В Челябинске открылся фестиваль Юрия Башмета

В Челябинске стартовал IV международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета на Южном Урале.

Фестиваль в Челябинске, Сатке и Троицке длится всего четыре дня, но порграмма насыщенная, а самое главное, что концерты идут! Организаторы успевают закончить его до 30 октября, когда проведение концертов в области будет крайне затруднено или запрещено по эпидемиологическим причинам.

На гала-концерте открытия «Солисты Москвы» п/у Юрия Башмета сыграли Свиридова, Сальери, Моцарта и музыкально-литературное действо по поэме Есенина «Черный Человек» с актером Андреем Мерзликиным.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Программа достаточно необычная, и требует пояснений. Историю редко исполняемой Камерной симфонии для струнных Георгия Свиридова рассказал сам Юрий Башмет:

«Это крайне редко звучащая симфония Свиридова. А мы в свое время впервые ее исполнили, и мировая премьера этой симфонии была, по просьбе Свиридова. Он сочинил ее примерно в 1943 году, но постоянно возвращался к ней, считал, что она несовершенна. Переживал. А потом было его желание, чтобы «Солисты Москвы» исполнили ее и записали. После ухода Свиридова из жизни был звонок его вдовы, которая об этом рассказала. Его племянник, который преподает в Питерской консерватории историю музыки, издал его рукопись, подтвердил подлинность желания Свиридова, и передал мне ноты. Я рад, что фестиваль открывается именно этими звуками Георгия Свиридова».

Дирижирует Юрий Башмет
Дирижирует Юрий Башмет

Камерная симфония состоит из 4 частей: по очереди идут Allegretto, Vivace, Andante, а в последней части переосмысливаются все три предыдущих. Композиция поначалу выглядит несколько рыхлой для Свиридова, однако финал собирает все воедино, и чрезвычайно изящен. «Солисты Москвы», словно истосковавшиеся по живым концертам, звучат на этом фестивале очень свежо и раскрепощенно. Акценты расставлены ровно там, где нужно, переходы из пианиссимо в форте невесомы и органичны, невероятной высоты профессионализм во всех смыслах и деталях.

«Черный Человек» - одно из последних произведений Сергея Есенина, фактически реквием. Прекрасный актер Андрей Мерзликин, пожалуй, слегка переусердствовал в нагнетании воющей надрывности, что и на дикции (с радиопетличкой) сказалось не лучшим образом. Но в образ попал идеально. Да и на позднего Есенина он похож.

Андрей Мерзликин читает «Черного Человека»
Андрей Мерзликин читает «Черного Человека»

«Вы увидите, какой феноменальный актер Мерзликин, как он читает. Музыку мы подобрали примерно того же времени. Там и Стравинский, и Шнитке, и Чайковский, и Барток», - говорит Башмет.

Показалось, что выбор музыки все-таки слишком уж банален и очевиден. Когда нужна неопределенность и тревожность, вот вам «Аполлон Мусагет» Стравинского. Когда есть ростки надежды, то «Элегия» Чайковского. А для нормальности Барток. Где сомнения, там «Концерт для троих» Шнитке. Это все оправдано для широкой публики, но все-таки хотелось бы более оригинального подхода, дарующего дополнительные контексты.


Солируют Алексей Уткин (гобой) и Марина Чепурина (флейта)
Солируют Алексей Уткин (гобой) и Марина Чепурина (флейта)

Один из лучших итальянских композиторов Антонио Сальери в концерте до мажор был исполнен семейным дуэтом Алексей Уткин (гобой) и Марина Чепурина (флейта) с «Солистами». Это было невероятно роскошно, барокко как оно есть, с тончайшими нюансировками, дыханием итальянской классики того времени, претендующей «всего лишь» на изысканность. Искусство для искусства. Уткин и Чепурина транслировали это в наилучшем виде, и какие же виртуозные пассажи они только не исполнили. В антитезу Башмет поставил, разумеется, Моцарта. 40-я симфония без сомнений показывает историческое превосходство Моцарта в жизненности и искренности, но открытием на самом деле стал Челябинский симфонический оркестр.

Челябинский оркестр прозвучал фантастически ярко
Челябинский оркестр прозвучал фантастически ярко

Челябинский оркестр прозвучал фантастически ярко. Ранее не доводилось его слышать, а тот факт, что ему всего три года, - придает почти сенсационный окрас. Понятно, что в 40-й симфонии только струнные группы и немного духовых, - но это было сыграно технически безукоризненно, ярко, эмоционально и очень чисто. Давненько не приходилось слышать настолько отлаженный провинциальный оркестр, да еще с прекрасными инструментами, отнюдь не «дровами». Заслуга лежит на его худруке и главном дирижере Адике Абдурахманове, и отчасти на Денисе Власенко, репетировавшим с оркестром два дня до фестиваля, но еще больше - на уме и совести «Солистов Москвы» Романе Балашове, который вместе с Абдурахмановым лично принимал участие в отборах участников нового оркестра.

Да, Моцарта оркестр играл чуть-чуть по-русски, с разрыванием рубахи на груди, а не с должной буржуазностью и сытостью. Но это было искренне. Прекрасная работа, это действительно один из лучших оркестров за пределами Москвы и Питера. Есть куда расти, есть с чем работать. Наилучшие впечатления.

На следующий день фестиваль Башмета переместился в шахтерский городок Сатка. И знаете, при населении около 40 тысяч там есть чудесный красивый ДК с акустическим (!) залом, который получил Сталинскую премию в 50-е годы прошлого века. До сих пор ничего не заменено, там оригинальные барельефы, полы, люстры и, самое главное, акустика. Настоящий дворец в Сатке. Акустика тут получше, чем во многих миллионниках. И публика чуткая, воспитанная, - что стало не меньшей неожиданностью. Словом, феномен Сатки надо изучать и по возможности тиражировать.

Ноктюрн Чайковского с солирующим на альте Юрием Башметом
Ноктюрн Чайковского с солирующим на альте Юрием Башметом

Начали «Солисты Москвы» с «Двух народных норвежских мелодий» Грига, беспроигрышный вариант. Но, вопреки ожиданиям, программа для невероятной саткинской публики только продолжила усложняться. Сначала Ноктюрн Чайковского с солирующим на альте Юрием Башметом, затем неочевидная Серенада Дворжака для струнного оркестра, и это с вдохновленными «Солистами Москвы» было очень импозантно, да и флейтистка Александра Зверева с Меланхолической серенадой Чайковского для скрипки в переложении для флейты добавила атмосферности (хотя Зверева все меньше напоминает солистку, а все больше — командную оркестровую флейтистку «Новой России»).

Завершился второй концерт фестиваля романтической «Смертью и девушкой» Шуберта в переложении Малера, где «Солисты Москвы» уж совсем превзошли самих себя в нюансировке и легкости дыхания. Они сейчас просто неотразимы. Даже в бисе с «Чардашем».

Вадим ПОНОМАРЕВ

Быстрый поиск: