Ольга Никитина

06/06/2019 - 21:28   Микс   Рецензии, Между жанров
Известный московский бард Ольга Никитина выпустила 14-й по счету студийный альбом «Ради любви», состоящий только из авторских песен.

«Бомба-Питер», 2019.
Жанр: бардовская песня, городской романс.

Позади — целые песенные антологии на стихи Бунина, Пастернака, Бальмонта, Ахматовой, Цветаевой и многих других прекрасных поэтов. Свои стихи у Никитиной особенные — прозрачные, светлые, искренние до детской наивности, с религиозным упоением, и непременно классического склада. Иногда со стилизацией под русскую народную песню.

Голос по возрасту уже не столь звонок и устойчив, но сохраняет ту самую исповедальность и ту уютность, которые принесли Никитиной успех. Бард словно усаживает тебя в кресло у камина со свечой, и рассказывает, и рассказывает… Это все истории про то, что «будет новый день и пища новая» («Моя хорошая»), или про то, что «нам на месте сидеть не дано» («Будут песни»), или про то, что «мы все друг другу до смерти нужны, хоть не всегда полезность очевидна» («Нас всех друг другу посылает Бог»). Или впечатления и размышления от поездок («Валаам»). Будь в этих словах хоть капля агрессии, - воспринималось бы в штыки как навязчивое морализаторство или, что еще хуже, заклятая банальность. Но у Ольги Никитиной нет никакой агрессии! Она поет на доброй полуулыбке, с блаженными доброжелательными интонациями. Не убеждая, а делясь сокровенным знанием, опытом всей своей жизни. Как сказитель. Предлагая историю, и ничего не требуя взамен. Помолчать и послушать (есть даже песня с названием «Посидим и помолчим»!). Войти и проникнуться этой доброй волной историй. И тут уже совсем другая реакция от слушателя.

Почти все песни сочинены на любимые ею шесть четвертей. Не вальс, а именно округлые 6/4. Гитара и аранжировки Сергея Пахотина умело подчеркивают пряничность и лиричность песен, - множество задумчивых гитарных арпеджио, аккуратные фортепианные тремоло и акцентирующие мелодичность композиций духовые.

Есть песни, удивительно перекликающиеся с московским роком 70-х. Например, лучшая песня альбома «Добрые приметы» не может не напомнить знаменитые песни Макаревича «Песня про паузы» и «Пока горит свеча». Московский городской романс, он весь вырос из этого доброжелательного посыла, отсюда и «Молитва Франсуа Вийона» Окуджавы, и романсы Эльдара Рязанова. За одним важным отличием — иронических контекстов у Никитиной нет ну вообще, от слова совсем. Она сознательно отсекает контексты, кристаллизуя посыл до ветхозаветной чистой прямолинейности: что написано, так и подумано, так и сказано. Ничего лишнего, никакого постмодернизма. Только классика! Такой вот стилистически непривычный микс язвительного московского романса со смиренными православными песнопениями.

Ольга Никитина - «Ради любви»
Ольга Никитина - «Ради любви»

Самая мелодически заметная песня альбома - «Провожала меня матушка», русский распев в ней обыгрывается щедрыми опеваниями и богатой гармонизацией. Отменно звучит и песня «Моя хорошая», но в мелодии заложен такой диапазон, который Ольге пропевать уже трудновато, она переходит на субтон, зато нанизать и высветлить мелодию помогает отменная гитара Пахотина. Отметить стоит и заглавный романс «Ради любви», прежде всего из-за текста. Бывают музыкальные хуки, а бывают текстовые хуки. Фраза «Жизнь придумана ради любви» - именно что текстовый хук, из головы не вылетит уже никогда.

Альбом «Ради любви» - для неторопливого прослушивания. Слушать романсы под акустическую гитару — удовольствие не для всех. Но у Ольги Никитиной — полноценные аранжировки, красивые гитары и всяческие рояли с клавишными. Это очень доступная музыка, требующая только одного — сопереживания, желания остановиться и задуматься. Роскошь по нынешним временам. Но душевно богатые могут себе эту роскошь позволить.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
01/02/2017 - 03:07   Микс   Рецензии
В новинку серии «Дыхание Серебряного века» вошли песни на стихи Гумилева, Волошина, Мандельштама, Иванова и Ходасевича.

CD. «Бомба-Питер», 2017.
Жанр: бардовская песня.
Слушать: Google | Яндекс | Medianet

Опыт работы с классическими «мужскими» текстами у известного барда Ольги Никитиной уже велик, достаточно вспомнить про альбомы на стихи Бунина, Пастернака, и двойной альбом на тексты Бальмонта. И уже понятно, что для Никитиной в текстах великих поэтов наиболее ценна их условная «бесполость» - брутальные Маяковский или Клюев ей неблизки, а вот тонкую душевную организацию и мечтательное настроение она передает необыкновенно точно.

Музыкальные приемы в работе с Мандельштамом или Гумилевым тоже беспроигрышны: неизменные три четверти, романсовые гитарные переборы и приятная мелодия. Это действует безотказно. Но самое важное — интонация. В отличие от многих современных авторов, Никитина не насилует в угоду мелодии живую интонацию автора, не рвет полный внутренней красоты слог поэта. Ее мелодия следует за речью автора, окрашивает ее гармонически, тонко обыгрывает каждую запятую и деепричастный оборот стиха, отчего кажется струящейся и абсолютно органичной (словно и без пиетета) к стиху классика.

14 стихотворений — 14 уютных песен. Два от Ходасевича, по три — от остальных поэтов. Выбор стихов даже не календарный, а настроенческий. Нельзя сказать, чтобы это было так уж просто. Например, гениальное стихотворение Осипа Мандельштама «За то, что я руки твои не сумел удержать...» весьма брутально по исходной атмосфере:

...Прозрачной слезой на стенах проступила смола,
И чувствует город свои деревянные ребра,
Но хлынула к лестницам кровь и на приступ пошла,
И трижды приснился мужам соблазнительный образ.

Развитие античной темы, блистательно начатой в «Бессонница. Гомер. Тугие паруса...» Мандельштам изысканно соединяет с любовной темой, и вот уже осада Трои и образ Елены просматриваются совсем с другой точки зрения, с точки зрения осажденных и переживающих за былые ошибки: «За то, что я руки твои не сумел удержать, За то, что я предал соленые нежные губы, Я должен рассвета в дремучем Акрополе ждать...» Господи! Рушатся стены осажденного города, всех ждет неизбежная гибель — а воин, сжимая меч, размышляет о разлуке с любимой. Это у Мандельштама. Совсем иначе у Никитиной — она ставит размышления о любимой однозначно на первое место, а окровавленные лестницы — лишь приглушенный фон для куда более важных в мире вещей. Такая «женская» трактовка — ключ к пониманию всего «мужского» альбома Никитиной.

Там же, где избранные стихи абсолютно элегичны — там музыка и вокал Ольги Никитиной столь пластичны, что буквально сливаются с речью поэта. Например, волошинские «Как мне и близок и понятен», «Лампада» и «И будут огоньками роз» звучат как проникновенные монологи от первого лица. Экзистенциальная тотальная романтика Георгия Иванова словно поглаживается по раскидавшимся вихрам, убаюкивается, умиротворенно гармонизируется интонациями Никитиной. Гумилевский антагонизм между поэтическим и обыденным времен цикла о Синей звезде в «Еще не раз Вы вспомните меня» тоже разглаживается Никитиной, хотя бы утвердительным рефреном заглавной фразы… Никитина делает поэтов «своими», словно заражая их своей неискоренимой верой в добро и свет.

Альбом сделан с прекрасными музыкантами — Сергеем Пахотиным и Валерием Цурканом, с которыми записано уже многое. Их деликатные аранжировки и проникновенные гитарные и духовые партии подчеркивают внутренний мелодизм стиха, обволакивают задумчивой дымкой ностальгических размышлений, следуя за интонациями барда.

В целом получилось очень любопытное единение стихов «великолепной пятерки» Серебряного века с очень личной трактовкой Ольги Никитиной. Это стоит послушать.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
08/12/2016 - 20:02   Микс   Рецензии
Новый альбом известного барда посвящен сугубо женской поэзии. Стихи Цветаевой, Ахматовой и Петровых звучат в привычно-романтическом ключе.

«Бомба-Питер», 2016.
Жанр: романс, бардовская музыка

Ольга Никитина - «Собирая любимых в путь»
Ольга Никитина - «Собирая любимых в путь»

После ее многодисковой серии «Дыхание Серебряного века» вряд ли чем можно удивить в этом смысле. Ольга Никитина и не удивляет. Она собирает стихи прекрасных поэтов, которые близки к ее собственному внутреннему миру, уютному и гармоничному, так же и поет. Удивительно, но даже те поэты, что мы знаем по большей части как экспрессивных (если не стервозных), поддаются этим чарам, и весьма органично слушаются с такими мелодиями и такой подачей.

Вот Цветаева. Если при прочтении ее лучших стихов у вас в голове возникает нервически-возвышенный голос поэтессы, то Никитина находит именно те элегичные строки, что могут звучать именно убаюкивающе: «Откуда такая нежность? Не первые — эти кудри Разглаживаю, и губы Знавала темней твоих». Цветаева посвятила этот высокий флирт Осипу Мандельштаму, но светлая грусть Никитиной окрашивает строки совсем иначе — словно воспоминания о лучших моментах жизни. И как же органично это, оказывается!

Или Ахматова. Ни строгости, ни металла, ни пылающего внутреннего огня перфекционизма. Лирическая грусть Никитиной несет исключительно всепобеждающую доброту и любовь. «Как светло здесь и как бесприютно, Отдыхает усталое тело… А прохожие думают смутно: Верно, только вчера овдовела», - ахматовский горний огонь в ритме вальса обращается в дружеский искренний разговор о былом. Ни язвительности, ни горечи тут нет, - только светлые воспоминания. Да, Ахматову можно слышать и такой.

Немного труднее с Марией Петровых, незаслуженно позабытой поэтессой со сложной судьбой. Отчасти потому, что ее стихи отнюдь не на слуху, и вольные трактовки априори не всегда могут быть оценены по достоинству. «Скажи — как жить мне, как мне жить На этом берегу? Я не могу тебя забыть И помнить не могу». Эти самые известные ее строки исполнены горечью и динамическим развитием, Никитина же тут ограничивается приятной мелодией совершенно безо всякого развития, и гитарным соло, отдаленно напоминающим мелодию Евгения Крылатова «Мы маленькие дети» к фильму об Электронике. Горечь в стихе «Что за игра» сквозит в интонациях барда, но - мелодия словно в контрапункте и с интонацией, и тем более с текстом… Зато в песне «Черта горизонта» воедино слилось все: задумчивость стиха и мелодии, возвышенность стиля, глубинная мудрость и драматургически точно исполненный диалог гитары и флейты.

Всего в альбом вошли пять стихотворений Цветаевой, четыре — Ахматовой (уже изданные в альбоме «Заветная черта» из той же «серебряной» серии), и четыре — Марины Петровых. Романсы аранжировал и записал прекрасные гитарные партии Сергей Пахотин, постоянный музыкант Никитиной.

Альбом насквозь ностальгичный. Надо признаться, что я начал слушать его, пересматривая оцифрованную запись старой любительской кинопленки 60-х годов без звуковой дорожки. Размытые черно-белые силуэты, приметы советского быта, котелок над костром и палатки из брезента, — альбом стал идеальным саундтреком к немому документу эпохи. Каждая песня как светлое доброе воспоминание о былом. Ольга Никитина умеет создавать именно такие волшебные воспоминания.

Гуру КЕН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

04/03/2016 - 05:24   Микс   Рецензии
Известный бард Ольга Никитина любит и умеет писать песни на стихи русских классиков.

CD. «Бомба-Питер», 2016.
Жанр: бардовская музыка, романс
Слушать/скачать: «Бомба-Питер» | Google Play

В ее авторской серии «Дыхание Серебряного века» уже вышли альбомы на стихи Бунина, Пастернака и Бальмонта. Теперь — Ахматова.

Творческое наследие Анны Ахматовой можно очень условно поделить на три периода: лирический, афористический и неоклассический. Прожившая длинную трагически изломанную жизнь, в поэзии Ахматова шла по восходящей: от наблюдательной женской лирики к печально-парадоксальным играм ума, а затем — рывок к высокому и объединяющему все классицизму.

Ольга Никитина — «Заветная черта. Анна Ахматова»
Ольга Никитина — «Заветная черта. Анна Ахматова»

Стихи Ахматовой столь певучи, что песенных воплощений ее поэзии несть числа — от Вертинского и Козина до Сургановой и Земфиры, не говоря уж о бардах. Ольга Никитина пошла другим путем. Она попыталась найти «свою» Ахматову — и нашла ее. Неудивительно, что тяготеющая к романсовой форме Никитина выбрала именно раннюю Ахматову — лирическую, остроглазую, все примечающую и при этом возвышенно-мечтательную.

10 из 12 стихов альбома «Заветная черта» датируются одним десятилетием между 1911 и 1921 годами, написанных 20-летней Ахматовой. Исключение составляют только два стихотворения - «В ту ночь мы сошли друг от друга с ума» (1959) и «Мартовская элегия» (1960), но и они были написано задолго до публикации, поскольку в те годы коммунистические власти поэтессу попросту запретили печатать.

Никитина поет привычно-уютно, с обаятельными проникновенными интонациями, доверительно нараспев. Все колкие иронические сентенции ершистой Ахматовой сглажены этой мечтательной подачей настолько органично, что кажется, будто Ахматова внезапно сама погрузилась в это благостное мечтательное состояние «греться у огня». Почему бы нет? Так вот, Никитина поет именно такую «свою» Ахматову — и крайне убедительна в таком прочтении.

Романсовые аранжировки Сергея Пахотина воздушны и переливисты, подчеркивая неторопливыми фортепианными пассажами все благостности пейзажа. Запись альбома прошла в Zero Studio, cведение и мастеринг делал Валерий Цуркан, - все отменно профессионально.

Очень хотелось бы контрапункта в этом чересчур приглаженном для умно-язвительной Ахматовой альбоме. Словно чего-то не хватает очень важного из того, что возникает в голове при произнесении фамилии Ахматовой. Возможно, той живой интонации голоса поэтессы, которая неизменно слышится откуда ни возьмись из каждого ее стиха, даже раннего, - будто все постигшая в мире полубогиня спускается с вершин и принуждена рассказывать о рецепте варки картошки. Величественно, печально и иронично-снисходительно.

И все-таки альбом Никитиной абсолютно целен. Никитина спела то и так, как близко ей самой, этого не подделаешь. Его хочется слушать, и проникаться этой доверительной интонацией.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости музыки NEWSmuz.com»

08/02/2016 - 18:46   Микс   Рецензии, Между жанров
Новый альбом известного барда Ольги Никитиной продолжает линию лирических задушевных зарисовок, поющихся будто у ночного звездного окошка подле камина. Доверительно, интимно и романтично.

CD. «Бомба-Питер», 2016.
Жанр: авторская песня.
Слушать/скачать:
Бомба-Питер | Яндекс-Музыка | Google Play | Deezer

Даже в песнях, повествующих о проблемах в отношениях или вовсе разрыве, Никитина продолжает оставаться невозмутимо романтичной, позволяя себе лишь нотки недоумения, пожимания плечами. Это невероятно подкупает — когда ни истеричности, ни криков. Только честный разговор между взрослыми людьми. Может быть, это та самая женская мудрость в песенном обличьи: «вспоминай обо мне только самое лучшее» (из заглавного трека).

Ольга Никитина - «Вспоминай обо мне»
Ольга Никитина - «Вспоминай обо мне»

Все 13 песен альбома Никитина сочинила и спела сама. Изящные переливы гитары и задумчивые духовые мелодии — как водится, дело рук прекрасного аранжировщика и музыканта Сергея Пахотина, записавшего уже немало никитинских песен.

Похоже, сейчас Ольга Никитина находится на творческом подъеме. За последние пару лет у нее вышло 9 (!) альбомов и еще два сингла. И каждый альбом стоит внимательнейшего прослушивания — настолько органично льются мелодии хоть на стихи Бальмонта или Пастернака, хоть на свои собственные. Никитина создала свой собственный притягательный мир, который можно назвать «Нега-Сити» (по названию ее авторского сайта) — это, в самом деле, полные неги и жизнелюбия размышления городского человека. Спокойного, уютного и позитивного. С явно выраженным психотерапевтическим эффектом…

«Сто вопросов, а где же ответ?» - задается автор дилеммой в «Невозможно забыть», ведь «расставанье дается непросто». Альбом весь собран из песен про расставания, случайные встречи и несбывшиеся надежды. «Зачем бы я тебе была нужна», - объясняет она мужчине, запутавшемуся в отношениях, «когда б тебя всем сердцем не любила!» Житейские ситуации, преследующие каждого, Никитина разъясняет негромко, доверительно и мягко. И невероятно убедительно.

Можно посетовать разве на некоторые непопадания порою в ноты, для барда вполне простительные. Эти песни душеполезно слушать зимой ночью у камина с бокалом хорошего коньячка, что автор рецензии не преминул сделать. Попробуйте…

Гуру КЕН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

Быстрый поиск:
16/12/2015 - 12:48   Микс   Рецензии, Между жанров
Необычную новогоднюю песню выпустила синглом известный бард Ольга Никитина.

EP. «Бомба-Питер», 2015.
Жанр: бардовская музыка, новогодние песни.
Слушать/скачать: «Бомба-Питер» | onikitina.ru

Традиция выпускать к Новому году светлые оптимистичные песни с долей грустинки у российских бардов завелась уже давно. В какой-то степени такие песни восполняют явный дефицит теплых новогодних песен, который не покрывает традиционная эстрада, сосредоточившись на танцевальных битах. Спрос же есть, что подтверждают огромные рейтинги фильмов с новогодними песнями, да хоть того же недавно ушедшего от нас Эльдара Рязанова.

Ольга Никитина - «Давай уедем»
Ольга Никитина - «Давай уедем»

У Ольги Никитиной этот год сложился как никогда насыщенным. Многочисленные поездки на поэтические фестивали по всей России и зарубежные страны, выпуск сингла «Белый вереск», альбома «Где Любовь» и сразу четырех альбомов из серии «Дыхание Серебряного века», творческие встречи в музеях и книжных магазинах... Хорошим завершением творческого года стало появление песни «Всегда с тобой» в телесериале «Рая знает», показанном на канале «РТР (Россия 1)» с участием прекрасных актеров Ирины Пеговой и Дмитрия Дюжева. Кроме того, в Санкт-Петербурге вышел альбом графики и стихотворений Ольги Никитиной «Чудо недосказанности». Эта серия картин в сентябре заняла 1 место на фестивале «Русский стиль» (Германия). На подходе, как говорят, еще один песенный альбом. И множество теплых откликов от слушателей во всех концах страны, которые можно прочитать на ее сайте, например.

Вальс «Давай уедем» повествует о той счастливой жизни, которая должна непременно начаться, лишь затухнут праздничные свечи. Грядет прощение всех обид, чудеса придут в дом, будут волшебные поездки в красивые места, и «наша жизнь пойдет дорогою счастливой». Все то, о чем мечтается под Новый год или Рождество, и во что очень хочется верить миллионам и миллионам.

Деликатную аранжировку с переливающимся арпеджио гитары и обнадеживающим соло флейты сделал давний коллега Никитиной — Сергей Пахотин. Более чем сюрпризом выглядит начало песни, где вместо ожидаемого уютного голоса Никитиной звучит вкрадчивый мужской вокал - это поет Валерий Цуркан, который делал сведение и мастеринг трека. На коде голоса сливаются в приятное двухголосие.

Песня «Давай уедем» словно возвращает слушателя в киношные 80-е: камера устремляется от героев в звездное небо, и звучит проникновенная песня, обещающая любовь и счастье героев. Даже странно, что кинематографисты до сих пор не заинтересовались песнями Ольги Никитиной — это именно то, что невероятно востребовано временем и зрителями.

Несуетно и светло.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»

19/11/2015 - 07:19   Микс   Интервью, Между жанров
Настоящим событием стало издание известным бардом Ольгой Никитиной 4 альбомов серии «Дыхание Серебряного века». Сразу два (!) альбома на стихи Бальмонта, а ведь еще Бунин и Пастернак...

Судя по всему, Ольга Никитина останавливаться не собирается, и серебряная серия будет наверняка продолжена. Поэтому интересным стало поговорить с таким необычным автором-исполнителем. Ведь первые альбомы Никитиной записывал и аранжировал не кто иной, как легендарный музыкант Ленкома Сергей Рудницкий, и они были совершенно иные по звуку.

Поэт, прозаик, критик, художник, автор и исполнитель собственных песен. Так значится на ее сайте onikitina.ru. А еще - член МГО Союза писателей России. Живет и работает в Москве. Образование высшее (МЭИ). Замужем, двое детей. И еще - замечательно поет глубокие мудрые песни (это я уже от себя). Надо разговаривать!

Ольга Никитина
Ольга Никитина

- Как Ольга Никитина пришла в музыку? Родители отправили в музыкальную школу?

- Я в нее не шла, но пела всегда, сколько себя помню. Мои родители очень хорошо пели, песни всегда звучали в нашем доме. В музыкальную школу я ходила, но недолго, по ряду причин родители меня оттуда забрали. В школьные годы сама научилась играть на гитаре, пела Окуджаву, Визбора, Клячкина, Веру Матвееву... А больше всего мне нравилось, когда пелись настоящие стихи больших поэтов. Суханов, Мирзаян, Никитины — их песни привлекали текстами и музыкой. И еще потому, что я сама тоже пела, сочиняла мелодии на стихи Блока, Ахматовой. Читаю стихотворение - и слышу его мотив. Беру гитару и пою стихи.

Я училась в Московском энергетическом институте на инженера, потом еще 5 лет работала на кафедре и параллельно была редактором студенческой газеты, командиром стройотрядов, то есть была в гуще событий. В нашем МЭИ была очень интересная, насыщенная студенческая жизнь - агитбригады, студтеатр, слеты КСП...

- То есть изначально это была все-таки бардовская эстетика?

- Да, КСП — клуб самодеятельной песни. Это было мощное песенное движение. Слеты КСП собирали множество людей, влюбленных в стихи и песни. Сочиняли капустники, разучивали песни, пели на кухнях, у костра… На старой штормовке остались эмблемы Новослободского куста, МЭИ, больших слетов где-то с 15 по 23-й. На Грушинский фестиваль я ни разу не ездила, а мой муж бывал. Он учился в МАИ, и там был клуб самодеятельной песни «Сокол». Мы с ним познакомились именно на песенной почве, правда, гораздо позднее...

- А в какой момент возникла идея записывать свои песни в студии с профессиональными музыкантами, да еще в эстрадных аранжировках?

- Это произошло неожиданно. В 2010 году, когда в Москве была несусветная жара и все заволокло дымом горящих торфяников, я попала в Онкоцентр на Каширке, настолько по-серьезному, что я даже сомневалась, стоит ли лечиться вообще… Меня уговорили. Можно было бы рассказать про этот ад. Но я расскажу про тишину, в которую я попала – одиночество, изоляция, бессонница несколько месяцев… Мгновенно закончилось былое благополучие и стабильность. И в этой лежачей беспомощной тишине я стала слышать музыку – просто мелодии, мелодии на свои стихи, стихи друзей — все, что я знала на память. Сначала я не записывала ничего, потому что не было никаких сил и интереса к жизни.

И вот как-то мой добрый друг Илья Полежаев, музыкант, предложил мне записывать песни хотя бы на диктофон. Оказалось, что все придуманные мною мелодии настолько выразительны, что я не забыла ни одну. А когда, благодаря усилиям врачей и молитвам родных и друзей, болезнь стала отступать, Илья предложил записать эти песни в студии. Я сначала отказалась. Зачем? С реализацией у меня было все хорошо. Я состоялась сразу в двух профессиях — в энергетике и психологии, читала много лекций, делала все, что мне самой было интересно, а о сцене вообще никогда не помышляла.

Убедил меня Илья так. Он позвонил и предложил записать хотя бы одну мою песню с Сергеем Рудницким. О Рудницком я не просто слышала, я помню «Аракс» с премьер Ленкома «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Юнона и Авось». Я представила — человек, который работал с Марком Захаровым, Таривердиевым, Антоновым, Рыбниковым, - может работать со мной? Разве такое возможно? Илья признался, что он уже послал Рудницкому мою песню, и тот сказал, что готов работать со мной. И тут прошла искра! Раз уж все идет так по-взрослому – пусть, если что, что-то хорошее останется после меня.

Я собрала все свои силенки и поехала в студию. Еле ходила, но старалась не подавать виду, на студии о моем состоянии ничего не знали. Меня поражало великодушное отношение музыкантов. Я очень благодарна всем, кто помогал мне, особенно Сергею Рудницкому, открывшему, если так можно сказать, мое музыкальное сознание. Это замечательный дар – не словами жалеть, а помогать человеку поверить в свои силы, в свой путь.

- Рудницкий же сделал аранжировки к нескольким альбомам?

- Да, мы сделали вместе 27 песен - два моих первых альбома «А про любовь» и фольклорный «Радолада». Сергей присылал аранжировки одну за одной. Это было так красиво! И помогало мне выживать.

Следующие альбомы я решила сделать более камерными, собрала в них свою женскую лирику. Аранжировки подготовил Сергей Пахотин.

- Илья Полежаев остается фактически в роли продюсера?

- Да. Ему нравится это и получается хорошо. Он придумывает и продумывает как и что нужно записать, находит музыкантов, студии, помогает мне вести интернет-ресурсы, ведет все проекты.

А мне нравится, что я ничего не ломаю в себе ради занятий музыкой. Наверное, потому что не хочу слишком серьезно заниматься музыкой, не хочу ничего такого достичь... Все идет, как идет. И я рада, что стихи и музыка заполнили сейчас мою жизнь.

- Как начались концерты? Получилось ли создать концертную группу для исполнения этих аранжировок Рудницкого и Пахотина?

- Концерты… Раньше это были литературные вечера, теперь – музыкально-поэтические. Как-то дружно они начались – приглашают выступить и в Москве, и в других городах. В апреле дала два концерта в Израиле.

Последние два года я активно путешествую. Кроме концертов, везде есть достопримечательности и чудесные люди, любящие свои города. Со многими людьми я знакома по интернету и должна признаться, что разочарований от реальных встреч не было ни разу.

На творческих вечерах я исполняю песни под минусовки, но чаще играю сама. Зрителям почему-то больше нравится, когда я играю на гитаре, хотя я не очень-то музыкант, тренькаю в ля-миноре... Я и не певица – я сочинитель и просто показываю на концертах свои песни.

А показывать есть что, материал очень хороший, поэтому определенно имеет смысл собирать концертную группу. Если появятся какие-то интересные идеи, предложения извне, буду рада. Сергей Пахотин предлагает записать отдельно альбом моей инструментальной музыки, без слов - ее же надо как-то исполнять! Думаю, это тоже перспективно.

Но сама я ничего не форсирую и никуда не рвусь. Просто отвечаю на запросы. У меня пока нет импрессарио. Вот в Фейсбук пишут незнакомые люди, приглашают приехать спеть в свой город. Часто приглашают выступать в музеях – Аксенова, Бунина, Льва Толстого, Ключевского, Тихона Хренникова, Бальмонта...

- Есть музыканты, которые записывают альбомы на тексты обэриутов, например, как «Аукцыон». Но вот так, чтобы системно записывать альбомы на стихи одного поэта, а то и два альбома (как с Бальмонтом) — таких случаев немного. Как родилась идея серии «Дыхание Серебряного века»?

- Мне довелось принимать участие в разных поэтических вечерах, посвященных поэтам Серебряного века. Со временем накопилось много песен. Я совсем не собиралась издавать их, даже концертные записи не размещала в интернете. Но все чаще после концертов зрители просили (некоторые – даже требовали) записать песни на стихи того или иного поэта. И когда тебя просят много раз... В елецком музее Бунина очень переживают, что их Бунин считается непесенным автором, его мало поют. И в самом деле, не все бунинские стихи можно петь - одни слишком короткие для песни, другие мне не близки. Настрой - это очень важно. Скажем, у Анны Ахматовой попадаются такие тяжелые, замогильные стихи... Мелодии к ним рождаются, но записывать и петь их не хочется. Как раз сейчас работаю над ахматовским альбомом.

Я назвала проект «Дыхание Серебряного века» - здесь и второе, и третье дыхание этого потока, и его свет, помогающий нам дышать. Слушатели очень ждут песен на стихи поэтов Серебряного века – с их символизмом, благородством, экзальтацией и вечными истинами.

- Вот же! Бунин и Бальмонт — это ведь крайне неочевидный выбор для альбома стихов одного поэта. Обычно начинают с Цветаевой или Есенина...

- У меня были готовы концертные программы по нескольким авторам. Первыми пошли Бунин, Бальмонт и Пастернак. Бунинский альбом я решила выпустить к его 145-летию. Бальмонтовские стихи удивительно музыкальны - набралось 34 песни. На фестивале Бальмонта в Шуе я получила диплом за популяризацию творчества Бальмонта. Как же после этого не издать песни? А Пастернак – это любимое. Вот так получился выбор. Цветаевский цикл у меня тоже есть, и волошинский, и другие... Если сложится – будут новые альбомы.

Кстати, перед написанием песен я никогда не слушаю того, что сделали на эти же тексты другие композиторы. Когда потом уже ищу в Ютьюбе, какую-то свою песню — нахожу и другие, слушаю, как эти же стихи спели другие люди. Довольно часто песни бывают похожи – видимо, мотив заложен в самом тексте, размер ведет мелодию.

На самом деле, всех этих альбомов могло бы и не быть. Но произошла удивительная история. После одного моего творческого вечера двое симпатичных восхищенных зрителей вызвались спонсировать запись моих песен Серебряного века. Спасибо им огромное!

Интересно, что точно так же было у меня с книжками. Сейчас же все книги издаются платно. Приходили люди и говорили: сколько можно из интернета скачивать твои стихи? Мы хотим книгу, и вот тебе на нее деньги, иди издавай. Да, я сама рисовала макет, делала иллюстрации, это долго и тяжело — но мне было легче от ощущения, что все это я делаю не из тщеславия, а потому, что это кому-то действительно нужно.

А пока рисовала иллюстрации, стала еще и художником, хотя и этому нигде не училась.

- … И вся дискография выглядит сделанной в одном стиле, обложки альбомов как картины — все цельно и гармонично.

- Надо же! А ведь я хотела соскочить с этой акварельной бумаги, которую привезла из Флоренции! И придумать другой дизайн. Но мне говорят — как это? Мы ждем именно этих твоих ангелов! Теперь предлагают выставку сделать, альбом моих рисунков издать... Я не знаю, как это так получается. Наверное, мне везет в том, что меня ведут, мне помогают. И как-то быстро всё получается. Мои звукорежиссеры удивлялись, что я записываю целый альбом за один день, говорили, что другие по 38 дублей одной песни делают, бывает, песню по три дня пишут, потом склеивают ее из кусочков... А у меня все быстро, я особых усилий и не прикладываю.

- Получается же хорошо! Есть цельность и нет никакой вымученности, как бывает. И как будто вне жанров.

- Спасибо! Меня очень поддерживает, когда музыканты говорят, что я должна писать музыку, что таких мелодий не очень много, и они напоминают советскую киномузыку. Конечно, и Рудницкий, и Пахотин, и Борис Рубекин подшучивали над моим любимым размером в три четверти. Но что поделать, если вальс – это мой образ мыслей, моя гармония?

Я рада, что моя музыка нравится слушателям. После каждого выступления люди говорят и пишут, что после моих песен им хочется жить. Наверное, это потому, что мне самой очень хотелось жить, когда я сочиняла эти песни.

- О поэтической форме. Сегодня, когда мы знаем авангардистов, футуристов, обэриутов и другие «продвинутые» формы стиха, насколько важно доносить до слушателя именно классические, консервативные формы стиха?

- В нас свыше заложена простая житейская философия. Не вычурная, помпезная, не эпатажная. Это есть в каждом человеке, пусть даже в неявной форме. И когда люди встречаются с этим — души раскрываются. Смотришь со сцены - и видишь, как у людей начинают сиять глаза. Слушатели расходиться после концерта не хотят, словно завороженные.

Классические формы поэзии звучат одухотворенно, их вибрации благотворно влияют на нас, поскольку совпадают с внутренними частотами человеческого организма – так же, как звуки природы…

Есть поэты, считающие, что они должны нести новое слово в поэзии. Рифмованные или верлибры – их стихи интересны, модны, но при всей своей яркости насквозь ментальны. И обычно такие стихи - не поются. В них нет музыки, и это – не моё.

- Сейчас время, когда от поэтов ждут выражения своей гражданской позиции. Есть ли песни на эту тему?

- У меня как таковой гражданской лирики нет. Пожалуй, стихотворение «Разные берега» - оно не о войне, а об отношении к войне, о том, как важен мир внутри каждого человека. Но я смотрю на других — интерес к гражданской поэзии есть. Ее читают, но не ходят слушать. Когда концерт идет два часа, слушателей все-таки больше привлекает вечное, а не остросоциальное.

А знаете, у меня есть песня «Я верю» - здесь выражена моя гражданская и человеческая позиция; в сущности, это наш моральный гражданский кодекс.

- Это правда, что люди в провинции очень любят поговорить на концертах? Вопросы-ответы?

- Да, это так. В Москве я всегда пытаюсь организовать обратную связь со зрителями, прошу писать мне записки, но вопросов бывает крайне мало. А приезжаешь куда-нибудь, даже в Петербург — просто заваливают вопросами, хотят поговорить. Очень люблю, когда задают интересные вопросы, даже коллекционирую их.

Зрители рассказывают мне истории из своей жизни, как психотерапевту, просят совета. Как-то одна зрительница попросила меня исполнить «Грустную песню». А песни-то и нет… И женщина восклицает: ну как же так, в этом стихотворении - вся моя жизнь! И начинает мне рассказывать про свою жизнь. Я пришла домой, думаю: что же это у меня нет песни на «Грустную песню»? Нашла это стихотворение в своей первой сиреневой книге, оно больше нигде не опубликовано. Я считала его простеньким и слабым, а тут — такая интересная женщина, яркая личность, признается, что в нем - вся ее жизнь и это, по ее мнению, лучшее мое стихотворение. И как только я его перечитала, у меня тут же родилась мелодия! Потом записала эту песню на студии. Бывает и так...

- Где же в ближайшее время можно услышать Ваши концерты?

- Только что прошли концерты в Пензе и на Валааме. Ближайший концерт – в Туле, в Доме-музее Вересаева. 3 декабря – акустический концерт в Арт-клубе «Книги и кофе» в Санкт-Петербурге. 4 декабря – презентация альбома «Где Любовь» в питерском «Буквоеде» на Площади Восстания.

В Москве традиционный большой творческий вечер будет 10 февраля. Точная информация о моих творческих вечерах – на авторском сайте Ольги Никитиной «Нега-Сити». Приходите!

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»

09/11/2015 - 20:44   Микс   Рецензии, Между жанров
Еще два альбома выпустила известный бард Ольга Никитина в серии «Дыхание Серебряного века». Оба — на стихи Константина Бальмонта.

2CD. «Бомба-Питер», 2015.
Жанр: бардовская музыка.
Скачать/слушать «Ты свети, свети...»: «Бомба-Питер» | iTunes | Яндекс-Музыка
Скачать/слушать «Белая страна»: «Бомба-Питер» | iTunes | Яндекс-Музыка

Первый «Ты свети, свети...» составлен из фольклорных текстов Бальмонта, второй «Белая страна» - скорее из романтическо-символических стихов.

Ольга Никитина - «Ты свети, свети...» Ольга Никитина - «Ты свети, свети...»

Бальмонт до сих пор вызывает множество споров. Один из самых известных символистов в России, он будировал общественное мнение своим вольнодумием, аффектацией, самовлюбленностью, позерством, страстью к «красивости». Отстраняясь от этих споров, несомненно, что к русскому языку энциклопедически образованный Бальмонт, объехавший едва ли не весь мир, относился довольно прохладно. Большинство его стихов, при всей образности и даже вычурности, невероятно похожи на переводные тексты. Конструируя язык из эффектных повторов и красочных эпитетов вроде «сумрачно-странно-безмолвны» или «челн томления», Бальмонт рисовал стихи, как импрессионистические картины, щедро кидая на холст звуки, образы и мимолетности (кстати, это слово именно он ввел в оборот).

И все же главным достоинством Бальмонта всегда была музыкальность. Обилие аллитераций, звукоподражаний, даже похожих на нарочитость самопародийности, - все это тоже Бальмонт. Ольга Никитина сделала ставку на элегичную музыкальность Бальмонта, полностью оставив в стороне его взрывную музыкальность, смены ритмов, эмоциональные акценты — все то, что Бальмонт взял из французского импрессионизма (Дебюсси, Сати, Равель). Просто потому, что самой Никитиной элегичность явно ближе.

«Ты свети, свети...» почти весь — на акустической гитаре, ее переборах, уютном идеалистичном почвенничестве. Ценность бессознательного перед разумным возведен Бальмонтом и вслед за ним Никитиной в культ. Стихия ветра, колышущихся колосков, эмпатии, преклонения перед «вечерней звездой» и «курями» - все это Никитина облекает в обаятельные интонации, традиционалистские мелодии, почти балалаешные пиццикато, задумчивые клавишные мелизмы непременно с духовыми тембрами — флейт, фагота и прочего. Тембры лужайки, что и соответствует символической азбуке Бальмонта.

«Белая страна» уходит от пущей почвенности, и говорит о сугубо романтической составляющей лучших стихов Бальмонта. Тема христианства запутанна и противоречива у греховодника по жизни Бальмонта, и Никитина пытается сделать ее органичной, духовной, а не самовлюбленной и декоративной.

А вот как только дело касается все той же бессознательной чувственности — стихи Бальмонта начинают играть всеми красками. «Плачет лебедь умирающий» исполнен трогательно и минималистично, любовная «Нет дня» - как воспоминание о страстной любви (и это свежее прочтение жарких признаний Бальмонта), элегичная «Поздно» и вовсе абсолютно совпадает с привычным настроением Никитиной (парадоксально отсылая по мелодике с «Одинокой гармони» Мокроусова). Инструментально более щедрый альбом, соотносимый то с киномузыкой в разных стилистиках, то с жанровой музыкой разных времен.

Оба альбома аранжировал, к слову, Сергей Пахотин (Александр Барыкин, Ирина Аллегрова, Михаил Шуфутинский, «Свободный полет»). Сведение делал Валерий Цуркан.

Можно как угодно относиться к поэзии Бальмонта, но Ольга Никитина сделала эти альбомы с огромной любовью к поэту, его манерам и специфике. Стоит Бальмонту стать барочным — и Никитина такая же. Стоит уйти в фольклористику и былины — тут и былинные напевы Никитиной. Певица невероятно чутка к посылам великого поэта. Хотя и отсекает из его творчества все, что выходит за рамки лирического благожелательного песнопения. И имеет на это право.

Помимо факта явления песен на стихи не так уж часто звучащего с эстрады Бальмонта, многим любителям музыки наверняка захочется сверить свое ощущение музыкальности фраз поэта с версией Ольги Никитиной.

Гуру КЕН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

Быстрый поиск:
25/10/2015 - 15:37   Микс   Рецензии, Между жанров
Известный бард Ольга Никитина продолжила серию «Дыхание Серебряного века» совсем неочевидным сборником песен на стихи Бориса Пастернака.

CD. «Бомба-Питер», 2015.
Жанр: бардовская музыка.
Слушать: bomba-piter.ru | iTunes

Пастернака петь любят. Абсолютным рекордсменом стала, конечно, «Зимняя ночь» («Свеча горела на столе»). Помимо хрестоматийной Пугачевой, это стихотворение замечательно спели Носков, Градский, Леонтьев, Брегвадзе, Меладзе... Несть числа. Так вот, на диске Никитиной «Зимней ночи» нет. И нет еще многих популярных - «Гамлет», «Город», «Никого не будет в доме» и даже «Снег идет».

Ольга Никитина - «Борис Пастернак. Давай ронять слова»
Ольга Никитина - «Борис Пастернак. Давай ронять слова»

Размышляя над столь необычным отбором стихов Пастернака, я понял алгоритм. Ольга Никитина принимает элегичного Пастернака, но не принимает сокрушенного. Туда, где можно внести витальность и надежду, Никитина вносит и свои мелодии. Точнее, расслышивает их. Мелодии настолько органичны, что вопрос уже не стоит об авторстве мелодий — Никитина просто слышит их в тексте самого автора.

А что же вошло в альбом? Почти сплошные вальсы, три четверти как образ мышления. «Мне Брамса сыграют» полна сверкающего оптимизма, словно песни Евгения Крылатова. «Как бронзовой золой» оттеняется флейтой и звездно-ночным перебором клавиш. Совсем не по-пахмутовски «Нежность» облекается в уютные арпеджио фортепиано, словно противопоставление происходящему «за занавеской» в мире. «До самой сути» - это отстранение от страстности пастернаковских строк и взгляд на эту экспрессию словно из голубых далей — ох уж эти аллитерации на «б», «г», «л», «т»! Совершенно иронична версия стиха «Сестра моя — жизнь», словно отсылающая к «Сестре» и прищуру БГ... Словом, выбор стихов вполне уникален.

Особо следует отметить, что несмотря на частые отсылки Пастернака к композиторам как к кодовым словам (в его поэзии часто встречаются имена Брамса, Шопена и других великих), Никитина избегает цитирования и даже намеков на их произведения. Очевидно полагая, что поэтики стиха Пастернака вполне достаточно. И тем самым избегая сомнительных ассоциаций. Это разумно и правильно.

Альбом был аранжирован в Лондоне худруком оркестра Transparency Softly-Sity Int Бобом Шипли; запись инструментов проходила на лондонской студии Cucumber, сведение - на студии Campanula там же, мастеринг делал William Dunnottar на студии Heather в Шотландии.

Впрочем, нельзя не указать, что подход к сольфеджио и точности мелизмов у Никитиной должен быть все же значительно строже. Тем более, когда речь идет о таких поэтах.

Серия «Дыхание Серебряного века» должна еще продолжиться двойным альбомом Бальмонта (которого вообще мало кто поет), а началась альбомом на стихи Бунина. Несомненно, любителям настоящей литературы интересно будет сверить свои ощущения музыкальности больших поэтов с тем чутким подходом, который демонстрирует Ольга Никитина.

Гуру КЕН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

Быстрый поиск:
05/10/2015 - 17:26   Микс   Рецензии
Этим альбомом известный бард Ольга Никитина открывает серию «Дыхание Серебряного века» - помимо бунинского, в нее войдут альбомы на стихи Пастернака, Бальмонта и других поэтов.

«Бомба-Питер», 2015 (слушать).
Жанр: бардовская музыка.

«Настанет день» вышел аккурат под 145-летие со дня рождения Ивана Бунина, первого русского лауреата Нобелевской премии по литературе. Выход в прошлом году фильма Никиты Михалкова «Солнечный удар» по книгам Бунина вновь всколыхнул общественный резонанс и споры на тему, считать ли Бунина великим и как соотносится его поэзия к прозе. «Я поэт больше, чем писатель», - считал сам автор. Но парадокс в том, что посреди буйства авангардистов и белого стиха в начале прошлого века Бунин скорее ретрограден: его стихи нарочито идилличны и силком отсылают к классической русской поэзии XIX века (в отличие от прозы). Чистота и гармония его русского языка в стихотворениях любого периода жизни провоцирует на умиротворенность и созерцательность. Что и сделала Ольга Никитина.

Ольга Никитина - «Иван Бунин. Настанет день»
Ольга Никитина - «Иван Бунин. Настанет день»

Альбом «Настанет день» состоит из 15 стихотворений Ивана Бунина разных лет, от ранних «Месяц задумчивый» и «Зимний вечер», датированных 1886-1887 годами, до позднего «Только камни» 1926 года. Стихи Бунина написаны так, что петь их иначе, чем романсы — почти невозможно. И Сергей Рахманинов, и Эдисон Денисов писали на эти стихи только романсы. Даже Диана Арбенина ушла от рок-балладности к романсовости, когда пела «Я помню всё». А уж бардам минуть романсовую стезю и вовсе невозможно.

Альбом Ольги Никитиной производит невероятно теплое впечатление. Уютный, убаюкивающий тембр голоса Никитиной, мурлыкающие мягкие мелодии — это абсолютно классический подход. Забираемся с ногами на диван, укутываемся пледом, и слушаем. Ольга Никитина облекает элегичные строки Бунина в задумчивые «домашние» интонации, полностью повинуясь воле самого поэта, желавшего воздвигнуть башни из слоновой кости, но не плыть по прихоти революционных волн времени.

Аранжировки тоже вкрадчиво-мягкие. Фортепиано, гитара, где-то на заднем плане — шуршащая перкуссия.

Настанет день — исчезну я,
А в этой комнате пустой
Все то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.

Аккуратные, бережные переливы акустической гитары или грустная мелодия электрической — вот и все, что нужно к отменным строкам Бунина. Если представить, что сам Бунин услышал бы этот альбом, - наверняка порадовался бы. Как минимум, его бы ничего не покоробило, как бывает иногда с чересчур вольными интерпретациями.

Можно было бы попенять Ольге Никитиной, что свои же нежные мелодии она поет недостаточно бережно, то и дело проглатывая мелизмы. Но, возможно, это тоже форма уважения к классику — слово Бунина остается на первом плане, а собственная музыка — уважительно на втором.

С нетерпением остается ждать выходов других релизов из серии «Дыхание Серебряного века» - столь же вневременных, чутких к слову классиков.

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости музыки NEWSmuz»

Страницы