Сергей Радченко

12/03/2019 - 06:15   Классическая музыка   Концерты
Начало марта в московской музыкальной жизни ознаменовалось исполнением произведений композитора Антонина Дворжака. 10 марта в БЗК прозвучали «Славянские танцы» великого чешского композитора, первая и вторая тетрадь. БСО имени П.И. Чайковского дирижировал маэстро Леош Сваровски (Чехия). Накануне 9 марта завершилась премьерная серия оперы «Русалка» Дворжака в Большом театре, впервые показанная на прославленной сцене.

Опера в трёх действиях с двумя антрактами. Дирижёр-постановщик Айнарс Рубикис (Латвия), режиссёр Тимофей Кулябин. Сценография осуществлена Олегом Головко. Костюмы были созданы Галей Солодовниковой. Световое оформление спектакля принадлежит Дамиру Юсупову. Видеодизайн – Александр Лобанов. В постановочную группу вошёл драматург Илья Кухаренко. Хором руководил Валерий Борисов, главный хормейстер Большого театра.

Третья лесная нимфа — Анна Бондаревская. Русалка — Екатерина Морозова. Вторая лесная нимфа — Анна Храпко. Первая лесная нимфа — Анастасия Сорокина.
Третья лесная нимфа — Анна Бондаревская. Русалка — Екатерина Морозова. Вторая лесная нимфа — Анна Храпко. Первая лесная нимфа — Анастасия Сорокина.

Цветовая гамма оформления спектакля весьма уныла. В основном, это три цвета: чёрный, серый, белый. Есть и размытые пастельные тона. На сцене справа и слева - чёрно-серые скалы, чёрные стволы как бы обуглившихся стволов деревьев, а между ними - небольшая площадка. Собственно, озеро, где обитает главная героиня Русалка (Екатерина Морозова), Водяной (Денис Макаров) и Ежибаба (Ирина Долженко). Сюда же приходят три лесные нимфы – Анастасия Сорокина, Анна Храпко и Анна Бондаревская. Надо сказать, что в постановке не дано сценического пространства для реализации актёрских возможностей главной героини и других персонажей. И это вызывает сожаление в связи с упущенными возможностями, а также возникают вопросы к режиссёру-постановщику Кулябину.

Принц — Сергей Радченко
Принц — Сергей Радченко

Во втором акте оперы действие происходит во дворце Принца (Сергей Радченко). Вся обстановка представленной картины сближает происходящее с современностью, актуализируя действие. Этот постановочный приём не единожды использовался режиссёром-постановщиком Кулябиным и в других его спектаклях. Непременно надо найти сближение сказки с былью, по Кулябину, чтобы современному зрителю всё было понятно.

Вверху: Третья лесная нимфа — Анна Бондаревская. Первая лесная нимфа — Анастасия Сорокина. Вторая лесная нимфа — Анна Храпко. Водяной — Денис Макаров. Внизу: Отец невесты — Эдгар Малинь.
Вверху: Третья лесная нимфа — Анна Бондаревская. Первая лесная нимфа — Анастасия Сорокина. Вторая лесная нимфа — Анна Храпко. Водяной — Денис Макаров. Внизу: Отец невесты — Эдгар Малинь.

Третий акт оперы представлен в уже избитом режиссёрском приёме, когда в верхней части сцены происходят события на озере, а внизу - то, что здесь и сейчас. Эти два уровня как бы взаимодействуют, соотнесены между собой. Внизу на больничной койке - неподвижное тело героини. К ней приходит отец, по виду бомж, который перед входом в палату ковыряется с бутылкой, рискуя потерять равновесие и разбить физиономию об пол, что держит в напряжении зрителя, и без того находящегося в беспокойстве. Этот приём режиссуры, можно сказать, фирменный в арсенале изобразительных сценических средств у наших младо–режиссёров, к коим принадлежит и Кулябин. Помнится, в опере «Евгений Онегин» в Михайловском театре в постановке Бархатова гости Лариных тоже были сплошь с бутылками и в изрядном подпитии. А как иначе сможет что-то понять современный зритель, без бутылки? Ну, никак! Таков взгляд на окружающий мир режиссёра-постановщика спектакля Тимофея Кулябина, транслирующего свои эстетические представления в зрительный зал. Как-то невольно всплывает картина из фильма «Собачье сердце», когда незабвенный Швондер руководит хором. Вот и в финале нашей «Русалки» идут титры: «Горе вам! Горе! Горе!»

Русалка — Екатерина Морозова. Ежибаба — Ирина Долженко.
Русалка — Екатерина Морозова. Ежибаба — Ирина Долженко.

Может, кому-то и хочется для нас для всех горе, а мы радуемся прекрасным, талантливым исполнителям, показавшим высочайший исполнительский уровень. Это и голоса, и красота, и актёрские умения. Наша Русалка – Екатерина Морозова, очень серьёзная исполнительница, вокально безупречно и артистически тонко представила непростую роль. Возлюбленный Русалки, Принц в исполнении Сергея Радченко ярко представлен как вокально, так и сценически. А какой замечательный Водяной – Денис Макаров, какая запоминающаяся Ежибаба – Ирина Долженко, Лесничий – Михаил Губский, Поварёнок – Екатерина Воронцова, Ловчий – Юрий Сыров! Какова отвратительная разлучница иноземная княжна – Елена Поповская! Такому составу доступен любой музыкальный материал, будь то спектакль или концертная программа.

Водяной/ Отец невесты — Денис Макаров
Водяной/ Отец невесты — Денис Макаров

Чешский язык, на котором исполняется опера, никак не принадлежит к удобным языкам для пения, учитывая его обилие шипящих звуков в различных сочетаниях. С этим столкнулись исполнители и положили много сил, дабы преодолеть такое препятствие. И тут вспоминается, что в русской культуре есть опера «Русалка» композитора А. Даргомыжского на стихи А.С. Пушкина. Композитор обожал творчество нашего гения и очень бережно относился к его слову. Так, в тексте оперы «Дон Жуан» композитор не поменял ни единого слова, фактически нашёл музыкальный эквивалент стихам А.С. Пушкина.

Нам неведомо, какие критерии закладываются при отборе к постановке того или иного произведения в Большом театре. Уместно задать этот вопрос музыкальному руководителю и главному дирижёру Большого театра Тугану Сохиеву. Вопрос отнюдь непраздный, если учитывать общее падение языковой культуры, связанной с родным русским языком. А так, что же? Премьера состоялась, и у нас всё, как у людей: есть «Русалка» Антонина Дворжака.

Людмила КРАСНОВА
Фото: Дамир Юсупов / Большой театр

24/02/2018 - 15:31   Классическая музыка   Концерты
Еще одну постановку из серии «образовательных» показал Юрий Башмет, премьера состоялась в Сочи на XI Зимнем международном фестивале искусств.

Адаптации подверглась «Пиковая дама» П.И. Чайковского. Уже не первый год Юрий Башмет делает авторские версии известных опер совместно с театральными режиссерами и актерами — укорачивается продолжительность, уменьшается количество героев, немного осовременивается сюжет, и в результате получаются полуторачасовые представления с главными ариями известных опер. Так уже сделано с «Кармен», «Евгением Онегиным», «Севильским цирюльником» и «Свадьбой Фигаро». Для непосвященного зрителя, возможно, это самый удобный шанс приобщиться к опере.

Юная графиня (Надежда Михалкова) и граф Сен-Жермен (Сергей Епишев)
Юная графиня (Надежда Михалкова) и граф Сен-Жермен (Сергей Епишев)

Автор сценария этого музыкально-драматического спектакля «Страсти по Пиковой даме» Михаил Палатник замахнулся на самое святое — на сюжет Пушкина. Он зацепился за рассказ Томского о давней встрече молодой еще графини в Париже с графом Сен-Жермен, который и подсказал ей нужные для выигрыша в карточной игре три карты в обмен на проклятие. В результате центром спектакля стали та встреча юной графини и графа Сен-Жермен, а события оперы в ее старости лишь накладываются для полифонии. Без налета мистичности здесь не обойтись, так что «Страсти по Пиковой даме» обретают порой черты фильма «Матрица», когда не сразу и разобраться — кто, где и в каком времени находится на сцене.

«Страсти по Пиковой даме»
«Страсти по Пиковой даме»

Юную графиню играет киноактриса Надя Михалкова, и ей явно некомфортно в предложенных обстоятельствах: хочется сохранить внутреннюю органику, и она все время играет наивную девушку, которая проиграла в карты дорогое колье, за что ее ждет наказание от родителей. Даже после проклятия ее поведение не меняется, трансформации образа нет. Ее визави актер Вахтанговского театра Сергей Епишев, играющий графа Сен-Жермен, напротив, купается в своей роли — думая, что он тут Мефистофель или Дракула, на худой конец. Отсюда жесткий мрачный грим с подведенными глазами, острая бородка. И неизбежно переигрывает на фоне органичной Михалковой. Но еще хуже, что и Епишеву не удается сыграть развитие образа, мрачным напыщенным Мефистофелем он ходит до конца спектакля. Дуэт не сложился, а жаль.

Герман (Сергей Епишев) и юная графиня (Надежда Михалкова)
Герман (Сергей Епишев) и юная графиня (Надежда Михалкова)

Певцам в этом смысле проще — пением они лишь озвучивают мысли матричных героев. Старую графиню поет выдающаяся прима Мариинки Ирина Богачева. Голос уже не тот, ослаб, но и тот, что остался — завораживает. Объемный, фактурный, отрихтованный до мелочей. Даже ее появление на сцене вызывает овации публики. Воистину старая графиня — тут и актерская работа налицо.

Старая графиня (Ирина Богачева) и Герман (Сергей Радченко)
Старая графиня (Ирина Богачева) и Герман (Сергей Радченко)

Герман - солист Большого театра Сергей Радченко, поставленный на эту же партию в «Пиковой даме» версии Туминаса в Большом в паре с Долговым и Эйвазовым. Особенных сложностей у него не возникло, тенор звучит ярко и сочно. И с главной сценой со старой графиней - тоже не возникло. Отличная работа. То же можно сказать и про баритонов Антона Зараева из Стасика в партии Томского и Андрея Кимача в партии Елецкого. Они слушают и слышат «Новую Россию» под управлением Башмета тут же в оркестровой яме Зимнего театра, и расхождений не замечено, кажется, вовсе. Отдельно порадовал Зараев за силу и полнокровность тембра, ни единого темного тона.

Юная графиня (Надежда Михалкова) и Томский (Антон Зараев)
Юная графиня (Надежда Михалкова) и Томский (Антон Зараев)

Лизу пела Мария Лобанова из Большого театра. Особенных претензий нет, но и ничем заметным не выделилась. Пела ровно и традиционно, грудным округлым сопрано. Любопытно, что Туминас дал ей в Большом главную роль в своей «Катерине Измайлове», а в «Пиковой даме» поют Анна Нечаева и Евгения Муравьева…

Лиза (Мария Лобанова)
Лиза (Мария Лобанова)

Стоит отметить филигранную работу оркестра «Новая Россия», не забивавшего солистов и крайне деликатно игравшего Чайковского. Удивление вызвал разве что весьма медленный темп, выбранный Юрием Башметом. Если в ариях старой графини это было оправданно, то в остальных выглядело как неразгаданный рецензентом художественный прием.

Юрий Башмет и «Новая Россия»
Юрий Башмет и «Новая Россия»

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

Участники спектакля
Участники спектакля

Надежда Михалкова
Надежда Михалкова
09/08/2013 - 16:58   Классическая музыка   Концерты
Их исполняют участники Молодёжной оперной программы Большого театра.

Молодёжная оперная программа Большого театра России закрыла свой сезон 2012-2013 гг. второй программой цикла «Все романсы Чайковского» в Бетховенском зале. В этом концерте приняли участие пять вокалистов – представителей от каждого из основных вокальных голосов: сопрано, меццо-сопрано, тенор, баритон и бас. В общей сложности в концерте прозвучало 19 романсов.

Общее впечатление от этого концерта получилось весьма позитивным и вот почему. Все участники концерта – практикующие оперные певцы, строящие свою профессиональную карьеру в первую очередь именно в опере. Уже стали общим местом рассуждения о весьма разной стилистике оперного и камерного исполнительства. Но тривиальность темы не снимает реальной проблемы и разницы между оперным и камерным вокалом. Надо отдать должное – все пятеро участников концерта исполнили программу концерта именно в камерной манере, без излишней аффектации и форсирования голоса. Такая ретроспектива полезна слушателям тем, что знакомит их с редко исполняемыми романсами. А молодых исполнителей стимулирует находить свою интерпретацию малоизвестных и потому не запетых вокальных миниатюр, в отличие от популярных шлягеров, при исполнении которых так трудно уйти от штампов.

Программа концерта была выстроена по хронологическому принципу. Она охватила период с 1875 по 1878 гг. и включала один романс без опуса (ЧС 245) и три тетради по шесть романсов ор. 27, ор. 28 и ор. 38.

Юлия Мазурова
Юлия Мазурова

Открыла и завершила концерт меццо-сопрано Юлия Мазурова, исполнившая пять романсов: «Не долго нам гулять», без ор., ЧС 245 (Н.Огарев), «Вечер» ор. 27 № 4 (Т. Шевченко в переводе Л. Мея), «Али мать меня рожала» ор. 27 № 5, «Моя баловница» ор. 27 № 6 (А. Мицкевич в переводе Л. Мея), «Pimpinella» ор. 38 № 6 (перевод с итальянского N.N (П.И. Чайковского). Её светлое, но при этом полное меццо хорошо «легло» на выбранный репертуар. Наиболее удачным из всех пяти романсов у Ю. Мазуровой мне показалась «Моя баловница», исполненная певицей грациозно, игриво и стильно. А вот в «Pimpinella» она допустила позиционно неточное интонирование. Над чем Ю. Мазуровой нужно серьезно поработать, так это над дикцией. В романсе её роль заметно возрастает.

Анастасия Кикоть спела только два романса. Она с бóльшим трудом справлялась с оперной природой своего голоса. Не так уж часто исполняемый романс «Он так меня любил» ор. 28 № 4 на стихи Д. де Жирардена в переводе А. Апухтина на форте временами звучал слишком открыто, но в целом вполне в рамках камерного стиля. А вот весьма популярный романс «То было раннею весной» ор. 38 № 2 на слова А.К. Толстого получился у Кикоть не лучшим образом. Он прозвучал у певицы слишком экспрессивно, с некоторым перебором на форте. Мне он представляется в более лиричном ключе, соответствующем нежным оттенкам просыпающейся природы. И даже восклицание «О жизнь! О лес! О солнца свет!» носит скорее элегический, нежели экстатичный характер. К тому же А. Кикоть допустила в его исполнении некоторые интонационные неточности.

Три романса исполнил Сергей Радченко: «Нет, никогда не назову» на стихи А. де Мюссе в переводе Н. Грекова, «Корольки» на стихи В. Сырокомли в переводе Л. Мея и «Зачем» на стихи Л. Мея ор. 28 №№ 1, 2, 3. С. Радченко – один из самых ярких участников нынешнего состава Молодежной оперной программы Большого театра. Не затерялся он и среди участников этого концерта. Интересно наблюдать вокальную эволюцию певца. Он пришел в программу в 2011 году и тогда его тенор был легкого, прозрачного характера и очень подвижен. За годы, проведенные в Программе, его голос окреп, стал плотнее, насыщеннее и технически более совершенным, не потеряв при этом своей подвижности и яркости. Чувствуется, что с ним поработал мастер. Завершившие первое отделение программы «Корольки», получились у Радченко своего рода балладой. Они стали кульминацией его выступления, даже несмотря на некоторую хрипотцу, проявившуюся в самый трагический момент, когда герой понял, что его возлюбленная, которой он вёз гранатовое ожерелье, умерла. За антракт Сергей отдохнул, привёл голос в порядок и хорошо исполнил романс «Зачем», входящий в привычную обойму популярных.

Четыре романса превосходно спел Олег Цыбулько. Обладая яркой сценичностью и достаточно мощным басом, Цыбулько в жанре романса строго контролировал, чтобы привычные сценические приемы не повлияли на камерность программы. Совершенно очевидно, что не все из 104 романсов Чайковского равноценны. Примерно четверть из них это шедевры или просто великолепны. Среди оставшихся, есть и «проходные» романсы, и вообще не слишком удачные. Цыбулько удалось придать элегическое, очень доверительно личное звучание одному из таких романсов второго ряда «Ни отзыва, ни слова, ни привета» ор. 28 № 5 на стихи А. Апухтина. Также нечасто исполняемый романс «О, если б ты могла хоть на единый миг» ор. 38 № 4 на стихи А.К. Толстого наоборот был исполнен им ярко, с некоторым пафосом, но без пережима. Здесь особо уместно отметить великолепную дикцию Олега Цыбулько, сегодня довольно редкую гостью, как на оперных подмостках, так и на камерной сцене. Несмотря на довольно бравурную фортепианную партию в этом романсе, было прекрасно слышно каждое слово. Сдержано, с хорошим вкусом, без излишней патетики был исполнен известный романс «Страшная минута» ор. 28 № 6 на собственные слова Чайковского. В нем не очень уверенно прозвучала верхняя нота, что не сильно испортило общие положительные впечатления от выступления Цыбулько.

О. Цыбулько пришлось исполнять в этом концерте один из наиболее «запетых» романсов «Средь шумного бала» ор. 38 № 3 на стихи А.К. Толстого. Казалось бы, в его исполнение трудно внести что-то новое. Это напоминает музыку Шопена, в которой только особо одаренным пианистам сегодня удается сказать что-то индивидуальное и личностное, но без налета эпатажности. Тем не менее, Цыбулько удалось сказать в этом романсе что-то неуловимо свое, выйти за рамки привычной традиции.

Наиболее сильное впечатление своей стремительной эволюцией всего лишь за один сезон (он в Молодёжной программе с сентября 2012 года) произвёл баритон Андрей Жилиховский. Несмотря на хрупкую внешность он обладает мощным голосом, хорошо заполняющим зал, но звучавшим поначалу однообразно, с неважной дикцией. В этом же концерте А. Жилиховский предстал в совершенно ном качестве. Заметно улучшилась дикция. В его интерпретациях появилось множество оттенков, в том числе красивое пиано. Он стал филировать звук.

Здесь особенно явно чувствовалась опытная рука художественного руководителя Молодёжной оперной программы Большого театра России профессора Дмитрия Вдовина, который был на этом концерте и по его напряженности было заметно, как он переживает все успехи и просчеты своих подопечных. Большому театру очень повезло, что резерв для его труппы готовит специалист такого уровня. Результаты мы видим на сцене Большого театра, в котором уже в составе труппы успешно выступают многие выпускники программы. В текущем репертуаре заняты и многие нынешние участники программы. Хотелось бы надеяться, что новый директор Большого театра Владимир Урин поддержит деятельность Молодёжной оперной программы, как он поддерживал молодых дирижёров, работая в МАМТе.

Андрей Жилиховский исполнил в концерте пять романсов. В малоизвестных «На сон грядущий» ор. 27 № 1 на стихи Н. Огарёва и «Не отходи от меня» ор. 27 № 3 на стихи А. Фета и более исполняемом, но тоже не слишком «Смотри, вон облако» ор. 27 № 2 на стихи Н. Грекова Жилиховский был сдержан и экономен в выразительных средствах, не вкладывая в них бóльшего драматизма, чем в них вложил Чайковский. Он не дал захлестнуть себя эмоциями в темпераментной «Серенаде Дон Жуана» ор. 38 № 1 на слова А.К. Толстого.

В полную силу своего вокального темперамента Жилиховский развернулся в романсе «Любовь мертвеца» ор. 38 № 5 на стихи М. Лермонтова, тоже исполняемом и записываемом редко, видимо в виду своего содержания – одно название чего стоит!. Мрачная, тяжелая тема. Здесь герой бросает вызов небесам: «Что мне сиянье божьей власти и рай святой?» – вопрошает он. Здесь прослеживается прямая связь с лермонтовским Демоном. Мёртвый пытается хватать живых, он хочет, чтобы и после его смерти он влиял на их жизнь: «Ты мертвецу святыней слова обручена». Все эти настроения и мрачные желания Жилиховскому удалось передать в своей интерпретации. Хорошо, что этот романс прозвучал почти в конце вечера и не омрачил общую праздничную атмосферу. Да и зажигательная «Piminella» сумела несколько разрядить тяжелую атмосферу «Любви мертвеца».

Аккомпанировали певцам Семён Скигин и Валерия Прокофьева. В целом аккомпанемент был достаточно тактичным и не заглушал вокалистов. А вот некоторые проигрыши иногда звучали излишне громко, выпадая из общей звуковой стилистики романса и создавая ощущение некоторой пестроты.

Закрытие сезона Молодёжной оперной программы Большого театра стало более чем достойным. А мы будем ждать продолжения цикла всех романсов П.И. Чайковского.

Владимир ОЙВИН,