Георгий Фараджев

25/03/2020 - 03:18   Классическая музыка   Концерты
В программе онлайн трансляций концертов театра «Новая Опера» значился и прошёл концерт «Итальянские эпизоды» (смотреть концерт).

Концертное действо, представленное в Зеркальном фойе театра, никак нельзя назвать эпизодами, так как программа и исполнители оказались мощным монолитом, сформированном на основе мастерства, прекрасных голосов, красоты, изысканных интерпретаций. Аккомпанировали в этот вечер Дмитрий Сибирцев и Анна Ситникова. Вёл и комментировал программу Михаил Сегельман.

Что сказать о исполнителях этой программы? Было ощущение, что мы попали в тайные залы роскошного дворца, где царила волшебная музыка и звучали голоса неслыханной красоты. Современный театрально-концертный процесс предполагает участие PR-приёмов в популяризации и продвижении артиста. Далеко не все талантливые исполнители умело пользуются инструментами этой индустрии. Состав исполнителей программы концерта «Итальянские эпизоды» открыл зрителям имена артистов высочайшего уровня во всех отношениях.

Программа интернет-концерта была выстроена в хронологии: от В. Беллини, Ф.П. Тости, Дж. Россини, Дж. Пуччини до О. Респиги, Л. Ардити, Э. Куртиса и Л. Денца. Таким образом, программа охватывала временной отрезок, равный приблизительно около ста лет. Музыка этих произведений принадлежит авторам итальянских опер и по своей сути близка к итальянской опере, представляя собой небольшие миниатюры.

Открыла программу меццо-сопрано Виктория Яровая, исполнив сочинение В. Беллини «Уныние». Затем последовали два опуса В. Беллини «Иди же, о, счастливая роза» и «Если я не смогу» в исполнении Ксении Нестеренко, которую зрители хорошо помнят по телевизионному проекту «Большая Опера». Ещё Ксения исполнила сочинение Дж. Россини «Флорентийская цветочница», продемонстрировав лёгкость, полётность, чистоту и прозрачность своего сопрано, создав образ красоты и гармонии. Теперь Ксения - солистка театра «Новая Опера».

Особый блеск в программу был привнесён обладательницами меццо-сопрано. Анастасия Лепешинская, Анна Синицына, Мария Буйносова и Виктория Яровая - невиданное богатство, редкое по количеству и качеству голосов. Тут уж есть почва для меломанских мечтаний! Когда пела Анастасия Лепешинская, это было сочинение «Цыганка» Г. Доницетти, замелькала впереди «Кармен», так естественно соединившись со страстностью, темпераментом, красотой и необыкновенным голосом певицы, глубоким, объёмным. Певица исполнила сочинения Дж. Россини «Упрёк» и «Если этого хочет мельничиха», продемонстрировав свои незаурядные возможности в драматическом воплощении образов и характеров.

Мария Буйносова выступила в программе с сочинениями Дж. Россини «Тарантеллой», «Анцолеттой после регаты». «Гребные гонки в Венеции» Дж. Россини были исполнены совместно с Анной Синицыной. Тут уже были другие эмоции, светлые, радостные.

К этому моменту подоспела меццо-сопрано Светлана Касьян, исполнив произведения Дж. Пуччини «Солнце и Любовь» и «Песня души». Приглашённая к микрофону Михаилом Сегельманом, Светлана рассказала о своих ближайших выступлениях.

Весьма ярко в программе была представлена Анна Синицына, исполнившая сочинения О. Респиги «О мёртвой фиалке», «Ночь» и «Дождь». Из этого же цикла О. Респиги «Сумерки» исполнил Георгий Васильев, а продолжил эту тему Георгий Фараджев романсом «Туманы» О. Респиги.

Алексей Татаринцев
Алексей Татаринцев

Мужская команда программы, если так можно выразиться, выглядела очень оптимистично. Это Алексей Татаринцев, находящийся в прекрасной вокальной форме, исполнивший свою часть программы с блеском, легко и уверенно. Это были сочинения Ф.П. Тости «Марэкьяре», Р. Леонкавалло «Утро» и Э. Куртис «Мне не забыть тебя».

В финале концерта команда теноров, - Алексей Татаринцев, Георгий Васильев, Георгий Фараджев и Дмитрий Бобров, - прекрасных, разных, очень красивых, порадовала и ободрила зрителей в столь непростой момент их жизни исполнением знаменитого сочинения Л. Денца «На качелях».

Людмила КРАСНОВА

16/02/2018 - 02:07   Классическая музыка   Концерты
В «Новой опере» прошел Пятый Крещенский фестиваль, посвященный итальянскому оперному искусству.

Его программу составили спектакли текущего репертуара: «Риголетто», «Набукко», «Трубадур» Верди, «Любовный напиток» Доницетти, «Золушка» Россини и одна премьера - «Лючия ди Ламмермур» Доницетти. В Зеркальном фойе слушатели побывали на двух вечерах камерной музыки, где исполнялись вокальные сочинения Верди и Россини, а также песни выдающегося неаполитанца Франческо Паоло Тости.

На большой сцене состоялись и два концертных исполнения опер. Вот они-то и представляли особый интерес, так как мало знакомы российскому зрителю. Это оперы итальянца Умберто Джордано «Андре Шенье» и немецкого композитора Фридриха фон Флотова «Марта, или Ричмондская ярмарка». У «Марты» есть и итальянский вариант, но в Москве ее играли в оригинале.

«Андре Шенье»

Умберто Джордано (1868 – 1948) наряду с Пьетро Масканьи и Руджеро Леонкавалло) – один из ярчайших представителей итальянского веризма. Он известен в основном как оперный композитор. Среди одиннадцати опер настоящим его шедевром является «Андре Шенье». Опера основана на реальных фактах. Она рассказывает о последних годах жизни выдающегося поэта эпохи Великой французской революции. Это историческая драма на либретто Л. Иллики. Премьера оперы прошла в Миланском театре «Ла Скала» в 1896 г. с триумфальным успехом, и с тех пор она постоянная гостья на зарубежных сценах.

«Андре Шенье» в «Новой Опере»

В замке графини де Куаньи готовятся к приему гостей. Молодой слуга Шарль Жерар переживает за отца, который в старости вынужден за гроши прислуживать надменным аристократам. К тому же Жерар безнадежно влюблен в красавицу дочь графини Мадлен, которая презирает его сословие. Появляются гости, среди них писатель Флевиль, аббат и молодой поэт Андре Шенье. Все веселятся, Флевиль, разыгрывает театрализованную сцену из своего романа с хором и танцовщицами. Андре просят почитать стихи о любви. Он отказывается, но потом вдруг начинает свои удивительные импровизации: гимн красоте природы он наполняет горечью, кругом несправедливость и обездоленность соотечественников и полное безразличие власти к народу, что заставляет разувериться во всем, даже в любви. Гости возмущены, а графиня почему-то просит у него прощения. Шенье быстро покидает замок. Но тут неожиданно появляется Жерар с толпой нищих, умоляющих о помощи. Хозяйка велит всех выгнать, а Жерара уволить. Париж 1793 года. Жерар теперь один из лидеров Революции, имеющий своего шпиона по кличке «Щеголь» .Возле одного из кафе Андре встречает друга Роше, который уговаривает поэта покинуть Францию, теперь его разыскивают как контрреволюционера. Но Андре занят другим, он получает письма от незнакомки, которая объясняется ему в любви. Появляется дама. Это Мадлен. Выясняется, что Андре и Мадлен любят друг друга. «Щеголь» тут же убегает за Жераром. Роше успевает увести Мадлен. Прибегает Жерар, и оба обнажают шпаги. Жерар падает раненый. Вспомнив прежнюю дружбу, он сообщает поэту, что его имя в списках осужденных на казнь, и советует ему поскорее бежать. Шенье удается скрыться, а Жерар не выдает, кто его ранил. Революционный трибунал, где идет сбор средств для оказания помощи республиканской армии. «Щеголь» сообщает Жерару, что арестовал Шенье и Мадлен. Жерар, терзаемый любовью и ревностью, пишет на Шенье донос и отдает его «Щеголю». Он пытается убедить Мадлен в своей любви и верности. Девушка готова ему уступить, но только в обмен умоляет Жерара добиться помилования для своего любимого. Но сначала девушка рассказывает ему о трагической гибели матери, разрушении их дома и своем полном одиночестве, если не станет и Андре. Жерар решает спасти поэта и заслужить прощение Мадлен. На судебном процессе Шенье достойно защищал честь солдата и гражданина, но ему выдвинули новое обвинение – государственная измена и приговор - смертная казнь. Двор тюрьмы Сен-Лазар. Ночь. Роше слушает последние стихи Шенье. Входят Жерар и Мадлен. Она подкупила тюремщика, чтобы занять место одной из приговоренных к смерти, чтобы быть с любимым до конца. Жерар, тронутый их любовью, просил защиту у самого Робеспьера. Но тот отклонил прошение. Утро. Счастливые Андре и Мадлен вступают на эшафот – теперь они навсегда вместе.

Театр очень серьезно подошел к новому сочинению. Дирижером пригласили широко известного в России итальянца Фабио Мастранджело.

«Опера «Андре Шенье» имеет для меня особое значение, потому что я родился в Южной Италии. Автор оперы Умберто Джордано – уроженец города Фоджа, это совсем недалеко от места, где родилась моя мама. Естественно, что я с детства знаком с его творчеством… В Фодже до сих пор работает театр его имени… «Андре Шенье» нравится мне как дирижеру в первую очередь сложностью партитуры. Эта опера очень продолжительна, разнообразна, как все оперы веризма. Она сложна и для оркестра: плотная инструментовка, множество сильных моментов в партитуре…»
«Андре Шенье» в «Новой Опере»

Фабио Мастранджело прекрасно справился со всеми сложностями, раскрыв партитуру во всем ее многообразии: мелодическом, драматическом, лирическом, поэтическом. Точно определив музыкальную драматургию, он помог певцам создать яркие образы героев и выстроить их взаимоотношения, представив слушателям живую полнокровную жизнь тех давних времен Французской революции.

Очень удачно подобрали исполнителей. Причем были только отечественные певцы, но ряд из них успешно выступает на ведущих мировых оперных сценах. Это прежде всего солист Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Нажмиддин Мавлянов в титульной партии. Его красивый полетный и выразительный тенор с обаятельным тембром слово создан для образа поэта того давнего времени. Все импровизации, арии, дуэты Андре Шенье в исполнении Мавлянова выдают натуру сильную, глубокую с чувством собственного достоинства, лирически возвышенную и яростно восстающую против нищеты народной. Способного страстно любить и Францию, и красавицу Мадлен.

«Андре Шенье» в «Новой Опере»

Многогранный образ Шарля Жерара, сначала слуги графини де Куаньи, а затем революционера, создал баритон Сергей Мурзаев, бывший солист Большого, потом Мариинского театра, поющий по всему миру. В его герое все время борются два чувства революционера, выступающего против аристократии, и безнадежная любовь к аристократке, дочери графини де Куаньи Мадлен. Он все время мечется между этими двумя огнями, а в результате остается ни с чем. Ему суждено только рыдать, видя, как его Мадлен счастливая добровольно идет со своим поэтом на казнь.

«Андре Шенье» в «Новой Опере»

Хороша и Мадлен в исполнении Ирины Моревой. Ирина - выпускница Центра оперного пения Галины Вишневской, лауреат первой премии Международного вокального конкурса Галины Вишневской. У нее насыщенное драматическое сопрано с теплым тембром, покоряющее искренностью и чувственностью. Арии Мадлен и ее дуэты с Андре-Мавляновым захватывают силой и глубиной чувств молодых героев.

«Андре Шенье» в «Новой Опере»

Еще хотелось бы отметить эпизод в исполнении Маргариты Некрасовой. Слепая старуха Мадлон приводит в революционный трибунал своего внука, чтобы он вступил в революционную армию. Ее монолог запоминается силой патриотизма старого бедного человека. Убедительными в небольших партиях были Татьяна Табачук-графиня де Куаньи, Отар Кунчулиа – Роше, друг Шенье, Антон Бочкарев.—«Щеголь». Таким удачным было рождение шедевра Умберто Джордано «Андре Шенье» на сцене «Новой оперы».

«Марта»

Совсем иная ситуация сложилось с оперой Флотова «Марта, или Ричмондская ярмарка». Немецкий композитор Фридрих фон Флотов (1812 – 1883) получил музыкальное образование в Париже. Общение с композиторами Обером, Россини, Мейербером, Гуно пробудили у молодого человека интерес к музыкальному театру. Флотов – автор свыше 25 опер. Самая известная из них «Марта, или Ричмондская ярмарка» написана на сюжет балета-пантомимы «Леди Генриетта, или Служанка из Гринвича». Либретто Вильгельма Фридриха. Впервые «Марта» была поставлена в 1847 году на сцене Венского театра у Каринтийских ворот. «Романтико-комическая опера» - так определил жанр своего произведения сам Флотов, соединив в нем принципы французской комической оперы, немецкую народно-бытовую стихию и итальянское бельканто.

«Марта» в «Новой Опере»

Действие оперы происходит в Ричмонде и его окрестностях (Англия начала XVIII в.). Это забавная и веселая история о том, как от скуки фрейлина королевы Анны Леди Гарриет и ее подруга фрейлина Нэнси, захватив с собой ухажера и кузена Гарриет лорда Тристана и переодевшись в крестьянские наряды, отправились в Ричмонд на ярмарку служанок. Гарриет стала Мартой, Нэнси – Юлией, а Тристан - Бобом. Красивые крестьяночки приглянулись молодым фермерам Лионелю и Плюмкетту, и они заключили с ними договор, определив хороший задаток, но… девушки, слишком увлеклись новыми жизненными впечатлениями и поздно осознали, как далеко зашла их шутка. Ведь только что судья Ричмонда зачитал новый закон королевы: с этого дня каждая нанятая фермером служанка и получившая задаток обязана проработать на хозяина один год, и не имеет права покинуть его до конца этого срока. Молодые люди довольны, а девушки растеряны. Они хотят отказаться от договора, но судья непреклонен. Марту и Юлию увозят на ферму. Далее следует череда всяких перипетий: смешных и неприятных. Но это комедия, и все кончается благополучно, а Гарриет и Нэнси оказываются счастливыми обладательницами своих суженных.

«Марта» в «Новой Опере»

В опере действительно много яркой и разнообразной музыки, начиная с Увертюры, составленной в виде попурри из наиболее ярких мелодий оперы, в частности, заимствованных из музыки для сцены Ричмондской ярмарки. Здесь и арии Гарриетт-Марты и Лионеля, многочисленные красивейшие дуэты и квартеты главных персонажей. Но исполнение оперы было далеко не лучшим. Оркестр театра п/у главного дирижера Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Феликса Коробова играл в основном громко и однообразно. То же самое можно сказать и о хоре (хормейстер Юлия Сенюкова). Солистам явно не хватало голосов для «Марты». Меццо-сопрано Анну Синицыну редко когда было слышно в дуэтах и квартетах. Опытные ведущие солисты «Новой оперы» тенор Георгий Фараджев и баритон Илья Кузьмин тоже не справлялись со своими партиями. У Фараджева по-настоящему не прозвучала даже всем известная ария Лионеля «Марта, Марта». Создалось впечатление, что недостаточно работали над непростой оперой Флотова, а готовили ее в какой-то спешке. Все были какие-то неуверенные и абсолютно беспомощны актерски. Единственно, кто выделялся на этом безликом фоне так это Елена Терентьева в партии Гарриет-Марты. Она замечательно спела арию «Последняя роза лета» и украшала ансамбли четкими и пленительными колоратурами. К тому же в отличие от других создала интересный образ своей героини.

«Марта» в «Новой Опере»

После такого концертного исполнения оперы Флотова «Марта» настигло полное разочарование, но… захотелось, чтобы театр снова к ней вернулся, но с другими руководителями и солистами, кроме Елены Терентьевой.

Елизавета ДЮКИНА

07/05/2015 - 04:04   Классическая музыка   Концерты
Именно так. Отдельный проект на фестивале Башмета в Ярославле — постановка «Летучей мыши» в концертном варианте с участием солистов Венской государственной оперы, Большого театра, «Новой оперы» и Ярославской госфилармонии.

Для Ярославля это большое событие, как почти все проекты фестиваля Башмета, - зал битком, и задумано все так, чтобы запомнилось. Карета в венском стиле провезла солистов по центру города, и подвезла ко входу в концертный зал, где ее встречали зрители (которых заранее попросили не заходить пока в зал и остаться на улице).

Карета в венском стиле провезла солистов по центру города
Карета в венском стиле провезла солистов по центру города
Петер Эдельманн и Александра Рейнпрехт в карете
Петер Эдельманн и Александра Рейнпрехт в карете

Тут же перед входом прогуливались парочки в костюмах времен Штрауса, и играл духовой оркестр в сине-красных мундирах. Подъезжавших артистов осыпали лепестками роз, как было принято во времена расцвета венской оперетты. Более того, внутри филармонии угощали настоящим австрийским кофе, штруделями и шампанским. А танцевальный ансамбль «Константа» (Петровск) в фойе танцевал бальные танцы, причем старательно и недурственно. Многие зрители, как призывали их в анонсах, пришли в карнавальных платьях, некоторые и в масках. Событие? Событие.

Ансамбль «Константа» из города Петровск танцевал в фойе
Ансамбль «Константа» из города Петровск танцевал в фойе

Скандальная бархатовская «Летучая мышь» недолго шла в Большом театре, поэтому российско-австрийский проект с нашей стороны из Большого театра укомплектован только Дарьей Зыковой (певшей ту же Адель) и Леонидом Бомштейном в партии доктора Блинда. Солист «Новой Оперы» Георгий Фараджев поет, разумеется, любимого Альфреда, а солист Ярославской филармонии Александр Суханов — доктора Фальке. Все они так или иначе пристраивались к манере игры венцев, общепризнанного эталона по части Штрауса, и во многом преуспели. По крайней мере, никаких диссонансов в подведении рядом с венцами не наблюдалось, хотя без привычно-российского грубоватого комикования, закатывания глаз и заламывания рук все же не обошлось, увы.

Дарья Зыкова (Адель) и Александра Рейнпрехт (Розалинда)
Дарья Зыкова (Адель) и Александра Рейнпрехт (Розалинда)

Венская опера представлена Петером Эдельманном в роли Айзенштайна, Александрой Рейнпрехт — Розалинды, Томасом Лихтенкером в роли русского князя Орловского (и он обыграл это феерически), а также Андреасом Янковичем в роли Франка. Что роднит всех венских артистов, так это строгий вкус. Гротеск без комикования, суховатая порой актерская игра — именно потому, что сюжет «Летучей мыши» комичен сам по себе, и артисты разумно полагают, что достаточно грамотно спеть — смех в зале обеспечен. Все гэги выполняются с непроницаемо серьезным лицом. Лихтенкер в самом деле выучил несколько фраз по-русски, а счет от одного до девяти выучили вовсе все австрийцы — это встречалось публикой с веселым оживлением.

Петер Эдельманн в роли Айзенштайна
Петер Эдельманн в роли Айзенштайна

Ярославский симфонический оркестр под рукой взыскательного Иоганнеса Вильднера звучал тяжеловато, и лишь в редкие моменты именитому австрийцу удавалось его расшевелить. Хоровой капелле «Ярославия» пришлось полегче - массовые сцены были редки, и следовать за столь опытными солистами получилось без инцидентов.

Ярославский академический губернаторский симфонический оркестр, дирижер Иоганнес Вильднер (Австрия)
Ярославский академический губернаторский симфонический оркестр, дирижер Иоганнес Вильднер (Австрия)

Для того, чтобы связать отдельные сцены, не теряя сюжета, за столик на краю сцены сел ведущий актер ярославской драмы имени Волкова Валерий Кириллов, и с изрядной долей иронии растолковывал зрителям смысловые цепочки, упущенные в концертной версии. Один раз он едва не пострадал от бутылки водки, случайно запущенной в его сторону разгоряченными артистами. Впрочем, чтение российских газет (перевернутых кверху тормашками), питие «Российского шампанского» и русской водки в знакомых бутылках и без того вносило в действие иронический подтекст.

Андреас Янкович (Франк)
Андреас Янкович (Франк)

Сложно судить, выиграл ли фестиваль Башмета от симбиоза венцев и россиян, или стоило бы привезти целиком австрийский состав (пусть концертный), - но праздничным событием этот веселый балаган стал наверняка. На поклонах зрителей осыпали салютом из хлопушек, и из зала публика выходила веселая, вся в конфетти на прическах. Карнавал получился.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото автора

Под звуки духового оркестра прогуливаются парочки в нарядах времен Штрауса
Под звуки духового оркестра прогуливаются парочки в нарядах времен Штрауса
На входе в зал артистов осыпали лепестками роз
На входе в зал артистов осыпали лепестками роз
Ансамбль «Константа» из города Петровск
Ансамбль «Константа» из города Петровск
Ансамбль «Константа» из города Петровск
Ансамбль «Константа» из города Петровск
Валерий Кириллов
За столик на краю сцены сел ведущий актер ярославской драмы имени Волкова Валерий Кириллов, и с изрядной долей иронии растолковывал зрителям смысловые цепочки, упущенные в концертной версии
Томас Лихтенкер (князь Орловский)
Томас Лихтенкер (князь Орловский)
Александр Суханов (доктор Фальке) и Петер Эдельманн (Айзенштайн)
Александр Суханов (доктор Фальке) и Петер Эдельманн (Айзенштайн)
Александра Рейнпрехт (Розалинда)
Александра Рейнпрехт (Розалинда)
Томас Лихтенкер (князь Орловский)
Томас Лихтенкер (князь Орловский)
23/12/2014 - 04:59   Классическая музыка   Концерты
В Москве масса музыкальных фестивалей, а вот оперных фестивалей, тем более оперных певцов, - нет совсем. Правда, существует уже более 10 лет фестиваль солистки Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Хиблы Герзмавы, но он проходит в её родной Абхазии, и только один раз отметился в российской столице. Так что Фестиваль «ОПЕРА Live» Василия Ладюка, недавно завершившийся в Москве, можно считать эксклюзивным.

В своём обращении к слушателям солист театра «Новая опера» Василий Ладюк сказал: «Фестиваль позволит вам открыть оперу для себя и себя для оперы, войти в этот волшебный мир, который будет представлен интернациональным составом талантливых исполнителей, всей душой преданных великому искусству — делу своей жизни».

Фестиваль охватил несколько жанров музыкального искусства и посетил разные московские площадки. В нём участвовала команда певцов-единомышленников из разных московских театров и приехавших из-за рубежа, где они покоряют лучшие оперные сцены мира.

Василий Ладюк
Василий Ладюк

Открылся Фестиваль в театре «Новая опера» спектаклем «Севильский цирюльник» Россини. В обычном репертуарном спектакле была своя «изюминка». Вместе с Василием Ладюком в партии Фигаро на сцену впервые в роли Розины вышла солистка Большого театра Анна Аглатова. Дебют был великолепным и очень украсил спектакль. Певица порадовала не только красивым голосом, но и актёрским темпераментом. Это была настоящая героиня Россини — лукавая и обаятельная смелая и решительная, которая всегда добивается того, что задумала. Анна Аглатова - Розина, Василий Ладюк - Фигаро, Сергей Романовский - Альмавива, Евгений Ставинский – Дон-Бартоло, Владимир Кудашев - Дон Базилио разыграли веселый и остроумный спектакль, в меру импровизационный и высокий по художественному качеству. В этом артистам помог главный дирижёр Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Феликс Коробов, приглашённый на фестиваль. Россини - вообще его композитор, оперы которого дирижёр проводит ярко, стильно, никогда не нарушая баланс звучания оркестра и солистов и точно соблюдая музыкальную форму.

Следующим был камерный вечер, который, естественно прошёл в Камерном зале Дома музыки. Здесь уже царили Василий Ладюк и его концертмейстер Татьяна Сотникова, представившие «Золотые страницы русской вокальной лирики»: романсы Глинки, Римского-Корсакова, Рахманинова, Метнера. Были выбраны как широко известные, так и редко исполняемые произведения. Вечер показал, что Ладюк не только мастер крупных оперных форм, но и тонкий художник, «рисующий» глубокие психологические, порой трагические состояния героя, как например, «Всё отнял у меня» Рахманинова, «Соловей», «Хотел бы в единое слово» и «Вечер» Чайковского, и легкие мимолётные зарисовки чувств, настроений и картин природы. Настоящим партнёром Ладюка была концертмейстер Татьяна Сотникова, тонкий музыкант, прекрасно знающая исполняющая русскую и зарубежную романсовую литературу. Она создавала атмосферу камерности, изысканности, играя вступления и постлюдии, и прекрасно подавала певца. Очень бы хотелось, чтобы они оба продолжали работать над камерным репертуаром и устраивать такие вечера. Они так редки сегодня в Москве. Неплохо бы продолжать традиции великих русских певцов: Сергея Лемешева, Ивана Козловского, Ирины Архиповой, Евгения Нестеренко, Елены Образцовой. ..

Не удержался Василий Ладюк и от того, чтобы не попробовать себя в джазе. «Гершвин&Со.» тоже состоялся в Камерном зале Дома музыки. В первом отделении, которое начал замечательный барабанщик Виктор Сыч «Песней ритма» П. Смадбэка, Василий Ладюк и его друзья-оперники Георгий Васильев и Вита Васильева в сопровождении пианиста и композитора Александра Покидченко спели произведения Гершвина, Бернстайна. Второе было отдано мастерам джаза: выступили Квартет Даниила Федорова, джаз-певица Полина Орбах, феноменальная стипендиатка Благотворительного фонда В. Спивакова Полина Тарасенко, играющая на многих медных инструментах, и другие музыканты. В финале к ним присоединились Василий Ладюк и его коллеги, для которых участие в джазовом вечере оказалось не более чем «пробой пера».

Сопрано Екатерина Лёхина и солистка Лионской оперы Елена Галицкая
Сопрано Екатерина Лёхина и солистка Лионской оперы Елена Галицкая

Одним из важных событий музыкального Фестиваля стал концерт Памяти учителя, посвящённый 80-летию со дня рождения уникального музыканта и человека Виктора Сергеевича Попова, основателя и руководителя Большого детского хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения (1970), Академии хорового искусства (1991), главного дирижёра и художественного руководителя Московского хорового училища им. А. Свешникова, прошедший в Светлановском зале Дома музыки. В нём участвовали Национальный филармонический оркестр России и молодой дирижёр Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Тимур Зангиев, Хор Академии хорового искусства им. В. С. Попова и солисты, выпускники Академии. Программа целиком состояла из шедевров зарубежного оперного искусства. В первом отделении исполнялась музыка французских и итальянских композиторов, во втором — только Верди. Атмосфера была праздничной, на экране портрет Виктора Сергеевича и кадры из его творческой жизни в Академии и училище: репетиции, гастрольные поездки по всему миру, размышления. Все пели и играли замечательно. Хор (худрук Алексей Петров) как всегда поражал изумительным звуковедением, пластичностью и стилистической тонкостью («Ave Maria» Каччини, хор пленных иудеев из «Набукко»). Певцы все именитые, выступающие по всему миру: Василий Ладюк и приглашенные им солист «Новой оперы» тенор Георгий Фараджев, бас Николай Диденко, сопрано Екатерина Лёхина и солистка Лионской оперы Елена Галицкая. Кроме того, Ладюк, Диденко и Лёхина - приглашённые солисты Большого театра. От них ждали многого, и зрители не обманулись в своём ожидании. Звучали арии и дуэты из опер Доницетти, Бизе, Тома, Делиба и Верди. Молодые артисты продемонстрировали прекрасную вокальную школу, яркую эмоциональность, отличное знание итальянского и французского языков. Арии привлекали глубиной психологического раскрытия характеров героев. Дуэты пленяли красотой, одухотворённостью и гармоничностью: Дуэт цветов («Лакме», Лёхина и Галицкая), Лейлы и Зурги, Зурги и Надира («Искатели жемчуга, Галицкая и Ладюк, Фараджев и Ладюк), сдержанностью, драматизмом: Дуэты Карлоса и Родриго, Филиппа и Родриго («Дон Карлос» Фараджев и Ладюк, Диденко и Ладюк), Симона и Фиеско («Симон Бокканегра», Диденко и Ладюк). Грандиозным был финал вечера Памяти В. Попова — Хор, оркестр и солисты исполнили огромную сцену Триумфа на площади в Фивах из оперы Верди «Аида».

Солист «Новой оперы» тенор Георгий Фараджев
Солист «Новой оперы» тенор Георгий Фараджев

Последний концерт фестиваля тоже отличался своей оригинальностью Он прошёл в Зале им. Чайковского и его участниками стали Большой хор «Мастера хорового пения» п\у Льва Конторовича, Василий Ладюк и примадонна Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Хибла Герзмава. В первом отделении хор и солисты радовали слушателей духовной музыкой Д. Христова, П. Чеснокова, А. Косолапова и Митрополита Илариона (Алфеев). Очень красиво прозвучала «Ave Maria» Баха-Гуно, Шуберта и Каччини. Особенно проникновенной и завораживающей получилась у Хиблы Герзмавы «Ave Maria» Каччини. Второе отделение начали с музыки Георгия Свиридова. Замечательно, что в программу включили два фрагменты из его «Пушкинского венка»: «Зорю бьют» и «Зимнее утро», где солировали Василий Ладюк и артисты хора. Затем прозвучали «Полёт шмеля» Римского-Корсакова и «Шутка» Баха в мастерской аранжировке Л. Конторовича и мастерском исполнении хора. Но вот два следующих опуса Конторовича оказались, мягко говоря, неуместными. Речь идёт об исполнении Ладюком арий Елецкого из Пиковой дамы» и Пьеро из «Мёртвого города» Корнгольда не в сопровождении оркестра, а аранжировке Л. Конторовичем оркестровой партии для хора. Получилось какое-то невыразительное шумовое сопровождение, мешающее красивому звучанию голоса певца. К счастью, закончили вечер хорошо, спев на «бис» «Подмосковные вечера» Соловьёва-Седого с хором и солирующими Василием Ладюком и Хиблой Герзмавой.

Несмотря на небольшие погрешности последнего концерта, фестиваль «ОПЕРА Live» прошёл успешно, вызвав желание побывать на нём в следующем сезоне.

Елизавета ДЮКИНА, «Новости музыки NEWSmuz.com»