Will Johns

17/11/2016 - 01:24   Рок   Анонсы
23 ноября в 19.30 в Центральном Доме Художника пересекутся в едином проекте совершенно разные, казалось бы, музыкальные явления — британец Will Johns и мордовский этно-поп Oyme.

Will Johns - коренной лондонец, живущий в курортном Брайтоне, сын британской актрисы Полы Бойд (сестры Пати Бойд) и саунд-продюсера Энди Джонса (ответственного, среди прочего, за звук на Led Zeppelin IV и на шедевре Exile on the Main Street группы The Rolling Stones). Виртуоз-самоучка, неоднократный номинант на British Blues Awards в номинации "Best Guitarist" и "Best Original Song". Уилл Джонс - идеальный пример "семейственности". Еще подростком Уилл начал учиться играть на гитаре, вдохновляясь гитарным мастерством своих родных дядей - Джорджа Харрисона и Эрика Клэптона. Примечательно, что в 2015 году Уилл Джонс был участником крупнейшего джазового фестиваля «Koktebel Jazz Party» в Крыму.

Will Johns

Oyme - первая группа из России, принявшая участие в записи совместных треков с обладателем премии Grammy легендарной группой Deep Forest (альбом «Evo Devo», 2016). Лауреаты крупнейшего российского общественно-культурного форума «Живая традиция», победители конкурса на звание лучших рэперов среди финно-угорских исполнителей и организаторы собственных этнографических экспедиций.

Творческая деятельность Oyme посвящена культуре финно-угорских народов России и основана на эрзянском и мокшанском фольклоре. Участники группы – уроженцы республики Мордовия. Выступив на крупнейших международных фестивалях - «WOMAD», «Дикая Мята», «Сотворение мира», «Движение», музыкальный коллектив за короткое время стал известным в среде российских фанатов world music, арт-рока и электрофолка.

Will Johns и Oyme познакомились в феврале 2015 года в ходе необычного музыкального путешествия в Мордовию, где приняли участие вместе с деревенскими жителями в праздновании эрзянской Масленицы. Итогом стало дальнейшее сотрудничество и крепкая дружба.

В марте 2016 года у Уилла Джонса вышел очередной альбом 'Something Old, Something New', один из треков которого - песня 'Tears of a Butterfly' – творческая коллаборация с российской группой Oyme. Весной-летом 2016 года альбом занимал верхние строчки в Top-40 IBBA (престижного рейтинга Ассоциации независимых радиовещателей Британии), поднявшись на позицию №2 в июне. За альбомом последовали британский и европейский туры, частью последнего станет и новый российский тур музыканта.

В начале этого тура Will Johns и Oyme запишут на известной студии звукозаписи Владимира Осинского в Москве еще одну совместную композицию. А завершится путешествие съёмками клипа на песню «Tears of Butterfly» (feat. Oyme).

Быстрый поиск:
01/04/2016 - 04:15   Рок   Новости, Этно и world-music
Блюз-роковая звезда из Великобритании Уилл Джонс включил в новый альбом трек с российской этно-поп группой Oyme.

15 апреля на лейбле Will Johns Music выходит новый альбом Уилла Джонса 'Something Old, Something New...'. Треком номер 11 на будущем альбоме числится песня 'Tears Of A Butterfly (feat. OYME)', и это первая коллаборация знаменитого британского блюз-рокера с российскими музыкантами.

Will Johns  - 'Something Old, Something New...'
Will Johns - 'Something Old, Something New...'

Уилл Джонс - племянник Эрика Клэптона и Джорджа Харрисона, один из самых харизматичных блюз-роковых музыкантов Великобритании. Родившись в 1973 году в Лондоне в семье актрисы Полы Бойда и продюсера Энди Джонса, он учился в Оксфорде, затем переехал в Лос-Анджелес к отцу, но затем вернулся в Англию и сформировал Will Johns Band. Уилл Джонс - сонграйтер, трижды был номинирован на "Лучшую оригинальную блюзовую песню' на British Blues Awards в течение 3 лет подряд. Кроме того, он участник Songs of Cream, трибьют-бенда с участием Малкольма Брюса, сына покойного лидера Cream Джека Брюса.

С Россией его связывает гастрольная деятельность. В 2014 году у него прошел успешный тур по Москве и Санкт Петербургу как часть The Great British Rhythm&Blues Invasion. В 2015 году он проехал по Мордовии и даже выступил в женской тюрьме (что было заснято телеканалом Discovery), сыграл вместе с Songs of Cream концерт в московском ЦДХ, выступил в крымском Коктебеле на Koktebel Jazz Party.

- С Уиллом мы познакомились в январе 2015 года на студии Владимира Осинского, когда он в составе группы "Songs of Cream" приезжал на гастроли в Россию, рассказывает Ежевика, лидер группы Oyme. - Вообще это непростое знакомство. За месяц ко мне обратились с предложением принять участие в необычном путешествии промоутер Борис Литвинцев и журналист Владимир Севриновский. Так я стала ответственным за организацию этнографической части путешествия. Мне кстати в том мероприятии очень помог опыт организации наших собственных OYMEexpeditions. Кроме этнографии, перед Oyme стояла ещё одна задача: придумать творческую коллаборацию с британцами. В-общем, я не знала, с какой стороны подойти, чтобы совместный материал не был притянут за уши. С одной стороны - подружить рок-н-ролл с world music, с другой - найти общие точки соприкосновения далёкой британской культуры и родной финно-угорской...

Хорошо ли, плохо ли - мы были ограничены определённым репертуаром "Songs of Cream". Я почему-то остановилась на авторской песне Уилла. Интуиция? Мы отрепетировали, выступили в ЦДХ и благополучно съездили в Мордовию. И... как-то задружились. У меня вообще лучше получается дружить с иностранцами. Они проще: не навешивают на тебя чуждых тебе ярлыков и не боишься услышать "ты не оправдала моих ожиданий". Кстати, английский год назад я вовсе не знала. Так что доходило до курьёзных случаев. Может быть расскажу как-нибудь...

Через какое-то время Уилл прислал мне вторую свою песню. Мы записали партии Oyme: вокал и скрипку. В январе я гостила в семье Уилла. О! У него отличная жена! И дети красивые!! И люляма наша возымела действие... в Москве Уилл так и набивал ею плодородие в свой дом. Уилл исправлял мой английский, я наслаждалась свободой и покоем - от меня никто ничего не ждал, и я не тратила силы оправдываться за свои "деревенско-кулацкие" корни перед российским изнеженным запопсовевшим бомондом. Мы прослушали демо нашей песни, обсудили творческие вопросы, и решили, что первую песню стоит записать. Уж очень она запомнилась зрителям прошлогоднего концерта. А зрителей нужно радовать: наша публика мудрая и благодарная.

Быстрый поиск:
02/09/2015 - 18:12   Микс   Концерты, Джаз
Джазовый фестиваль Koktebel Jazz Party прошел 28-30 августа в Крыму. Скандалы, откровения, признания в любви к джазу, открытия — расскажем обо всем.

Начать лучше со статистики, потому что пришлось столкнуться с откровенной ложью со стороны ряда украинских изданий, писавших о пустых трибунах и опустевших пляжах Коктебеля. Возможно, по незнанию. На самом деле, на фестиваль было куплено 12 тысяч билетов, пляжная зона перед сценой была почти битком забита зрителями, а в сидячем (более дорогом) партере почти не было свободных мест. Мои глаза меня не обманывают! Кстати, вся выручка от билетов пойдет на покупку мебели для одной из коктебельских школ.

Проведению фестиваля действительно сильно мешала как бы политика. Музыканты сообщали о получении писем из Госдепартамента США и разных структур Евросоюза с настоятельными «рекомендациями» не ехать в Коктебель. И это — джазовым музыкантам, людям свободы и импровизации! Особенно жестко действовали власти Украины, заранее пообещавшими внести всех музыкантов оптом в свои «черные списки». Кое-кто давления не выдержал. De Phazz испугался приехать, хотя в прошлом году приезжал и был в восторге от фестиваля (впрочем, на одесском Джаз-Коктебеле они все же выступят). Крымчанин Энвер Измайлов сказался больным, ему тоже угрожали. International Quintet Якова Окуня остался без трех американцев, но (о джаз!) оперативно нашел и сыгрался с итальянцем, израильтянином и украинско-российским музыкантами, так что слово International приобрело еще больший смысл. И таких историй много, сколь далекими они бы ни казались от сугубо музыки.

Меж тем, Koktebel Jazz Party явно заматерел и разросся. В этом году технической стороной фестиваля начала заниматься лучшая в России продакшн-компания «Красный квадрат». Здесь же мы впервые увидели воочию ее нового гендиректора Алексея Кисина. И вот результат. В Коктебель привезли 150 тонн металлоконструкций, 30 тонн звукового и 15 тонн светового оборудования. На выходе — ну просто шикарный звук и свет (им восхищались даже американцы!), эффектная телесъемка и ни одного сбоя в организации.

Лайн-ап если и потерял что-то, то не сильно заметно. На двух сценах фестиваля и двух джем-площадках выступили 16 коллективов из 8 стран. 20 с лишним часов живого джаза. Все это освещали 122 журналиста из России, Бразилии, Великобритании, Индии, Италии, Китая и Кубы, включая вашего покорного слугу. А главными хедлайнерами фестиваля стали рисковый блюзмен Will Johns (Великобритания), нео-джазовый квартет Stefano di Battista (Италия), великолепная Ada Dyer (США) и биг-бенд Игоря Бутмана со спецгостьей Ларисой Долиной.

Will Johns
Will Johns

Will Johns на пресс-конференции, саркастически улыбаясь в бородку, заявил, что вообще не видит ни одной причины не приезжать в Крым. Здесь такие же зрители, как везде. На сцене он выдал зажигательный сет, включив в него пару композиций из готовящегося к выпуску нового альбома. Блюз-рок Уилла Джонса — занимательный калейдоскоп из грязных сочных риффов, иронических цитат и самоцитат, размашистого драйва ритм-секции и провокационных подначиваний зрителей. Джазовый рок-н-ролл как он есть.

Stefano di Battista
Stefano di Battista

Квартет Stefano di Battista сыграл программу, целиком посвященную знаменитым женщинам. Композиции посвящены то Анне Маньяни, то Коко Шанель, то Валентине Терешковой. Иногда выдуманным женским персонажам — например, Молли Блюм из «Улисса» Джойса или Ларе Крофт. Только и следи за именами. Итальянцы играют свой поп-джаз раскованно, сексуально и... танцевально. А сам Баттиста то и дело разгуливал между зрителей со своим саксофоном. В общем, заменили нам De Phazz по полной программе. И более чем достойно.

Ada Dyer
Ada Dyer

Легендарная Ada Dyer — ученица и протеже Стиви Уандера, он когда-то вывел ее на сцену. Затем было сотрудничество со Стингом и еще массой звезд, а сама Эйда Дайер превратилась по статусу в современную Эллу Фитцджеральд — настолько страстен и безгранично тембрален ее роскошный голос. Эйда на пресс-конференции рассыпалась признаниями в любви к Уандеру («в том, как я пою, очень многое от него») и Стингу («Стинг настолько же эмоционален, как и я»). А потом вышла на сцену и задала жару вечереющему пляжу Коктебеля. Ее голос звучит полновесно во всех регистрах, она мгновенно меняет интонации, может даже поерничать, - и всегда остается органичной и абсолютно свободно-естественной. В отличие от поголовно зажатых российских певиц, к слову.

Биг-бенд Игоря Бутмана
Биг-бенд Игоря Бутмана

Завершил программу фестиваля роскошный сет биг-бенда Игоря Бутмана. Изрядно помолодевший состав биг-бенда все так же консервативно слажен и четок. Музыканты словно дышат в унисон, понимая друг друга с полуслова. «Легатистый» саунд биг-бенда Бутмана — эталонен. Бутман словно нарочно выбрал самый строгий мейнстрим, в пику распоясавшимся «околоджазовым» группам, и невероятно убедителен в этом качестве. Особенно хороша была почти 20-минутная композиция на темы Бенни Гудмана, тут можно было послушать не только бархатные соло самого Бутмана, но и почти всех его музыкантов. А во второй части к музыкантам присоединилась Лариса Долина — говорить о джазовых достоинствах ее голоса после выступления Ada Dyer никак не приходится, но весь профессионализм при ней.

Лариса Долина и биг-бенд Игоря Бутмана
Лариса Долина и биг-бенд Игоря Бутмана

Хватит о хедлайнерах. Теперь о других самых интересных сетах на Koktebel Jazz Party. Упоминавшийся выше International Quintet Якова Окуня показал размеренный аристократический джаз в классическом духе 50-х. Отменные импровизации на стандарты — это то, чего порой не хватало на разноликом околоджазовом фесте. Высочайшая планка игры задана Окунем, и остальные участники квинтета прониклись тем самым духом. Превосходный сет.

Gonzalo Rubalcaba
Gonzalo Rubalcaba

Коллектив Volcan четырёхкратного обладателя премии Grammy кубинского пианиста и композитора Gonzalo Rubalcaba представил афро-кубинскую ипостась танцевального джаза. «Мы свободные люди, ездим где хотим, и даже попадем в чьи-то черные списки, все равно останемся свободными людьми», - сказал Гонсало Рубалкабо, живущий сейчас в США. Привычная афро-кубинская феерия ритмов и танцев порядочно облагорожена сдержанной и техничной манерой игры на фортепиано самого Гонсало. Примерно в том же афро-ключе, но гораздо бесшабашнее на фестивале сыграла московская шоу-группа Afromania – в ее составе только чернокожие барабанщики и танцоры, так что джаза немного, а вот танцев — более чем.

Four Tenor Sax
Four Tenor Sax

Еще одним значимым событием фестиваля стал сет Four Tenor Sax, состоящего из Сергея Головни (он переиграл с доброй половиной участников феста), Антона Залетаева, Константина Горшкова и Романа Соколова. Все — опытные тенор-саксофонисты. Слаженную и буквально воздушную манеру квартета в сопровождении пианиста и ритм-секции местами подпортило приглашение Карины Кожевниковой в качестве вокалистки, она никоим образом не соответствовала уровню Four Tenor Sax. И все же стандарты Луи Армстронга, Фрэнка Синатры и прочих классиков прозвучали отменно.

В целом фестиваль стал гигантским событием для Крыма, что подтвердили все приезжавшие на фестиваль чиновники, включая главу региона Сергея Аксенова. Ночами и днями шли джем-сейшны в разных кафе. Уже после закрытия фестиваля праздник продолжился в одном из кафе джемом с телемостом в Израиль, израильские джазмены лихо импровизировали с участниками фестиваля. Все было насыщено джазом. И демократические цены на билеты тому соответствовали — всего 200 рублей за вход или 500 за сидячий партер.

Организаторы уже пообещали, что в 2016 году Koktebel Jazz Party обязательно состоится.

Гуру КЕН, Коктебель - Москва, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»
Фото - Владимир КАЛЬЯН