Сергей Крылов

05/03/2019 - 04:37   Классическая музыка   Концерты
Непривычно массивно проанонсированный в соцсетях и в электронных СМИ концерт «Дмитрий Корчак и друзья. Концерт звёзд мировой оперы» состоялся в концертном зале «Зарядье» и был посвящён 40-летию главного героя этого торжества.

Действительно, программа концерта собрала и объединила исполнителей, с которыми Дмитрий Корчак или работал в начале своего творческого пути, или работает сейчас, готовя свои концертные программы. Это баритон Василий Ладюк, теноры Алексей Татаринцев, Сергей Романовский, Андрей Данилов, Леви Штраус Секгапане (ЮАР), сопрано Любовь Петрова и Вероника Джиоева, скрипач Сергей Крылов. Сам Дмитрий Корчак был заявлен в программе концерта и как тенор, и как дирижёр, совместно с дирижёром Константином Чудовским.

Дмитрий Корчак и Василий Ладюк
Дмитрий Корчак и Василий Ладюк

В концерте принимал участие Государственный академический московский областной Хор имени А.Д. Кожевникова под художественным руководством главного дирижёра Николая Азарова. Концертную программу сопровождал Московский камерный оркестр «MusicaViva», художественный руководитель и главный дирижёр Александр Рудин.

Программа концерта была построена на европейской музыкальной классике. Это произведения Россини, Делиба, Оффенбаха, Верди, Гуно, Бизе, Беллини, Пуленка, Сарасате. Богатая, разнообразная программа!

Дмитрий Корчак, Любовь Петрова и Вероника Джиоева
Дмитрий Корчак, Любовь Петрова и Вероника Джиоева

В первом отделении концерта Дмитрий Корчак выступил как тенор. И тут событием, кульминацией всего концерта стало исполнение арии Арнольда из оперы Россини «Вильгельм Телль». Эта ария уподобилась картине великого мастера, коим был Россини, показанная зрителям в роскошной раме, состоящей из сильного, ровно звучащего тенора особенной тембровой окраски, свойственной именно голосу Дмитрия Корчака. Но какой огранке был подвержен этот голос, который теперь звучал мощно, передавая все оттенки смысла, благодаря виртуозному владению исполнителем вокальными техниками. Да, это был мастер! Не было титров, но всё было понятно ещё и благодаря необыкновенно чуткому оркестровому аккомпанементу под управлением Константина Чудовского.

Андрей Данилов
Андрей Данилов

Практически каждый вокальный номер в концерте обращал нас к моментам певческой карьеры тенора Дмитрия Корчака. Ария Ромео из оперы «Ромео и Джульетта» Гуно, исполненная Алексеем Татаринцевым в гедонической манере восторга перед всем сущим, напомнила о знаменитом концерте Дмитрия Корчака в БЗК в 2014 году. Эта ария в интерпретации тенора также была наполнена тогда восторгом, но с тревогой о хрупкости всего мироздания. Ромео-Корчак как бы очутился в волшебном мире, наполненном светом, и была тревога о возможности всё это потерять. Никто из зрителей огромного зала тогда не знал, что в артистической дежурила бригада «Скорой помощи» со всеми атрибутами, полагающимися в такой ситуации. Вот из «такого сора» произрастает прекрасное пение…

Алексей Татаринцев
Алексей Татаринцев

Щедрым подарком зрителям в концерте был дуэт Надира и Зурги из оперы «Искатели жемчуга» Бизе в исполнении Дмитрия Корчака и Василия Ладюка. Этот дуэт был сформирован незабвенным учителем, В.С. Поповым, когда его ученики ещё только начинали свои певческие карьеры. И как был прав В.С. Попов. Такое слияние голосов, такое взаимопонимание в дуэте – большая редкость.

Были в концерте и открытия для московской меломанской публики. На сцену вышел тенор Леви Штраус Секгапане (ЮАР), обладатель лёгкого, подвижного, красивого тембра голоса. В первом отделении певец исполнил арию Родриго из оперы «Отелло» Россини. И опять вспомнилось исполнение этой арии Дмитрием Корчаком в концерте 2011 года, который проходил на сцене КЗЧ. При очень плотном графике, при невероятной востребованности певца на мировых оперных сценах он умудрялся петь дома, в Москве. Сам певец определил для себя выступать на Родине не реже одного раза в год. Теперь, слава Богу, это происходит чаще.

Леви Штраус Секгапане
Леви Штраус Секгапане

Второе отделение концерта открылось исполнением сочинения «Gloria» для сопрано, смешанного хора и оркестра композитора Пуленка. Солировала сопрано Любовь Петрова. Дирижировал Дмитрий Корчак. В исполнении этого сочинения главным было чувство стиля, которое позволило передать своеобразие музыки, принадлежащей французской культуре. Такое исполнение, когда дирижёр и солистка достигают абсолютного взаимопонимания в передаче смыслов, большая редкость. Успех, большой успех сопрано Любови Петровой!

Вероника Джиоева и Любовь Петрова
Вероника Джиоева и Любовь Петрова

Программа концерта собрала не просто друзей Дмитрия Корчака, а исполнителей высочайшего, мирового уровня. Это было подтверждено, когда все солисты вышли на сцену и исполнили коварную арию Тонио из оперы «Дочь полка» Доницетти, легко преодолев коварный барьер, верхнее «до».

На небывалую эмоциональную высоту взлетело настроение зрительного зала при исполнении Концертной фантазии на темы оперы «Кармен» для скрипки с оркестром Сарасате. Партию скрипки исполнил с благоговением Сергей Крылов.

Дмитрий Корчак и Сергей Крылов
Дмитрий Корчак и Сергей Крылов

Что и говорить, праздник удался на славу. Сказать, что зал с энтузиазмом воспринял программу, - это ничего не сказать. Было торжество высокого искусства, высокой исполнительской культуры, молодости, красоты, талантов.

Людмила КРАСНОВА
Фото: зал «Зарядье»

20/02/2019 - 03:23   Классическая музыка   Анонсы
26 февраля в зале «Зарядье» пройдет концерт «Дмитрий Корчак и друзья. Концерт звёзд мировой оперы» в честь 40-летия Корчака.

В концерте примут участие: Дмитрий Корчак, тенор; Любовь Петрова, сопрано; Вероника Джиоева, сопрано; Андрей Данилов, тенор; Алексей Татаринцев, тенор; Сергей Романовский, тенор; Леви Секгапане, тенор; Василий Ладюк, баритон. Специальный гость концерта – Сергей Крылов, скрипка. Дирижеры – Дмитрий Корчак и Константин Чудовский. Оркестр - Musica Viva. В концерте принимает участие Государственный академический московский областной Хор имени А.Д. Кожевникова (художественный руководитель и главный дирижер – Николай Азаров).

Дмитрий Корчак
Дмитрий Корчак

Концерт приурочен к 40-летию Дмитрия Корчака.

Роскошный голос, совершенное исполнение и мощная харизма снискали тенору Дмитрию Корчаку успех во всем мире. Не так давно выпускник Академии хорового искусства им. В.С. Попова (по двум факультетам: дирижёрскому и вокальному) начал выступать как дирижер симфонического оркестра.

К радости своих многочисленных поклонников, на этом поприще он проявил не меньший талант.

С 2016 года Дмитрий Корчак – главный приглашенный дирижер Новосибирского театра оперы и балета и приглашенный дирижер Михайловского театра в Санкт-Петербурге.

В концерте принимают участие только звезды. Место за дирижерским пультом с Дмитрием Корчаком разделит Константин Чудовский, главный дирижёр Муниципального театра Сантьяго в Чили (с 2013 г.) и главный дирижёр Екатеринбургского театра оперы и балета (с 2019 г.).

18/05/2016 - 16:25   Классическая музыка   Концерты, Джаз
В Большом зале консерватории 55-летний юбилей отметил композитор Игорь Райхельсон.

На концерте своими выступлениями именинника поздравили Игорь Бутман, Юрий Башмет, Сергей Крылов, оркестры Государственный симфонический оркестр "Новая Россия", Московский джазовый оркестр, камерный ансамбль "Солисты Москвы". 

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Открыл вечер симфонический оркестр "Новая Россия", исполнив «Вестсайдскую историю» Леонарда Бернстайна. Далее в исполнении «Новой России» прозвучало Adagio из симфонии №2 соч. 27 Сергея Рахманинова и, наконец, гости вечера насладились музыкальным произведением, автором которого выступил сам юбиляр - Игорь Райхельсон. Концерт до минор для скрипки с оркестром в исполнении Сергея Крылова и «Новой России» под управлением Юрия Башмета был очень горячо принят публикой. Стоит отметить, что Юрий Башмет дирижировал все первое отделение концерта.

Сергей Крылов
Сергей Крылов

Во втором отделении в исполнении Игоря Бутмана Юрия Башмета и Сергея Крылова звучали уже только произведения Игоря Райхельсона. В адрес юбиляра в этот вечер прозвучало много теплых слов. Игорь Бутман, поздравляя Игоря Райхельсона отметил, что вместе они играют с 15 лет. И классика и джаз наполняли Большой зал консерватории, приводя в восторг публику неожиданными сочетаниями.

Игорь Бутман
Игорь Бутман

«Это был концерт с уникальными и довольно смелыми сочетаниями. С одной стороны музыка Леонарда Бернстайна и Сергея Рахманинова, с другой – Игоря Райхельсона. Казалось бы, даже трудно сравнить калибры этих композиторов. И, вдруг, на поверку, выявилось, что творчество Райхельсона в немалой степени соответствует стандартам высокой музыки! Его концерт для скрипки с оркестром в исполнении Сергея Крылова (московская премьера), его Пиета с Юрием Башметом (мировая премьера), его Reflection, где солировали они оба, произвели неизгладимое впечатление на весь зал. И, несмотря на то, что  последнее прерывалась после каждой части аплодисментами, возникло ощущение несомненной целостности замысла и исполнения. Несколько выпадала из общего плана джазовая сюита, где авансцену Большого зала консерватории «захватил» Игорь Бутман, но к общему восторгу зала она стала достойным завершающим аккордом юбилейного концерта Игоря Райхельсона», - рассказал после вечера журналист, искусствовед и музыкальный критик Йосси Тавор.

Юрий Башмет, Игорь Райхельсон и Игорь Бутман
Юрий Башмет, Игорь Райхельсон и Игорь Бутман

В конце концерта музыканты уже по-настоящему отрывались. Завершился юбилейный вечер дружной шуточной импровизацией на тему «Пусть бегут неуклюже», в которой Юрий Башмет солировал... на рояле, а Игорь Бутман подхватывал «юбилейную» мелодию на саксофоне в сопровождении оркестров. Восторженная публика, уже стоя и аплодируя, не отпускала их импровизации.

«Прошедший концерт, посвященный 55-летию Игоря Райхельсона, я уверен, запомнится слушателям на редкость индивидуальным смешением стилей, которое поднимает музыку Райхельсона над произведениями других композиторов, работающих в жанре «кроссовер». Это музыка, поднимающаяся над барьерами условностей жанров и границ стран», - поделился своими впечатлениями Юрий Башмет.

Юрий Башмет, Игорь Райхельсон и Игорь Бутман
Юрий Башмет, Игорь Райхельсон и Игорь Бутман

Как признался после празднования сам юбиляр: «Аншлаг на авторский концерт в Большом зале консерватории - это высшая оценка творчества композитора. Я безгранично благодарен московской публике за такой невероятный приём. Я получил огромное удовольствие, разделив с гостями этот чудесный вечер».

25/03/2016 - 14:27   Классическая музыка   Анонсы
15 мая в Большом зале Московской консерватории пройдет юбилейный концерт композитора Игоря Райхельсона «Над барьерами».

В вечере примут участие  Юрий Башмет и Государственный симфонический оркестр "Новая Россия", Игорь Бутман c Московским джазовым оркестром, скрипачи Сергей Крылов и Екатерина Асташова, камерный ансамбль "Солисты Москвы". 

Игоря Райхельсона называют одним из ведущих современных композиторов-неоромантиков. Его мелодичная, экспрессивная музыка пользуется популярностью во всем мире. В основе его творчества — сочетание джаза и классики.

Участие Юрия Башмета и Игоря Бутмана в предстоящем концерте неслучайно. Старые добрые друзья, творческие партнеры они не раз выступали на одной сцене и исполняли произведения Райхельсона. Также неслучайно и название юбилейного вечера. «Над барьерами» - это история композитора, талант и гений которого преодолевает как географические, так и стилистические условности, даря миру неповторимые уникальные произведения. 

Знакомство с Юрием Башметом,  стало для Райхельсона началом большой совместной творческой деятельности. Для Башмета, признанного одним из величайших альтистов мира, Игорь Райхельсон написал несколько произведений. В 2003 году было написано «Адажио для альта и струнного оркестра», впервые исполненное в Карнеги Холл. Позже композитор посвятил Юрию Башмету «SENZA VOLTA», написанную  для скрипки, альта и виолончели с оркестром.

Игорь Райхельсон одинаково предан и классике и джазу. Именно благодаря привязанности этим двум музыкальным направлениям в свое время возникла идея их соединить в новых произведениях. В 2005 году была написана Джазовая сюита, исполненная Юрием Башметом и Игорем Бутманом в сопровождении камерного оркестра «Солисты Москвы» и Big Band Jazz Orchestra.

Как сказал Юрий Башмет о своем друге: «Он обладает совершенным мастерством и классической и джазовой идиом… на редкость индивидуальное смешение стилей поднимает его музыку над произведениями других композиторов, работающих в жанре, который называется кроссовер».

По сей день, Игорь продолжает свою успешную композиторскую карьеру и залог успеха маэстро тонкое музыкальное чутье, лиричность и мелодизм, бережное отношение к музыкальным традициям мировой классической музыки.

В концерте, который организован к 55-летию маэстро, прозвучат его произведения, а также произведения Леонарда Бернстайна, Сергея Рахманинова и других композиторов.  Игорь Райхельсон.                                                                                     

Композитор, пианист и дирижёр Игорь Райхельсон родился в 1961 году в Ленинграде. В самом начале своей карьеры он организовал джаз-квартет «Восходящие звезды», который много гастролировал по СССР. В 1979 году маэстро переехал в Нью-Йорк, где начал обучение у профессора Александра Эдельмана. Гастролировал с такими знаменитыми джазовыми музыкантами, как Эдди Гомез и Джон Лок, стал постоянным творческим партнером Игоря Бутмана. В то же время продолжал совершенствоваться как классический пианист, играя в камерных ансамблях и с оркестрами. Игорь — участник многих престижных фестивалей в США, Италии, Франции, на Багамах (являясь его музыкальным директором), Украине, Беларуси. Постоянно выступает в России с концертами и в различных фестивальных проектах (в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Нижнем Новгороде и других городах). Среди звёздных исполнителей музыки Райхельсона — Юрий Башмет, пианист Борис Березовский, Игорь Бутман, скрипачка Елена Ревич, виолончелисты Борис Андрианов и Александр Князев, кларнетист Юлиан Милкис, оркестры «Солисты Москвы» и «Новая Россия».

Произведения композитора публикуют ведущие мировые издания, среди которых Издательский дом Музыка и Alphonse Leduc. Произведения, написанные и исполненные Игорем Райхельсоном, записываются и распространяются студиями Toccata Classics – Англия и Impromptu Productions Inc-Нью-Йорк.

20/11/2015 - 05:11   Поп   Интервью
В первой части интервью мы поговорили о работе с группами «Браво», «Белый орел», Сергеем Крыловым. Но Александр Добронравов ведь пел в «Веселых ребятах»!

Продолжаем разговор с хитмейкером и исполнителем Александром Добронравовым. В первой части разговора мы остановились на том, что Добронравов пришел работать на «поп-фабрику» Юрия Чернавского, при этом не переставая работать (и зарабатывать) в ресторанах, как это было принято тогда.

Александр Добронравов
Александр Добронравов

- Какие рестораны, к слову?

- Последним был престижный ресторан «Белград-2», где у нас была серьезная программа. Там мы пели настоящую «фирму», на нас приходили знающие люди, заказывали конкретные песни. Там я работал до 1988 года, до «Веселых ребят».

В ресторан приходили разные музыканты. У нас пела певица Женя Герасимова. В один из летних дней она предложила мне поехать к её подруге Наташе Пляцковской. Оказалось, это дочь поэта Михаила Пляцковского. Приехали, знакомились. Наташа рассказала, что Павел Слободкин как раз ищет клавишника для «Веселых ребят». Потому что Глызин уже ушел, Буйнов уже явно собирался уходить, а Добрынин поет всю программу. Наташа звонит Слободкину, что-де, есть вот такой хороший клавишник.

Слободкин спросил у нее — не родственник ли я «того» Добронравова. Нет, не родственник. Ну, пускай приезжает ко мне на студию в Монреальском павильоне на ВДНХ со своими записями. Но Наташа даже раньше ему передала их, так что ко встрече он подготовился. «Ну что, парень, давай! Сколько ты там зарабатывал у себя в кабаке?» Полторушку-двушку... «Хорошо, у меня будешь столько же зарабатывать!» А это были весьма приличные деньги для 1985 года! Но «Веселые ребята» зарабатывали много...

Мы до сих пор дружим с Павлом Слободкиным. Сейчас новый состав «Веселых ребят» выпускает новый альбом, и там 4 моих песни. И у Слободкина театрально-концертный Центр есть, так ведь музыканты последнего «золотого» состава «Веселых ребят», при которых он открылся на Арбате, - мы все акционеры этого центра! Я не проверял, но он говорил про это.

- В «Веселых ребятах» много удавалось петь?

- Да, я пел всю буйновскую программу - «Бологое», «Тетя» и другие. Слободкин брал меня как поющего клавишника.

Первая песня, которую я сделал там в качестве аранжировщика - «Розовые розы», музыка Слободкина. И песня так мощно выстрелила! В ней было влияние «фирмы», необычной тогда для России. Я предлагал, а Слободкин соглашался, ему это тоже казалось интересным. Слободкин всегда держал руку на пульсе, и ему эти новые модные штучки нравились.

ВИА «Веселые Ребята», 1990 год
ВИА «Веселые Ребята», 1990 год

Буйнов ездил до мая 1989 года, я тогда тоже ездил с коллективом, выходя петь только «Розовые розы» и еще что-то. Когда Буйнов покинул «Веселые ребята», я стал полностью петь «его» песни, это полтора-два часа. И там было непросто войти в программу: звучали 8 клавишных одновременно!

«Веселые ребята» имели в Москонцерте статус камерного коллектива. Тот коллектив, который играет классику, хотя бы в обработках, получал за это доплату к ставке 2-3 рубля. То есть у нас были очень большие ставки, из-за того, что у нас были произведения классики в обработке — 24 каприс Паганини, например. Мы работали дворцы спорта зимой, стадионы — летом. Это был уже настоящий большой шоу-бизнес, очень модная группа, огромное количество хитов. Причем «Веселые ребята» могли себе позволить не петь старые хиты! «Как прекрасен этот мир» мы не пели даже в попурри, сразу начинался этот мощный электронный бит и - «мы бродячие артисты...» Зал вставал на уши. Порталы 40 кВт, лазеры, дымомашины, футуристические костюмы!

- А как возник тот американский период? Это была идея Крылова — притащить в Америку кучу русских музыкантов?

- Это был проект «Ангел (421)». На пике популярности, когда вышла «Осень золотые листопады», мы стали популярным дуэтом — Крылов и Добронравов. Он захотел сделать большой тур по 33 городам, потому что ему исполнилось 33 года. Он собрал артистов — Долина, Павлиашвили, «А-Студио», маленькая Юля Началова, Серов, Пресняков и все-все. Кстати, «А-Студио» мы взяли в качестве аккомпанирующего состава, Крылов пообещал им неплохие деньги. И, кстати, все им выплатил! А надо напомнить, что это был 1994 год, бандитское время. Делать концерты было непросто. К Крылову тогда приезжали, угрожали отобрать сына, мы ездили на стрелки к «измайловским»... Но все это было после.

А сначала мы съездили в Нью-Йорк, и записали в мае 1994 года там альбом «Ангел (421)». Причем сначала мы все отрепетировали в Москве, в «Президент-Отеле». В шикарных апартаментах, где когда-то жил Никсон! Деньги заняли большие... Прямо в спальне поставили барабаны. Все 15 песен отрепетировали до такой степени, что в Нью-Йорке записали их все за 13 дней. Там был крутой звукорежиссер Крис Тергиссон, который параллельно записывал Бобби Макферрина с каким-то японским скрипачом. А в этой студии когда-то записывал свои первые песни Элвис Пресли. Играли все одновременно — и Крис смотрел на нас такими глазами! Ему же сказали, что будут русские, а он смотрит за стекло — там почти одни казахи... И Крылов, весь из себя рэпер.

Но в итоге мы просчитались, проект не пошел. Крылов очень масштабно все развернул, строил огромные планы, на волне — но по финансам вылетели в трубу. Вместе потом деньги отдавали. А тур получился такой, что вместо 33 городов только 3 — в московском зале «Россия», в Самаре и Тольятти. Крылов не любит смиряться с неудачами, обходить препятствия, идет напролом до конца... Иногда это не получается. Но альбом вышел на лейбле у Александра Иратова. А позже в 1995 году мы еще раз прокатали эту программу, уже с юным Бушей Гоманом, Лешей Романовым из «Винтажа», и Юлей Началовой с ее папой.

Александр Добронравов и Сергей Крылов, архивное фото
Александр Добронравов и Сергей Крылов, архивное фото

- Как вы вообще познакомились с Сергеем Крыловым?

- На той самой студии «Рекорд». Меня с ним познакомил Андрей Разин. Сергей услышал записанную в студии кардиоцентра песню «В далеком Бискайском заливе», загорелся ее спеть, и в 1989 году в Киеве он взял с ней Гран При телепрограммы «50 на 50». Это была одна из первых наших песен с Виктором Пеленягрэ.

Именно в этот момент Разин на «Рекорде» услышал присланную кем-то кассету «Ласкового мая», и загорелся ее двигать. И двинул! 17 аншлагов в «Олимпийском» у «Ласкового мая» было в 1989 году, кажется.

- Вернемся к вашим концертам. Как сейчас проходят концерты, есть ли живой состав?

- До недавнего времени у меня были минусовки. У меня есть песни, которые все знают. Начинал я всегда с «Вечеров», причем у меня есть три версии, одна даже с оркестром. И я строил концерт на всех своих хитах, как автор, который поет все песни, которые он сочинил для других артистов — Киркорова, Лепса и других. Люди узнают эти песни, и им приятно, когда у них в гостях такой автор, да еще неплохо поющий. Это был двухчасовой концерт, в котором я рассказывал, как я писал эти песни для артистов, мог сесть за рояль, и немало своих шансоновых песен уже было в ротации...

- Это еще и с Михаилом Таничем связано?

- Да, Танич меня приметил сам. «Вечера» уже вышли. Он тогда пригласил меня домой, и предложил поработать. Дал мне пару-тройку текстов, я быстро написал на них музыку, - в среди них была «Зима», которую потом спел Лепс. Получилось почти случайно. «Лесоповал» делал ежегодные концерты в ГЦКЗ «Россия», и приглашал туда разных известных артистов петь его песни. Как-то пригласили Лепса, и он спел мою «Зиму», о чем я даже не знал, и мне было очень приятно.

Александр Добронравов
Александр Добронравов

Так вот, о моих концертах. Сейчас концепция изменилась. Я пою некоторые свои старые песни, в том числе «Где-то за тучами» на стихи Сергея Каргашина, ее тоже поет Лепс, причем на каждом концерте, она ему очень нравится. Но в целом программа совсем иная — начинаю не с «Вечеров», а с «Дома». Что непривычно — раньше я выходил, и сразу «имел успех». Сейчас мы репетируем с живой командой, у меня молодые музыканты и они очень стараются. Стало меньше бэков — потому что возить на гастроли вокалисток не всегда возможно, а зрители напрягаются, когда слышат голоса, но не видят вокалисток.

Многие песни уходят сейчас в арт-рок, почти к Габриэлю. Концертная версия будет отличаться от альбомной заметно.

- Новые песни ведь не подразумевают сидящего за роялем Добронравова, как Элтона Джона? Нужно глаза в глаза?

- Да, это именно такие песни. И они для новой аудитории, в чем-то продвинутой, более наслушанной. Больше денса. Но и для имеющейся аудитории они тоже будут интересны. Никаких саксофонов. Процентов семьдесят — совершенно новые песни. Акценты я делаю на евро-поп, от шансона мы отошли.

Нынешний программный директор «Шансона» Андрей Неклюдов был моим первым директором когда-то. Мы с ним ходили к Жечкову, когда тот охладел к «Белому орлу», просили отдать название. Но он разрешил только ремиксы сделать, что мы и сделали. Но как-то получилось, что Андрей пошел по своему пути, я — по своему, потому что появилась «Волчица»... И вот уже снова пересеклись на «Шансоне».

- Сейчас пошла тенденция среди исполнителей выкупать песни у авторов «с потрохами», чтобы потом не платить авторских и смежных. Вам часто предлагают такое как автору?

- Да нет, мне такое не предлагают. Был недавно разговор с Киркоровым, не сделать ли так, но мы твердо сказали, что авторские — за нами, пусть отчисляют в РАО. Возражений не было. Но вообще продажа песен — это не бизнес. Это бизнес, когда ты продюсер, как Матвиенко, Дробыш или Меладзе. Они покупают сразу артистами. Организаторы просят написать на больших концертах отказы от авторских, потому что там очень большие суммы, - и когда ты продюсер, ты можешь себе договориться с артистом о дележке денег. Возможно, это их главный заработок.

Если бы я не пел, я бы тоже так делал — нашел бы девочку или мальчика, заключил бы с ним договор, нашел бы директора, написал ему песен - и пусть артист работал бы. Но я пою, и пусть идет как идет. Концертов пять-семь в месяц получается за вполне приличный гонорар. Хотя с гонорарами первого эшелона сравнивать нельзя, и не надо пока. Хитов у меня хватает, но медийности маловато. Будем работать.

- Это правда, что провинциальная публика любит, когда между песнями с ней поговорят по душам?

- Да, это так. Я вообще люблю поговорить между песнями. Раньше я делал программу по календарному принципу, как песни писались, так и пел. И про каждую песню рассказывал. И про то, сколько у меня детей — а у меня их четверо. Люди любят слушать про такое, даже аплодируют. Это был формат авторского вечера.

Но вот сейчас решился изменить этот сценарий, выстроить драматургию концерта. Убираем тембры «Родеса», играем чистым фортепианным тембром. Вообще ближе к чистым оркестровым тембрам, чтобы не отвлекать зрителя от главного!

Окончание. Начало интервью - здесь.

Гуру КЕН, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»

19/11/2015 - 08:22   Поп   Новости
«Белый Орел», «Браво», «Веселые ребята», Сергей Крылов, «Лесоповал», Григорий Лепс, Филипп Киркоров... Что связывает эти звезды? Александр Добронравов.

За свою жизнь певец, клавишник и композитор Александр Добронравов написал невероятное количество хитов, поработал как певец и музыкальный продюсер с целым сонмом звезд первого эшелона, однако и сам является исполнителем более чем звездным.

После дирижерско-хорового отделения Института культуры - играть на клавишах за спиной Жанны Агузаровой, петь в «Веселых ребятах» после ухода Буйнова, сделать крутой дуэт с Крыловым, написать кучу хитов для «Белого Орла» - ой, не каждому артисту выпадают такие шоубизовские качели. А сольную карьеру Добронравов начал с «Волчицы», которая до сих активно крутится на всех радиостанциях. Это везение или закономерный успех? Пришлось спросить об этом у самого Добронравова, только что выпустившего новый сольный альбом «Нежданно-негаданно».

Александр Добронравов
Александр Добронравов

- Александр, вы — вся история российского шоу-бизнеса... Но - начнем с «Нежданно-негаданно», последнего альбома. А перед ним был The Best...

- Спасибо! Да, мы выпустили The Best перед прошлым новым годом. Мы решили закрыть этим диском тот период творчества, который был у меня до «перезагрузки», до появления продюсера Антона Дорина. У меня были старые наработки, связанные с эстетикой тех моих старых хитов конца 90-х годов — наработана программа, сделаны аранжировки. Мы подсобрали в The Best песен в разных жанрах, направлениях, представляющих меня как автора.

Новый альбом «Нежданно-негаданно» представляет собой совершенно другую музыку, другую эстетику.

- Мастеринг и сведение «Нежданно-негаданно» делали в Лос-Анджелесе. А кто делал эти аранжировки?

- На этом альбоме я впервые не касался аранжировок вообще! Будучи аранжировщиком на протяжении 35 лет, я отказался от этой работы. Только в «Ангел, 333» сохранилась почти нетронутой моя демка, и все, и то потому, что она слишком авторская. Основную долю работы со звуком сделал молодой музыкант Константин Иванов из Харькова, ему 26 лет, и он взял на себя основную ношу. Справился, я считаю, он придал музыке особенный лоск, фэшн. Сопродюсер — Евгений Рогов из Питера. У нас такая интернациональная команда, обмениваемся файлами по почте. Второй аранжировщик Илья Гребенюк придал музыке свой шарм и музыкальность.

«Нежданно-негаданно»
«Нежданно-негаданно»

- То есть как у вас строилась работа?

- Сначала я делал демо. Были старые демо, появлялись новые — они все перерабатывались аранжировщиками. Костя Иванов стал автором песни «Я с тобой». Мне было главным сохранить себя как исполнителя и автора в этих абсолютно новых для меня аранжировках.

- В основе так и остались — добрые красивые песни?

- Да! Сегодня основным двигателем наших песен в эфир стало «Авторадио». Это впервые для меня, и очень показательно. Хотя «Я с тобой» крутят и «Шансон», и «Милицейская волна», и многие другие... Хотя каких-то особенных усилий по продвижению мы не делали. А в целом благодаря Антону Дорину мы занимаемся всей работой профессионально и продуктивно. Мы заряжены на успех.

- Если предыдущие альбомы были в какой-то степени заточены на формат радио «Шансон», то «Нежданно-негаданно» сделал по звуку шаг вперед. Точнее, пол-шага вперед — это более модный, но еще не абсолютно актуальный все-таки звук? Есть желание стать модным артистом?

- Именно в этом и состоит мое желание и моя цель — добиться популярности на широком рынке, на всех форматах. Да, можно было бы сделать концептуальный альбом сразу, но зрители меня не поняли бы. Как, от шансона такой скачок к актуальной поп-музыке? Мы хотели сделать это плавно. И при этом показать меня, как артиста, разносторонним. Тут есть баллады, юморные песни, рокерские песни, денс, акустика, чистый поп, да и шансон отчасти. Так что это переходный альбом. Следующий будет гораздо концептуальнее.

В медийном пространстве шансона я присутствую постоянно, и я много сделал в этом жанре. Было много работ с Таничем и для «Лесоповала», и для себя. И это был сугубо жанровый формат. Я делал аранжировки с оглядкой на этот формат, это было не старомодно, но жанрово — с элементами ресторации, например. Что отталкивало многие широкие станции. Отчасти так было намеренно, чтобы не растерять три года работы с группой «Белый орел», чтобы это не прошло бесследно. Мне предлагали петь в «Белом орле», но я отказался. Это было отправной точкой для моей сольной деятельности.

И тут судьба послала мне «Одинокую волчицу». Которая дала мне зеленый свет повсюду, стала маячком: есть такой артист Добронравов, автор песен «Белого орла» и сольный артист. Пошли концерты, корпоративы, закрутилась жизнь.

- Кстати, «Волчица» - в некотором роде парафраз песни «Потому что нельзя», но публика этого даже не заметила, кажется. Зато песня дала мощнейший толчок вашей сольной карьере.

- Конечно, с нее все у меня и началось, как у сольного артиста. У меня есть коммерческая жилка, как у автора. Ведь как было с «Белым Орлом»? Песню «Вечера» я сначала предложил Алле Пугачевой.

- Пугачевой песня «Вечера» не понравилась?!

- Я написал ее в Нью-Йорке, когда работал там. В 1996 году я вернулся в Москву, и сразу попал в кинопроект продюсера Владимира Кильбурга («Марш-бросок», «Антикиллер»). Он предложил написать песни в стилистике городского романса, дворовых песен, но как бы модных, и раздать их артистам — Крылову, Орбакайте, Саруханову, Челобанову, Преснякову, Укупнику... Я очень быстро сделал этот проект. Это были песни «Чайный домик», В «Кейптаунском порту»... «Таганку» пела Ирина Понаровская. Но проект не пошел, осталось только видео того концерта.

Так я познакомился с Укупником, он пригласил меня на свою студию в «Олимпийском» поработать вместе. Перед новым 1998 годом я пришел и начал у него работать. Мы и сейчас с ним дружим, у него невероятная чуйка на бизнес-успех. Он дал мне помещение, я перевез туда аппаратуру, он сказал — давай, твори! В один из дней на этой студии появился Владимир Жечков. И с конца 1996 года я начал делать песни для «Белого орла». Для первого альбома я делал только аранжировки, а для второго уже предложил свои авторские песни.

Александр Добронравов и Владимир Жечков. Архивное фото
Александр Добронравов и Владимир Жечков. Архивное фото

Я понимал, что «Вечера» - это атомный чемоданчик с кнопкой. Понимал сразу, чуйка-то есть. Когда я ее написал, то расплакался в студии. Я понимал, насколько она будет близка слушателям в России. Но отдавать ее никому я не спешил. Укупнику я ее показал, и он сказал мне, чтобы я сделал демку, а он ее отвезет Алле. Демку я сделал, в песне тогда было всего 8 строчек, записал на кассету, Укупник повез. Алла прослушала всю кассету с непроницаемым лицом — и ничего не сказала! Ни плохо, ни хорошо — выслушала все до конца, не остановила, но и ничего не сказала.

А Жечков меня просил показать еще своих песен. Володя Жечков мне очень понравился своим отношением к жизни — он такой всеобщий любимчик, рубаха-парень, конец 90-х... И я понял, что у него «Вечера» могут получиться. И вот выпили коньячку, я ему ставлю - «Как упоительны в России вечера...» Прослушали ее раз 15-20, он говорит — да ведь песня хорошая! Между тем, второй альбом «Белого орла» был уже почти готов, не хватало только ударной песни.

Была еще песня «Потому что нельзя», я уже сделал ее аранжировку. Матвиенко изначально хотел ее для «Иванушек», но Жечков на каких-то бешеных условиях забрал ее у Матвиенко для себя. Мне ее принесли в виде демо, где сам Игорь пел под клавиши. Я придумал аранжировку, приехал на саксофоне сыграть Мазаев, на гитаре сыграл Девлет-Кильдеев, Маша Кац спела бэки... Кстати, это была первая песня «Орла» с живым звуком, до этого только электронику записывали. Александр Дулов, который сейчас в «Бандэрос», сыграл почти все гитарные партии на альбоме, он отличный гитарист. Интересная была работа, с 1997 по 1999 годы я работал с «Белым орлом», при мне записали три альбома.

- Может быть, Матвиенко задал такой тренд, но «Белый орел» выглядел очень фольклорно. Все эти распевы в русском духе... Я его поначалу воспринял как арт-проект, как стилизацию.

- Вова Жечков, зная специфику восприятия нашего народа, особенно женской его части, сам формировал весь свой репертуар. Все, что не цепляет души, сердца — убираем. Все песни — только об отношениях. Он знал и чувствовал, что людям понравится. Все музыканты работали отчаянно, чтобы соответствовать его требованиям. И — сработало!

- В Википедии написано, что вы работали с «Браво». Но я почему-то совершенно не помню вас там, хотя нередко ходил в те годы на концерты «Браво».

- Я там был очень короткий срок. С Женей Хавтаном я познакомился в 1979-1980 годах. Он ходил к нам на репетиции группы «Феникс», это был ВИА при институте культуры. Мы были совсем пацанятами. Я был клавишник, тяготел тогда к тяжелому року. Поскольку я быстро «снимал» клавишные партии с фирменных записей, меня туда позвали. База, где мы репетировали, была примечательна тем, что там стоял аппарат Муслима Магомаева «Динакорд». На таком аппарате можно было играть действительно крутые вещи. У всех музыкантов, которые его видели, просто раскрывались рты от восхищения.

И вот я начал там работать. Русской музыки мы не играли, играли только «фирму». Правда, две-три моих песни мы все-таки играли, но это были «патриотические» песни — как народному коллективу, нам надо было выступать на каких-то праздниках. Я там играл только в свое удовольствие — Deep Purple и прочее. Потом армия.

И вот после армии мне позвонил Хавтан, пригласил в свою группу «Браво». Рассказал, что они записали альбом, он хорошо пошел по стране, так что приезжай в ДК Коммуны, послушай. Песни были фантастические: «Кошки это кошки», «Желтые ботинки», «Медицинский институт». Альбом произвел на меня неизгладимое впечатление. Я согласился, мы сделали программу 1985-1986 года вместе с «Лотосом», «Зеркало мира» и «Рондо». Отыграли на «Рок-панораме» 1986 года в Доме туриста, еще пару месяцев поездили по гастролям.

А между тем, у меня появилась семья, надо было думать о заработке... Я уже успел поиграть в ресторанах, начал зарабатывать. С «Браво» же так совпало, что в этот момент запретили продавать алкоголь в ресторанах, и я остался без заработка, — поэтому легко согласился поиграть. Группа была уже известной, но коммерческого успеха у нее еще не было. Женя до сих пор на меня на это обижается, но уход был связан не только с деньгами! Я в тот момент понял, что свой авторский потенциал в «Браво» я раскрыть не смогу. Как пианист, клавишник работать — да. Предложить свою песню — нет. Но мне хотелось проявить себя!

- Не жалеете сейчас?

- Да, в «Браво» все было круто, модно, публика сходила с ума. Рок-звезда в 90-е годы — это было нечто. Мне были близки эти звуки, «новая волна», я один из первых в России начал слушать Police. Я всегда был на передовой, всегда был модным клавишником, «врубающимся». Поэтому Хавтан и предложил, собственно. Но... Опять же, двое детей у меня родилось, так что «жажда наживы» тоже имела значение. Период в «Браво» для меня очень ценен! Званием экс-клавишника «Браво» я горжусь. Но мне надо было реализоваться самому.

Кстати, потом под влиянием «Браво» я создал свою группу «36,6», в которой играл в том числе Андрей Разин. Он обладал и обладает уникальным даром авантюризма и при этом невероятной пробивной силой. Как-то приходит и говорит, что договорился о записи в «чазовской» студии — это была студия при кардиоцентре Чазова. О ее крутости достаточно сказать, что на ней писался знаменитый альбом Аллы Пугачевой и Юрия Чернавского. После того, как альбом Пугачевой попал в Швецию, студию Чазов закрыл. Не потому, что за границу музыка попала, а потому что с кардиоцентром о передаче музыки в Швецию не договорились и ничего им не заплатили. Чазову стали задавать вопросы о том, чем они там в кардиоцентре вообще занимаются? И Чазов ее закрыл для всех. Так вот, Разин сумел договориться о записи в этой закрытой для всех студии!

В 1986 году мы записали там 5 песен, одну из которых потом стал петь Сергей Крылов, а остальные пел Андрей Разин до самого появления «Ласкового мая». И именно с этими песнями нас взял в студию «Рекорд» Юрий Чернавский, в ней тогда работали Газманов, Матвиенко (с группой «Класс!»), Олег Кацура, Сергей Крылов, Валерий Леонтьев, Вячеслав Малежик... Ну, все! Что-то вроде поп-фабрики, по замыслу Чернавского, - чтобы там писались песни, телепрограммы, артисты ездили по гастролям, и все деньги собирались в один котел. И мы там тоже оказались, но все это было утром и днем, а вечером я продолжал работать в ресторанах... Как меня на все хватало? Я был молодой.

Продолжение - здесь.

Гуру КЕН, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»

16/12/2014 - 04:39   Классическая музыка   Концерты
«Солисты Москвы» Юрия Башмета уже не раз играли с виртуозным скрипачом Сергеем Крыловым. Но тут был особый повод.

Несколько раз в год Башмет получает уникальные инструменты из Госколлекции — Страдивари, Гварнери, Амати... И играет концерты на них в разных городах России и мира. В этот раз получилось особенно цельно: только Страдивари, четыре бесценных скрипки из разных периодов работы скрипичного мастера, от 1703 до 1727 года изготовления. Золотой век Страдивари.

Сам процесс выноса скрипок Страдивари напоминал церемонию посвящения в цари. Две скрипки в руках Башмета, две скрипки — в руках Крылова. Торжественное поднятие скрипок над головой. Белоснежный столик на авансцене, куда кладутся инструменты. А затем - «Времена года» Вивальди, где каждая из частей играется на одной из четырех скрипок Страдивари.

Юрий Башмет и Сергей Крылов выносят. Скрипки Страдивари
Юрий Башмет и Сергей Крылов выносят. Скрипки Страдивари

И сразу стоит приземлиться. Сам Башмет попозже рассказал анекдот: когда к известному скрипачу Яше Хейфецу пришли восторженные поклонники со словами «Какой инструмент, как звучит!», тот подошел к скрипке, приложил руку к уху и сказал: «Ничего не слышу».

Самое известное, может быть, барочное произведение в мире - «Времена года» Антонио Вивальди — состоит из тех самых четырех концертов. Подбирать скрипки Страдивари по временам года, в зависимости от времени исполнения, не стали. Гадать, насколько каждая из четырех скрипок ложится на каждое из времен года — дело неблагодарное. И все же. Оценить замысел без этого невозможно.

Сергей Крылов
Сергей Крылов

«Весна» на скрипке «Везувий» 1727 года из коллекции музея скрипок Кремоны — гармоничный благородный тембр, причем во всех диапазонах вплоть до низкого регистра, звенящий медью форшлаг, интимный верх. А Сергей Крылов не преминул добавить чистопородного извлечения легато — из тех, когда говорят, что «скрипка сама поет».

Соль-минорное (это важно) «Лето» на скрипке Страдивари 1719 года, на которой играли Давид Ойстрах, Сергей Стадлер, Олег Каган — это активная атака звука и звенящий, почти колокольчиковый, звук. Упоение расслабленной летней гармонией, свойственное Вивальди, чередуемое порывами стаккато, идеально легло на эту очень непростую по звукоизвлечению скрипку. Особенно тембрально эффектно в третьей части концерта звучали знаменитые раскаты эха в летней грозе.

Чопорная «Осень» на инструменте 1703 года, который некогда принадлежал Александру I, и на котором играли Лев Цейтлин, Михаил Вайман, да и сам Юрий Башмет (в период чудных экспериментов с Олегом Каганом) с певучим, почти флейтовым звуком. Как же это выглядело! Лукавый взгляд Сергея Крылова, рваные волокна смычка, певучий плач великой скрипки... Как потом выяснилось, как-то во Франции Башмету принесли две инкрустированные коробочки для канифоли и сурдинки, которые были преподнесены Александру I для этой скрипки. И старик, родственник мастеров, чуть не забыл эти коробочки. Но Башмет окликнул его, и вернул коробочки...

И, наконец, величественная «Зима» на инструменте 1710 года, на коем играли в разные годы Александр Могилевский, Елизавета Гигельс, Игорь Безродный, Рубен Агаранян. Тонко расщепленный тембр, подобно человеческой хрипловатости, и при этом бережный хорошо темперированный верхний регистр. Бог весть, по каким критериям подбирали эти скрипки, но все случилось практически идеально.

Сергей Крылов и Юрий Башмет
Сергей Крылов и Юрий Башмет

Кстати, нельзя не отметить задор Сергея Крылова — он не побоялся внести некоторую джазовость в «Зиму» и «Осень», буквально атакуя затактами и чувственными сбивками длительностей. Вышло индивидуально и с отменным вкусом, что лишний раз говорит о высочайшем исполнительском классе Крылова.

А во втором отделении был Петр Чайковский. «Солисты Москвы» сыграли с Юрием Башметом сначала Andante cantabile для альта и струнных (автора переложения для альта не назвали, к сожалению) — и на сцену зала Чайковского вернулся тот любимый многими пронзительный и лиричный Башмет. Великий альтист Башмет.

Великий альтист Башмет
Великий альтист Башмет

Затем последовало разговорное шоу Башмета. Он, как водится, для начала лукаво сообщил, что его «уговорили» выйти поговорить. А затем долго и смешно рассказывал байки из музыкантской жизни, перемежая представлением всех инструментов из Госколлекции, которые были в этот вечер у «Солистов Москвы», заодно предлагая своим музыкантам коротко сыграть на каждом, чтобы слушатель прочувствовал звук каждого в отдельности. На самом деле, конечно, это давно отлично отрепетированный просветительский номер в исполнении Башмета и «Солистов Москвы». Неожиданности — только в выборе фрагментов произведений. В этот вечер, например, прозвучала даже «Улыбка» Шаинского. Особенно любопытно было услышать альт Альбани, тот самый, на котором играл «Альтист Данилов», точнее его прообраз — музыкант из оркестра Большого театра. Альт Альбани в России один, так что ошибки быть не может.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Среди новых баек от Башмета — полет в космос. В зале сидел «космический доктор» из Центра космонавтики. Башмет рассказал, что тот звал его в космос, на полном серьезе. «Я выдержу это?» «Будешь тренироваться, все выдержишь, я уже договорился. Медицина поможет». А жена доктора отговаривала, дескать, ее муж — сумасшедший... Тренировки еще не начались, оговорился Башмет.

Достойным финалом исторического, чего уж там, концерта стала Серенада для струнного оркестра Петра Чайковского в исполнении «Солистов Москвы» под дирижерской рукой Башмета.

Юрий Башмет и «Солисты Москвы»
Юрий Башмет и «Солисты Москвы»

Вадим ПОНОМАРЕВ, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

25/09/2013 - 01:00   Классическая музыка   Концерты
ГАСО России им. Е. Ф. Светланова в очередной раз продемонстрировал свой высокий профессионализм, блистательно исполнив программу под управлением приглашённого дирижёра Андрея Борейко в Большом зале Московской консерватории.

Именно качество звучания оркестра при выступлениях с приглашённым дирижёром, вне зависимости от того, нравится он оркестрантам или нет, служит одним из главных критериев технического состояния оркестра, его профессионализма, степени самоуважения его музыкантов и понимания ответственности каждого за имидж своего художественного руководителя.

Что касается симпатий оркестрантов к Андрею Борейко, то достаточно было посмотреть, сколько их окружило его после концерта. А в ходе концерта была очевидной печать удовольствия на лицах многих оркестрантов.

Дирижирует Андрей Борейко
Дирижирует Андрей Борейко

Программа была очень интересной. Первое отделение открылось «Симфоническими вариациями» Витольда Лютославского (1913–1994), чьё столетие со дня рождения отмечается в этом году наряду с Бенджамином Бриттеном, и двухсотлетием – Верди и Вагнера. Это первое, по признанию Лютославского, «настоящее произведение», начатое им ещё в студенческие годы, и законченное в 1938 году после двухлетней службы в армии. Главная тема «Вариаций…» имеет откровенно фольклорный славянский характер. Сочинение состоит из темы и семи вариаций, весьма изобретательно, если не сказать виртуозно, оркестрованных. Вариационные циклы по своей природе часто носят фрагментарный характер. Не составили исключение и эти вариации, но так как по замыслу Лютославского они исполняются без перерыва, то фрагментарность преодолевается единой линией развития, заложенной автором и блестяще реализованной А. Борейко, сумевшим собрать вариации в единую форму.

Прекрасно корреспондировал с фольклорным источником «Вариаций» и Второй скрипичный концерт Белы Бартока, написанный в 1938 году, в сложное для композитора время, на фоне растущей напряжённости в Европе и в самой Венгрии, диктатор которой Хорти выступал как союзник Гитлера. После Аншлюса Австрии в 1938 году, оккупации Чехословакии в 1939 году и началом Второй Мировой войны перед Бартоком встал вопрос об эмиграции. Он сам пишет: «Собственно говоря, моим долгом было бы уехать, пока ещё возможно». Композитора останавливало сомнение, сможет ли он на 58-м году жизни зарабатывать себе на хлеб в чужой стране. Тем не менее, Барток переправляет архив своих сочинений сначала в Швейцарию, а затем в Англию. Оставаясь на родине, Барток уходит во внутреннюю эмиграцию, вспоминает молодость, свои путешествия по деревням и сёлам, находит вдохновение в фольклоре. Но чаша эмиграции его не миновала.

Второй скрипичный концерт открывает группу поздних сочинений Белы Бартока. В этот период композитор отходит от резких созвучий, возвращаясь к диатонике. Сольная партия скрипки в концерте очень виртуозна, но отличается от традиционных партий популярных скрипичных концертов. Она требует, кроме всего прочего, не только богатой звуковой палитры, но и немалых физических сил. Второй скрипичный концерт Бартока, оставаясь тональным сочинением, в чём-то, особенно в экспрессивности и даже в использовании народной темы, близок к скрипичному концерту Альбана Берга (1935). Первое исполнение Второго скрипичного концерта Бартока состоялось в апреле 1939 года Амстердамским оркестром «Concertgebouw» под управлением Виллема Менгельберга, солист – Золтан Секей, которому посвящен концерт.

Сольную партию в концерте 15 сентября очень хорошо, даже можно сказать безукоризненно, исполнил Сергей Крылов. Страдивари «Scotland University (1734)», предоставленный ему Фондом Страдивари в Кремоне, звучал великолепно. Крылов и оркестр, руководимый А. Борейко, составили замечательный ансамбль, проявив полное взаимопонимание. Мощно и энергетически наполненно прозвучала у Крылова первая часть Allegro non troppo и интересные каденции. Вторая часть Andante tranquilo была и солистом, и оркестром пропета. В третьей части Allegro molto Крылов легко и органично переходил от красивых лирических эпизодов к экспрессивным.

Сергей Крылов и дирижер Андрей Борейко
Сергей Крылов и дирижер Андрей Борейко

На бис Сергей Крылов виртуозно, с внешней лёгкостью, исполнил Прелюдию – первую часть Второй сонаты Изаи для скрипки соло ля минор, ор. 27 № 2.

Во втором отделении Андрей Борейко великолепно продирижировал Второй симфонией ре мажор, ор. 73 Брамса. Симфония была прекрасно выстроена дирижёром как единое целое. Интерпретация А. Борейко носит печать западной манеры – она сдержаннее эмоционально, нежели привычные нашему слушателю открытые помпезные формы, исполненные этаким широким и даже жирным «мазком». У Андрея Борейко вся симфония прозвучала с отменным, нигде не нарушенным вкусом. Не потеряв широкого брамсовского дыхания, Борейко не упустил и мелких деталей партитуры, блестяще показав их. Вторая симфония Брамса, гармоничная и светлая по своей природе, удачно уравновесила экспрессивно-тревожную музыку первого отделения.

По исполнению всей программы у меня не находится ни единого замечания ни к дирижёру, ни к оркестру, ни к солисту.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Вера ЖУРАВЛЕВА

Справка:

Андрей БОРЕЙКО родился в 1957 году в Ленинграде, окончил Ленинградскую консерваторию им. Н. А. Римского-Корсакова как дирижёр-хоровик и оперно-симфонический дирижёр. С 1989 по 1989 годы был главным дирижёром Симфонического оркестра Свердловской филармонии. В 1991 году началась блестящая международная карьера А. Борейко. Он был главным дирижёром Бернского симфонического оркестра, Филармонического оркестра г. Познань (1991–1997), Йенского филармонического (Германия, 1998–2003) и ряда европейских симфонических коллективов.

В 1998–2001 гг А Борейко являлся дирижером Российского национального оркестра, сотрудничает с крупнейшими мировыми коллективами, такими как Берлинский, Венский, Мюнхенский, Нью-Йоркский, Лос-Анджелесский филармонические, Дрезденская Штатскапелла, Гевандхауз в Лейпциге и многими другими. В сезоне 2012/13 Борейко занял должность музыкального директора Национального оркестра Бельгии. Не так давно А. Борейко сроком на пять лет назначен музыкальным директором Филармонического оркестра в Нэйплсе (штат Флорида).

Андрей Борейко имеет многочисленные записи на CD, на радио и телевидении. Он записал много музыки Дмитрия Шостаковича (1, 4, 6, 9, 15 симфонии, оригинальную версию Сюиты из оперы «Леди Макбет Мценского уезда»), ныне живущих Арво Пярта, Валентина Сильвестрова.

Сергей КРЫЛОВ родился в 1970 году в семье выдающегося скрипичного мастера Александра Крылова и педагога ЦМШ по фортепиано Людмилы Крыловой. Обучаться игре на скрипке начал в возрасте пяти лет, через год дал свой первый концерт. В ЦМШ занимался с Сергеем Кравченко и Абрамом Штерном. В восемнадцать лет музыкант завоевал первый приз на Международном конкурсе им. Р. Липицера в Гориции (Италия), после чего начал обучение у Сальваторе Аккардо в Академии «Вальтер Стауффер». Широкую известность молодой скрипач получил после того, как был награждён первым призом на конкурсе им. Антонио Страдивари в Кремоне и первым призом на престижном конкурсе Фрица Крейслера в Вене.

Сергей Крылов выступал в Большом зале Московской консерватории, Концертном зале имени Чайковского, Большом зале Санкт-Петербургской филармонии им. Шостаковича, на сценах Берлинской и Мюнхенской филармоний, в залах Musikverein и Konzerthaus в Вене, Théatre des Champs-Elysées и Salle Pleyel в Париже, Megaron в Афинах, Bozar в Брюсселе, Suntory Hall в Токио, Teatro Colon в Буэнос-Айресе, China National Concert Hall в Пекине, Teatro la Fenice в Венеции, театр La Scala в Милане и др.

Музыкант выступал со многими всемирно известными оркестрами, среди которых Венский симфонический, English Chamber Orchestra, симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии, Симфонический оркестр Мариинского театра, Российский Национальный Оркестр, Camerata Salzburg, камерный оркестр «Солисты Москвы», Dresden Staatskapelle Symphony Orchestra, Государственный оркестр «Новая Россия», Atlanta Symphony Orchestra, Токийский симфонический оркестр, Пекинский симфонический оркестр, Hessischer Rundfunk, Deutsche Radio Philharmonie, оркестр «Джузеппе Верди» в Милане, Filarmonica Toscanini, Гамбургский государственный филармонический оркестр, Копенгагенский филармонический оркестр и др.

Владимир ОЙВИН