Сергей Старостин

10/12/2018 - 14:29   Микс   Концерты, Этно и world-music
В клубе Алексея Козлова прошла III Российская премия этнической музыки Russian World Music Awards с участием звезд российской world music.

Награждать лучших этнических музыкантов года вышли Андрей Котов («Сирин»), Сергей Старостин, Инна Желанная, Владимир Потанчок (RADIO_FM, Словакия), Мария Архипова («Аркона»), Марина Гуляева (фестиваль «Купальская сказка»), а в зале были замечены Борис Базуров и множество других музыкантов. Вели церемонию основатель RWMA Наталия Мязина и основатель фестиваля «Вот Этно» Юрий Романов, онлайн-трансляция шла на сайте клуба.

Сергей Старостин награждает коллектив «Под облаками»
Сергей Старостин награждает коллектив «Под облаками»

В отличие от прошлогоднего награждения в зале ЦДХ, атмосфера в уютном джазовом клубе А. Козлова на Маросейке получилась скорее дружеской. Выступления артистов шли сразу на двух сценах на разных этажах паба, и желающие курсировали меж этажами, мирно обмениваясь впечатлениями. Победителей, кроме приза зрительских симпатий, отбирало международное профессиональное жюри. Неудивительно, что фаворитами стали те, кто имеет наибольшой экспортный (гастрольный) потенциал на европейском фолк-рынке. Так что начнем с итогов.

Итоги III Российской премии этнической музыки Russian World Music Awards 2018

  • Лучший молодежный проект: «Под облаками» (Москва)
  • Лучший новый проект: «Абстрактор» (Воронеж)
  • Лучший аутентичный проект: «Затопленные песни» (Иркутск)
  • Приз зрительских симпатий: «Неизвестный композитор» (Архангельск-Москва)
  • Лучший экспериментальный проект: Khoomei Beat (Тува)
  • Лучший этно-музыкальный журналист: Лев Беляков («Своё Радио»)
  • За вклад в развитие этно-музыки: «Иван Купала»
  • Гран При Российской премии этнической музыки Russian World Music Awards, Лучший этнический проект: Alash Ensemble (Тува)

Инна Желанная награждает «Абстрактор»
Инна Желанная награждает «Абстрактор»

Не все смогли доехать. Например, из-за гастролей не смог приехать главный победитель этой премии, тувинский Alash Ensemble. И приз за него получили Khoomei Beat, обещавшие передать статуэтку в целости и сохранности. Кстати, в этом году статуэтка представляет собой натуральные деревянные поленья с выточенными на них названиями номинаций и логотипом премии, к ней полагается диплом победителя.

Награждение группы «Иван Купала»
Награждение группы «Иван Купала»

Конечно, гордость каждой RWMA – выступления победителей и гостей премии. Высочайший профессионализм, верность этнической культуре и изрядная доля экспериментальности всегда присутствует в наличии. И стоит согласиться со словами основательницы премии Наталии Мязиной (см. ниже), что каждый сет на премии — во многом эталон, демонстрация всего самого лучшего, что есть на российской этно-сцене.

Сергей Старостин
Сергей Старостин

Сергей Старостин с самого начала и задал высочайшую планку, сначала потешкой-скороговоркой «Про козу», затем «Надоела жизнь, надокучила» под гусли и «Глубоко». Затем выступил воронежский экспериментальный проект «Абстрактор» (обладатель премии «Лучший новый проект»), сразу смело взявшись за хорошо знакомую по исполнению мэтра Старостина песню «Макарий». «Абстрактор» - такой по-хорошему фьюжн с роялем, клавишами, гуслями, басом и барабанами. Где-то в основе джаз, но такой еще джаз, - то в духе «Вежливого отказа», то ранних «Звуков Му», то «Аукцыона» - и все весьма максималистично. Музыканты прекрасные, и когда им удается создавать мощный драйв, - публика благожелательно воспринимает даже самые сложные инструментальные конструкции. Особенно стоит отметить композицию «Егорина гора», как бы позаимствованную из репертуара их же проекта «Цёй».

«Абстрактор»
«Абстрактор»

Тувинские профи из Khoomei Beat, победившие в номинации «Лучший экспериментальный проект», сразу взяли быка за рога, показав упругую рокерскую ритм-секцию в сочетании с национальными инструментами и, конечно, горловым пением. Недавно у них вышел первый сольный альбом «Хову черге...», заглавную песню из него они тоже исполнили, а заодно наглядно продемонстрировали публике все три основных стиля горлового пения — хоомей, каргыраа и сыгыт. Это было столь зажигательно, что один музыкант из Khoomei Beat выскочил на свободное место перед сценой, и исполнил весьма экспрессивный танец на радость зрителям.

Khoomei Beat
Khoomei Beat

Завершилась программа главной сцены сетом победителя прошлогодней премии RWMA супер-группы Seven Eight Band. Супер-группы, потому что в ней собраны самые известные музыканты московской этно-сцены: Андрей Танзю, Антон Кончаков, Геннадий Лаврентьев, Дмитрий Игнатов, Олег Маряхин, Пётр Талалай, Дмитрий Симонов, Евгений Лебедев. Имена говорят сами за себя. Ради Российской премии Seven Eight Band, обычно играющий северо-индийский фьюжн, сыграл преимущественно балканскую программу, в которую органично влились авторская Gypsy Liquor и даже менгрельская колыбельная, появившаяся благодаря новой солистке Екатерине Надареишвили (известной по «Акапелла Экспресс»).

Seven Eight Band
Seven Eight Band

А этажом выше выступили Таисия Краснопевцева, победитель в номинации приз зрительских симпатий «Неизвестный композитор» и победитель в номинации «Лучший молодежный проект» - объединение «Под облаками». Ну и нельзя не отметить прекрасный джем-сейшн с участием Khoomei Beat, «Под облаками» и Сергея Старостина — русский распев в соединении с тувинским, ради шутки и без «Хавы Нагилы» не обошлось...

Борис Базуров:

Премия интересная, она такой всегда и была. Порадовали ребята из Иркутска, интересное приближение к аутентике, мощное фолк-моделирование. У всех участников — высокий класс музыкантов, у нас умеют играть world без привязки к каким-либо этническим преференциям. Они осваивают музыку мира, как в свое время белые музыканты осваивали джаз. Можно поздравить организаторов, такие фестивали нужны. Мир сейчас разбегается по своим отдельным комнатам, и именно world music скрепляет общество. Здесь на премии представлен широкий спектр музыкантов из разных регионов России. Хочется верить, что со временем это приведет к прорыву, к новым идеям. Мне есть с чем сравнить, класс музыкантов радикально вырос по сравнению с тем, что было у нас еще 20 лет назад. Всех приглашаю на свой юбилейный концерт 26 мая.

Российская премия этнической музыки Russian World Music Awards продолжает оставаться главной и фактически единственной пока профессиональной премией в области этно-музыки в России. Этот сегмент чрезвычайно пестр и неоднороден, к тому же усилиями властей практически скрыт от массовой публики. Государство ограничивается поддержкой нескольких крупных профессиональных коллективов, практически игнорируя поддержку множества мелких фолк-коллективов в стране. Музыканты не получают помещений под репетиции, покупают инструменты за свой счет, гастролируют на свой страх и риск. А ведь это основа национальной культуры — народная песня и народная музыка. Когда невежественные чиновники поймут важность и ценность сохранения народной культуры — неизвестно, ну а Russian World Music Awards делает свое великое дело, опираясь только на поддержку в этно-сообществе и немногочисленных чутких спонсоров.

Наталия Мязина:

Я считаю, что прошло все потрясающе, сама не ожидала! Я была ведущей на сцене, но волнения не испытывала. Все получилось гармонично, как мне кажется. Публика очень всех нас поддерживала, спасибо ей. Выбор победителей нашим жюри мне кажется очень точным. В этом году проголосовала по большей части только международная часть жюри, из россиян успел проголосовать только один член жюри. Иностранцы хорошо понимают в маркетинге, в том, что нужно европейскому слушателю. Они видят рынок в целом. Мы хотим собрать жюри, которое может помочь музыкантам — пригласить на фестиваль, написать статью и т. д. Если бы у нас была возможность оплатить приезд жюри, многие бы приехали бы на церемонию. Но такой возможности у нас нет.

В прошлом году мы по организации ушли в большой финансовый минус. В этом году такой возможности не было, мы написали около 50 писем с просьбой поддержать премию — в банки, большие корпорации, малые компании в сфере йоги или вегетарианства. Финансово поддержал нас Владимир Коновалов, работающий в «Роснано», он мой друг, мы с ним вместе учились. Поддержали несколько малых компаний, они выделили подарки для музыкантов, ведь они приезжают за свой счет. В этом году мы вышли в ноль. На церемонию мы приглашаем выступать только главные, «эталонные» группы, которые показывают нынешний высокий уровень этно-музыки в России. Показывать группы, к уровню которых должны стремиться другие музыканты.

Будет ли жить премия дальше? После этой церемонии я вся на восторженных эмоциях. Но мне, конечно, надо подумать о будущем премии. Каждый год я жду, что у премии появятся партнеры, спонсоры, заинтересованные лица, которые помогут в ее проведении. Жду золотую рыбку. Но они не появляются, к сожалению. Так что пока вопрос открыт.

Очень хотелось бы, чтобы в 2019 году Russian World Music Awards продолжила работу, и помогла бы отметить труд самых выдающихся этно-музыкантов страны.

Гуру КЕН
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

21/10/2018 - 04:21   Микс   Концерты, Этно и world-music
15-летие питерская фолк-группа «Отава Ё» отпраздновала выходом нового альбома «Любишь ли ты» и большими концертами в Москве и Санкт-Петербурге.

С альбомом, правда, вышла некая закавыка. В делюкс-издании он продавался пока только на этих двух концертах, а заказать в магазинах или стриминг-сервисах его можно будет только с 1 ноября. Логики в этом нет, но так получилось. CD с толстым и очень приятным на ощупь картоном за 700 рублей на концертах расхватывали, как пирожки.

Отава Ё

На московский концерт в большой зал клуба «ТеатрЪ» пришло около 500 человек, что очень неплохо для фолк-группы (а ВИП-балконы и вовсе битком). Вообще-то «Отава Ё» - самая гастролирующая ныне российская фолк-группа по европам, да и в самой России у них масса преданных поклонников. Для детей до 12 лет предусмотрен бесплатный вход, так что на танцполе можно было увидеть пританцовывающих детишек самого разного возраста. И это очень прогрессивно — к русскому распеву они приучаются с самого детства, в отличие от большинства их сверстников.

Отава Ё

В пятый студийный альбом «Любишь ли ты» вошли песни, которые уже хорошо знакомы поклонникам по концертам. Но вот студийные версии могут стать сюрпризом даже для них. Например, поскольку записаны с фитами некоторых известных этно-музыкантов. На презентациях «Отава Ё» попыталась привлечь всех участников записи. В Москве появились мэтр Сергей Старостин, ансамбль «Измайловская слобода», участники «Иван Купала» Алексей Румянцев и Роман Ломов, бузники (да, танец с бревном был!) и еще много кто.

Роман Ломов и «Отава Ё»
Роман Ломов и «Отава Ё»

Неспешно начали с «Камаринской». «Что за песни» начались с психоделического гитарного соло от Алексея Скосырева (вообще показавшего себя тут с самой лучшей стороны). Начало концерта омрачал только дисбаланс ударных. В «Отава Ё» весьма ажурные аранжировки, и барабанщик Денис Никифоров играет стоя, используя почти всегда только бочку и тарелки. С тарелками было что-то не то, их было мало, а когда слышны — слишком громки. Но чуть позже появился и ведущий барабан, да и баланс наладился.


Видеозапись презентации в Санкт-Петербурге

Неизменный концертный хит «На речке, на речке» (той самой, в исполнении Леонова в фильмах Данелия) с неизменным пояснением лидера группы Алексея Белкина о том, как сам Леонов не любил петь эту песню, но «режиссер заставлял». Чистейшее трехголосие. И надо сказать, что умение «Отавы Ё» пользоваться многоголосием буквально завораживает, - поют эффектно и очень чисто. Причем не академически, а именно бытово и чисто. Это ценно.

«Измайловская слобода» и «Отава Ё»
«Измайловская слобода» и «Отава Ё»

«Сельская фолк-дискотека» началась с музыки Георгия Фиртича из мультика «Приключения капитана Врунгеля» и плавно через «Шизгару» перетекло в «Кадриль». Сначала обычную, а потом с ускорением. От курганской бабушки скрипача Дмитрия Шихардина, оказывается, музыканты услышали на гастролях в Кургане ироничную народную песню «Раз прислал мне барин чаю».

На концерте было объявлено, что штатная скрипачка группы Юлия Усова сразу после питерской презентации уходит в декрет (животик у нее уже весьма округлый, девятый месяц все-таки!). Ну, и представили нового басиста Василия Телегина.

Сергей Старостин и «Отава Ё»
Сергей Старостин и «Отава Ё»

Сергей Старостин спел сразу две песни сольно («Перепелка» с изумительным богатством тембров и вокального мастерства, и бабушкину потешку-скороговорку «Потешка про козу»), - звукачу стоило бы убрать реверы на скороговорках, - а затем вместе с группой «Отава Ё» тверской наигрыш «Завидочка». Тут и бузникам место нашлось.

В заглавной 8-минутной песне альбома «Любишь ли ты» (довольно малоизвестной, кстати) на трех четвертях а капелла в нужных местах подмогла.

Феномен успеха «Отавы Ё» в том, что они вовремя сумели распознать потребность широкой аудитории в развлекательной подаче русского распева. Не смурного, а именно что веселого. Смурного-то уйма, а вот потанцевать под веселые русские песни почти не под кого. Была «Иван Купала», да ушла куда-то (но Алексей Румянцев и Роман Ломов помогают группе, за что им низкий поклон). При этом «Отава Ё» умеет сохранять хрупкий баланс между танцевальностью и музыкальностью как таковой. Начинали-то они вовсе как уличная группа. Это востребовано на Западе, и нужно нашей широкой публике, стремящейся к осознанию национальной идентичности. На бытовом уровне это просто — слушать русские песни либо в поп-аранжировках Бабкиной и Кадышевой, либо в поп-шоу Варвары, либо в веселом многоголосии «Отавы Ё». Боле податься некуда. И «Отава Ё» отлично делает свое дело.

«Буза» и «Отава Ё»
«Буза» и «Отава Ё»

Завершался концерт зажигательными хитами «Ой Дуся, ой Маруся», «Сумецкая» (с тем самым бревном и драками), «Лезгинка», «Финская полька» и другими. Алексей Белкин с волынкой в руках еще успевал и коленца выдавать. Это было настоящее шоу.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Отава Ё

Отава Ё
15/08/2018 - 09:52   Микс   ТВ и радио
8 сентября по субботам в вечернем эфире телеканала «Россия К» стартует новый проект – «Квартет 4х4».

Проект «Квартет 4х4» – это фестиваль-конкурс, в ходе которого квартеты-участники продемонстрировали своё мастерство в исполнении как уже известных, так и новейших произведений, искусство аранжировки, а также умение работать в направлении «кроссовер». Например, необычными испытаниями для участников стали «баттлы» на лучшую импровизацию или совместное музицирование с приглашённой звездой в формате «4+» и даже с членами жюри.

Жюри
Жюри

Мастерство участников оценивал «квартет» авторитетнейших музыкантов. 4 мнения и 4 оценки. Это профессионалы с мировым именем: пианистка, солистка Московской государственной филармонии, лауреат премии Президента РФ Екатерина Мечетина; пианистка, педагог, заслуженная артистка РФ, основатель фестиваля «Парижская музыкальная весна» Людмила Берлинская (они сменяли друг друга); рок-музыкант, радиоведущий, актёр, создатель и лидер группы «Ва-Банкъ», заслуженный артист РФ, организатор фестиваля альтернативной музыки «Учитесь плавать» Александр Ф. Скляр; мультиинструменталист, этнограф, певец, музыкальный продюсер, телеведущий Сергей Старостин и исполнитель на контрабас-балалайке, заслуженный артист РФ, один из основателей легендарного «Терем-квартета» Михаил Дзюдзе. Ведущий проекта тоже имеет к квартету самое непосредственное отношение. Это один из участников популярнейшего «Квартета И» Камиль Ларин.

В проекте «Квартет 4х4» приняли участие 16 коллективов из разных городов России: квартет русских народных инструментов «Exprompt», ансамбль старинной музыки «Alta Capella», джазовый квартет К. Хазановича, фортепианный квартет им. Ипполитова-Иванова, струнный FX Quartet, квартет тромбонов «Music Брасс», квартет флейт «FluteMasters», женский вокальный квартет «Узорика», квартет балалаек Уральской консерватории, Российский квартет саксофонистов, квартет аккордионисток «Эдельвейс», ансамбль ударных «MarimbaMix», Чижик-джаз-квартет, crossover-квартет «StradiВаленки», арт-квартет Тима Дорофеева и квартет «Алина Филиппова & The Band». Все квартеты-участники абсолютно разнообразны по составу – ни один из них не повторяет другой! При этом все они профессионалы высочайшего класса, способные работать в нескольких направлениях и открытые для экспериментов и нестандартных задач.

Соревнование проходило в три тура. После первого тура осталось 8 квартетов, после второго – 4. Эти 4 квартета-финалиста и стали лауреатами проекта. Среди них телезрители с помощью sms-голосования выберут «самый обаятельный и привлекательный» квартет, о котором будет объявлено на заключительном Гала-концерте 22 октября 2018 года.

Гала-концерт состоится в Концертном зале имени П.И. Чайковского и станет настоящим парадом квартетов – в нём примут участие все 16 коллективов. А одним из сюрпризов концерта станет исполнение знаменитого цикла А.Вивальди «Времена года» в уникальной аранжировке для 16 квартетов.

14/08/2018 - 20:58   Микс   Концерты, Джаз, Этно и world-music
Третий по счету фестиваль русской и финской культуры «Кукушка 2018» прошел в Выборге не где-нибудь, а около местного Эрмитажа. Звезды этно-музыки выступали в фантастическом по видам местечке: зеленая травка, вид на море с портовыми кранами и сразу две сцены, главная и малая.

Этот третий получил серьезную поддержку от государства: Президентский грант в размере 1,7 млн руб, еще 100 т.р. от Ленинградской области, да еще консульство Финляндии помогло с аппаратурой. Отец-вдохновитель — Сергей Старостин, наше все в русской этнике и по совместительству глава Российского Фольклорного союза. А движущая сила — Паша «Африканда» Коротков, известнейший фолк-музыкант, к тому же женатый на этнической финке. Да и где, как не в Выборге, такое вообще делать?

Состав музыкантов подобрался на зависть любому фолк-фестивалю. Помимо самого Старостина и его «Проще простого», приехали европейские уже звезды «Отава Ё» (Питер), нашумевшая «Карелия» (оттуда же), изысканное этно-джазовое New folk trio с Натальей Скворцовой (Москва), легенда русского фолка Борис Базуров Сотоварищи (Москва), прекрасные местные фолк-коллективы, плюс финские супер-группы Accrowbatics и Frigg.

Пресс-конференция
Пресс-конференция

Вообще-то логичным было спросить у оргов, зачем такое разнообразие — есть же, в конце концов, мощная финно-угорская культура в России, весьма гармонично соотносящаяся с финским разнообразием. А именно таких на фестивале вроде как почти нет! Сергей Старостин ответил, что целью было показать лучших на пространстве европейской России, а Сергей Коротков добавил, что первые фестивали начинались именно с финно-угорской эстетики, но затем решили демонстрировать все самое лучшее. Так и получилось, забегая вперед, но без местного фольклора никак не обошлось — особенно поразил семейный ансамбль «Рёнтюшки» из дер. Рапполово, исполняющий почти аутентичную музыку ингерманландских финнов…

«Рёнтюшки»
«Рёнтюшки»

Кстати, на фестиваль «Кукушка» приехали еще глава Фольклорного союза Финляндии Пяйви Юленен-Виири и консул по культуре и СМИ генконсульства Финляндии Анна Лайне. Так вот, Пяйви Юленен-Виири рассказала, что Фолксоюз Финляндии работает по системе государственных грантов от правительства, и немалая доля от них достается самим музыкантам — на визы, проезд в разные страны, помощь в гастролях.

Первый день 11 августа стал главным концертным днем фестиваля. Его открыл «Донской дуэт» из Москвы, весьма именитый — Дмитрий Морозов руководит народным хором Гнесинки и Центром русского фольклора ГРДНТ имени В.Д. Поленова, дуэт стал финалистом «Музыки Земли 2017». Это вполне узнаваемая донская протяжная песня с казачьими аллитерациями и кристальной чистотой нот. Им только дай попеть. На малой сцене во дворике Эрмитажа-Выборг они устроили целое казацкое шоу. А из местных коллективов запомнился выборгский DarkRiver, этно-фьюжн на тему старинных песен, дрейфующий к ирландско-кельтской основе. Средневековый стоицизм «ДрабгрИбори» (авторские песни!) тоже вызвал искреннее уважение.

Действо морскими ветрами то и дело сдувало на зеленую поляну, там питерский Театр народной драмы устраивал забавные хэппенинги с саблями и погребением есаула и девицы. А «Выборгское бальное общество» выводило настоящие бальные танцы с должной чопорностью. На малой сцене немалое количество зрителей собрал зажигательный театр «Папьемашенники» (Петербург), над приключениями Петрушки хохотали и дети, и взрослые.

Хедлайнеры не оплошали. Заминку вызвала разве что редко концертирующая «Карелия», лучший новый word-music проект 2017 года по RWMA, которая даже после 3,5 часового саундчека/репетиции не смогла быстро настроиться. Ника Гаврилова не обладает ярким или техничным вокалом, но очень искренно доносит свои переживания, заражая своим настроением зрителей. Еще в «Карелии» прекрасный валторнист Илья Леонтьев (солист Государственного Рогового оркестра), темперирующий динамический диапазон до невозможных будто величин.

После не очень сложившегося сета питерской Mozaika (даже европейский суперхит Ederlezi не зазвучал) феерически выступила хельсинкская Accrowbatics: четыре диатонических баяна (пара двухрядных и пара трехрядных), контрабас и гитара. Без перкуссии, хотя она тут очень даже напрашивается, - но музыканты непреклонны. Это принцип. На основе финского фольклора они создают зажигательные авторские композиции. Точнее, поначалу не очень-то зажигательные, но ощутив холодные ветра, заиграли именно что танцевальные. Тут кстати пришелся десант из финских туристов: они педантично плясали все, что положено, и с таким радужным выражением лиц, что усомниться в «счастье есть» было невозможно.

Accrowbatics
Accrowbatics

Откровенным хедлайнером стал, конечно, питерский ансамбль «Отава Ё». Тут танцевали все, и именно тут наблюдался аншлаг — более 600 зрителей перед сценой. И танцы. Частушки, наигрыши — все это в исполнении «Отавы Ё» превращается в зажигательный деликатный перформанс. Алексей Белкин успел рассказать, как песню «На речке, на речке» не любил Леонов и очень любил Данелия: «Но на съемочной площадке режиссер главнее!». Мастерство музыкантов действительно фееричное, хотя в группе нет супер-инструменталистов, они берут именно что коллективным драйвом. Что «Финская полька» («Извините, но у каждого народа есть песня, которую ассоциируют с ним, пусть она даже до смерти всем надоела»), что любая мелодия делается так, что это праздник всегда и навсегда. Фантастическая группа.

Отава Ё
Отава Ё

Патриарх русского фолка Сергей Старостин с Клевенским и Марио спел самые известные, наверное, свои песни. При этом умудрился вместо саундчека начитать несколько русских частушек и наговоров, аки рэп. Что вызвало бурную реакцию зрителей. Эталонное выступление, что уж там.

Frigg
Frigg

А вот от финского Frigg никогда не знаешь, чего ждать. Они обрушили на головы слушателей изысканный академический струнный сет в духе nordgrass (блюграсс в северной традиции). Лидер Алина Ярвелья была прекрасна, как всегда. Нюанс в том, что опять же никакой перкуссии, и от условного Грига расстояния никакого, все кристально чисто.

New folk trio
New folk trio

А в ночи выступили экспериментаторы. New folk trio погрузило в джазовые пертурбации Натальи Скворцовой фолковый вокал Евгении Савинковой (в поле остались уже сугубо эстеты), а Борис Базуров Сотоварищи сотворили целую прог-роковую симфонию — размеренные молоты Александра Брагина били как кувалды, и стик с гуслями Базурова чертил причудливые размеры вкупе с позвякиваниями перкуссий Антона Мартынюка. Это было более чем достойным завершением большой концертной программы «Кукушки 2018».

Борис Базуров
Борис Базуров

12 августа на фестивале прошли мастер-классы и лекции. А в лютеранском соборе Петра и Павла состоялась премьера «Таежной мессы» финского пастора Арво Сурво с участием хора им. Микаэля Агриколы. Это тонкая интерпретация христианских рун, собранных в Карелии и Ленинградской области, завершающаяся пронзительными перезвонами колоколов. В залах Эрмитажа в Выборге прошли конференции фольклористов, обсуждающих тенденции движения и будущее этники в России.

Этника в России действительно стоит на перепутьи, в отличие от Финляндии практически не поддерживаемая государством. Недавняя печальная история с Российским фольклорным союзом наложила свой негативный контекст. Тем важнее любые живые проявления адекватности и профессионализма, как на «Кукушке». И отдельное спасибо сайту газеты «Выборг», организовавшему прямые телетрансляции с площадки фестиваля, конечно.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Алексей ДЕНИСОВ и автор текста

07/08/2018 - 12:12   Микс   Интервью
Известный российский этнограф, мульти-инструменталист, телеведущий, собиратель и исполнитель русского фольклора считает, что как погода, так и сам фестиваль «Кукушка» порадуют публику. Сюрпризы будут только приятными!

III российско-финский фестиваль культуры «Кукушка»-2018 пройдёт 11-12 августа в Выборге в Выставочном центре «Эрмитаж – Выборг». Хедлайнер «Кукушки»-2018 Сергей Старостин поделился горячими пред-фестивальными новостями.

- В нынешнем году «Кукушка» проводится в партнёрстве с Выставочным Центром «Эрмитаж – Выборг». Что, по-вашему, оно даст обеим сторонам?

- Взаимовыгода очевидна. Историческое пространство Эрмитажа уже само по себе является «намоленным», имеющим свои определённые культурные традиции. На мой взгляд, его наполнение расширенным культурным контентом обогатит и «Кукушку» и площадку, на которой будет проводиться фестиваль. Будет звучать не только традиционная фольклорная, но и духовная, средневековая музыка, а также этно-фьюжн – современная форма воплощения традиционной культуры. Жанровая палитра «Кукушки» расширяется, это один из позитивных моментов развития фестиваля.

- В музейных интерьерах зазвучит старинная музыка на аутентичных инструментах. Вот вы, кларнетист по музыкальному образованию, играете на рожках, гуслях и других народных инструментах, в том числе старинных. И в Выборге есть исполнители, играющие на аутентичных инструментах. Насколько это, с вашей точки зрения, интересно и перспективно? Нужно ли вообще заморачиваться на эту тему людям, живущим в XXI веке? Время-то идёт вперёд, что-то неизбежно отживает, уходит…

- Если человек углублённо изучает старинные инструменты и старинную музыку, адекватно и правильно её исполняет – на доброе здоровье. В Европе мейнстрим средневековой музыки есть уже давно; успешно существуют барочные коллективы, их творчество востребовано. У нас же никто не запрещает реконструкторам воспроизводить одежду какого-нибудь исторического периода и региона, разыгрывать в данных образах эпизоды истории. Это познавательно, интересно, зрелищно.

Инструменты должны звучать, если они когда-то были. Сегодня есть знатоки и мастера игры на таких инструментах – почему же этому не звучать? Это привлекает не только простого слушателя. Подчас и профессиональным музыкантам, которые обжились в другом творческом поле, будет любопытно послушать такую музыку, пощупать сами инструменты, пообщаться с исполнителями. Чем шире фестиваль представляет жанровый спектр музыки, тем он привлекательней для публики.

- Есть ли в России коллективы, играющие на аутентичных русских народных инструментах?

- Конечно. Например, ансамбли владимирских, нерехтских рожечников, ансамбль «Русичи», ансамбль тверских рожков «Зубцы», играющий на реконструированных русских средневековых инструментах. Таких коллективов в России масса, и, уверен, на нашей «Кукушке» они обязательно сыграют.

- Про пушки и муз. Насколько сейчас приемлемо продвигать культурные идеи в пространстве, где все только и думают о своём вооружении, дабы защититься от реальных и выдуманных врагов? Имеет ли культура хоть какое-то значение в этот непростой период?

- В любом случае культура является послом мира и дружбы. Если мы говорим о тех государствах, которые сегодня находятся в оппозиции по отношению к России – как бы там ни проталкивалась идея изоляции нашей страны, но именно на уровне культуры пробиваются бреши, и общение происходит. Я думаю, что все, даже самые оголтелые политики прекрасно понимают важность этого момента. Невозможно перекрыть, обрезать все источники воды, и нужно сохранять, крепить связующие нити. Культура в этом процессе играет роль главного звена и естественной формы развития взаимоотношений между народами.

- Сразу вспоминается популярный советский хит: «Это песню не задушишь, не убьёшь…»…

- Да, возможно. В этом тексте есть хорошие слова «вторит песне той весь шар земной».

- В программе «Кукушки»-2018 обозначено выступление хоровых коллективов, поющих в храмах. Почему было принято решение поднять этот пласт культуры?

- Встречный вопрос: а почему мы должны ограничивать себя только фольклором? Чтобы проект успешно развивался, нужно по максимуму использовать художественный спектр – лишь бы это не было банальным, пошлым и примитивным. Расширение границ всегда дополняет, насыщает содержание фестиваля. Традиционная культура изначально содержит в себе духовную основу. В определённый исторический период появился жанр хорового искусства, который имел свой исток именно в церковной жизни. Он вышел оттуда в мир как одна из перспективных форм единения людей перед Богом через музыкальный язык. Церковный и фольклорный хоры не отменяют, а дополняют друг друга. Именно в хоре ярко звучит духовная основа традиционной культуры.

- Фольклорное хоровое пение – это импровизация?

- Не совсем. Когда мы говорим о традиционной культуре, в которой поют совместно – это ещё не хор с точки зрения современной науки. Никогда в традиции не пели по партиям; они появились в церковных и светских академических хорах. Это разные музыкальные технологии. В партии один голос поют сразу несколько человек, а в традиции такого не бывает. В фольклорном ансамбле голос одного человека может не совпадать с голосом другого. А это не совсем импровизация: здесь в рамках канона – определённого традицией музыкального поля – у каждого из участников коллектива существует свобода выбора и прочерченная этой свободой своя линия.

- Как же проявлялась эта свобода в пении?

- Обратимся к истории: исстари центром прихода было село, в котором стоял храм как место общей молитвы и единения. Туда приходили жители соседних деревень. Вне стен храма люди пользовались своей местной традиционной культурой – водили хороводы, встречали весну, провожали Масленицу, играли свадьбу. У них был свой жанровый набор традиционных обрядовых песен. Некоторые сельчане пели на клиросе духовно-служебную музыку. И традиционная культура накладывала свой отпечаток на исполнение: в разных деревнях, разных регионах страны эта музыка впитывала свои диалектные особенности. Она не была абсолютно канонической, выхолощенной, это было живое действо и исполнение. Её колорит в том и состоял, что в сельских церковных хорах пели деревенские жители – носители традиционной культуры.

- И в рамках «Кукушки» мы получим возможность прикоснуться к этим истокам, возможно, уловить что-то новое для себя.

- Имеющий уши да услышит.

- В нынешнем году у «Кукушки» ярче выражен местный акцент. Но жителям Выборга, наверное, интересно посмотреть-послушать столичных и зарубежных гостей…

- Конечно, фестиваль развивается. Но место его приписки – Выборг. Было бы странным не пригласить местные составы, которые, я знаю, по уровню содержания и исполнения вполне хороши. Развитие музыкального направления, которое тяготеет к традиционной культуре и опирается на неё – а это в основном происходит в городах – имеет разные векторы. Каждый выбирает для себя что-то одно. А фестиваль предлагает разные модели творческой палитры. Мне кажется, фестивальное время, предоставляющее возможность увидеть всю эту палитру, выступает аккуратным, деликатным педагогом. Артисты смотрят друг на друга, и это часто является не только поводом присмотреться к тому, что делают их коллеги, но и своеобразной творческой ревизией: «В тренде сейчас вот это, а не то, что я привык исполнять…». Творчество коллег по цеху помогает уловить, на каком уровне находишься ты сам, что можно поменять в себе, как обогатиться за счёт присутствия трендовых составов. Здесь нельзя ничего отрицать, не нужно ни от чего отмахиваться. Это же не конкурс, а открытое фестивальное пространство.

- Что вы думаете о дальнейшей перспективе проекта?

- Давайте сначала посмотрим, как «Кукушка» покажет себя в пространстве Эрмитажа. Если фестиваль пройдёт успешно – верится, что это будет именно так – будем думать о том, как более глубоко и всесторонне озвучивать, обживать это пространство. В конце концов, фестиваль должен обрести своё место. Мы знаем, что бывают путешествующие фестивали, не имеющие «порта приписки». Мне кажется, «Кукушка» должна обрести своё «гнездо» и обжить его обстоятельно, надолго, вникая в детали. Это как с домом: вы въезжаете в своё жилище, и всё встаёт на свои места. Вы понимаете, что здесь печь – место для хозяйки, а вон там место для хозяина, тут детский уголок, и так далее. Надеюсь, что взаимодействие с Эрмитажем даст свои положительные плоды, и после анализа прошедшего можно будет говорить о будущем.

- Словом «дом» можно назвать и весь Выборг.

- Конечно. Он может разойтись по разным пространствам, когда события фестивальной программы одновременно будут проходить и в Эрмитаже, и в библиотеке Алвара Аалто, и на городских улицах и площадях.

Город будет под крыльями «Кукушки». Но многое будет зависеть от заинтересованности властей – областного правительства, администрации Выборгского района, деятелей культуры этого региона. Почувствуют ли они интерес и перспективу нашего фестиваля? Всё будет зависеть от ресурсов и, в первую очередь, от желания это сделать.

- Проводить open air в Выборге – определённый риск. Зрители волнуются: как бы не было дождя!.. Между тем в вашей гастрольной практике неоднократно бывали случаи, когда удавалось останавливать дождь прямо в ходе своего выступления.

- Я не возьму на себя смелость говорить, что смогу остановить любой дождь. Хотя такое в моей практике случалось неоднократно и на Алтае, и в Саянах, и в самой Москве. Ты просишь Природу грянуть как можно сильнее – чтоб она быстрее выдохлась и дала возможность проводить дальше фестиваль уже в нормальных условиях.

Не думаю, что на этом нужно делать какой-то особый акцент. Зачем концентрироваться на страхе? Кто хочет – тот делает, кто не хочет – ищет повод. Вспомним русскую поговорку: волков бояться – в лес не ходить. Если вы хотите, чтоб у вас был фестиваль, хотите быть ему сопричастными – разве хмурая и дождливая погода станет серьёзным препятствием? Фестиваль проходит раз в год и звучит всего полтора дня; вряд ли в эти часы Выборг накроет тотальный ураган. А дождь был и прошёл.

Давайте отодвинем в сторону поводы не идти на фестиваль. Наша «Кукушка» – праздник, который дарит всем много интересных и радостных событий. Ведь люди, несмотря на погодные риски, приезжают в Выборг, вкладывают в подготовку и проведение фестиваля свой эмоциональный и художественный потенциал. Я говорю не только об организаторах фестиваля, но и о многочисленных зрителях. Нужно просто прийти и порадоваться.

- В общем, дождя бояться – «Кукушку» не проводить.

- Наш фестиваль пройдёт при любой погоде!

МарфаFOLК, timeofart.ru

29/06/2018 - 10:53   Микс   Новости

7 июля в усадьбе Захарово пройдет семейный фестиваль под открытым небом «Традиция».

Идея «Традиции» принадлежит писателю Захару Прилепину и продюсеру Эдуарду Боякову, программа разработана в сотрудничестве с музеем-заповедником А.С. Пушкина.

На десяти площадках будет звучать музыка - фольклор и классика, рок и рэп, пушкинские стихи и стихи современных поэтов, авторские лекции и шумные дискуссии на актуальные темы.

В уголках парка и на зеленых полянах развернутся игры и мастер-классы, ярмарки и фудкорты. Только на «Традиции» можно будет пообщаться со звездами, вместе прогуляться по аллеям и отведать вкусной домашней кухни.

На фестивале планируется более 60 мероприятий. Среди участников – Инна Желанная и Сергей Старостин, Филипп Нодель и ансамбль исторических инструментов Les Moscovites, этно-фьюжн трио Varevo и цыганский дуэт «РадаНик», хор «Казачий Кругъ» и рэпер Типси-Тип, легендарные «АВИА» и известная питерская группа «Аффинаж», писатели Захар Прилепин и Сергей Шаргунов, историки Павел Басинский и Олег Шишкин, поэты Анна Ревякина и протоиерей Артемий Владимиров, известный скульптор Василий Селиванов, создатель русского стрит-арта Евгений Фатеев и многие другие. Фестиваль ожидает гостей из Санкт-Петербурга и Саратова, Омска и Екатеринбурга, Грузии и Донецкой Народной Республики.

Любимые гости фестиваля - дети: их ждут спектакли Елены Трещинской и Анастасии Коваленковой, вологодские сказки Екатерины Куваевой, беседа со священником и встреча с героями сказочного Лукоморья. Всей семьей можно будет поучиться игре на народных инструментах, плетению венков, быстрому ткачеству, повеселиться в хороводе и, конечно, посетить Музей.

В театральной афише «Традиции» - музыкально-поэтические чтения пушкинских поэм «Руслан и Людмила» и «Евгений Онегин» и премьера поэтического спектакля «Царский венец», посвященная столетию расстрела семьи последнего русского Императора. В основе действа – цикл стихов и прозы протоиерея Артемия Владимирова. Режиссер – Эдуард Бояков. Завершит фестиваль музыкальный перформанс на воде.

Программа фестиваля


название

название
18/04/2018 - 02:37   Микс   Интервью, Этно и world-music
Известный фольклорист, этно-вокалист Сергей Старостин рассказал о текущем состоянии дел в Государственном Центре русского фольклора, о проблеме авторских прав для фольклорных экспедиций, цифровизации архивов экспедиций и об отношении в целом российских властей к национальному нематериальному наследию.

Интервью было сделано для информационного портала "Русло". Мы даем прямую речь от Сергея Старостина.

(О ЦЕНТРЕ РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА)

Центр русского фольклора - это прежде всего деятельность, это сохранение основных направлений деятельности. Пока мы справляемся, хотя очень сложно, потому что нам действительно не хватает человеческих ресурсов, нам не хватает специалистов. Ставить вопрос о расширении круга сотрудников пока не приходится, нам нужно адаптироваться. Адаптация проходит, взаимодействие есть. У нас несколько направлений работы сейчас. Это сохранение постоянно действующей экспедиции центра в те регионы, в которые мы традиционно выезжали (это Волгоградская и близлежащие области). Взаимодействие с регионами на предмет обсуждения проблемы архивной деятельности, сохранение архивов, понимание, какая необходима помощь. Разработка разных модельных стандартов тех или иных проектов, в частности модельный стандарт центров традиционной культуры России. Его надо прописать. Чтобы потом через соответствующие структуры этот стандарт начал действовать в регионах. Чтобы при домах народного творчества, существующих у нас во всех регионах России, эти стандарты начинали действовать.

Вопрос актуализации самый животрепещущий на сегодняшний день. Потому что поиск форм актуализации традиционного нематериального культурного наследия продолжается всегда. И здесь надо расширять границы, больше взаимодействовать с живыми человеческими потоками, с людьми, непосредственно заинтересованными в этом. Наши проблемы настолько не просты, что уже сложившимся составом мы не способны в полной мере их решать. Они выходят за рамки не просто компетенции, а человеческих ресурсов.

Страна у нас огромная, в ней несколько часовых поясов, мы далеки друг от друга территориально, но можем стать близкими благодаря общению. Все, что может дать сегодня современная система коммуникации, все это надо использовать. В рамках центра это использовать сложно по многим причинам. Не хватает человеческого контента, человеческого ресурса. А развивать общественную работу можно по линии Фольклорного союза и по линии создания новых сообществ, молодых прогрессивных в хорошем смысле этого слова, которые бы в этом участвовали. В частности анонсы всех этих акций типа “#Поддержи фолк “ или “#Бессмертный фолк” - это большое дело, но оно требует постоянства. И я думаю, что региональные силы и наши сообщники могли бы тоже в этом поучаствовать. Я думаю, что не всегда надо ждать какого-то указания из центра. Можно действовать вполне самостоятельно, предлагая и нам какие-то истории. Сейчас появляется довольно много разных инициатив в рамках Фольклорного союза и его московского отделения и, главное, есть места, где можно эти инициативы соответствующим образом презентовать.

Есть такая инициатива под названием Русло. Я думаю, она о себе заявит в полную силу в ближайшее время. Идет обсуждение программ, шагов и действий. Каким образом и куда нам двигаться. Идей на самом деле много, но не хватает сейчас объединенных усилий. Общественность наша должна возбудиться на тему того, кому же собственно принадлежат национальные недра.

(ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ НА МАТЕРИАЛЫ ЭКСПЕДИЦИЙ)

С одной стороны, если говорить просто, фольклорист едет в экспедицию, сталкивается или встречается с какой-то личностью, либо с коллективом. Он их интервьюирует, задает им какие-то очень важные для познания этой культуры вопросы, получает ответы и уезжает, забрав этот материал с собой. И здесь, естественно, возникает вопрос: а кому принадлежит этот материал?

Если мы существуем в современном правовом поле, то информация, сообщенная этим человеком на местах, принадлежит ему, поскольку он ее вам сообщил. С другой стороны, она принадлежит и фольклористу, потому что он задал наводящие вопросы и получил на них ответы. То есть, это можно рассматривать как журналистское интервью, а можно как интеллектуальную собственность. И юридически эта тема никоим образом пока не решена. И каким образом быть с тысячами или десятками тысяч записей, хранящихся в частных коллекциях или в специализированных учреждениях. Каким образом вообще относиться к этим недрам? Что они из себя представляют и кто ими может пользоваться? И может ли кто либо ими пользоваться без разрешения?

Общеизвестно, что срок действия интеллектуального права истекает по прошествии 50 лет. Все, что было записано до 1968 года, вы в принципе уже можете цитировать, можете этим пользоваться без оглядки на условных наследников или еще на что-то. Это утратило свою юридическую силу. Но все, что записано после 1968 года, требует каких-то подтверждений, юридического обоснования и так далее. Если мне брать свои экспедиции, в которых я участвовал самостоятельно с 1983 года, то я фактически не доживу до того момента, когда смогу свободно этим пользоваться. С другой стороны, наверное, в научных изысканиях, в научном направлении выходят статьи и существуют ссылки на архивы. Это не носит коммерческого характера, хотя может вызвать массу вопросов у юристов, если вдруг обнаружатся наследники. Прецеденты такие есть. И уже некоторые народные исполнители, которым кто-то что-то шепнул на ухо, при встрече с фольклористами или с людьми, которые пытаются их записать, говорят: “а мы не хотим, чтобы вы это делали, потому что вы можете это использовать в коммерческих интересах. Вы можете на этом наживаться, а мы не хотим, чтобы вы на нас наживались”. Это говорят им и их собственные внуки. Мол, с какой стати они вас записывают, а потом на этом будут зарабатывать деньги.

(О ЦИФРОВИЗАЦИИ АРХИВОВ ЭКСПЕДИЦИЙ)

Мы попали в достаточно щекотливую ситуацию: огромные залежи архивов и записей по стране! Только что я принял участие в семинаре, посвященном основным архивам. Приехали представители российских консерваторий (Казань, Петербург, Саратов, Москва). Они рассказывали о своих архивах, о том, как они существуют и на каких основаниях, каким образом там все устроено и разложено по полочкам.

И все хорошо, если забыть о том, что даже у самых продвинутых архивов, которым является, например, архив Московской консерватории, оцифровано процентов 20. Как раз по 60-е годы и оцифровано! Редкие-редкие коллекции выборочно оцифрованы из более позднего времени записи. О чем это говорит? Мы надеемся, что эта бедная магнитная пленка, на которую когда-то делались записи, проживет еще 50 лет. Возможно, физически она проживет, но только слой весь магнитный за это время осыплется. Мы фактически потеряем эти культурные недра, которыми мы все время машем как знаменами на всех углах, говорим, что мы такие богатые, мы столько всего собрали-записали, мы невероятно богаты. А чем мы потом будем махать?

Магнитной лентой без магнитного напыления уже, просто элементарной целлулоидной пленочкой? Это действительно печально, и никоим образом пока не решается на государственном уровне. Решением этих проблем занимаются люди на местах, сердобольные люди, которые любят свое дело, которые не мыслят себя без этого дела, которые всячески бьют во все колокола, кричат о том, чего не хватает. На самом деле реальное спасение архивов - это не дело даже кучки фольклористов, это национальное дело. И должна быть национальная программа.

С архивом центра сейчас все более-менее благополучно. Архив переехал, на его разборку потребуется, наверное, год работы. Наш архив процентов на 90 оцифрован, первичный этап преодолен. Дальнейшее будет осуществляться уже по ходу, когда произойдет разборка архива. Хуже с провинциальными архивами, с архивами региональными. Архив Новосибирска, который лежит по домам, архив Екатеринбургской консерватории, который просто на ниточке висит. Он не оцифрован. Целые национальные собрания. Архив Южного и Среднего Урала. Тот же архив Саратовской области. Архив Волгограда. Их можно перечислять бесконечно. Более-менее благополучная ситуация с архивом Санкт-Петербургской консерватории. Он в значительной степени оцифрован. Там другая проблема. У них сейчас нет подходящего места, они ютятся в общежитии.

(ОБ ОТНОШЕНИИ ВЛАСТЕЙ К НЕМАТЕРИАЛЬНОМУ НАСЛЕДИЮ)

На самом деле мне не понятно отношение нашей власти, руководства и правительства к национальному нематериальному наследию. Как не была ясна позиция власти при наших разборках с министерством культуры, так и остается не ясной. Ибо министром было сказано, что мы при департаменте поддержки искусства и народного творчества, возможно, создадим отдел, который будет заниматься традиционной культурой, то есть нематериальным культурным наследием. Ну, воз и ныне там!

Если мне каким-то чудом, с помощью моих друзей-соратников-единомышленников удалось бы эту идею все-таки донести до власти и найти для нее достойное финансирование, я думаю что можно было бы очень многие вещи выправить. Поиск этих мифических сокровищ в пределах пяти лет или путей их обретения по крайней мере. Либо нам надо выносить эту идею, что мы собственно и делаем благодаря таким встречам, выносить на всеобщее обсуждение и тогда единым народным фронтом решать. Но каждый должен определиться, какое место он в этом процессе занимает.

(О ФОЛЬКЛОРЕ СЕГОДНЯ)

Центростремительность нашего бытия уже достигла абсурда, все стремится к центру. Здесь скапливаются главные ресурсы, мыслительные процессы, технологии. А Россия...

Когда-то нашими великими предками для чего-то начиналась история освоения пространства вокруг себя. Урал, Сибирь и так далее. Для чего были освоены эти пространства и закреплены за Российской Империей? Сейчас у нас государственное устройство несколько иное, нежели имперское. Тем не менее, на этих пространствах жили люди, они осваивали эти земли. Что сегодня происходит? У нас глобализация дошла до абсурда.

Мы питаемся из одного источника, а источников должно быть много. Это и есть суть спасения человека. Он не может приникнуть к одному источнику, потому что не хватит этого источника. К чему это говорю? К тому, что локальные фестивали - своего рода продолжение идеи сегодняшних людей, прогрессивных в хорошем смысле этого слова, думающих о пространстве, которое нас окружает. Развитие территорий, на которых жили люди, но потом в силу определенных ситуаций люди оттуда ушли.

Вот характерный пример. Териберка, Мурманская область. Поселок, где когда-то жили поморы, занимались промыслом зверя, рыбы, на этом стояли, держались, имели культуру, обычаи, традиции. Поморов в Териберке не осталось. Но приехали новые люди, которые тоже занимаются промыслом, пытаются какую-то инфраструктуру поддерживать, хотят там жить. На вопрос социологов о том, кем вы себя ощущаете, как себя идентифицируете, вы кто? Они отвечают: “мы хотим быть наследниками поморов“. Не имея к этому с позиции культуры ровным счетом никакого отношения. Они никакие не преемники поморов, но они хотят быть наследниками поморской культуры. Это разве не повод, чтобы людям помочь? Дать какие-то знания, музыку, песни, обрядовую часть, дать им понимание, чем жили поморы. Это не означает, что поморская культура возродится, вовсе нет. Но у них появится глубинный смысл привязки к этой территории, основополагающий какой-то. И может быть, их внуки на этой территории будут жить, полноценно ощущая себя поморами. Почему нет?

Мне кажется, что подобного рода локальные фестивали очень важны, - чем дальше от центра, тем становится более знаково, щемяще, правдивее. Я бывал на многих подмосковных фестивалях глобального толка. Хорошо, погоня за огромным количеством людей характерна для многих маркетинговых компаний. Но за этим количеством теряется качество и теряется лицо человека. Поэтому если есть, чем гордиться и что делать на каком-то локальном уровне, за это надо цепляться. Это тоже достойно и внимания и уважения.

Просто часто не срабатывают механизмы финансовой поддержки на федеральном уровне. Мы, находясь в Москве, высказывая свои пожелания, можем быть гораздо хуже слышимы, нежели люди в провинции. Кто-то там наверху сейчас тоже понял, что невозможно бесконечно обездоливать и бесконечно высасывать, нужно что-то все-таки давать, чтобы люди поняли, что их жизнь тоже важна, - не только те люди, которые близко здесь у кормушки, могут быть услышаны. И хватит уже уповать на дядю. Человек может сам многое сделать, если захочет. Я знаю великие примеры!

Быстрый поиск:
14/03/2018 - 10:09   Микс   ТВ и радио
На телеканале «Россия К» запускается производство нового уникального проекта – «Квартет 4х4».

Проект «Квартет 4х4» – это фестиваль-конкурс, в ходе которого квартеты-участники будут демонстрировать своё мастерство в исполнении как традиционных, так и новейших произведений, искусство аранжировки, а также умение работать в направлении «кроссовер». Например, необычными испытаниями для участников станут «баттлы» на лучшую импровизацию или совместное музицирование с приглашённой звездой в формате «4+».

В проекте примут участие 16 коллективов из разных городов России, самых разнообразных по составу, но непремено профессиональных, достигших высокого уровня исполнительского мастерства, способных работать в нескольких направлениях и открытых для экспериментов и нестандартных задач. После первого тура их останется 8, после второго – 4. Эти 4 квартета-финалиста станут лауреатами проекта, а один из них – победителем, который получит Специальный приз.

Александр Ф.Скляр
Александр Ф.Скляр

Судить участников будут профессионалы с мировым именем: пианистки Екатерина Мечетина и Людмила Берлинская (они будут сменять друг друга), рок-музыкант Александр Ф.Скляр, мультиинструменталист, этнограф Сергей Старостин и композитор Максим Дунаевский.

Ведущий проекта тоже имеет к квартету самое непосредственное отношение. Это один из основателей популярного «Квартета И» Камиль Ларин.

В заключительном гала-концерте выступят все 16 коллективов-участников, а одним из сюрпризов концерта станет исполнение знаменитого цикла А.Вивальди «Времена года».

Эфир на телеканале «Россия К» в апреле текущего года.

05/12/2017 - 03:21   Микс   Этно и world-music
Центр русского фольклора (ЦРФ) с 1 января 2018 года объединят с Государственным российским домом народного творчества имени Поленова (ДНТ).

Об этом заявил министр культуры России Владимир Мединский.

Глава Минкульта подчеркнул, что центр останется автономным подразделением, а его руководитель Дмитрий Морозов займет пост заместителя директора ДНТ Татьяны Пуртовой. «Задача объединенной структуры — усилить работу как по традиционному направлению Дома народного творчества, так и по сохранению и популяризации русской культуры, чем занимался центр», — отметил Мединский.

Министр пообещал, что финансирование и штат ЦРФ не сократятся: «Я попросил на длительный период установить полное эмбарго на любые кадровые решения, чтобы каждый сотрудник центра нашел свое рабочее место».

В объединенной структуре появится общий архив. Минкульт дополнительно профинансирует создание общей библиотеки ЦРФ и ДНТ, добавил Мединский.

Заместитель руководителя ЦРФ Сергей Старостин, комментируя итоги переговоров, заявил, что «вывеска и название учреждения имеют серьезное значение». «Если мы поставим традиционную культуру ниже, чем художественную самодеятельность и клубное творчество, то мы несколько нивелируем порядок и понимание вещей, которые происходят в обществе», — подчеркнул он.

Государственный центр русского фольклора был создан в 1990 году по инициативе Российской академии наук и Минкульта. В 2016 году учреждение было передано в управление Центра культурных стратегий и проектного управления (Роскультпроект).

Вопрос об объединении Центра русского фольклора (ЦРФ) с Государственным российским домом народного творчества имени Поленова (ДНТ) обсуждался с 2012 года. Об этом министр культуры России Владимир Мединский рассказал корреспонденту «Ленты.ру».

«Наконец вопрос созрел — у организаций очень много смежных направлений работы, они друг друга дополняют, у ДНТ есть сеть, которой у центра нет», — подчеркнул чиновник.

По словам Мединского, протесты против объединения структур не вызваны «идейным конфликтом» фольклористов и работников клубно-досуговой сферы. «Это достаточно искусственная история. Они всегда спорят — даже сейчас мы почти два часа общались — о том, что находится в приоритете, нужно ли сначала изучать или актуализировать, тратить средства на поддержку молодежных фольклорных инициатив или сохранять самобытность забайкальского казачества. Это в большей степени научный спор, который вылился в общественное пространство, а конфликта как такового нет», — объяснил чиновник.

«Люди боялись, что, как часто бывает, в процессе перевода кого-то уволят. Мы все эти вопросы сняли, более того, финансирование традиционных русских культурных проектов пообещали увеличить. Будут введены дополнительные гранты, все сотрудники получат возможность трудоустройства с 1 января в том статусе, в котором они работали, вся зарплата сохранена. Центр и сейчас работает, как автономное подразделение в составе Роскультпроекта. Просто это вообще совершенно другая структура, она никак не связана с фольклором и наукой», — подчеркнул Мединский.

Министр связал заинтересованность ведомства в работе Дома народного творчества с масштабным обновлением региональных домов культуры. «Мы тратим более четырех миллиардов рублей ежегодно на строительство, реконструкцию, капремонт и оборудование сельских ДК. И поэтому нам очень важен контент, который там будет, чтобы они не превратились исключительно в сельские дискотеки. Объединенная структура будет в том числе заниматься контентом клубного движения в стране», — заявил он.

Мединский также пообещал назначить в Минкульте ответственных за взаимодействие центра с ДНТ, а в перспективе — учредить отдел, который будет отвечать за традиционное аналоговое творчество.

Быстрый поиск:
02/12/2017 - 04:28   Микс   Компромат, Этно и world-music
Судьба ГЦРФ снова висит на волоске. В соцсетях появилась петиция в адрес министра культуры РФ Владимира Мединского, составленная сотрудниками Государственного Центре русского фольклора. Авторы петиции в буквальном смысле слова умоляют руководителя Минкульта спасти ГЦРФ от окончательного развала.

Как известно, год назад в Москве случился большой скандал. Министерство культуры РФ едва не закрыло Государственный Центр русского фольклора (ГЦРФ). Центр является единственной организацией в России, которая осуществляет крупномасштабную научную и практическую деятельность по сохранению и продвижению в нашем обществе традиционной русской культуры.

В СМИ, интернете, да и в реальной физической жизни по всей стране поднялась могучая протестная волна. И, как говорится, отстояли. С большими или меньшими потерями, но ГЦРФ остался на плаву, хотя и без одного из своих главных вёсел – самостоятельного юридического лица. А именно: статуса самостоятельного Федерального государственного бюджетного учреждения культуры, имеющего право получать финансирование из государственного бюджета.

Стоит отметить интересную деталь: данный статус юрлица, принадлежащего Центру русского фольклора почти три десятилетия, одномоментно перешёл в руки Роскультпроекта – организации, созданной, надо полагать, в те же рекордные сроки. Новая структура Минкульта поглотила ГЦРФ, существенно понизив его в ранге до уровня отдела. Генеральным директором Роскультпроекта был назначен Олег Иванов (к слову, один из основателей современной российской практики социологических и маркетинговых исследований в кинематографии, секретарь Союза кинематографистов РФ). Руководство Роскультпроекта клятвенно заверило фольклористов, что все реализуемые Центром проекты будут финансироваться в прежнем режиме и что можно смело подавать заявки на будущее.

А уже в октябре 2017 года случилось революционное решение (пока устное) о «переподчинении» Центра Государственному Российскому Дому народного творчества (ГРДНТ). Штат сотрудников сократится вдвое (год назад уже прошла кастрация, урезавшая его наполовину). Заодно у Центра отберут и помещение, в котором он сейчас ютится в качестве бедного приживала-пасынка, будучи в составе Роскультпроекта.

Сегодня рабочее место всех специалистов ГЦРФ – холодный неотапливаемый подвал (понятно, что остальные работники Роскультпроекта, включая его руководство, не столь закалены и физически крепки, чтобы самоотверженно трудиться в таких условиях). Коробки с бесценными архивными материалами и библиотечным фондом до сих пор не разобраны. А зачем, коли грядет новый переезд, а там, глядишь, и небытие?

Помимо петиции, собравшей сегодня уже более 23 тысяч подписей, замруководителя ГЦРФ Сергей Старостин опубликовал видеообращение.

А в соцсетях появились видео с хештегом #поддержифолк, на которых фольклорные ансамбли и сольные исполнители высказываются в поддержку центра.

Мнение чиновников: «Мы ликвидируем «задваивание» штата»

Предысторию рассказал мэтр русского фольклора – этнограф, учёный, мультиинструменталист, композитор, музыкальный продюсер, телеведущий Сергей Старостин. Кроме всего прочего, Сергей Николаевич является заместителем руководителя ГЦРФ по вопросам актуализации нематериального культурного наследия. Он не скрывает своего негодования и иначе, как церберы, своих «визави» не называет:

- Наверное, в очередной раз судьба испытывает наши возможности на прочность. Оттого, что не разобраны архив и библиотека, мы не можем работать полноценно. Видимо, ликвидаторы Центра не придавали особого значения этой ситуации. А библиотечный фонд собирался почти тридцать лет – это большая ценность, не говоря уже об архиве, который уникален и аналогов не имеет. Теперь понятно, почему нам до сих пор не дают всё это разобрать и нормально работать.

Сергей Старостин
Сергей Старостин

Увольнения наших сотрудников уже идут – в связи с устным распоряжением главы Департамента государственной поддержки культуры и народного творчества Андрея Малышева. Разъяснение такое: часть фольклористов передадут в Дом народного творчества. Остальные либо слишком стары (опыт и профессионализм не в счёт), либо слишком молоды (желание приобщиться к традиционной культуре никого не волнует), третьи – совместители (балласт, чего уж там) и пр. Дело как таковое церберов не волнует в принципе.

Вот что по этому поводу говорят сами чиновники.

15 ноября генеральный директор Роскультпроекта Олег Иванов заявил корреспонденту ИА REGNUM, что решение передать Государственный центр русского фольклора под надзор Государственного Российского Дома народного творчества разумно, так как теперь центр будет развиваться в составе профильной организации со схожими задачами.

«Вполне разумно, что центр будет теперь работать и развиваться в составе профильной организации – ГРДНТ, который работает с регионами и хорошо зарекомендовал себя в развитии клубной деятельности и актуализации нематериального наследия. Госзадание на центр фольклора не будет сокращено – в этом нас заверил руководитель департамента Минкультуры Андрей Малышев. Но сколько будет сотрудников – об этом рано судить, это зависит и от самих сотрудников, и от руководства ГРДНТ. Я думаю, что нужно исходить из круга задач, и ещё не должно быть «задваивания» штата», – завил Олег Иванов».

А как на самом деле?

- Сергей Николаевич, разъясните, из-за чего вообще возник данный конфликт.

- В Министерстве культуры на уровне замминистра нет чёткого понимания того, какой работой занимается наш ГЦРФ: что мы делаем, какое значение это имеет для России и для традиционной культуры в целом. Чиновники проводят абсолютный знак равенства между клубной самодеятельностью – самодеятельным народным творчеством – и традиционной культурой. Беда в том, что в кабинетах не видят (или не хотят видеть) разницы. Они говорят: в России есть структура, которая существует почти сто лет – система Домов народного творчества, ГРДНТ. В некоторых её подразделениях есть отделы, которые на местах занимаются традиционной культурой. В них присутствуют 1-2 специалиста, но – далеко не во всех, а, как правило, в областных центрах. В Домах культуры таких специалистов нет вообще. Вдобавок ко всему Дом народного творчества является всероссийским и курирует вопросы культуры по всей стране. Все народы, проживающие на территории России, имеют право на представительство в ГРДНТ. А наш Центр занимается изучением и пропагандой культуры титульной нации – русской культуры. Так было и так продолжается.

Чиновники из Министерства культуры считают, что мы дублируем функцию ГРДНТ. Поэтому из всех подразделений, которые находятся, существуют и работают близко, в Москве, они выбрали «жертвенного ягнёнка» в лице ГЦРФ, у которого можно юридический статус отобрать. Перенаправив часть сотрудников Центра в подразделения московского ГРДНТ, они планируют тем самым закрыть проблему. А по сути – получить юридический адрес для осуществления в дальнейшем каких-то своих планов. Заодно и штат подсократить – как сейчас модно говорить, оптимизировать процесс. И таким образом рассчитаться с нами.

- Заговор против собственной культуры?

- Нет, это исключительно разборки чиновников. Другое дело – их непонимание того, что вместе с водой они выплёскивают и ребёнка.

Дана команда на уничтожение Государственного Центра русского фольклора. Фас!

По словам Старостина, в прошлом году Центру намекнули: «Они продержат вас с годик, а потом разгонят…»

- Как это происходило?

- Эта двух-трёх-шаговая операция была продумана в недрах кабинетов на уровне замминистра культуры. Обсудили и дали команду «фас!». И к нам пришли церберы. Сначала они отобрали наше юрлицо. Потом из одного места – кстати, давно обжитого, удобного – нас переместили в другое. При этом создали некую видимость того, что у нас всё в порядке. А под конец нынешнего года решили расправиться с нами окончательно – не имея под всем этим ни одного официального основания. Нет ни одного приказа, ни одного письменного распоряжения министра – исключительно устное решение из одного слова-команды «фас».

Всей этой «новой революцией» руководит человек, который успешно развалил уже не одно хорошее дело. На своё место он поставлен для того, чтобы избавиться от структуры, ненужной серым кардиналам от культуры. Это Владимир Бажин, который связал свою социальную реализацию с кинематографом. Целей и задач, поставленных перед ним чиновниками, он не скрывает: «Ничего личного, я выполняю решение министерства, которое дало мне такое указание».

- Чем занимается ГЦРФ?

- Наш Центр занимается рядом очень важных и серьёзных проблем в рамках широкой тематики, которую предоставляет многогранная традиционная русская культура. Так, одна из главных задач, стоящих сегодня перед ГЦРФ, – курировать и быть у руля создания электронного каталога объектов нематериального культурного наследия нашей страны. Каталог находится на сайте Министерства культуры РФ в свободном доступе, и любой желающий может ознакомиться с нашей работой.

Мы занимаемся и проводим общероссийские мероприятия – такие, например, как международный Конгресс фольклористов. Кроме нас, никто этим заниматься не будет. Мы также проводим ряд масштабных фестивалей, которые тоже никто, кроме нас, не может проводить.

- Почему?

- Специалисты ГЦРФ вырабатывают стратегию и тактику всей тематики событий, обеспечивают авторитетное, профессиональное и компетентное жюри на наших творческих событиях. Вот буквально только что закончился большой фестиваль «Живая традиция» – одно из таких событий. В нашем багаже – Всероссийский детско-юношеский форум «Наследники традиций», Всероссийский семинар-практикум «Школа фольклора», фестиваль русского танца «Перепляс» и многие, многие другие.

Мы готовим и публикуем периодические журналы и издания, не имеющие аналогов в России и посвященные исключительно традиционной культуре (пример – журнал «Живая старина»). Осуществляем выпуск научных сборников по результатам проведённых конференций и форумов в альманахе «Традиционная культура».

В разработке находится портал традиционной культуры, цель которого – её актуализация и пропаганда. Портал не только вмещает в себя все аспекты нашей деятельности, но и привлекает к обсуждению как можно больше народа. Для этого мы постоянно выкладываем экспедиционные материалы по фольклорной жизни, где бы она ни происходила.

- А зачем нужны экспедиции в деревню? Что это в итоге даёт современному обществу?

- Наша традиционная культура формировалась и развивалась в основном в сельских пространствах. Россия когда-то была аграрной страной; так сложилось исторически, что она на 80% состояла из крестьян. В этой среде веками формировалось определённое мировоззрение, отношение к жизни, к происходящему, отношения друг с другом и т.д. Это была самодостаточная система, которая способствовала не только физическому выживанию, но и духовному развитию. Она формировала мораль, этику, вкусы. Всё это собиралось народом и, не имея других механизмов, передавалось из уст в уста, из поколения в поколение. Но на определённом историческом этапе случилось то, что, наверное, не должно было случиться – но однако же произошло. Россия изменила идеологический и политический вектор своего развития, превратившись в Советский Союз. Тема традиционной культуры ушла на периферию, стала носить прикладной, исключительно научный характер. Так продолжалось довольно долго. Но традиционная культура, особенно система её передачи, не терпит никаких пауз. Если не происходит передачи традиционного знания на протяжении одного поколения – от родителей к детям, то в качестве страховки у нас остаётся ещё одно поколение: внуки. В нашей стране и этот пограничный рубеж, увы, был преодолён. И виноватых искать здесь бессмысленно…

- Разве что винить историю, которая пошла по такому пути.

- Факт в том, что традиционное наследие оказалось на обочине. Но есть и другой факт: с некоторых пор – с 80-х годов – в России с низов началось строительство своего фольклорного дела. Молодые стали проявлять интерес к своим корням. Со мной это произошло так: после первого курса Московской консерватории меня, будущего кларнетиста, пригласили в фольклорную экспедицию. Мы поехали в Рязанскую область: масса деревень, есенинские места. Там я впервые столкнулся лицом к лицу с живой традицией. Мы ходили, записывали народные песни. Я был сражён. Люди, не зная нотной грамоты – с ходу, ладно, красиво и умело пели. Их пение, минуя все аналитические преграды, попадало прямиком в сердце и захватывало…

Если бы тогда часть молодёжи не ухватила в последний возможный момент уходящих живых носителей этой культуры – если бы этого не случилось, то сегодня мы бы не имели того, что имеем в лице коллективов Российского фольклорного союза. Они фактически стали наследниками культуры своего собственного народа. Пусть большая часть из них живёт в городах – это неважно. Всё равно они имеют необходимый объём знаний, чтобы сформировать своё представление о мире, принадлежность к нему, свою самоидентичность и понимание: твой народ искони богат художественно, и богат колоссально.

Государственный республиканский центр русского фольклора, где я тружусь в последние годы, возник 30 лет назад как учреждение Министерства культуры РФ. Он необходим в качестве научно-методического ядра, изучающего хореографию, песенное творчество, инструментальные традиции русской культуры. На мой взгляд, сегодня ГЦРФ – одно из сильнейших учреждений под крылом Минкультуры. Он пропагандирует традиционную культуру, соответствующее к ней отношение, а также связи с такими же культурами других стран.

- Сегодня фольклором занимаются тысячи коллективов по всей стране. И значительная часть интересующихся – молодёжь?

- Да. Нам надо понимать: куда смотрят эти люди, что они делают, чем занимаются. И теперь взять и перекрыть кислород им, а также всем тем, кто сочувствует и интересуется фольклором (а таких людей в десятки раз больше)? Отсечь путь к собственным корням и не работать над тем, чтобы донести традиционные ценности до сознания современных людей, живущих в России и за её пределами?.. Игнорировать то, что русские люди хотят знать свои корни, свою культуру?

- Предположим, что ГЦРФ всё-таки окончательно расформируют.

- Если сотрудники Минкультуры планируют разрушить ГЦРФ как структуру и создать новую – что ж, могу только сказать им: «Спасибо, вперёд, ищите новых – более талантливых, более одарённых, расширяйтесь и развивайтесь». Если же это просто бездумное разрушение Центра, то, на мой взгляд, оно граничит с преступлением против русской культуры и своих сограждан. На фоне сегодняшней экспансии маскульта, цифровых технологий, одурачивания человека через СМИ перекрывать кислород и путь к своим корням – преступно. Я считаю, что нужно использовать все имеющиеся возможности и искать новые для того, чтобы донести до людей всё то, что собрано за многие годы несколькими поколениями энтузиастов, профессионалов. Мы копнули пласт, начало которого лежит в позапрошлом веке! Мы обязаны дать людям возможность свободного доступа ко всей этой информации, разъяснять им и разжёвывать – что к чему, с чего начать, какие шаги сделать на пути познания собственной культуры и себя в ней. Как к ней приобщиться, как обрести себя как русского человека.

«Люди же наивно полагают, что если они говорят по-русски, значит, они русские. Ничего подобного! Кто ты, если ничего не знаешь о своей культуре? Досуг и традиционная культура – не одно и то же. Мы не должны допускать подмены понятий» С.Старостин

Сергей Старостин

- Но Дом народного творчества может утверждать, что он как раз-таки всем этим и занимается.

- Это расхожее и повсеместное заблуждение. Вся соль в том, что ГРДНТ ни системно, ни концептуально «не заточен» под решение всех этих задач. У них другая миссия! Они, в частности, не занимаются наукой. Мы же непосредственно работаем с учёными, которые разбираются в этих проблемах, и всегда сверяем с ними свою деятельность.

Задача Всероссийского Дома народного творчества – исключительно популяризаторско-методическая работа. Он организует и проводит методические семинары, рассказывает, как работать с самодеятельными коллективами, которые могут быть и не фольклорными. А, например, народными коллективами самого разного толка и калибра. В период советской власти их родилось неисчислимое количество во всех клубах и домах культуры страны. Почти в каждом из клубов есть человек, который ведёт, например, народный хор. Что поёт такой народный хор – уже второй вопрос; он может спокойно петь то, что рядом не лежало с традиционной культурой. Одним словом, ГРДНТ отвечает за досуговую деятельность.

- А что плохого в досуге?

- Да ничего плохого в нём нет! Суть в том, что досуговая деятельность и традиционная культура – это разные вещи! Мы, фольклористы, говорим о возврате современному человеку его национального кода, чтобы он мог воспользоваться этим знанием. Мы не предлагаем людям, Боже упаси, заполнить до краёв свой досуг пением народных песен, которые и так все знают. Уже десятки лет самодеятельные коллективы поют их – ну нравится людям их петь, кто ж против-то? Люди что-то делают руками – вышивают, занимаются резьбой по дереву, плетут макраме… В какой-то степени это чуть-чуть цепляет традиции, а где-то вообще не цепляет – это просто авторское творчество. Человек, занимающийся самодеятельностью, заполняет своё свободное время так, как ему нравится. Традиционная культура не является для него сцепкой с гражданским обществом.

Мы, сотрудники ГЦРФ, занимаемся совершенно другими вещами. Мы пытаемся разработать и сделать прививку традиционной культуры, чтобы пробудить в человеке новое понимание – насколько это серьёзно, глубоко, и как глубинна мудрость, в ней содержащаяся. Это для нас спасительный код! У меня огромный опыт путешествий по миру, опыт переваривания всякой информации. То, что мы получаем со стороны – хорошо и, возможно, оно нас развивает. Но оно не происходит из наших корней. А традиционная культура питает наши корни: укореняемся мы – с нами укореняются и наши дети. А значит, мы становимся ответственными за то место, пространство, в котором живём. Во всём этом надо разбираться! И ни в коем случае не допускать подмены понятий.

- Чего же вы хотите?

- Всё написано в петиции (поддержите её, пожалуйста!). Мы хотим вернуть Центру отобранное у него юридическое лицо, чтобы иметь, как и раньше, возможность самостоятельно действовать и работать. Сделать это «под брендом» Роскультпроекта невозможно: церберы пришли для того, чтобы уничтожить нашу организацию, и под одной крышей с ними мы находиться не хотим и не можем. Мы хотим иметь достойное место для работы, увеличить штат сотрудников, потому что задач, стоящих сегодня перед нашей культурой, очень много. Мы можем быть полезными Отечеству и хотим, чтобы нам эту возможность вернули.

Наталья КОРТЕЛЕВА, для NEWSmuz.com

Быстрый поиск:

Страницы