ГАСО открыл сезон посвящением Евгению Светланову

Традиционный концерт «Посвящение Евгению Светланову» Государственного академического симфонического оркестра России, носящего его имя, состоялся в день его рождения 6 сентября 2022 года в Большом зале Московской консерватории. За дирижёрским пультом стоял Дмитрий Юровский.

Начну с цитаты о П. Чайковском: «Так выразить беззаветную любовь юной четы, как это пропел, а не сочинил Чайковский в «Ромео», никому из композиторов не удалось», ‑ это слова Александра Глазунова. Можно было бы привести немало восторженных отзывов об этом удивительном «шекспировском» сочинении великого русского классика. Композитор предполагал написать оперу на этот сюжет, предложенный Балакиревым, но не сложилось. Иной жанр, в котором написана увертюра-фантазия для симфонического оркестра, которая создавалась в течение одиннадцати лет и стала одним из самых любимых созданий автора и одной из самых любимых концертных пьес. Не только любимых, но наиболее часто исполняемых с момента появления в 1880 году. Не случайно после премьерного исполнения увертюры-фантазии, встреченной с огромным успехом, даже сам Стасов назвал Чайковского шестым участником «Могучей кучки». Думается, это напоминание о великой пьесе великого композитора имело смысл сейчас вспомнить. Тем более после того, как оно справедливо было включено в программу концерта в Большом зале консерватории в день рождения дирижёра Светланова, которое он очень любил и часто играл. Вообще, надо сказать, что программа концерта памяти дирижёра была составлена очень удачно, ёмко и по-светлановски. Это касается всей программы, включая специально написанную к этому дню посвященную Светланову симфонию английского композитора Бенджамина Эллина, ставшую мировой премьерой.

Дмитрий Юровский
Дмитрий Юровский

Наш светлановский оркестр, нельзя не заметить, сейчас находится в очень хорошей форме. Каждое концертное обращение к нему талантливого дирижёра Дмитрия Юровского по-настоящему радует. Так было и на этот раз: сочинения очень разные (хотя, если говорить о двух из них, ‑ они близки, условно говоря, по «программам», вернее по мысли, по психологии, философии больших и серьёзных обобщений», мощном объеме). Звук красивый, я бы сказала сочный, радующая чистота звучания, которая очаровала буквально с первых фраз Чайковского во вступлении – в теме патера Лоренцо. Радовали все оркестровые группы и краски. Радовали эмоциональной точностью, тонкой психологической достоверностью, развитием внутреннего «сюжета», где все три главные темы возникают, забирая мысли и чувства слушателя. По большому счёту они емко говорят об обреченности любви Ромео и Джульетты (уже в теме семейной вражды Монтекки и Капулетти) сурового мрака Лоренцо и, наконец, пронзительно красивой и нежной темы (вернее образа) любви обречённой в той обстановке, в которой живут юные герои. Мрачная тема постепенно «вплывает» при поддержке виолончелей, большого, объемного звучания арф, из умного вкрапления струнных, всплеска флейт, напоминающем (хотим ли мы этого или нет) ту фразу, что звучит в вокальном варианте дуэта («Милый мой Ромео»), вновь становясь в подвижном, нервном движении, правда, несколько суховатом.

ГАСО им. Светланова
ГАСО им. Светланова

Искренний интерес вызвала Первая симфонии современного английского композитора Бенджамина Эллина. Сочинение написано с посвящением Светланову и во многом даже связано с внутренним движением светлановского симфонизма, с психологическими поворотами, даже, пожалуй, и мелосом – разным, непростым, очень выразительным, в чём-то и несколько «сюжетным».

Здесь, в симфонии, в четырёх её частя, тоже дышит, трепещет человеческая дорога жизни в развитии, поступи, смене настроений и чувств – от спокойного моря, покоя природы до страсти, огня, человеческого духа и огня в нём, и страшной катастрофы, безумного душевного смятения, сложных жизненных конфликтов. А при этом в блестящем вокале баритона Сергея Лейферкуса возникает лермонтовский «Парус». Он сосредоточил в себе основное движение переживания и мысли, что заложены в логическом движении каждой из четырёх частей этого глубокого и предельно эмоционального произведения, звучащего 35 минут и ярко, убедительно прочувствованное оркестром и Дм. Юровским.

Сергей Лейферкус
Сергей Лейферкус

Интересна инструментовка, звукопись которой очень хороша. А изысканность тутти с колоколами в первой части! Духовые во второй части – «ведут» взвинченность, отчаяние, нервотрёп. Очень красивое, звучание оркестра, но, может быть, излишне громка поступь этих самых духовых, напоминая тему нашествия из Седьмой симфонии Шостаковича. Очень хороша та самая нежная мелодия темы у баритона (Парус). Но в финальной части вновь с колоколами приходит тревога, что-то крушится, ломается. Нет, это не мятежность, которая «просит бури», а тревога, даже животный страх, ужас. Так кончается ярко сыгранное оркестром это любопытное сочинение. И нельзя не сказать о «Парусе» словами автора Эллина: «Внемузыкальной основой симфонии послужило замечательное, глубокомысленное стихотворение Лермонтова «Парус» ‑ одно из любимых литературных произведений маэстро Светланова. Хотя в соответствии с текстом этой поэтической миниатюры, фоном в сюжете симфонии являются жизненные конфликты и душевное смятение, её музыка предлагает всем нам взглянуть на себя в зеркало и ощутить истинную силу нашего духа, чтобы впредь преодолевать невозможное и двигаться вперёд». Это авторское приглашение умно реализует оркестр.


Апофеозом программы прозвучали рахманиновские «Колокола», которые всегда покоряют и своей красотой, и глубиной переживания, и силой страсти, и превосходной литературной основой – стихами Эдгара По в переводе Константина Бальмонта. Кстати Бальмонт для Рахманинова не случаен. Один из его вокальных шедевров – необыкновенно популярный романс «Островок» написан на его слова.

Михаил Агафонов
Михаил Агафонов

В «Колоколах» особенно сильно и смело звучит «дорога жизни». Легкий, полётный, изящный монолог тенора «Слышишь, сани мчатся в ряд» (Михаил Агафонов), «Слышишь, к свадьбе зов святой» (сопрано Альбина Шагимуратова), мрачный, благородный Похоронный слышен звон» (баритон Сергей Лейферкус). Колокола серебряные сменяют колокола медные…Колокола, колокола, удивительная оркестровка, где по-разному звучат разные колокола. Арфы, челеста, фанфары, трубы, тромбоны в первой части очень хороши, но, к сожалению, голос тенора, что звучит в этом инструментальном «цветнике», практически не слышен. Тембр изначально красивый, он временами перекрывался и хором. Мелодия мрачнеет, возникает какой-то волшебный сон, оцепенение мечты и… начинается вторая часть – сопрановая: жаль только, что нежная лирика несколько искажается обильным вибрато и очень наряжённым вокальным верхом. Стоит отметить, что при исполнении «Колоколов» с сопрано, как это замечено не только мной, постоянно не везёт…

Альбина Шагимуратова
Альбина Шагимуратова

Вот финальная часть была превосходна! Оно и понятно, когда поёт Лейферкус. Поразительной красоты голос и сила чувств, переживаний, высокого трагизма – хочется слушать и слушать без конца, а под конец с большим чувством сказать самые высокие слова о венчающей произведение возвышенной мелодии струнных…

Да, это была удачная, достойная встреча с посвящением маэстро Евгению Светланову, встреча с его любимой музыкой, которую так глубоко и искренно любит каждый из нас.

Наталья ЛАГИНА
Фото: Вера ЖУРАВЛЕВА

Быстрый поиск: