Борис Стаценко

18/03/2019 - 04:05   Классическая музыка   Интервью
Наша беседа с Борисом Стаценко, известным оперным баритоном, солистом Новой оперы, а также приглашённым солистом Большого театра и Немецкой оперы на Рейне проходила по скайпу, поскольку артист, с которым мы виделись в Москве накануне, уже находился на земле обетованной: в Израиле проходили спектакли с его участием.

Борис Стаценко окончил Московскую консерваторию в 1989 г., будучи студентом Петра Скусниченко, у которого в 1991 г. окончил также и аспирантуру. В 1987-1990 гг. был солистом Камерного музыкального театра под руководством Бориса Покровского, где, в частности, исполнил заглавную партию в опере «Дон Жуан» В.А. Моцарта. В 1990 г. был стажером оперной труппы, в 1991-95 гг. — солистом Большого театра. Спел, в том числе следующие партии: Сильвио («Паяцы» Р. Леонкавалло), Елецкий («Пиковая дама» П. Чайковского), Жермон («Травиата» Дж. Верди), Фигаро («Севильский цирюльник» Дж. Россини), Валентин («Фауст» Ш. Гуно), Роберт («Иоланта» П. Чайковского).

Борис Стаценко
Борис Стаценко

Ныне является приглашенным солистом Большого театра. В этом качестве исполнил партию Карлоса в опере «Сила судьбы» Дж. Верди. В 2006 г. на премьере оперы «Война и мир» С. Прокофьева (вторая редакция) исполнил партию Наполеона. Исполнил также партии Рупрехта («Огненный ангел» С. Прокофьева), Томского («Пиковая дама» П. Чайковского), Набукко («Набукко» Дж. Верди), Макбета («Макбет» Дж. Верди).

С 1999 г. постоянно работает в труппе Немецкой оперы на Рейне (Дюссельдорф-Дуйсбург). Выступал в театрах Берлина, Эссена, Кельна, Франкфурта на Майне, Хельсинки, Осло, Амстердама, Брюсселя, Льежа (Бельгия), Парижа, Тулузы, Страсбурга, Бордо, Марселя, Монпелье, Тулона, Копенгагена, Палермо, Триеста, Турина, Венеции, Падуи, Лукки, Римини, Токио и других городов. На сцене парижской Оперы Бастилия исполнил партию Риголетто. C 2007 г. преподает в консерватории Дюссельдорфа.

- Борис, что, по-Вашему мнению, даёт опера людям?

- Это вопрос не по адресу - нужно спрашивать у людей. Я - артист.

- Но Вы тоже человек, и в этом смысле ничто человеческое Вам не чуждо.

- Я могу ответить что она даёт лично мне всё то, что мне нужно. В принципе, я не работаю, а занимаюсь любимым делом. Пение - моё хобби. Поэтому, у меня всё совместилось - и хобби, и работа.

- Насколько Ваша работа или хобби для Вас легки? Ведь разучивание партий, Ваша занятость во многих спектаклях, постоянные гастроли требуют много времени и сил?

- Вы ведёте здоровый образ жизни, уделяете большое внимание физической нагрузке. Как Вам удаётся заниматься в поездках?

- Я вожу с собой эспандер нагрузкой в 50 кг, а остальное - приседания, отжимания можно везде делать. Если есть возможность, иногда хожу в фитнес-студии. Занимаюсь час утром и час вечером.

- Бывая на спектаклях с Вашим участием, я неоднократно общалась с Вашими поклонниками, которые горячо Вас любят как артиста. Взаимны ли их чувства?

- Я очень чувствую любовь моих поклонников, их энергетику, которая идёт из зала. Она, безусловно, подпитывает меня. И этот процесс - взаимный. Если артист отдаёт свою энергию, то он её получат обратно. А если закрылся и ничего не расходует, то и не получает. Когда отдаёшь, образуется пустота, которая естественно заполняется эмоциями публики, тёплыми, приятными словами моих друзей, и это помогает работать дальше.

Борис Стаценко - Наполеон
Борис Стаценко - Наполеон

- За что Вы любите свою профессию?

- Мне интересно заниматься моим любимым делом: разучивать новые партии, работать с новыми дирижёрами, новыми партнёрами, коллегами, оказываться каждый раз в новой обстановке, - всё, что составляет труд профессионального оперного певца. В отличие от певцов популярной музыки, которые зачастую поют под фонограмму, чего я не понимаю и не приветствую, я всегда исполняю разные партии, а не исполняю один и тот же репертуар. В каждом спектакле я открываю в своей партии что-то новое: у меня нет заученных движений под определённые фразы. Разные режиссёры, директоры спектакля по-своему интерпретируют произведение и выявляют в нем интересные детали. Вообще, считаю, что это неуважение к публике - петь под фонограмму. И никакой любви к профессии тут не может быть, когда очередной «попрыгунчик» выбегает на сцену с поднятой рукой и кричит публике: «КАК я вас люблю!». Это делают все наши «звёзды», включая Филиппа Киркорова, Николая Баскова, Бориса Моисеева - это, на мой взгляд, ужасно пошло. Живое искусство и творчество они променяли на обман.

- Есть ли у Вас любимый герой, или характер, который Вы исполняете как актёр?

- У меня нет любимого героя или характера. Играть отрицательного персонажа гораздо притягательнее, потому что для такого характера легче найти краски. Но, например, я не знаю как сыграть героя-любовника.

Сыграть эмоцию - не проблема, я тут же сориентируюсь и сыграю. В опере сложнее. К примеру, у никогда меня не получался хорошо Елецкий как персонаж, который был мне не особенно близок, хотя я удачно справлялся с его сольной арией. А вот Томский, Фигаро, Робер, Скарпиа, Набукко, Риголетто, наоборот, легче удавались. Когда-то я понял, что всё сыграть нельзя, и я сконцентрировался на определённом характере своих персонажей и на поиске собственного подхода к их сценическому воплощению. Между прочим, баритон почти всегда исполняет злодеев и убийц. Даже Онегин - и тот отрицательный персонаж.

- Пытаетесь ли Вы найти нечто положительное даже в отрицательных персонажах?

- Есть отрицательные персонажи, выписанные в либретто, но это не значит, что их характер полностью отрицательный. Все персонажи, которых я исполняю - Скарпиа, Риголетто, - для меня положительные, я их очень люблю и как исполнитель не вижу и никогда не показываю в них отрицательных черт.

- А что же Вы тогда делаете?

- Я играю человека. Например, Скарпиа - он шеф полиции, причём сицилианский барон. В чём его отрицательные черты? В том, что он приставал к женщине? Боже мой, это происходило везде и во все времена. Шеф полиции, который борется с революционерами - тоже норма. В чём же его вина? В том, что он завлёк в сети Тоску и Каварадосси? Так у него такая работа и никакого коварства! Скарпиа - нормальный человек, мужчина, наделённый властью. Что тут такого?

- Скажите, пожалуйста, как Вы работаете над ролями?

- Существует много разных профессиональных методик, которыми можно познакомиться на мастер-классах. Но в собственной работе над ролями я использую отработанные способы - свои секреты мастерства, приобретённые за долгие годы. В моё время популярной считалась актёрская система Станиславского. Я также читал книги Михаила Чехова. Сейчас существует много литературы о том, как работать над ролями, есть огромное количество учебной литературы. Но сами по себе теоретические знания не дают настоящего мастерства: есть масса практических вопросов, ответы на которые можно получить лишь на занятиях с педагогом. Я много почерпнул для себя, будучи студентом Московской консерватории. На третьем курсе Борис Александрович Покровский пригласил меня в свой театр на роль Дон-Жуана. Наблюдая за работой других актёров с ним, их реакцией на его задания, я быстро обучился принципам актёрской игры и в дальнейшем совершенствовал полученные навыки. Мне довелось работать со многими театральными режиссёрами. Всегда было сложно сотрудничать с дирижёрами-диктаторами, требующими беспрекословного подчинения их идее, которая не всегда совпадает с авторским замыслом, для чего приходится переучивать текст. Но есть и другие режиссёры, которые отдают артисту на откуп его роль. И когда актёр творит свою роль, а режиссёр корректирует его игру, процесс совместной работы становится интенсивным и увлекательным, а результаты оказываются удачными

- Бывают ли у Вас сложности в работе с другими артистами?

- К моим партнёрам я всегда отношусь с уважением. Бывает лишь досадно, если артист приходит на репетицию с невыученной партией и неподготовленный, что случается очень часто. В моей практике был случай, когда я остановил репетицию и сказал, что приду, когда мои коллеги выучат свои партии.

- Какой это вызвало резонанс?

- Через три дня все партии были выучены.

Владислав Пьявко и Борис Стаценко
Владислав Пьявко и Борис Стаценко

- Какие качества должны быть у артиста?

- Я убеждён в том, что талант составляет лишь 5 процентов, остальные 95 — работоспособность. С моих студенческих лет я приучил себя к тому, чтобы приходить на занятия с выученными наизусть произведениями. Сейчас большинство студентов учат программу в классе вместе с концертмейстерами. Также важно овладевать актёрским мастерством, которому можно учиться у хороших киноактёров. Я обожаю смотреть старые фильмы 50-60 годов с наивной актёрской игрой, как, например, «Приходите завтра», в котором участвуют театральные актёры. Моими любимыми киноартистами являются Иннокентий Смоктуновский и Джек Николсон, у которых я многому научился. Также я учился у Басилашвили, Леонова, Миронова и всей нашей артистической плеяды. К сожалению, научиться на современных телесериалах ничему нельзя не потому что все актёры бездарны, а потому что камера не задерживается подолгу на лице актёра и за короткое время невозможно прочувствовать его игру.

- Что Вам больше всего нравится в опере?

- Актёрская игра. На мой взгляд, в опере нужно не только хорошо спеть, но и сыграть роль. Впрочем, есть некоторые певцы, которые хотят лишь красиво спеть. Такие артисты тоже имеют успех, и это замечательно. Конечно, это зависит и от репертуара. К примеру, в оперных ариях belcanto Беллини, в которых очень мало текста, артисту приходится выражать эмоции идущие от самой музыки, и от него требуется в первую очередь шикарное пение и совершенно другое актёрское поведение. Хотя везде нужно хорошо петь.

- Нравится ли Вам слушать пение других артистов?

- Есть масса певцов - и баритоны, и тенора, и басы, которых я слушаю и кем восторгаюсь.

- Были ли у Вас кумиры?

- Я брал уроки в Италии у Пьеро Каппуччилли, одного из лучших баритонов второй половины ХХ века, и для меня он был всегда примером вокального мастерства. По молодости лет я даже стремился петь так, как поёт он.

- Как Вы относитесь к критике?

- Я считаю, что она всегда субъективна и зависит от разных факторов. На один и тот же премьерный спектакль критики пишут совершенно противоположные рецензии.

- Считаете ли Вы объективной мнение публики?

- Она также субъективна в своих оценках, и это её право.

- Может ли артист оценивать себя объективно?

- Нет, ни один артист не может дать себе объективную оценку. Многие умеют делать то, чего я не умею. Но я также знаю, что многие не умеют делать то, что умею я. Это вполне естественно. И можно многому научиться у других исполнителей. Наверное, для жизни и самоутверждения хорошо иметь высокую самооценку. Для меня же всегда было главным то, что происходит на сцене, где на самом деле определяется лучший.

Марал ЯКШИЕВА

Быстрый поиск: