Анастасия Кикоть

09/08/2013 - 16:58   Классическая музыка   Концерты
Их исполняют участники Молодёжной оперной программы Большого театра.

Молодёжная оперная программа Большого театра России закрыла свой сезон 2012-2013 гг. второй программой цикла «Все романсы Чайковского» в Бетховенском зале. В этом концерте приняли участие пять вокалистов – представителей от каждого из основных вокальных голосов: сопрано, меццо-сопрано, тенор, баритон и бас. В общей сложности в концерте прозвучало 19 романсов.

Общее впечатление от этого концерта получилось весьма позитивным и вот почему. Все участники концерта – практикующие оперные певцы, строящие свою профессиональную карьеру в первую очередь именно в опере. Уже стали общим местом рассуждения о весьма разной стилистике оперного и камерного исполнительства. Но тривиальность темы не снимает реальной проблемы и разницы между оперным и камерным вокалом. Надо отдать должное – все пятеро участников концерта исполнили программу концерта именно в камерной манере, без излишней аффектации и форсирования голоса. Такая ретроспектива полезна слушателям тем, что знакомит их с редко исполняемыми романсами. А молодых исполнителей стимулирует находить свою интерпретацию малоизвестных и потому не запетых вокальных миниатюр, в отличие от популярных шлягеров, при исполнении которых так трудно уйти от штампов.

Программа концерта была выстроена по хронологическому принципу. Она охватила период с 1875 по 1878 гг. и включала один романс без опуса (ЧС 245) и три тетради по шесть романсов ор. 27, ор. 28 и ор. 38.

Юлия Мазурова
Юлия Мазурова

Открыла и завершила концерт меццо-сопрано Юлия Мазурова, исполнившая пять романсов: «Не долго нам гулять», без ор., ЧС 245 (Н.Огарев), «Вечер» ор. 27 № 4 (Т. Шевченко в переводе Л. Мея), «Али мать меня рожала» ор. 27 № 5, «Моя баловница» ор. 27 № 6 (А. Мицкевич в переводе Л. Мея), «Pimpinella» ор. 38 № 6 (перевод с итальянского N.N (П.И. Чайковского). Её светлое, но при этом полное меццо хорошо «легло» на выбранный репертуар. Наиболее удачным из всех пяти романсов у Ю. Мазуровой мне показалась «Моя баловница», исполненная певицей грациозно, игриво и стильно. А вот в «Pimpinella» она допустила позиционно неточное интонирование. Над чем Ю. Мазуровой нужно серьезно поработать, так это над дикцией. В романсе её роль заметно возрастает.

Анастасия Кикоть спела только два романса. Она с бóльшим трудом справлялась с оперной природой своего голоса. Не так уж часто исполняемый романс «Он так меня любил» ор. 28 № 4 на стихи Д. де Жирардена в переводе А. Апухтина на форте временами звучал слишком открыто, но в целом вполне в рамках камерного стиля. А вот весьма популярный романс «То было раннею весной» ор. 38 № 2 на слова А.К. Толстого получился у Кикоть не лучшим образом. Он прозвучал у певицы слишком экспрессивно, с некоторым перебором на форте. Мне он представляется в более лиричном ключе, соответствующем нежным оттенкам просыпающейся природы. И даже восклицание «О жизнь! О лес! О солнца свет!» носит скорее элегический, нежели экстатичный характер. К тому же А. Кикоть допустила в его исполнении некоторые интонационные неточности.

Три романса исполнил Сергей Радченко: «Нет, никогда не назову» на стихи А. де Мюссе в переводе Н. Грекова, «Корольки» на стихи В. Сырокомли в переводе Л. Мея и «Зачем» на стихи Л. Мея ор. 28 №№ 1, 2, 3. С. Радченко – один из самых ярких участников нынешнего состава Молодежной оперной программы Большого театра. Не затерялся он и среди участников этого концерта. Интересно наблюдать вокальную эволюцию певца. Он пришел в программу в 2011 году и тогда его тенор был легкого, прозрачного характера и очень подвижен. За годы, проведенные в Программе, его голос окреп, стал плотнее, насыщеннее и технически более совершенным, не потеряв при этом своей подвижности и яркости. Чувствуется, что с ним поработал мастер. Завершившие первое отделение программы «Корольки», получились у Радченко своего рода балладой. Они стали кульминацией его выступления, даже несмотря на некоторую хрипотцу, проявившуюся в самый трагический момент, когда герой понял, что его возлюбленная, которой он вёз гранатовое ожерелье, умерла. За антракт Сергей отдохнул, привёл голос в порядок и хорошо исполнил романс «Зачем», входящий в привычную обойму популярных.

Четыре романса превосходно спел Олег Цыбулько. Обладая яркой сценичностью и достаточно мощным басом, Цыбулько в жанре романса строго контролировал, чтобы привычные сценические приемы не повлияли на камерность программы. Совершенно очевидно, что не все из 104 романсов Чайковского равноценны. Примерно четверть из них это шедевры или просто великолепны. Среди оставшихся, есть и «проходные» романсы, и вообще не слишком удачные. Цыбулько удалось придать элегическое, очень доверительно личное звучание одному из таких романсов второго ряда «Ни отзыва, ни слова, ни привета» ор. 28 № 5 на стихи А. Апухтина. Также нечасто исполняемый романс «О, если б ты могла хоть на единый миг» ор. 38 № 4 на стихи А.К. Толстого наоборот был исполнен им ярко, с некоторым пафосом, но без пережима. Здесь особо уместно отметить великолепную дикцию Олега Цыбулько, сегодня довольно редкую гостью, как на оперных подмостках, так и на камерной сцене. Несмотря на довольно бравурную фортепианную партию в этом романсе, было прекрасно слышно каждое слово. Сдержано, с хорошим вкусом, без излишней патетики был исполнен известный романс «Страшная минута» ор. 28 № 6 на собственные слова Чайковского. В нем не очень уверенно прозвучала верхняя нота, что не сильно испортило общие положительные впечатления от выступления Цыбулько.

О. Цыбулько пришлось исполнять в этом концерте один из наиболее «запетых» романсов «Средь шумного бала» ор. 38 № 3 на стихи А.К. Толстого. Казалось бы, в его исполнение трудно внести что-то новое. Это напоминает музыку Шопена, в которой только особо одаренным пианистам сегодня удается сказать что-то индивидуальное и личностное, но без налета эпатажности. Тем не менее, Цыбулько удалось сказать в этом романсе что-то неуловимо свое, выйти за рамки привычной традиции.

Наиболее сильное впечатление своей стремительной эволюцией всего лишь за один сезон (он в Молодёжной программе с сентября 2012 года) произвёл баритон Андрей Жилиховский. Несмотря на хрупкую внешность он обладает мощным голосом, хорошо заполняющим зал, но звучавшим поначалу однообразно, с неважной дикцией. В этом же концерте А. Жилиховский предстал в совершенно ном качестве. Заметно улучшилась дикция. В его интерпретациях появилось множество оттенков, в том числе красивое пиано. Он стал филировать звук.

Здесь особенно явно чувствовалась опытная рука художественного руководителя Молодёжной оперной программы Большого театра России профессора Дмитрия Вдовина, который был на этом концерте и по его напряженности было заметно, как он переживает все успехи и просчеты своих подопечных. Большому театру очень повезло, что резерв для его труппы готовит специалист такого уровня. Результаты мы видим на сцене Большого театра, в котором уже в составе труппы успешно выступают многие выпускники программы. В текущем репертуаре заняты и многие нынешние участники программы. Хотелось бы надеяться, что новый директор Большого театра Владимир Урин поддержит деятельность Молодёжной оперной программы, как он поддерживал молодых дирижёров, работая в МАМТе.

Андрей Жилиховский исполнил в концерте пять романсов. В малоизвестных «На сон грядущий» ор. 27 № 1 на стихи Н. Огарёва и «Не отходи от меня» ор. 27 № 3 на стихи А. Фета и более исполняемом, но тоже не слишком «Смотри, вон облако» ор. 27 № 2 на стихи Н. Грекова Жилиховский был сдержан и экономен в выразительных средствах, не вкладывая в них бóльшего драматизма, чем в них вложил Чайковский. Он не дал захлестнуть себя эмоциями в темпераментной «Серенаде Дон Жуана» ор. 38 № 1 на слова А.К. Толстого.

В полную силу своего вокального темперамента Жилиховский развернулся в романсе «Любовь мертвеца» ор. 38 № 5 на стихи М. Лермонтова, тоже исполняемом и записываемом редко, видимо в виду своего содержания – одно название чего стоит!. Мрачная, тяжелая тема. Здесь герой бросает вызов небесам: «Что мне сиянье божьей власти и рай святой?» – вопрошает он. Здесь прослеживается прямая связь с лермонтовским Демоном. Мёртвый пытается хватать живых, он хочет, чтобы и после его смерти он влиял на их жизнь: «Ты мертвецу святыней слова обручена». Все эти настроения и мрачные желания Жилиховскому удалось передать в своей интерпретации. Хорошо, что этот романс прозвучал почти в конце вечера и не омрачил общую праздничную атмосферу. Да и зажигательная «Piminella» сумела несколько разрядить тяжелую атмосферу «Любви мертвеца».

Аккомпанировали певцам Семён Скигин и Валерия Прокофьева. В целом аккомпанемент был достаточно тактичным и не заглушал вокалистов. А вот некоторые проигрыши иногда звучали излишне громко, выпадая из общей звуковой стилистики романса и создавая ощущение некоторой пестроты.

Закрытие сезона Молодёжной оперной программы Большого театра стало более чем достойным. А мы будем ждать продолжения цикла всех романсов П.И. Чайковского.

Владимир ОЙВИН,