И незнакомая музыка может собрать зал. А. Бузлов и В. Холоденко

Увидев афишу концерта Александра Бузлова (виолончель) и Вадима Холоденко (фортепиано), назначенного на 25 апреля в Малом зале московской консерватории, огорчился, что не смогу его посетить.
Н. МЯСКОВСКИЙ – Соната № 1 для виолончели и фортепиано ре мажор, ор. 12; Е. ПОДГАЙЦ – Соната для виолончели и фортепиано, ор. 45 (1984); К. ПЕНДЕРЕЦКИЙ – «Per Slava!» для виолончели соло. Посвящение великому мастеру (1984); К. ДЕБЮССИ – Соната для виолончели и фортепиано ре минор, L.135; Б. БРИТТЕН – Соната для виолончели и фортепиано до мажор, ор. 65; Бис: М. РОСТРОПОВИЧ – Юмореска

В этот день я предполагал быть в Петербурге в преддверии ежегодного апрельского клавирабенда Григория Соколова, назначенного на 27 апреля. Однако концерт Г. Соколова из-за его болезни перенесли на 30 июня, в Петербург я не поехал, а отправился на вышеозначенный концерт, и не пожалел.

Чем же, кроме личностей самих исполнителей, заинтересовал меня этот концерт? Главная его интрига – программа, в которой не было ни одного попсового виолончельного хита. Единственным репертуарным сочинением, да и то звучащим не слишком часто, была прекрасно исполненная соната для виолончели и фортепиано Клода Дебюсси. Всю остальную программу составляли сочинения композиторов ХХ века. Нужна недюжинная смелость и уверенность в своих силах, чтобы выйти на эстраду с такой программой. С другой стороны, более чем на три четверти заполненный зал и горячий приём публики, которая раз пять вызывала музыкантов на поклон, опровергает расхожие аргументы администраторов филармоний, в том числе и столичных, что, мол, непривычные или малознакомые программы не соберут зал.

Александр Бузлов
Александр Бузлов

Очень интересной показалась Соната для виолончели и фортепиано Ефрема Подгайца. В первую очередь, это просто красивая музыка. Надо отметить, что она написана в 1984 году молодым тогда композитором. Это требовало определённого творческого мужества: в тот период его сверстники были повально увлечены авангардизмом и диссонансами, а музыка тональная и красивая была не в моде. Соната была написана по заказу известной виолончелистки Виктории Яглинг, но она её так и не исполнила, посчитав технически слишком сложной. Была и ещё не очень удачная попытка исполнить её в ансамбле с автором за роялем. Впервые по-настоящему эту сонату исполнил Александр Бузлов (партия фортепиано – Святослав Липс) года три назад, после чего он включил её в свой репертуар.

Соната действительно довольно сложна технически и для виолончели, и для фортепиано. Особенностью сонаты является её форма, близкая к вариациям. Но это не совсем так. Автор берёт главную тему и как бы рассматривает её с разных сторон, как кристалл с разными гранями. Исполнители находят для каждой грани свою краску, а слушателям интересно за этим процессом следить. Соната Ефрема Подгайца заслуживает того, чтобы стать репертуарной не только для А. Бузлова.

Пьеса Пендерецкого для виолончели соло, посвящённая Ростроповичу, дала возможность Александру Бузлову применить обширный арсенал своих виртуозных возможностей.

Соната Бриттена стала достойным завершением и эмоциональной кульминацией программы. Это сочинение, весьма непростое для восприятия, слушалось залом с большим вниманием, и было встречено очень тепло.

Такое сложное сочинение было бы интересно выслушать дважды подряд. Но это потребовало бы не повторить его механически, а найти для повторного исполнения новые краски, что всегда непросто, хотя для творческого исполнителя интересно.

На бис с блеском была исполнена «Юмореска» Ростроповича, что было более чем уместно в концерте его памяти.

Последнее время Александр Бузлов выступает на великолепном инструменте работы современного мастера Габриэля Джебрана Якуба. Его виолончель обладает глубоким, «густым» и мощным полётным звуком. Пока я не спросил Александра на одном из предыдущих концертов – что у него за виолончель, я был уверен, что это коллекционный инструменте или виолончель какого-то известного мастера.

Александр Бузлов и Вадим Холоденко выступают в ансамбле не впервые, но поначалу в этом концерте был заявлен другой пианист, и мне показалось, что в этой программе у них не всегда складывался полный ансамбль. В Сонате Подгайца у Холоденко резковато звучал верхний регистр. Акустика Малого зала консерватории нелёгкая – и вероятно им просто не хватило времени, чтобы сбалансировать звучность. Эта частность не испортила общее очень яркое впечатление от концерта.

Владимир ОЙВИН, Новости музыки NEWSmuz.com

Быстрый поиск: