Джон Ноймайер

17/02/2019 - 13:38   Классическая музыка   Концерты
Европейская премьера оперы-балета «Орфей и Эвридика» на музыку Кристофа Виллибальда Глюка в постановке маэстро Джона Ноймайера состоялась в начале февраля 2019 года на сцене Гамбургского театра оперы и балета. Ранее, в 2017 году, премьеры прошли в Америке, сначала на сцене «Лирической оперы Чикаго», а затем в «Опере Лос-Анджелеса».

Это первое обращение балетмейстера Джона Ноймайера к оперному жанру. Создан спектакль, в котором сочетаются все составляющие постановки: хореография, сценография, дизайн костюмов и дизайн освещения, а также декорации. Все «нити» этих направлений в спектакле Джон Ноймайер уверенно держит в своих руках, лично управляя всем процессом. Этот приём неожиданно позволил сочетать балет и оперу в едином стиле, подчинив всё раскрытию основного содержания.

Премьера оперы-балета «Орфей и Эвридика» в Гамбурге

Новаторский подход Джона Ноймайера оказался возможным благодаря тому, что текст оперы парижской версии 1774 года содержит обширные танцевальные сцены. Именно эта версия и послужила основой спектакля Джона Ноймайера. Актуализация действия, его адаптация к современным реалиям соответствуют намерениям композитора Глюка сделать человеческие эмоции более живыми, доходчивыми. Опера исполняется на французском языке с немецкими и английскими субтитрами.

Премьера оперы-балета «Орфей и Эвридика» в Гамбурге

Главные герои вокальной части спектакля Oрфей и Эвридика (Дмитрий Корчак, Андриана Чучман) зеркально отражены в героях балета (Эдвин Ревазов, Анна Лаудер). Партия Купидона была исполнена Марией-Софи Поллак, с хореографической точки зрения не дала особой свободы. Вокально же она убедила ярким, ясным и выразительным сопрано. Это запомнилось.

Основа сюжета восходит к мифологической истории певца Орфея, потерявшего свою возлюбленную супругу Эвридику. Тоска его беспредельна и воплощается в прекрасной песне, которая растрогала стражей царства мёртвых. Орфею дана возможность вернуть возлюбленную Эвридику в царство живых, но при условии, что он не должен смотреть на неё, иначе опять потеряет свою подругу. Условие это не было выполнено Орфеем, и он вновь потерял Эвридику. Тем не менее, при всех трагических обстоятельствах в опере Глюка был счастливый конец, что соответствовало эстетике «галантного» XVIII века, который жил по правилам: «Смертный! Век твой привиденье! Счастье резвое лови!». Уныние не допускалось...

Премьера оперы-балета «Орфей и Эвридика» в Гамбурге

История, рассказанная Джоном Ноймайером, не имеет счастливого конца. Его Орфей - художник-хореограф, работающий над балетным воплощением картины Арнольда Беклина «Остров мёртвых». Этот приём позволяет Ноймайеру объединить классическую музыкальную форму и современный балет.

Премьера оперы-балета «Орфей и Эвридика» в Гамбурге

Эвридика в спектакле Ноймайера, жена Орфея, прима-балерина, приходит на репетицию с опозданием, Мысли её поглощены своим успехом, публикациями в модном журнале о её выступлениях. Призывы супруга начать репетировать раздражили Эвридику. В гневе она выбегает из зала на улицу, её сбивает машина. Эвридика мертва. Несчастный случай.

Смерть Эвридики перевернула жизнь Орфея, наполнила её тоской и пустотой, что выражено в прекрасных мелодиях Глюка. Плач Орфея, исполненный тенором Дмитрием Корчаком, даёт представление о глубине и масштабе страданий героя. Искренность чувств, переданные необыкновенным голосом, открывают перед Орфеем двери в мир теней, и он отправляется на встречу со своей возлюбленной.

Злобное сопротивление потустороннего мира преодолевается Орфеем, утверждая верховенство силы любви и искусства. Прекрасное пение Орфея разрушает преграды Цербера и открывает ему вход в царство Аид. Это происходит благодаря волшебному воздействию голоса Орфея.

Автор новой версии оперы-балета «Орфей и Эвридика» на музыку Глюка маэстро Джон Ноймайер даёт свою, сугубо оригинальную интерпретацию истории, восходящую ко временам античности. Художественный метод великого Ноймайера основывается на своём опыте, на своих эмоциях, на своём прочтении и сценическом воплощении известного сюжета. Отсюда и берёт начало новое амплуа Орфея. Хореографа, работающего над новой постановкой со своей балетной труппой. Эту роль в таком ракурсе Ноймайер и поручает тенору Дмитрию Корчаку. В сценическом образе Орфея-Корчака присутствует главный герой - сам маэстро Ноймайер.

Кульминацией спектакля, его безусловной вершиной стал третий акт, практически целиком отданный балету. Настоящая балетная феерия, представляющая фантастический мир, наполненный невиданными доселе движениями, невообразимыми ритмами, красками, неземным светом, всполохами вдруг возникающего огня, невероятной энергией. Происходящее на сцене захватило зал фантастическим зрелищем, подчинив всё его внимание тому мощному импульсу, который исходил со сцены. И во всём этом действе главным был маэстро Джон Ноймайер, его замысел, воплощённый на сцене.

Премьера оперы-балета «Орфей и Эвридика» в Гамбурге

Балет Джона Ноймайера, его труппа способна воплотить любой замысел маэстро. Мастерство артистов достигло той степени совершенства, когда танец является сотворчеством и доставляет самим артистам огромное наслаждение. Была явлена невиданная творческая свобода, радость танца мощно посылалась в зрительный зал. Такой танец представляет собой абсолютно новое, уникальное явление в искусстве хореографии, автором которого является маэстро Джон Ноймайер.

Каждая деталь в постановке имеет своё смысловое наполнение, раскрывает содержание происходящего на сцене. Такова функция в спектакле знаменитой картины Арнольда Беклина «Остров мёртвых». В первом акте картина, вернее, её намёки появляются на мольберте. Затем в комнате Орфея на стене висит эта картина уже в более крупном варианте. К концу же спектакля, в третьем действии, картина довлеет над всем происходящим на сцене, обозначив неизбежную перспективу для всех, для каждого.

Премьера оперы-балета «Орфей и Эвридика» в Гамбурге

В постановке Джона Ноймайера Эвридика остаётся в царстве мёртвых, но живёт в памяти художника и вдохновляет его на создание новых шедевров. Жизнь героини продолжается в искусстве Орфея. Художественное послание Джона Ноймайера ясно звучит в спектакле: художник может преодолеть смерть только в творчестве. Искусство делает наши потери живыми. В искусстве они живут и после нас.

Вольно или невольно, но память обращает нас к тому факту, что Джон Ноймайер по образованию филолог, прекрасно знающий русскую литературу. Это доказано творчеством маэстро, не единожды обращавшегося к произведениям русской классики, в частности, к наследию А.С. Пушкина. Основная тема балета-оперы «Орфей и Эвридика» - тоска Орфея по ушедшей в мир иной подруге своей Эвридике, желание соединиться с ней.

Этот же мотив звучит в цикле стихов А.С.Пушкина, обращённых к его одесской возлюбленной Амалии Ризнич, умершей вскоре после их расставания. Позднее Сергей Рахманинов воплотил эту тему в музыке романсов на стихи поэта. Вот вам и пример «русского Орфея», доказывающий незыблемость вечных ценностей человеческого бытия, принадлежащих сфере высокого искусства.

Кто знает, может, подспудно выбор на главную роль тенора Дмитрия Корчака состоялся ещё и потому, что певец является лучшим в мире, на сегодняшний день, исполнителем партии Ленского. Как бы то ни было, но партия Орфея, исполненная Дмитрием Корчаком на французском языке, была представлена в строгой классической манере, красивым тенором, оснащённым превосходной вокальной техникой и окрашенным в лирические тона. Исполнение было тепло воспринято зрителями, подарившими певцу живой отклик и бурные аплодисменты.

Премьера оперы-балета «Орфей и Эвридика» в Гамбурге

У Дмитрия Корчака была прекрасная партнёрша – Андриана Чучман (Эвридика), обладательница очень красивого, подвижного, сильного сопрано, звучавшего ровно даже в те моменты, когда певица была вовлечена в танец. К достоинствам исполнения певицы следует отнести её поглощённость драматической составляющей партии. Эвридика в ее исполнении - современная героиня, воплощённая особенными сценографическими средствами, в том числе, и танцем. Исполнительница партии Эвридики имела очень большой и заслуженный успех у зрителей.

Сопровождал спектакль Государственный оркестр Гамбургской оперы под управлением маэстро Алессандро де Марчи, а также Хор Гамбургской государственной оперы.

Завершился спектакль длительной овацией в честь маэстро Джона Ноймайера.

Людмила КРАСНОВА
Фото: Киран Вест

02/11/2017 - 03:39   Классическая музыка   Концерты
Состоявшийся в КЗЧ премьерный показ грандиозного действа «Страсти по Матфею» на музыку И.-С. Баха, в котором маэстро Джон Ноймайер, постановщик и режиссёр, художественный руководитель Гамбургского балета, обратил к мыслям о современном художнике, авторе, о приёмах актуализации и их особенностям в современном театре.

Маэстро Джон Ноймайер в своём творчестве представляет явление уникальное и грандиозное одновременно. Его спектакль - целиком его создание, в котором каждая деталь, каждый аспект у автора под пристальным вниманием, на его контроле. Это и линии движения балета, костюмы артистов, свет и воплощение главной идеи спектакля, чётко сформулированной Джоном Ноймайером.

Балет «Страсти по Матфею» Джона Ноймайера

Если не убедить исполнителей, не добиться от них передачи задуманного, то может не получиться ничего. Идея же грандиозна, как её формулирует сам маэстро Ноймайер: «Этот балет, “Страсти по Матфею”, – мой диалог и мой собственный способ общения с небом», – так сообщил маэстро.

Перед исполнителями была поставлена задача воплотить и передать авторский замысел так, чтобы зрители стали соучастниками этого действа, наполнились подлинными эмоциями. Осуществлению этой идеи подчинено всё: рисунок танца, цвет чёрный и белый, молочно-белый свет, мастерство труппы, объединённой главной идеей, когда все действуют как единое целое, как один организм.

В огромном зале, а не только на подиуме, происходит не театральное действо, а оживает реальность древних времён, приоткрывается завеса, впуская нас, зрителей, в тот далёкий мир.

Каким-то непостижимым образом мы становимся соучастниками тех событий, наблюдая все перипетии, описанные в «Евангелии от Матфея» и оживлённые Ноймайером языком танца.


Балет «Страсти по Матфею» Джона Ноймайера

С 1981 года, с первого представления «Страстей» зрителям, коими были прихожане гамбургской кирхи Св. Михаила, Ноймайер не расстаётся со своим творением, считая его главным в своём творчестве. Тогда, в ХХ веке, эта грандиозная постановка утвердила её автора как новатора, творца нового синтетического жанра, вызвав множество критики, приятия и неприятия абсолютно нетрадиционного языка общения со зрителем.

Педантичное следование евангельскому тексту напоминает нам о первом образовании Джона Ноймайера, по которому маэстро филолог. Ни один эпизод канонического текста не был опущен автором в его сочинении. Иерархия персонажей выстроена в системе координат, которая неизменно выделяет фигуру Христа, довлеющую над всем сущим. Сам Ноймайер исполнял эту партию до 2005 года. В московском представлении «Страстей» в этой роли предстал замечательный танцовщик Марк Жюбет, выделившись из общей массы балета.

Балет «Страсти по Матфею» Джона Ноймайера

Зрители погружаются в атмосферу тех скорбных дней и перед ними проходят эпизоды пьеты, моления о чаше Христа, умывания рук Пилатом, самобичевания предателя Петра, самоубийства Иуды, казни на Голгофе...

Содержание «Страстей» передано точно по евангельскому первоисточнику языком танца Ноймайера, который включает классическую хореографию, элементы пантомимы, древний язык жестов, экспрессию современного балета. Превосходно выученная, вышколенная балетная труппа прекрасно владеет всеми стилями танцевального искусства, но главным является погружение в те смыслы, которые они передают в данный момент, сейчас. А это есть главное требование Ноймайера к артистам.

Балет «Страсти по Матфею» Джона Ноймайера

Высшие смыслы, содержание довлеют над уникальным мастерством балетных артистов знаменитой труппы Ноймайера. Московская публика не имела опыта восприятия такого уровня мистерии, грандиозного действа, которое происходило при участии Государственного камерного оркестра России, хора «Мастера хорового пения» телерадиоцентра России, старшего хора школы «Пионерия». Из Германии прибыли солисты сопрано Ани Цюгнер, альт Беттина Ранх, тенор Мартин Платц, баритон Тобиас Берндт, бас Тил Дальман, дирижёр Саймон Хьитт.

Главным в этом событии, безусловно, был Гамбургский балет Джона Ноймайера.

Балет «Страсти по Матфею» Джона Ноймайера

Проект Московской филармонии был поддержан немецкой стороной и приурочен к празднованию 500-летия Реформации.

Людмила КРАСНОВА
Фото: Kiran West