Михаил Дзюдзе

19/02/2020 - 03:37   Классическая музыка   Концерты
На Зимнем фестивале Юрия Башмета в Сочи сыграли странную программу, которая вряд ли где-то еще повторится. В чем и прелесть фестивалей. Солировали Михаил Дзюдзе, контрабас-балалайка (экс-«Терем-Квартет») и Артем Чирков, контрабас.

Программа называется «Танцы с контрабасом», и это ровным счетом ничего не объясняет. Ни танцев, ни массы произведений для контрабас-балалайки просто не было. Зато слушатели получили внушительную дозу популярной классики в исполнении виртуозов. Ведь помимо басовитых музыкантов, на сцену вышли другие питерские звезды — Квартет им. Танеева, скрипач Лев Клычков из оркестра Темирканова, и еще местный сочинский струнный квартет им. Рахманинова.

Михаил Дзюдзе и Артем Чирков
Михаил Дзюдзе и Артем Чирков

Звучит сложно, а выглядит легко. Музыканты просто переложили для состава с контрабас—балалайкой заведомые хиты. Стоило ли это делать — решать уже слушателям.

Начали сразу с пяти танцев от гениев. Бах, Гендель, Вивальди и прочее. Где-то в выжимке, где-то в сокращении, все по законам популярной классики. Сначала даже показалось, что питерские музыканты не очень-то поняли, где оказались, - на фестивале Башмета! С известными музыкантами в зале, со столичной прессой в зале и ехидными ухмылками профи. «Ария» Баха выглядела неряшливо сыгранной, явно неотрепетированной. Это был почти провал.

Но дальше все стало налаживаться. «Аллеманда» из французской сюиты №2 Баха только с Дзюдзе была куда точнее, хотя и недостаточно темперированна. «Сарабанда» Генделя по-прежнему не убедила в необходимости замены контрабаса на контрабас-балалайку (хотя это ощущение осталось до конца концерта из-за обилия паразитных обертонов). Достаточно условная «Жига» Боккерини и первая часть «Весны» из «Времен года» Вивальди — все это, конечно, танцы давно ушедших времен, и нельзя сказать, чтобы переложения добавили им энергии или сегодняшней танцевальности. А тогда зачем вообще это делать?

Интереснее рассматривать этот питерский эксперимент как расширение возможностей инструментовки. Те же «Времена года» как только не игрались, но одно дело выводить все в электронное звучание, а другое — заменить контрабасы балалайкой или, к примеру, ситаром. Появляются новые смыслы.

Квартет имени Танеева
Квартет имени Танеева

Глазуновские «новеллеты» в исполнении только квартета Танеева звучали, ей-Богу, свежим воздухом. Вот тут все было отрепетировано и доведено до совершенства. Это был высочайший класс исполнительства. Увы, это было без заглавных солистов концерта.

Странное ощущение поначалу оставил Лев Клычков, скрипач и концертмейстер оркестра Темирканова. В «Русском танце» Чайковского он сыграл скорее как цыган с экспромтами, и эффектность все-таки не перекрыла фактор целесообразности. Это было очевидно чрезмерно.

Лев Клычков
Лев Клычков

Откровенно хороша была «Медитация», версия восточных октавных мотивов, сыгранная переплетением стенаний контрабаса Чиркова и шуршаний Дзюдзе. «Румынские танцы» Бартока с бас-балалайкой звучали бы точно так же с контрабасом, если честно, но техничность Дзюдды все равно безо всяких сомнений, как и мастерство квартета Танеева, и прежде всего первой скрипки Ильи Козлова.

В программу вписался и сочинский квартет имени Рахманинова. «Полька Пятница» Соколова-Глазунова-Лядова явно не удалась сочинским музыкантам. И с ними случилось преображение! Надо было слышать, как они сыграли «Русское скерцо» Бородина — эмоционально, страстно, да просто честно. Формально это даже имело отношение к теме концерта — танцам.

Два басовых маэстро
Два басовых маэстро

Концерт завершили эмоциональные произведения. Родион Щедрин «Подражание Альбенису», Андрей Петров «Я шагаю по Бродвею», Пьяццолла «Обливион» и «Он ушел не прощаясь», а затем и «Полифоническре танго» Шнитке. И это было куда убедительнее. Хороши были и Дзюдзе, и Чирков, - концерт завершился овациями зала.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Владимир БОГДАНОВ

19/02/2019 - 16:59   Классическая музыка   Концерты
Не первый раз на Зимнем фестивале Башмета в Сочи проходят концерты из цикла «Классика и этника», где с «Солистами Москвы» как бы на равных играют этно-звезды из разных стран мира.

Вообще это довольно популярная концепция в мире. Если фьюжн движет музыку вперед, то отчего не соединить классику и этнику, элитарное и народное? Вечная проблема в том, что к такому фьюжну не готовы обе стороны, но по своим причинам не спешат отказываться. Для любого фолк-музыканта сыграть с оркестром — честь и престиж, даже если он там будет выглядеть вставным зубом. А оркестру может показаться, что так он стал ближе к народу. Иногда так и случается. Но редко.

Бель Шу (пипа)
Бель Шу (пипа)

По концертам этой концепции на фестивалях Башмета можно судить о реальной готовности тех или иных музыкантов к фьюжну. Скажем, в позапрошлом году пьесу гениального Тан Дуня (автора музыки к фильму «Крадущийся тигр, затаившийся дракон») с «Солистами Москвы» играл Китайский оркестр Гонконга, а солировала на пипе та же Бель Шу, что и в этом году. И все было органично и эффектно. Потому что Тан Дунь сам работает на стыке китайской и европейской традиций. Вот и сегодня этот же концерт, но уже без Китайского оркестра, но с Бель Шу, прозвучал блистательно.

Хосе Мария Галлардо дель Рей (гитара)
Хосе Мария Галлардо дель Рей (гитара)

Но то Тан Дунь, у него так задумано. И то Вивальди, написавший концерт ре мажор именно для гитары и струнных, испанец Хосе Мария Галлардо дель Рей был тут на своем месте. А уж «Солисты Москвы» никогда с Вивальди не подкачают.

Мохамед Абозекри (уд)
Мохамед Абозекри (уд)

Куда тяжелее с произведениями, где никаких этно-музыкантов или оркестра вроде бы и не предусматривается. Соединение уда (египтянин Мохамед Абозекри, он же автор) с камерным оркестром звучало уже явно натужно, и «Солистам» в нем было явно неуютно. Совсем уж дико прозвучал Шуберт, когда в эталонной «Аве Мария» солирует чопо чоор (проще говоря, глиняная свистелка) киргизской исполнительницы Айпери Эмилова. Ну простите. Лучше было бы взяться за Джо Дассена…

Айпери Эмилова (чопо чоор)
Айпери Эмилова (чопо чоор)

Намного интереснее было услышать те жанры, где этно-инструменты уже вплетены в оркестровую ткань. Это, разумеется, Алябьев: «Соловей» и звук домры в исполнении потрясающего мастера Екатерины Мочаловой органичны как дыхание.

Екатерина Мочалова (домра)
Екатерина Мочалова (домра)

Это уже устоявшийся стандарт соединения бандонеона и струнного оркестра, благословленный Пьяццоллой. Благо в Сочи приехал Гектор Улисс Пассарелла (Уругвай), мастер бандонеона и эффектный композитор. Его «Риоплатская сюита» - стильный оммаж танго и минимализма в духе Наймана. Пожалуй, именно такие соработничества наиболее интересны для фестиваля.

Не обошлось без сюрпризов. Волынка с оркестром — жанр не такой уж устоявшийся, но как бы традиционный на Британских островах. Росс Миллер с шотландской волынкой решился сыграть «Марш и Рил» для волынки и струнных. Эксперимент скорее не удался. Мало того, что волынка со своим бурдонным тоном начисто перекрывала всю кружевную нежность оркестра, так и специфический строй волынки не подразумевает ведь что-то вдалеке от си бемоль. На военном плаце можно не обратить внимания, но на академическом фестивале эта заведомая бедность уж очень бросается в глаза.

Росс Миллер (шотландская волынка)
Росс Миллер (шотландская волынка)

Обратный пример — бас-балалайка Михаила Дзюдзе с «Сибирским сказом» Симечова. Ее рок-н-ролльный звук удивительно контрапунктно и объемно облегал насыщенный звук оркестра. Он попросту не перекрывал ничего в частотном диапазоне, скорее пульсировал вместе с контрабасами. Так что невероятная техничность Дзюдзе скорее обогащала оркестр, - это ли не признак удачного эксперимента.

Михаил Дзюдзе (бас-балалайка)
Михаил Дзюдзе (бас-балалайка)

Все этно-музыканты получили возможность сыграть что-то сольное, чтобы представиться. И тут был хорош бандонеонист Гектор Улисс Пассарелла — столь витиеватой и непредсказуемой версии «Кумпарситы» еще поискать.

Гектор Улисс Пассарелла (бандонеон)
Гектор Улисс Пассарелла (бандонеон)

Но и Башмету нашлось что сыграть на альте. Концерт он открыл неожиданным адажио «Ностальгия» Лолашвили (из сериала «Ликвидация»). А затем блеснул в фирменном соло в «Народном норвежском танце» Грига. Не то, чтобы этника, но эффектно.

В финале обещалась мировая премьера, причем именно на тот экспериментальный состав, что и приехал в Сочи. Это Кузьма Бодров получил еще один заказ от фестиваля Башмета. Пафосное название «На крыльях ветра облетая весь мир...» не спасло Бодрова от очередной графомании. Под а-ля бетховенские гармонии все приехавшие музыканты скучновато посолировали по очереди, и разошлись в недоумении, что это было. Дико странно, что почти каждый год на фестивале звучит именно Бодров. А не те молодые композиторы, которые и движут сейчас российскую музыку вперед — Батагов, Курляндский, Раннев, Сюмак, Лубченко и прочая и прочая. Да хотя бы победители собственного конкурса композиторов на этом фестивале! Свежей композиторской мысли очевидно пока не хватает.

«На крыльях ветра облетая весь мир...»
«На крыльях ветра облетая весь мир...»

Вот сколько размышлений можно вынести из всего одного фестивального концерта с такими разноплановыми исполнителями. А фестиваль продолжает бурлить!

Екатерина Чеботарева (фортепиано)
Екатерина Чеботарева (фортепиано)

Буквально перед «Классикой и этникой» в Органном зале Сочи прошел отчетный концерт учеников образовательной программы фестиваля. Это юные инструменталисты самых разных возрастов. Многие были хороши. Но тут хотелось бы специально отметить молодых, но совершенно зрелых по своему музыкальному мышлению (и технике, конечно) новых лиц — пианистку Екатерину Чеботареву (она уже победительница многих конкурсов и солистка ГСО Татарстана п/р Сладковского) и кларнетиста Владимира Ершова (он тоже победитель и лауреат, учится сейчас в музшколе Гнесиных). С такими музыкантами за будущее русской музыкальной традиции можно быть спокойным.

Владимир Ершов (кларнет)
Владимир Ершов (кларнет)

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

Бель Шу (пипа)
Бель Шу (пипа)