Чистые смены темпоритмов, мощные акценты там, где нужно, и паузы, взрывающие мелодические линии. Все было практически безукоризненно — работа Тао Линь заслуживает высших похвал.

На бис Молодежный камерный оркестр повторил еще раз две самых эффектных части сюит Стравинского. И очень волнует теперь судьба этого оркестра — ведь следующий фестиваль в Красноярске пройдет только через два года, а хотелось бы услышать его еще.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

03/07/2014 - 03:32   Классическая музыка   Концерты
Впервые приехав в Красноярск, корейская оперная дива Sumi Jo решила показать максимально облегченную программу, состоящую почти сплошь из оперетт.

Перед концертом Суми Чо обещала музыкальное путешествие по разным странам мира. Ей стоило бы уточнить, что речь шла исключительно об одном из музыкальных жанров, потому что публика в переполненном зале Красноярской филармонии оказалась несколько разочарованной, взяв в руки программку концерта. Более того, в ней значилось 4 оркестровых номера и всего... шесть коротких вокальных партий из Гуно, Легара, Штрауса, Адана и... Рахманинова.

Ранее за русских композиторов Суми Чо не решалась браться, объясняя это незнанием русского языка. «Вокализ» же Рахманинова в словах не нуждается, - и, по сути, в Красноярске прошла мировая премьера этого изысканного произведения в исполнении певицы.

Суми Чо
Суми Чо

Все-таки приходится констатировать, что лучшие годы для 51-летней певицы уже позади. Хрустальный голос кукольного сопрано остался таковым только в верхнем регистре, а низы сильно подсели, обрели некие дребезжащие обертоны, и почти утратили должную артикуляцию и силу. На здоровье Суми Чо вроде бы не жаловалась, списывать не на что, в отличие от прошлогодней неудачи в Москве, когда Суми действительно простудилась.

Отсутствие нижнего регистра певица активно компенсировала артистичностью и кокетливыми заигрываниями с дирижером — и дирижер Красноярского симфонического оркестра Марк Кадин с удовольствием ей подыгрывал. Как обычно, у нее было немало вставок- «импровизаций» в партитуры, - любопытно, что именно в эти мгновения Суми Чо становилась наиболее игрива. Скажем в Вальсе Джульетты из «Ромео и Джульетты» Гуно собственные фиоритуры появлялись после каждого куплета, иногда и до. Но ни логики образа, ни композиторской стилистики они никоим образом не нарушили, так что особого греха в том нет. А ранее она объяснила, что для нее принципиально важно привнести с исполнение «что-то свое».

Узнаваемость манеры пения Суми Чо — острые верхние ноты с аффектированной подачей, и мягкое вкрадчивое послевкусие вплоть до пианиссимо. Тут певица была на высоте.

Ганну из «Веселой вдовы» Суми Чо не столько пела, сколько танцевала — вместе с дирижером Марком Кадиным. А в куплетах Адели из оперетты «Летучая мышь» Штрауса продемонстрировала плотное форсированное вибрато. Общее и внешнее впечатление от точеной фигурки певицы, и звучание ее голоса — кукольность, вообще свойственная корейской женской вокальной школе (особенно в поп-музыке). Там, где нижний регистр предательски сдавал ее, Суми Чо не стеснялась прибегать к актерским приемам — например, Адель порой обретала комические скрипящие тембры Бабы Яги.

Суми Чо и Марк Кадин
Суми Чо и Марк Кадин

Единственное «серьезное» произведение в красноярской программе - «Вокализ» Сергея Рахманинова. Звучало это действительно необычно — Суми Чо предсказуемо выбрала гласную «а», и транспонировала тональность повыше. Получилось эффектное, опять же «кукольное» исполнение «Вокализа» - потому что, как ни пыталась Суми Чо придать своей подаче глубину и психологичность, Рахманинов ей отчаянно не поддавался. Но за попытку — спасибо.

Когда обозначенная на программке номера уже закончились, а публика благодарно аплодировала, Суми Чо неожиданно решилась петь бисы. И не один, а четыре! Сначала поет Виолетту из «Травиаты», затем итальянскую народную песню, Чардаш Розалинды, а затем специально для корейских музыкантов, присутствующих в зале, - фрагмент некой песни на корейском языке.

Суми Чо
Суми Чо

Бисы немного выправили картинку, однако недоумение осталось. Стоило ли петь такую специально облегченную, к тому же короткую программу? Удовольствие зрители, конечно, получили — без традиционной для русской школы грудной подачи наши певицы обходятся крайне редко. Но ждали от Суми Чо явно большего.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

01/07/2014 - 03:37   Микс   Концерты, Джаз
Нет, это было невозможно - удержаться. Новоорлеанский афро-джаз, как свою музыку называет выдающийся саксофонист Дональд Харрисон - музыка для ног, но все-таки в первую очередь - джаз.

А вообще-то Харрисон начинал с традиционного новоорлеанского джаза, и было это давно - альбом «Indian Blues» зафиксировал сумасшедшую энергию ритуалов, спиричуэлс, барабанных шоу еще в 1991 году. А в 1999-м он объявил себя вождем «народа» Congo Square и ввел термин «афро-новоорлеанский», чтобы дистанцироваться от презревших корневую афро-культуру джазменов. Даже придумал чудные костюмы, элементы которых объединяют Восток, Запад, Центральную Африку и конкретно Новый Орлеан-стайл.

Но ему быстро наскучило быть одним из многих, хотя бы и лучших. Дональд Харрисон начал эксперименты со smooth-jazz, и уже в 2007 году Billboard включил его записи в свой Топ-10. Надоело и это - уж слишком простецкой затеей показалось ему играть салонный джаз.

И к 2012 году и по сей день Дональд Харрисон и его Donald Harrison's Quantum Leap (названный так в честь альбома Quantum Leap) играют то неуловимое и прекрасное, что условно может называться Nouveau Swing, а по сути - бешеная смесь из танцевальных мелодий, сложного полиритмического джаза и всяческого R&B, хип-хопа, соула, рока, кантри и так далее до Майкла Джексона. Да, и новоорлеанские традиции, разумеется.

Donald Harrison
Donald Harrison

В рамках нынешнего большого турне по России Donald Harrison's Quantum Leap заехали в Красноярск на IV международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в уютный зал театра музкомедии. И поставили там все с ног на голову, и наоборот.

Сам Дональд более не меняет за концерт по нескольку саксофонов - теперь только любимый альт. Зато, отложив сакс в сторону, он то и дело садится за перкуссию - конги, треугольники, маракасы и прочие трещотки. Потом начинает петь из Джеймса Брауна - и ему в помощь на бэке гитарист Detroit Brooks. Поет Харрисон не то, чтобы удивительно - скорее средне, зато невероятно обаятельно. А потом и вовсе принимается пританцовывать - как же не изобразить в Young MJ, посвященной, как нетрудно догадаться, Майклу Джексону, ту самую «лунную походку»? И опять же, танцор из Дональда тоже не ахти какой - но обаяние брызжет через край, а публика в зале счастливо улыбается... Да, Дональд - в первую очередь шоумен. Для тех, кто далек от джаза и не может расслышать изумительную филигранность его игры на саксофоне, и возмутительную легкость обращения с темой Чарли Паркера, к примеру.

Max Moran и Donald Harrison
Max Moran и Donald Harrison

На Гершвине проявляют себя с наилучшей стороны пианист Zaccai Curtis (катающий ноты как бильярдные шары в лузу) и бородатый, аки арабский террорист, совершенно эксцентричный басист Max Moran. Вообще-то сначала показалось, что Макс Моран как-то чересчур уж злоупотребляет этим вездесущим слэпом - но только до той секунды, когда слэп у него превратился в некий содрогающийся конвульсивный экстаз бас-гитары. Ну, и причем тут Гершвин, казалось бы?

А зал-то сидячий. А люди-то уже пританцовывают в креслах. И никакие 7/8 им не помеха, если это такой вот Nouveau Swing.

Donald Harrison's Quantum Leap
Donald Harrison's Quantum Leap

Дональд Харрисон решает проблему кардинально: «Stand up! Stand up!» И тут уж кто как - кто танцует, кто хлопает (ох уж эта въевшаяся в мозг первая доля!), кто успешно совмещает. Примерно тем же занимается на сцене сам Дональд.

Новорлеанский стандарт Iko Iko с каким-то неожиданным карибским привкусом успешно под пляски счастливо улыбающихся зрителей перевоплощается в авторский Quantum Leap с причудливо меняющимися темпами, - и вот уже к Дональду Харрисону выстраивается длиннющая очередь за автографами на чем попало...

Гуру КЕН, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

30/06/2014 - 10:22   Классическая музыка   Интервью
Знаменитая оперная певица Суми Чо (Корея) рассказала о том, когда она споет по-русски.

Суми Чо приехала в Красноярск на IV международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Петь она будет 1 июля, вчера посетила джазовый концерт американцев, а сегодня в преддверии концерта встретилась с журналистами.

Суми Чо
Суми Чо

- Я всегда хотела посетить вашу страну, потому что Хворостовский всегда с теплотой рассказывал мне о России. И теперь часто приезжаю. Кстати, Хворостовский был очень рад, когда узнал, что я в Красноярске, и грустен от того, что не сможет принять участие в этом концерте. Программа нынешнего концерта специфическая: приключенческое путешествие сквозь музыку. Прозвучит музыка Италии, Германии, Франции... И конечно, я очень рада поработать с Марком Кадиным и его Красноярским симфоническим оркестром.

Сидящий рядом Кадин кидает комплимент в ответ:

- Мы рады визиту Суми Чо. Ранее она не была в Красноярске.

Марк Кадин и Суми Чо
Марк Кадин и Суми Чо

Суми Чо немедленно вспоминает... футбол, и говорит, что Корея и Россия недавно встретились на чемпионате мира по футболу. Сыграли 1:1. И это довольно символично.

Нельзя не спросить Суми Чо о ее отношении к партитуре. Русские певицы и дирижеры обычно с величайшим пиететом относятся к партитуре, считают неприемлемым изменить хоть самую малость из пометок и указаний автора, уж не говоря об импровизации. Суми Чо же с легкостью добавляет в свои партии любые выдуманные ею фиоритуры. Ответ на вопрос она формулирует серьезно и вдумчиво.

- Я уважаю композиторов, отношусь к ним с огромным уважением. К сожалению, большинство тех, кого я пою, уже умерли — им невозможно позвонить, пообщаться. Я беру ноты, беру слова и у меня происходит духовная встреча с каждым из композиторов. Я ценю свободу и право музыканта чувствовать музыку и исполнять ее так, как чувствуешь. Это нетривиальная работа — мне нужно много времени на то, чтобы прочувствовать и понять, как я буду исполнять каждое из произведений. Аутентичность я тоже уважаю, но мне всегда хотелось бы привнести в исполнение что-то свое...

Суми Чо
Суми Чо

Традиционный вопрос о российской публике приводит Суми Чо в веселое настроение.

- Я только что выступила в Москве, и я чувствую радость, когда я пою для русской публики. Ваша публика эмоциональна, я мгновенно считываю ее реакцию, ее чувства в глазах у зрителей. Это очень значимая для меня аудитория.

Суми Чо рано начала заниматься музыкой, между тем, многие всерьез полагают, что петь оперу стоит начинать не иначе, как после совершеннолетия.

- Быть музыкантом — тяжелый труд. Я все время путешествую, все время вдали от семьи, постоянно репетирую! Когда мне было четыре года, я училась играть на фортепиано, и меня запирали в комнате на 8 часов, чтобы я занималась без помех. И я была готова к отдаче с юных лет. В карьере певицы есть и преимущества — путешествия бизнес-классом, ношу красивые платья... (смеется). И все-таки мне хочется просыпаться в своей кровати, быть больше дома, проводить больше времени со своими собаками. Но я понимаю, что это моя судьба — быть профессиональной певицей. И я уже 28 лет на сцене. Я провожу мастер-классы с молодыми музыкантами, и очень хотела бы, когда еще раз окажусь в Красноярске, встретиться с вашими молодыми музыкантами, и рассказать им о профессии то, что знаю сама.

Суми Чо выпустила тьму дисков с записями поп-музыки, кроссовера, саундтреков... Что нетипично, прямо скажем, для оперной певицы в зениты славы.

- Для меня, как музыканта, музыка не делится на классическую и неклассическую. Она делится на хорошую и не очень. Я записала с Хворостовским музыку Игоря Крутого. Я люблю диско, джаз, фолк-музыку, Beatles, Eagls, Earth, Wind&Fire... Многое. Мне нравится музыка, от которой я получаю эмоции! Когда-то мне нужно послушать Моцарта, а когда-то — музыку 80-х, например. Выбирайте ту музыку, которая вам сейчас по душе. Другое дело, что классическую музыку надо учить слушать, и это большая задача и проблема во всем мире, для этого нужно молодежи объяснять, что классическая музыка — не такая уж сложная штука, как все думают.

В начале карьеры Суми Чо признавалась, что нередко сталкивалась с проявлениями национализма в Европе по отношению к азиатам.

- Да, нам, азиатским артистам, сложнее пробиться в Европе. Но мы вынуждены туда ехать. В Корее много талантливых оперных певцов, но публика предпочитает слушать традиционную музыку, или вместо концертов ходить в караоке. У нас дисциплинированные певцы, они привыкли долго и тяжело работать с самого детства. Чтобы стать хорошим профессиональным музыкантом — нужна дисциплина, практика, забота о своем теле и душе. Музыканты сильны на сцене, но ранимы в жизни.

Нельзя было не спросить Суми Чо о широко известном скандальном эпизоде, когда в самом начале карьеры она отказала Герберту фон Караяну (давшему ей, по сути, путевку в жизнь) в записи партии Нормы. И певица рассказала подробности той давней истории.

- Я знаю свой голос очень хорошо. Как известно, сопрано делятся на драматические, лирические, колоратурные и т. д. Так вот, у меня light soprano. Караян просил меня петь Норму, написанную не для моего голоса. Это просто не моя тесситура! Более того, опасно браться за такие эксперименты в 26 лет, когда голос еще не окреп окончательно. Да, я отказалась. Голос - инструмент деликатный, и сказав нет, я защитила свой голос. А идея у него была такая. Караян предложил мне записать Норму как есть, а потом изменить звучание моего голоса техническим образом, через студийную обработку. Мне показалось это неправильным.

У Суми Чо прекрасное чувство юмора. Это можно оценить в ответе на вопрос, какие партии она любит петь.

- Я люблю партии, где в конце умирают. Лючия, Джильда и так далее.

И на прощание Суми Чо рассказала, когда же она наконец-то споет что-нибудь на русском языке - хоть русскую классику, хоть романс.

- В Москве ко мне на концерт пришел ваш министр культуры , и потом подошел ко мне, и почти даже с претензией обратился — что же я ничего не спела на русском? Я пообещала ему, что спою. И серьезно отношусь к своим обещаниям! Как только появится свободное время, я возьмусь за изучение русского языка. Без знания русского языка для меня петь русские партии невозможно, я не чувствую их так, как мне необходимо. Но я обещаю, что выучу и спою!

Впрочем, из окружения певицы уже просочилась информация, что на концерте в Красноярске Суми Чо споет русское - «Вокализ» Рахманинова. Потому что - без слов.

Вадим Пономарев, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

30/06/2014 - 05:00   Микс   Концерты, Этно и world-music
Представители 15 стран представили национальное искусство на гала-концерте в Красноярске.

Концерт национальных коллективов стран-участниц IV международного музыкального фестиваля стран Азиатского-Тихоокеанского региона (АТФ) прошел в Большом зале Красноярской филармонии. Впрочем, это всего лишь половина стран-участниц - все 29 стран попросту не вошли по хронометражу, к тому же многие в это время выступали на разных концертных и площадных сценах города.

Национальные танцы и музыку представили в первую очередь непрофессиональные народные коллективы из разных стран. Концерт открыл хабаровский ансамбль «Коробейники» с поп-шансоном а-ля рюс. Этот жанр неожиданно оказался самым популярным на нынешнем фестивале из российских участников, слава Кадышевой не дает покоя многим как бы фольклорным коллективам. В этом же жанре концерт завершали красноярские «КрасА» и «Метелица».

Слава Кадышевой не дает покоя многим как бы фольклорным коллективам
Слава Кадышевой не дает покоя многим как бы фольклорным коллективам

Танцоры из Индии «Virsa In Pop Cultural Group» задорно, но не очень умело представили индийские коллективные мужские танцы, гораздо менее известные в России, нежели женские и дуэтные. Казахский акын Амангельды Кожанов спел, аккомпанируя себе на национальном инструменте, традиционную казахскую песню, а молодой ансамбль «Арка сазы» сделал это же, но в расширенном составе. Камбоджийская танцевальная компания «Cambodian Art Troupe» представила традиционный кхмерский танец птиц, наивную любовную историю о неудачном ухаживании за девушкой. Ансамбль из Хакассии показал эстрадную версию своего национального танца.

Амангельды Кожанов (Казахстан)
Амангельды Кожанов (Казахстан)

«Музыкальный коллектив Альваро Месы» (Колумбия) пал жертвой неумелых местных звукачей - гитара до конца выступления так и не зазвучала, как и микрофон у одного из солистов. Зато благожелательная публика, заметив эти неурядицы, поддерживала музыкантов, как могла! Музыканты завершили песню под гром аплодисментов.

Южнокорейское шоу барабанщиков Soul Tah показало эффектный номер со сменами темпоритма. Студенты Российского университета Дружбы народов из Перу, объединенные в ансамбль народного танца Son del Perú (Звуки Перу), задорно станцевали танцы аборигенов, а «Kabu ni Vanua Group» из Фиджи сделали примерно это же (танец дикарей), но профессионально. Туркменский почти монопольный представитель своей культуры - ансамбль «Лачин» - представил едва ли не рождественское шоу на тему великого события - появления на свет горячо любимого ими правителя Вечно Великого Сапармурата Туркменбаши (это официальный титул, если что).

Единственным актуальным музыкантом, причем виртуозом, в этот вечер на сцене предстал Назбек Кенчинбаев из Киргизии. Он еще студент Кыргызской государственной консерватории, но уже прекрасно владеет модной ныне «пальцевой техникой» (это когда извлекают звук обеими руками) на комузе, и обладает блестящей техникой. Киргизский Архиповский, одним словом. Киргизский же детский Народный образцовый хореографический ансамбль «Шаттык» продемонстрировал образцовый детский национальный танец.

Виртуоз Назбек Кенчинбаев (Киргизия)
Виртуоз Назбек Кенчинбаев (Киргизия)

Студенты Bangladesh Shilpakala Academy станцевали народные бангладешские танцы. Этнический ансамбль песни и танца Китая оказался представлен всего одним хореографическим дуэтом - зато каким! Невероятная пластичность и чистота форм, изысканная хореография на основе этнических мотивов, элементы силовой акробатики под микс из самых разных мелодий (вплоть до Жана-Мишеля Жарра) - словом, ребятам прямая дорога в «Цирк Дю Солей».

Этнический ансамбль песни и танца Китая
Этнический ансамбль песни и танца Китая

Филиппинский «Kaloob Philippine Music and Dance Industry» представил танцевальную новеллу со стучанием по сцене бамбуковыми жердями и на диво похожей на итальянскую мелодику национальной музыкой.

Весь этот яркий карнавал этнических традиций азиатско-тихоокеанского региона имел один, но существенный недостаток. Совершенно неясны оказались принципы отбора на него. Сопоставление на одной сцене профессиональных и самодеятельных коллективов в принципе некорректно, а добавление тамошних официозных ансамблей а-ля «Березка» или Александрова вовсе запутывает ситуацию. В Корее, Китае или Туркмении есть множество талантливых корневых этно-музыкантов, а на сцене Красноярска таковым оказался только один киргиз Назбек Кенчинбаев. Можно предположить, что фестиваль в данном случае подвело отсутствие профессионального куратора по национальным культурам, признанного эксперта именно в этом жанре. Например, примечательно и поразительно, что на гала-концерт не пригласили всемирно известную группу «Ят-Ха» из Тувы (хотя она приехала в Красноярск), зато станцевали танец про рождение туркменбаши... Ясно же, что если отдать вопрос о приглашении артистов на откуп чиновникам из посольств, они наверняка посоветуют привезти нечто восхваляющее местного бананового диктатора. Фестивальное искусство в том и состоит, чтобы умело обойти эти слабо имеющие отношение к культуре политические издержки.

Но азиатско-тихоокеанский фестиваль в Красноярске еще очень молод. И набирает силу с каждым годом. Так что у него есть все шансы в дальнейшем предусмотреть подобные казусы. При нежном и внимательном отношении местного минкульта к судьбе фестиваля (а мы в этом уже не раз убедились на месте) возможно и нужно найти грамотных кураторов по каждому сегменту этого многоликого и такого нужного для России фестиваля.

Гуру КЕН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

«Арка сазы» (Казахстан)
«Арка сазы» (Казахстан)

«Музыкальный коллектив Альваро Месы» (Колумбия)
«Музыкальный коллектив Альваро Месы» (Колумбия)

Все участники гала-концерта
Все участники гала-концерта
29/06/2014 - 00:20   Поп   Концерты
Сомневаться в мощи ее голоса основания были - не один концерт в Москве у нее прошел крайне неудачно.

Скажем, на последнем концерте Гейнор, посещенным мною в ныне несуществующем клубе «Б1», вокальный аппарат Глории звучал на редкость беспомощно. Да попросту не звучал. Потом были случайные выступления Гейнор в сборных «солянках», и на них тоже все выглядело плачевно - ситуацию спасали только бэк-вокалистки.

В Красноярск на IV международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-Тихоокеанского региона Гейнор приехала бодрячком, всего с одной бэк-вокалисткой (опять новой), полноценным живым составом и... чистым голосом. Это было настолько же неожиданно, насколько приятно. Возможно, в какой-то период легенду мирового диско преследовали неизвестные неурядицы со связками. Выступлением же на площади перед красноярской филармонией (бесплатным для зрителей, ибо - День Города) она полностью реабилитировала себя.

Глория Гейнор
Глория Гейнор

Прежней звонкости в голосе уже нет, конечно, - возраст сказывается. Однако мощь - в наличии. Одни только широкие и почти плоские гласные чего стоят. Она буквально взрывает воздух этими грудными фиоритурами в рок-стилистике. Кстати, и новые аранжировки хорошо известных хитов тоже стали более роковыми - с надсадно гудящим басом, свинговыми духовыми и молотобойным барабанщиком. Барабанщик хотел еще и отличиться в соло - Гейнор предоставила ему такую возможность - но... не смог. Свирепо вращая палочками и делая выражение лица как у непризнанного гения, барабанщик (его так и не представили) сумел выдать только сугубо шаблонное соло, ничем не примечательное.

Программа для уличного концерта в День Города не могла быть иной, как в формате The Best. Глория Гейнор исполнила, разумеется, все свои главные хиты, а «I Will Survive» прозвучала даже дважды - в инструментальном виде для начала концерта, и в финале. Более того, в нее умудрились вставить даже речь красноярского градоначальника! Он сказал все, что положено, подарил цветы, - и только потом музыканты завершили нетленку.

Глория Гейнор
Фестиваль в Красноярске набрал мощные обороты

Глория Гейнор в ее нынешней форме - прекрасный подарок не только на дни города, но и вполне роскошный презент для мультиформатного фестиваля стран Азии и Тихоокеанского региона. Она выглядит как мировая звезда, поет как она же, и звучит столь же полнокровно. Фестиваль в Красноярске набрал мощные обороты.

Гуру КЕН, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

28/06/2014 - 15:18   Микс   Концерты
Корейский ансамбль барабанщиков Soul Tah только начинает свой творческий путь.

28 июня на сцене Красноярской академии музыки прошел сольный концерт этих дерзких, самозабвенно влюбленных в перкуссию музыкантов из Южной Кореи. Помимо классической музыки, в программе IV международного музыкального фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского региона есть целая серия выступлений этнографических коллективов из разных стран мира.

Soul Tah
Soul Tah

У корейской культуры богатое наследие именно барабанной школы. Разумеется, изначально все шло от ритуалов, и носило сугубо сакральное значение. С появлением светской музыки барабанные концерты неизбежно превратились в шоу. Корейская перкуссионная музыка не столь изысканно-полиритмичная, как африканская, например. Убирая сакральный смысл, музыкантам приходится компенсировать отсутствие смыслов все более и более яркими шоу.

Soul Tah
Soul Tah

По этому пути пошли и малоизвестные пока музыканты Soul Tah. Шестеро парней отчаянно молотят по барабанам и гонгам, не забывая время от времени застывать в эффектных позах, заигрывать со зрителями, одевать все более причудливые костюмы и вертеть лентами на головах. Прием простенький, но неизменно выигрышный — публика не только выдержала весь часовой концерт, но и доброжелательно с восторженными криками аплодировала каждому из подобных трюков.

Soul Tah
Soul Tah

Ничем удивить в этом жанре, кажется, нельзя. Поэтому открытий никто и не ждал. Молодые веселые барабанщики просто отлично развлекли публику — шоумены из них прекрасные. А музыкальных открытий стоит ждать от более аутентичных музыкантов.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

28/06/2014 - 12:35   Классическая музыка   Концерты
Едва сыграв премьеру «Аиды», Красноярский оперный театр ввел в нее звезд Казахстана, Узбекистана и Монголии.

Все это произошло в рамках IV Красноярского международного музыкального фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Фестиваль собрал артистов из 29 стран, и уже стал крупнейшим событием культурной жизни России.

Премьера «Аиды» прошла 18 июня. В красноярском театре оперы и балета постановку осуществила на редкость интернациональная компания: режиссер — Андрейс Жагарс (Латвия), художник-сценограф — Иварс Новикс (Латвия), художники по свету — Кевин Джон Вун (Швеция) и Карлис Каулужс (Латвия). Впрочем, 27 июня на третьем показе оперы сцену оккупировал интернационал еще более разномастный.

Аида

Идея сама по себе хороша. Пригласив артистов из ближайших азиатских стран, красноярская «Аида» наверняка выиграла в зрелищности. Дело в том, что Андрейс Жагарс поставил весьма «традиционный спектакль», по его же словам. Можно даже сказать, что консервативный спектакль. Даже ультраконсервативный. На сцене нет ничего, кроме выгородки из плит, отдаленно напоминающих нечто туристически пирамидальное «из Египта». Иногда появляются еще ступеньки для хора. Собственно, все.

Амнерис (Ирина Долженко) и Аида (Жупар Габдуллина)
Амнерис (Ирина Долженко) и Аида (Жупар Габдуллина)

Такое минималистичное решение провоцирует думать, что режиссер сделал ставку на актерскую игру — благо, любовных сцен в «Аиде» достаточно. Возможно, так оно и было в изначальной постановке. Однако введенные гости этими нюансами увлекаться не стали (возможно, и времени не было) — в первую очередь принявшись демонстрировать свои голоса на публику.

Аида (Жупар Габдуллина)
Аида (Жупар Габдуллина)

Аиду спела лирико-драматическое сопрано Жупар Габдуллина, ведущая солистка «Астана Опера» (Казахстан), где она поет в местной «Аиде». Роль сделана, голос у Жупар прекрасно обработанный во всех регистрах, - так что слушать ее в этой роли — получать чистое незамутненное удовольствие.

Аида (Жупар Габдуллина) и Амонасро (Энхбат Амартувшин)
Аида (Жупар Габдуллина) и Амонасро (Энхбат Амартувшин)

Отца Аиды, эфиопского царя Амонасро, пел монгольский баритон Энхбат Амартувшин, ведущий солист академического театра оперы и балета Монголии и победитель Operalia 2012 года. Невероятно насыщенный тембр и полетный «итальянский» звук впечатляют. Одаренность этого певца — фантастическая, не зря он в 24 года стал заслуженным артистом Монголии. Он уже пел партию Амонасро в Улан-Баторе, приезжал в Красноярск, так что выбор неслучайный. Сейчас ему 28 лет, и перспективы у такого шикарного голоса — безбрежны.

Аида

Гораздо сложнее получилось с гостями, приглашенными на роли Радамеса и Рамфиса. Тенор из Узбекистана Нагматулла Синхабиби очень старался, опыт пения Радамеса у него есть. Однако голос явно не слушался в этот вечер певца — предательски отсутствовало дыхание, тембр появлялся только в верхнем регистре, ощутимо не хватало мощи и воздуха. Роль верховного жреца Рамфиса в исполнении монгольского баритона Бямбажава Жаргасайхана получилась чрезмерно статичной и скучноватой. Кстати, таким же оказался фараон в исполнении красноярского солиста Владимира Комовича — вероятно, режиссер решил полностью сконцентрировать внимание зрителя на любовном треугольнике, в ущерб прочим действующим лицам.

название
Финальная сцена: Радамес (Нагматулла Синхабиби) и Аида (Жупар Габдуллина)

Так или иначе, постановка «Аиды» в красноярском театре оперы и балета — большое событие, петь шедевр Верди в трех, а то и в пяти составах — прекрасная школа для красноярских солистов. Приглашение же иностранных звезд создает плодотворную творческую среду, ради которой и проводится фестиваль стран азиатско-тихоокеанского региона, по гамбургскому счету.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

27/06/2014 - 16:14   Классическая музыка   Концерты
Мексиканская классическая музыка — редкий гость на российской сцене. IV международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-Тихоокеанского региона решил поправить этот казус.

Отчасти так случилось из-за того, что традиции мексиканской академической музыки сравнительно молоды, кроме того, большинству композиторов приходится зарабатывать музыкой для кино. Тем не менее, интерес к этой культуре огромен — что потвердил битком забитый зал красноярской филармонии.

Красноярским симфоническим оркестром дирижировал мексиканский известный дирижер Хорхе Луис Костильо.

Он начал изучать дирижирование в Валенсии (Испания). Затем продолжил свое обучение в Зальцбурге, Люксембурге и Париже с Александром Мюленбахом. Способность Кастильо совмещать в себе дирижера и композитора принесла ему репутацию специалиста в репертуаре, охватывающем период с 1950 г. до настоящего времени. Кастильо принимал участие в 150 мировых премьерах, а также латиноамериканских концертах самых символичных композиторов XX века: Андриссен, Берио, Булез, Донатони, Francesconi, Gervasoni, Альффтер, Manoury, Мюрая, Нисимура, Пессон, Рим, Шуллер, Троян, Ксенакис и Циммерман. В настоящее время директор Центра экспериментальной современной музыки, музыкальный директор «Camerata de las Americas». Кастильо дирижировал в таких странах, как: Германия, Аргентина, Австрия, Канада, Испания, США, Италия, Япония, Литва, Польша, Венесуэла и Мексика.

Хорхе Луис Костильо
Хорхе Луис Костильо

Вообще-то должен был еще приехать пианист Джи Лью, и играть Второй концерт Рахманинова. Но до Красноярска он не доехал, поэтому Рахманинова пришлось заменить на Восьмую симфонию Бетховена. Экспрессивный Костильо попытался придать ей тяжеловесной страстности, но оркестр упорно стоял на позиции академизма, поэтому получилось в итоге нечто среднее — монументализм с проблесками страсти.

Гораздо интереснее получилось с мексиканской музыкой. Сильвестре Ревуэльтас — для Мексики то же, что дла нас Чайковский. Однако из богатого наследия Ревуэльтаса выбрана была именно киномузыка — саундтрек к фильму «Редес». Он и писался как киномузыка, и звучит точно так же. Отсутствие глубины компенсирует в ней невероятно изысканная атмосферность, обогащенная традиционной богатой перкуссией. Красноярский оркестр справился, кажется, на высочайшем уровне. Прокритиковать можно разве духовую секцию, но это архетипическая ситуация по всей России... В целом получилось эффектно, атмосферно и... по-киношному.

Хорхе Луис Костильо
Красноярским симфоническим оркестром дирижировал Хорхе Луис Костильо

Симфония №2 «Индейская» Карлоса Чавеса — уже полноценное произведение. Отчасти ее можно сравнить с музыкой Дебюсси, если бы не вездесущая мексиканская экспрессия. Костильо мастерски выстроил акценты — получился минимум этнографичности и максимум элегичности. Блестящее исполнение, уже без всяких оговорок. Кстати, и тут не обошлось без особенной перкуссии, не свойственной составу классического оркестра.

«Хуапанго» Хосе Пабло Монкайо — изящная виньетка, не зря Костильо оставил ее на финал. Если уж продолжать сравнения — то это мексиканский Штраус. Море экспрессии, одухотворенные красивые мелодии и безукоризненная форма. И тут красноярский оркестр оказался на высоте, с легкостью справившись с непростыми этническими акцентами — до того, что Костильо заставил на аплодисменты подняться сначала именно духовой секции, и только потом — всех остальных оркестрантов.

Церемония открытия фестиваля
Церемония открытия фестиваля

А сразу после концерта на площади перед филармонией прошла официальная церемония открытия фестиваля — с чиновниками, парадом всех стран-участниц и выступлениями лучших красноярских коллективов.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

26/06/2014 - 22:31   Классическая музыка   Концерты
IV Красноярский международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-тихоокеанского региона открылся мировой премьерой симфонической фантазии Ираиды Юсуповой «Генезис».

В какой-то мере это стало сюрпризом - Ираида Юсупова ранее не анонсировала эту премьеру. Значимость события трудно переоценить: Юсупова давно и прочно входит в элиту современного академического сочинительства, и каждое ее новое произведение становится предметом дискуссий и очередных всхлипываний о судьбах русского авангарда в музыке.

В Красноярске ситуация стала почти экстремальной - публика пришла на гала-концерт «мастеров искусств Красноярского края», иначе говоря, на солянку от оперы до попсы местного производства. Получилось погружение авангарда в «народ» самым натуральным образом. Народ вежливо поаплодировал, но гораздо более жарко встречал куплеты а-ля рюс от местных Зыкиных и Кадышевых. Эксперимент получился чистым.

Премьерное исполнение «Генезиса» Ираиды Юсуповой
Премьерное исполнение «Генезиса» Ираиды Юсуповой

Что же касается «Генезиса», то для его исполнения собрали внушительные силы - хор и сразу два оркестра. И - два дирижера, соответственно. Замысел этого пластичного полифоничного произведения Ираиды Юсуповой прозрачен: показать зарождение и развитие мыслящего начала в круговороте жизни. Насколько можно было понять на слух, Юсупова в относительно короткую симфоническую поэму заложила множество крутых поворотов, отступлений, почти каденций и довольно напряженную внутреннюю драматургию. Красноярский симфонический и русский оркестры довольно синхронно уловили в ней прежде всего всепобеждающую витальность, преподнеся ее довольно помпезно и пафосно (благо, открытие гала-концерта способствовало чему-нибудь эдак пафосному). На полутона сил не осталось. Тем не менее, «Генезис» с хаотичными вибрациями препарированного фортепиано и неожиданными русскими народными инструментами выглядит в Красноярске монументально.

Ираида Юсупова
Ираида Юсупова

Привычные для Юсуповой приемы хорового «плача» на глиссандо неожиданно орнаментально вписались в обстановку подчеркнутой «профессиональной фольклорности» ситуации - и зазвучали остро-актуально, буквально звеня от этой актуальности. Ни в Москве, ни в Берлине так бы точно не получилось. Так что эффект «Генезиса» случился сокрушительный, обретя на дальних подтекстах такие смыслы, которые присутствовавшая на премьере Ираида Юсупова явно не закладывала...

Светлана Кольянова
Светлана Кольянова

В прочей программе гала-концерта стоит прежде всего выделить невероятное выступление солистки Красноярского музыкального театра Светланы Кольяновой, лауреата «Золотой Маски». Арию «Маленькая невеста» Фернандо Обрадорса она пела вдохновенно, артистично - пела, как жила. И можно было бы зацепиться за недостаток испанского колорита или нечеткую дикцию, - но настолько образ был сделан от и до, настолько заразительна и пластична оказалась Светлана Кольянова - что можно только любоваться этим совершенным произведением искусства.

Ирина Долженко поет «Хабанеру» из «Кармен»
Ирина Долженко поет «Хабанеру» из «Кармен»

Целиком концерт оказался соткан из выступлений артистов разных жанров. Помимо обозначенных, в сфере условно «классики» выступили камерный оркестр п/у Михаила Бенюмова (впрочем, в джаз он все-таки соскользнул после моцартовского дивертисмента), оперный театр разыграл сцену бала из «Пиковой дамы», Ирина Долженко довольно академично и зачем-то сдержанно спела «Хабанеру», трио солистов Оперы из «Фигаро» сделали зажигательные самопрезентации а-ля «три тенора», не обошлось без «Застольной» из «Травиаты».

«Фигаро»
«Фигаро»

IV Красноярский международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-тихоокеанского региона пройдет вплоть до 4 июля, и сулит немало острых впечатлений.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

«Застольная» из «Травиаты»
«Застольная» из «Травиаты»

Она же
Она же

Денис Приходько и Степан Носарев - «Быстрое движение» Цфасмана
Денис Приходько и Степан Носарев - «Быстрое движение» Цфасмана

Владимир Родин спел арию Принца Су-Шонг из «Страны улыбок» Легара
Владимир Родин спел арию Принца Су-Шонг из «Страны улыбок» Легара

Красноярский камерный оркестр п/у Михаила Бенюмова
Красноярский камерный оркестр п/у Михаила Бенюмова

Государственный ансамбль «КрасА»
Государственный ансамбль «КрасА»

Нганасанская этно-фольклорная группа «Дэнтэдиэ»
Нганасанская этно-фольклорная группа «Дэнтэдиэ»

Мария Селиверстова поет «Дорогой длинною»
Мария Селиверстова поет «Дорогой длинною»

Закрытие гала-концерта со всеми участниками
Закрытие гала-концерта со всеми участниками

Страницы