Владимир Юровский

07/03/2018 - 01:16   Классическая музыка   Новости
Баварское министерство образования, культуры, науки и искусства сообщило об этом.

Владимир Юровский возглавит государственную оперу в Мюнхене, начиная с сезона 2021/2022 года. Таким образом, он заменит ныне возглавляющего ее российского дирижера Кирилла Петренко, который в нынешнем сезоне становится главным дирижером и худруком Берлинского филармонического оркестра.

Владимир Юровский
Владимир Юровский

Кроме того, Баварская опера получит нового директора - Сержа Дорни, сейчас занимающего аналогичный пост в Лионской опере. Он заменит Николауса Бахлера.

Об этих измененениях торжественно объявят 12 марта на церемонии с участием Юровского, Дорни и министра культуры Баварии Людвига Шпенле.

«Я очень рад, что мы смогли заполучить этих двух уважаемых артистов в Мюнхене, и что баварское правительство в обоих случаях согласилось с моим предложением. Я желаю г-ну Дорни и г-ну Юровскому всего наилучшего в их будущей работе в качестве художественного руководителя и музыкального директора Баварской государственной оперы», - сказал министр Шпенле.

Отметим, что Владимир Юровский с сезона 2017/2018 в Германии принял на себя художественное руководство Симфоническим оркестром Берлинского радио. А в Баварской государственной опере Юровский впервые дирижировал в сезоне 2015/2016.

Быстрый поиск:
29/05/2017 - 15:55   Классическая музыка   Новости
Стали известны самые зарабатывающие деятели культуры России.

Сведения о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера лиц, замещающих отдельные должности в подведомственных Минкультуры организациях, опубликованы на сайте министерства. Лидером списка оказался художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев, пишет Газета.ru.

За период с 1 января по 31 декабря 2016 года доход Гергиева составил 154 млн руб.

Валерий Гергиев
Валерий Гергиев

Второе место занимает худрук Малого драматического театра Лев Додин (почти 113 млн руб.), третье – худрук Национального филармонического оркестра Владимир Спиваков (76 млн руб.).

Далее следуют худрук МХТ имени Чехова Олег Табаков (69 млн руб.), директор музея-усадьбы «Архангельское» Вадим Задорожный (47 млн руб.), худрук Санкт-Петербургской академической филармонии имени Шостаковича Юрий Темирканов (44 млн руб.).

В топ-10 также попали худрук Театра наций Евгений Миронов (37 млн руб.), худрук Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» Юрий Башмет (35,5 млн руб.), худрук Государственного академического симфонического оркестра Владимир Юровский (34 млн руб.), ректор ВГИКа Владимир Малышев (33 млн руб.).

15/11/2016 - 03:12   Классическая музыка   Концерты
В Москве прошел Пятый Международный фестиваль актуальной музыки «Другое пространство».

Состоялось десять концертов и много премьер. Если первый день фестиваля открылся двумя мировыми премьерами российских композиторов Олега Пайбердина и Владимира Николаева, то завершилось «Другое пространство» российской премьерой американского композитора Джона Адамса.

Рождественская оратория Джона Адамса

Джон Адамс, которому в 2017 году исполнится 70 лет, сегодня наряду с Арво Пяртом и Джоном Уильямсом является одним из самых часто исполняемых во всем мире композиторов. Среди его богатого творческого наследия выделяются актуальные оперы: «Никсон в Китае» об исторической встрече Ричарда Никсона с Мао Цзэдуном», «Смерть Клингхоффера» о захвате пассажирского парохода палестинскими террористами, «Доктор Атом» о создании и испытании первой атомной бомбы, а также «Цветущее дерево», которую называют «Волшебной флейтой» наших дней. В планах композитора на юбилейный 2017 год - премьера новой оперы «Девушка с золотого Запада».

В 2000 году на грани XXI века у Джона Адамса появилось первое масштабное произведение в жанре рождественской оратории — EL Nino («Младенец Христос») для сопрано, меццо-сопрано, баритона, трио контратеноров, смешанного хора, детского хора и оркестра. Либретто постоянного сотрудника Адамса, режиссера Питера Селларса. Ему же принадлежит и идея оратории, ему же автор посвятил свое сочинение.

Мировая премьера Рождественской оратории американского композитора прошла 15 декабря в Парижском театре Шатле. Американская же состоялась в 2001г. в Сан-Франциско. Питер Селларс создал мультимедийную постановку. В ней помимо хора и солистов участвовали мимы-танцовщики. Действие развертывалось на фоне фильма: в нем история Рождества проецируется на современную Калифорнию…

В нынешнем ноябре благодаря фестивалю «Другое пространство» и россиянам удалось познакомиться с уникальным сочинением Джона Адамса. Его Рождественская оратория потрясает богатством литературного и музыкального материала. В либретто вошли фрагменты из Евангелий от Матфея и от Луки, Книги Пророка Исайи и Пророка Аггея, Апокрифов Нового Завета, рождественской проповеди Мартина Лютера, а также стихи четырех латиноамериканских поэтов, которые жили на рубеже 19-20 и в 20 вв. Среди стихов есть и духовные. Разнообразие языков. Евангельские тексты даются на английском, один на латыни. Современная латиноамериканские стихи идут на испанском.

Оркестр многообразный — двойной состав деревянных духовых, из медных только валторны и тромбоны, арфа, фортепиано, челеста, ударные и струнные. Слышится и тихий звон гитары, наличествуют щипковые инструменты — лютни, теорбы, придающие испанский колорит.

Ораторию представляли замечательные коллективы: Симфонический оркестр России им. Евг. Светланова п\у худрука и дирижера Владимира Юровского, сдержанный и убедительный Эстонский Национальный хор (худрук Микк Юлеоя), Хоровая капелла России им. А. Юрлова (худрук Геннадий Дмитряк), Большой Детский хор им. В. Попова (худрук Анатолий Кисляков, дирижер Георгий Журавлев) и приглашенные солисты. Очень интересный состав солистов: одно сопрано Розмари Джошоу (Великобритания), меццо-сопрано Мишель Де Янг (США), бас Максим Михайлов (единственный россиянин, но живущий за границей ) и трио американских контратеноров Дэниел Бубек, Брайан Каммингс и Стивен Рикардс. Джон Адамс отказался от закрепления голосов за партиями персонажей. У Марии два голоса, а у баса один голос, который изображает Иосифа, Ирода и самого Господа Бога. Партии архангела Гавриила и волхвов отданы трио контратеноров.

Исполнители Рождественской оратории
Исполнители Рождественской оратории

«Это произведение для меня - способ понять, что означает чудо», говорит композитор. Он и раскрывает перед слушателями историю Рождества, а «Младенец Христос» становится у него медитацией на тему всех рождественских событий. Адамс, естественно, воспользовался опытом своих предшественников Баха, Генделя, Бриттена. Но личность автора настолько сильна и духовна, а композиторское мастерство столь высоко, что рождается самобытное, глубоко психологическое и эмоциональное произведение, которое захватывает сразу и стремительно ведет за собой по рождественским тропам, раскрывая характеры и ситуации.

Владимир Юровский
Владимир Юровский

Вместе с исполнителями тонкий и чуткий музыкант Владимир Юровский выстраивает музыкальную драматургию Рождественской оратории Джона Адамса. Оркестр радует в туттийных местах роскошным мощным звуком, резкими контрастами звучания от грандиозного к камерному, от насыщенного к прозрачному, богатством тембральных сочетаний. Каждый из солистов нашел краски для своих персонажей. Особенно в этом преуспел Максим Михайлов, вокально раскрывая своих столь противоположных героев: Иосифа, Ирода и Господа Бога. Сопрано Розмари Джошуа была теплой, светлой и непосредственной Марией, а трио контратеноров внесли в ткань произведения красоту и гармонию. Органично звучали вокальные ансамбли: дуэты, терцеты, соло с хором. Все три хора: Эстонский Национальный мужской, Хоровая капелла им. А. А. Юрлова и Большой Детский хор им. В. С. Попова были не просто профессиональными, а каждый вносил свою художественную лепту в общее целостное прочтение партитуры Рождественской оратории Джона Адамса.

Впечатление от ее российской премьеры было потрясающим. Она явно запала в душу. И теперь, когда придет Рождество, она обязательно будет вспоминаться, более того, ее будет не хватать.

Елизавета ДЮКИНА
Фотографии предоставлены пресс-службой Московской филармонии

08/04/2016 - 04:02   Классическая музыка   Концерты
В Москву пришла весна, а вместе с ней и музыкальный праздник — VII Международный фестиваль Мстислава Ростроповича.

Его организаторы - Министерство культуры России, Правительство Москвы и Фонд культурных и гуманитарных программ М. Л. Ростроповича. Художественный руководитель Фестиваля - Президент Фонда Ольга Ростропович.

В этом году фестиваль был посвящен Галине Павловне Вишневской, певице и музе Мстислава Ростроповича. По традиции, музыкальный праздник открылся 27 марта в день рождения маэстро. В Большом зале Московской консерватории прозвучал «Реквием» Моцарта, одно из любимейших произведений Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича. Его исполнили Российский национальный оркестр (худрук и гл. дирижер Михаил Плетнев) и Государственная хоровая капелла России им. А. Юрлова (художественный руководитель Геннадий Дмитряк). Провел «Реквием» итальянский дирижер Массимо Дзанетти.

27 марта. Открытие Фестиваля. Реквием Моцарта. Дирижер Массимо Дзанетти. Фото Александра Курова.
27 марта. Открытие Фестиваля. Реквием Моцарта. Дирижер Массимо Дзанетти. Фото Александра Курова.

Планировалось, что все солисты будут зарубежными. Но заболела сопрано Барбара Фриттоли. Ее заменила наша соотечественница Альбина Шагимуратова. Ее красивейший голос в самом начале «Реквиема» придал сочинению великого австрийца божественную одухотворенность и просветленность. Великолепный бас-баритон итальянца Ильдебрандо Д,Арканджело, его музыкальность и психологическая глубина очень подошли к музыке Моцарта. Достойно выступила Капелла им. Юрлова, которой тоже близка моцартовская стилистика. А вот маэстро Дзанетти, как он сам говорил в интервью, привычнее исполнять «Реквием» Верди. К «Реквиему» Моцарта он относится несколько настороженно. Боясь обвинений в сентиментальности, он несколько убыстрил темпы, появилась поспешность, и снизилось божественное звучание, что особенно чувствовалось при исполнении Lacrimosa. Дирижер заметно волновался, впервые приехав в Россию, да и «Реквием» Моцарта не часто бывает в его репертуаре. Ему захотелось вернуться в Россию и продирижировать итальянской оперой. Но, несмотря на отдельные недостатки, которые далеко не всеми были услышаны, на открытии в Большом зале консерватории царила праздничная атмосфера и приподнятое настроение, что более чем справедливо.

27 марта. Открытие Фестиваля. Реквием Моцарта. Фото Александра Курова.
27 марта. Открытие Фестиваля. Реквием Моцарта. Фото Александра Курова.

Пригласив на фестиваль французского пианиста Люка Дебарга, Ольга Ростропович сделала настоящий подарок москвичам. На прошлом Конкурсе им. Чайковского пианист завоевал четвертую премию и очень полюбился московским меломанам. У молодого талантливого музыканта красивый звук, достаточно виртуозности, масса обаяния и свой часто нетрадиционный подход к исполнению мировой классики. Токкату c-moll Баха он начал традиционно, но затем прибавил темп и закончил ее как быструю веселую пьесу. Непохожей на себя была у пианиста и Фантазия c-moll Моцарта. Зато замечательно сыграл Дебарг Балладу №4 Шопена. Удалась ему и не простая Соната h-moll Листа. Люка был щедр на «бисы». С удовольствием играл французскую музыку: Баркаролу Форе и «Ундину» Равеля. И Скарлатти получился у него выразительным и изящным. Восторгу слушателей не было предела.

Одним из событий Фестиваля стало концертное исполнение оперы Верди «Аида». «Партия Аиды занимает особое место в моем оперном репертуаре. С нею я была принята в Большой театр, с нею я впервые появилась на оперной сцене за границей. Постановку «Аиды» в Большом театре я считаю лучшей из всех, в которых я участвовала», — писала Галина Павловна. Действительно, певица была великолепна в этой роли. Ее Аида была хрупкой и сильной духом, влюбленной и верной своему избраннику Радамесу. Счастливой умирала в его объятиях в страшном каменном склепе.

Концертную версию «Аиды» в Зале им. Чайковского представил знаменитый дирижер Зубин Мета с хором и Симфоническим оркестром Maggio Musicale Fiorentinо. Он же и подбирал певцов, с которыми ранее записал «Аиду» на компакт-диск. Но и здесь случилась замена. Вместо тенора Фабио Сартори партию Радамеса исполнил американец Грегори Кунде. Зубина Мету хорошо знают и любят в Москве. С нетерпением ждут встречи. И на этот раз слушатели не ошиблись в своих ожиданиях. Оркестр и хор звучали великолепно, можно сказать эталонно. Им одинаково удались и масштабные сцены, и более камерные, лирические. Лучшей у мужской группы хора была сцена «Судилища». Зубин Мета был сверхчутким партнером певцов, при этом давая возможность яркого эмоционального высказывания оркестру и хору.

30 марта Концертное исполнение «Аиды». Зубин Мета и солисты. Фото Александра Курова.
30 марта Концертное исполнение «Аиды». Зубин Мета и солисты. Фото Александра Курова.

В трудном положении оказался американский тенор Грегори Кунде, которому пришлось в срочном порядке войти в уже сложившийся коллектив певцов. Наверное, поэтому он был скованным в первой части спектакля, невыразительно спел знаменитую арию Радамеса «Милая Аида». Но постепенно Кунде освоился, раскрепостился. К счастью, у него сложился дуэт с исполнительницей партии Аиды Марией Хосе Сири. Они ярко и убедительно и в вокальном, и актерском плане провели сцену на берегу Нила и захватили лирической доминантой в заключительной сцене прощания героев с жизнью. Естественно, в зале раздались овации в адрес всех исполнителей оперы Верди во главе с дирижером.

Выступил на фестивале и Владимир Юровский со своим Лондонским филармоническим оркестром. Один из наиболее ярких и востребованных дирижеров современности, Юровский старается играть в России малознакомый слушателям симфонический репертуар. На этот раз он привез в Москву сочинения Эдуарда Элгара и Александра фон Цемлинского. В первом отделении российский скрипач Борис Бровцын, который постоянно живет в Лондоне и выступает по всему миру, исполнил в сопровождении оркестра Скрипичный концерт Эдуарда Элгара. Трудный для восприятия концерт английского композитора Борис Бровцын сыграл замечательно, легко обходя подводные рифы его музыки. Публика восторженно приняла музыканта, но он игнорировал ее просьбу сыграть соло на «бис».

2 апреля. Концерт Лондонского Филармонического оркестра. Дирижер Владимир Владимир Юровский. Скрипач Борис Бровцын. Фото Александра Гайдука.
2 апреля. Концерт Лондонского Филармонического оркестра. Дирижер Владимир Владимир Юровский. Скрипач Борис Бровцын. Фото Александра Гайдука.

Второе отделение было отдано удивительному сочинению австрийского композитора Александра фон Цемлинского — симфонической фантазии «Русалочка» по одноименной сказке Ганса Христиана Андерсена. Фантазия, сочиненная Цемлинским в 1903году, имеет свою историю. В эти годы композитор влюбился в свою ученицу 18-летнюю Альму Шиндлер, но она вышла замуж за другого композитора Густава Малера. Для Цемлинского это был крах всех надежд. Он пишет «Русалочку», которая влюбилась в Принца и погибла в морских волнах, имея в виду собственную любовную историю. Это постромантическая музыка, полная красоты, любви и страданий. Лондонский оркестр п\у Владимира Юровского творил чудеса, раскрывая изысканные гармонии, тембральные краски музыки Цемлинского, ее «живописный» язык. Завороженные слушатели устроили Владимиру Юровскую и оркестру восторженную овацию. Чувствуя эмоциональный настрой публики, оркестр сыграл очаровательную пьесу Э. Элгара «Привет любви».

Каждый год в рамках фестиваля проходят концерты и в Петербурге. В этом году сначала во Дворце молодежи Кронштадта, где родилась Галина Павловна, был дан концерт силами солистов Центра оперного пения Галины Вишневской. В программу вошли арии и сцены из опер и романсовая лирика. Партия фортепиано — Анна Ситникова. На другой день в Петербургском Эрмитажном театре Центр показал один из лучших своих спектаклей «Паяцы» Р. Леонкавалло в постановке Ивана Поповски и оформлении Андрея Климова. Спектакль шел в сопровождении оркестра Центра п/у Александра Соловьева и при участии его выпускников и студентов. В главных партиях были заняты: Сергей Поляков — Канио, Нестан Мебония — Недда, Александр Алиев — Тонио, Станислав Ли — Сильвио и др.

Завершил фестиваль в Большом зале Московской консерватории Филармонический оркестр Радио Франции. Ныне его главным дирижером стал Микко Франк, а Мюнг-Вун Чунг, бывший руководитель, назначен почетным главным дирижером оркестра и провел его выступление на фестивале Мстислава Ростроповича в качестве дирижера и солиста. В первом отделении оркестр сыграл Тройной концерт Людвига ван Бетховена. Солисты: Мюнг-Вун Чунг (фортепиано), Светлин Русев (скрипка) и Эрик Левьонуа (виолончель). Во втором отделении была исполнена Симфония № 1 «Титан» Густава Малера.

Елизавета ДЮКИНА, «Новости музыки NEWSmuz.com»

11/03/2016 - 13:48   Классическая музыка   Новости
10 марта на торжественной церемонии в Лондоне российский дирижер Владимир Юровский был удостоен звания почетного доктора Королевского колледжа музыки.

Как сообщает Сolta со ссылкой на сайт Королевского колледжа музыки, диплом Юровскому вручил президент колледжа принц Уэльский Чарльз.

Владимир Юровский и принц Уэльский Чарльз
Владимир Юровский и принц Уэльский Чарльз

Художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра Российской Федерации имени Е.Ф. Светланова Владимир Юровский (р. 1972) давно связан с Великобританией. Он является главным дирижером Лондонского филармонического оркестра, в 2001–2013 годах был художественным руководителем Глайндборнского оперного фестиваля, а в 2007 году стал обладателем премии Королевского филармонического общества.

28 апреля Владимир Юровский будет дирижировать Симфоническим оркестром Королевской академии музыки. В программе концерта произведения Стравинского.

Также звания почетных докторов сегодня получили лауреат Пулитцеровской премии американский композитор-минималист Стив Райх и выпускник Королевского колледжа музыки, один из пионеров исторически информированного исполнительства, британский дирижер Роджер Норрингтон.

Быстрый поиск:
24/11/2015 - 10:35   Классическая музыка   Новости
Дирижер Владимир Юровский объявлен художественным руководителем Международного фестиваля имени Джордже Энеску.

Об этом сообщает M24 со ссылкой на IMG Artists.

Владимир Юровский
Владимир Юровский

В настоящее время Юровский возглавляет Лондонский филармонический оркестр, является художественным руководителем Госоркестра имени Светланова, а также с сезона 2017–2018 годов – Симфонического оркестра Берлинского радио. Несмотря на плотный график, музыкант возьмет на себя подготовку фестиваля 2017 года.

Фестиваль Энеску проводится каждые два года в Бухаресте в память о выдающемся румынском композиторе Джордже Энеску. В масштабах страны это крупнейший форум.

Впервые Владимир Юровский выступил на румынском фестивале в 2005 году вместе с Лондонским филармоническим оркестром. Два года назад дирижер вернулся с этим же коллективом, чтобы исполнить Третью симфонию Энеску. На открытии фестиваля в 2017 году Юровский продирижирует оперой Oedipe.

Быстрый поиск:
23/06/2014 - 08:38   Классическая музыка   Концерты
Третий и последний день Второго цикла просветительских концертов «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает» под общим названием «Истории с оркестром. Похитители огня» 10 июня, как и два предыдущих, прошёл в Концертном зале им. П. И. Чайковского.

Можно согласиться с самооценкой Владимира Юровского, что программа последнего дня цикла заметно более академична, нежели первых двух. Первой в этот вечер прозвучала симфоническая поэма Ференца Листа «Прометей». Её музыка не произвела на меня сильного впечатления. Она весьма характерна для творчества Листа этого периода среднего возраста, когда он, в силу своего служебного положения при веймарском герцогском дворе пишет много заказной музыки. Она мастеровито сделана, помпезна, но не очень глубока. Она скорее изобразительная, чем философская, в отличие от более поздней, к примеру, «Фауст-симфонии». Это был тот случай, когда вступительное слово Юровского было интереснее, чем предваряемая им музыка.

Владимир Юровский
Владимир Юровский

Прозвучавшая следом за помпезной поэмой кантата молодого Камиля Сен-Санса «Свадьба Прометея» внесла в серьезную, а порой трагическую атмосферу мифа, долю хорошего юмора. Кантата написана для анонимного конкурса к Парижской технической выставке 1867 года в ознаменование 15-летия правления Наполеона III. Никому не известный Сен-Санс этот конкурс выиграл, но кантата так и не была исполнена, как ему сказали, в виду большой сложности партитуры. Более того, автору наполовину урезали премию.

Но интереснее оказались не эти исторические детали, а как показывает вся история человечества, содержание самой кантаты, в которой Прометей якобы сочетается «мистическим браком» с женским существом, воплощающим собой «человечество». После чего они дуэтом восхваляют технический прогресс, Вторую империю и правление Наполеона III, благодаря которому все это и происходит. Не нужно обладать сверхглубокой памятью, чтобы узнать здесь похожие интонации сталинских лет. Примеров можно привести множество. Приведу пару наиболее известных опусов, которые принадлежат перу выдающихся композиторов: «Здравица» Сергея Прокофьева и «Песнь о лесах» Дмитрия Шостаковича. Еще недавно эти аллюзии у большинства недалеких наших соотечественников могли вызывать только снисходительную улыбку, но сегодня, когда кощунственная идея переименования Волгограда нашла поддержку у президента России, уже не до смеха. В эту картину вписывается и стихотворение Гомиашвили, прочитанное Филиппенко как яркий образец суперхолуйства, до которого можно докатиться в верноподданническом раже.

Музыкально все это было весьма забавным и даже интересным, тем более в этой кантате превосходно солировали Эллисон Бэлл и Борис Пинхасович. А вот тенор Евгений Либерман выглядел на их фоне весьма невзрачно. И опять прекрасно прозвучал Камерный хор Московской консерватории.

Следующим номером были две песни, написанные Францем Шубертом и Гуго Вольфом на одно и то же раннее стихотворение Иоганна Вольфганга фон Гёте. Причем оно было прочитано Филиппенко дважды: перед Шубертом и перед Вольфом. Эти две песни написаны с 70-летним перерывом и естественно звучат очень по-разному – более гармонично у Шуберта, и драматически напряженно у Вольфа. В их исполнении проявилось понимание различной музыкальной природы этих авторов, которое очень точно показал, несмотря на свою молодость, Борис Пинхасович, ставший одним из главных для широкой публики открытий этих концертов. Это показали бурные аплодисменты и выкрики «браво» после исполнения песни Вольфа.

Замечательным получился и финал цикла, который как бы замкнул музыкальную арку фестиваля, переброшенную от бетховенского балета «Творения Прометея» к блистательно исполненной его Третьей «Героической» симфонии, которую Юровский замечательно слепил по форме. Уже не в первый раз исполнение Владимиром Юровским бетховенских симфоний становится событием, выходящим за рамки обычного понятия успеха. После его интерпретации начинаешь слышать эти симфонии по-иному. Свойством, объединяющим эти трактовки, с моей точки зрения, является их графичность, открывающая какие-то новые грани в хорошо известной музыке. Так было после исполнения В. Юровским Девятой симфонии Бетховена, так получилось и сейчас. Он снял с «Героической» привычный налет акцентированной ходульной пафосности и показал в ней лирико-драматические человеческие грани. В посвящении симфонии «великому человеку» акцент переместился с «великого» на «человека».

Ярчайшее впечатление от исполнения «Эроики» полностью перевесило все структурные просчеты, которые, по моему мнению, имели место в составлении программы цикла, и оставило ощущение грандиозности события, свидетелями которого нам посчастливилось быть.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Сергей БИРЮКОВ

Про первый день | про второй день

21/06/2014 - 16:19   Классическая музыка   Концерты
Второй просветительский концерт цикла «Истории с оркестром. Похитители огня», состоявшийся 9 июня, был посвящен Прометею только наполовину.

Другая половина посвящалась его окружению: Пандоре и Океанидам, или вообще имела весьма косвенное отношение к общему сюжету цикла 2014 года.

Значительную часть времени концерта заняла декламация. Чулпан Хаматова и Александр Филиппенко читали фрагменты из Гесиода и почему-то из поэтической драмы «Прометей» Вячеслава Иванова, кроме названия мало что имеющей общего с либретто оперы Габриэля Форе, которое раскритиковал Юровский. Чтецкая часть программы второго дня вызвала у меня много нареканий. Мне кажется неудачным подбор артистов. Уж очень их манеры не корреспондировали друг с другом. Нарочито высокопарная, с придыханиями, манера Чулпан Хаматовой, более соответствовала древнегреческим текстам, пусть и в переводе на русский язык, чем приземленная манера Александра Филиппенко, вдобавок иногда пересыпавшего текст своими ерническими репликами в стиле не то Зощенко, не то одесского Привоза, уж никоим образом не вписывающимися в общую эстетику темы цикла. И вообще, литературной части цикла не хватало руки опытного режиссёра.

Александр Филиппенко, Чулман Хаматова и ГАСО п/у Владимира Юровского
Александр Филиппенко, Чулман Хаматова и ГАСО п/у Владимира Юровского

Опять, как и первый концерт цикла, качество исполнения музыки было намного выше исполнения его литературной части.

Есть претензия и к построению музыкальной части. Мне непонятно, зачем разнесли по разным отделениям две части оперы Форе, что явно сказалось на цельности их восприятия. Вступление к III действию и хор Океанид, несмотря на великолепное исполнение коллективом «Мастера хорового пения», прошли как-то смазанно.

Я не понял внутреннего обоснования причины включения в программу концерта «Лулу-сюиты» Альбана Берга, кроме опять же чисто формального названия литературного источника оперы Берга «Ларец Пандоры». С точки зрения музыки и ее исполнения это была прекрасная и очень интересная часть вечера. Великолепен был и Владимир Юровский, и оркестр. Блистательно исполнила сольную партию британское сопрано Эллисон Белл. (Она же прекрасно солировала в «Кортеже Пандоры» Форе.) Этот номер в таком исполнении мог бы стать центром любой, самой изысканной концертной программы, но здесь он потерялся в нагромождении несметного для одного концерта числа интереснейших номеров. Мне кажется, что отсутствие «Лулу-сюиты», даже так великолепно исполненной, в программе концерта не сказалось бы отрицательно на всей концепции цикла. Более того, сняла бы часть перегрузки с её программы.

Лично для меня этот цикл В. Юровского связан с несколькими приятными музыкальными открытиями. В программе первого дня это уже упоминавшиеся в рецензии на первый концерт три акта из оперы Карла Орфа «Прометей». Во втором концерте таким открытием стала необыкновенной красоты симфоническая поэма Яна Сибелиуса «Океаниды» («Духи волн»). Совершенно неожиданно романтичный Сибелиус продемонстрировал виртуозное владение импрессионистичной манерой оркестрового письма, успешно избежав соблазна влияния «Моря» Дебюсси.

В концерте прекрасно выступили с сольным, если можно так сказать про хор, номером «Мастера хорового пения» (художественный руководитель и главный дирижёр – Лев Конторович, который и дирижировал ими в концерте). Они a capella безупречно исполнили хор Сергея Танеева «Прометей» из цикла «Двенадцать хоров на стихи Якова Полонского», раскрыв для слушателей всю красоту этого, к сожалению, редко звучащего сочинения. Одного такого выступления достаточно, чтобы понять, насколько оправдано название этого коллектива – Академический Большой хор «Мастера хорового пения». Это действительно мастерство высочайшего класса. Смею утверждать, что на сегодня этот хор – лучший по дикции из всех больших, да и камерных хоров Москвы. Надо отдать справедливость слушателям, которые, несмотря на уже изрядную усталость, наградили «Мастеров хорового пения» громкой и продолжительной овацией, даже вызвавшей весьма лестную реплику Юровского в адрес хора.

«Истории с оркестром. Похитители огня»
«Истории с оркестром. Похитители огня»

Ярчайшим в прямом и переносном смысле явлением стало исполнение последнего номера программы второго дня цикла. Это было знаковое для Александра Скрябина сочинение «Прометей: Поэма огня» для оркестра, фортепиано, хора, органа и световой клавиатуры. Это единственное сочинение Скрябина, в котором он пытался реализовать идею о соответствии высоты звука и цвета.

Исполнению скрябинского «Прометея» предшествовали и слово Юровского, и театр одного актера, разыгравшего в двух лицах диалог ученика (Скрябина) и учителя (Танеева), записанного Леонидом Сабанеевым. Вот здесь Филиппенко был хорош!

Исполнители самой «Поэмы огня» на этот раз решили попытаться воплотить небесспорную идею Скрябина максимальными современными техническими возможностями. На сегодняшний день это мог бы быть компьютер, формально переводящий ноты в соответствующие ей цвета по заложенной программе. Но как сказал Юровский, они решили идти полностью за Скрябиным и оставили исполнителя партии света с клавиатурой синтезатора, которая в соответствии с партитурой включает клавишей те или иные прожекторы.

Музыкально поэма Скрябина была исполнена превосходно. Безупречны были оркестр и хор, замечательно исполнил фортепианную партию Алексей Володин. В это время сцену, погруженную во тьму, освещали вспышки прожекторов разных цветов. Другие в более медленном темпе освещали глубину зала. Не могу сказать, чтобы эта игра цветов что-то добавила к моему эмоциональному восприятию музыки, но я ожидал какого-то сюрприза в финале, и даже предполагал какого. Именно такой сюрприз и произошел, но его эффект превзошел все мыслимые ожидания. С последним аккордом зал был залит ослепительным ярчайшим белым светом всех доступных прожекторов, что вызвало просто рёв зала, в едином порыве вскочившего со своих мест и разразившегося громовыми аплодисментами.

Слушатели, а можно сказать и зрители, досидевшие до конца этого более чем трёхчасового действа, были вознаграждены за свое долготерпение ярчайшим эмоциональным взрывом в финале.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Сергей БИРЮКОВ

Про первый день читайте здесь | про третий день читайте здесь.

21/06/2014 - 01:40   Классическая музыка   Концерты
Второй раз в Москве Государственный академический симфонический оркестр России имени Е.Ф. Светланова провел в Концертном зале им. Чайковского трехдневный цикл просветительских концертов «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает» под общим названием «Истории с оркестром. Похитители огня».

Первый цикл в июне 2013 года, который сам В. Юровский назвал «Опыт музыкальной археологии», потому как в нем звучали редко или практически неисполняемые сочинений, прошел с огромным успехом. Нынешний цикл посвящен мифу о Прометее.

Как известно из древнегреческих мифов, этот титан подарил человечеству огонь, за что по приказу Зевса был прикован Гефестом к скале на Кавказе и несколько тысяч лет орёл ежедневно прилетал и клевал его печень, которая за сутки заживала, пока Геракл не убил орла и не освободил Прометея.

Первый концерт цикла состоялся 8 июня. Его программа включала единственный балет Людвига ван Бетховена «Творения Прометея» и три акта из оперы Карла Орфа «Прометей» для солистов, хора и оркестра по трагедии Эсхила «Прометей прикованный» (1963–1966).

Как это уже стал привычным, Владимир Юровский выступил с весьма объемным, но небезынтересным вступительным словом, в котором сказал, что миф о Прометее - один из самых распространенных и всеобъемлющих. Персонажи разных мифов о Прометее являются архетипом нашего сознания, включающим все аспекты человеческой жизни. Если бы собрать все мифы вместе, то хватило бы занять все московские театры и концертные площадки на две недели, не повторяясь. При этом Юровский сделал довольно-таки распространенную оговорку, назвав Франкенштейном кровожадного анонимного андроида, тогда как это имя его создателя. Я не сомневаюсь, что это только оговорка.

В. Юровский отметил, что «этический размах самого мифа предполагает этический размах исполняемых произведений» и попросил слушателей запастись «длинным, марафонским дыханием». В трех концертах цикла включена «добрая дюжина жанров»: симфоническая музыка, своего рода инструментальный концерт, песни и романсы, хоровая музыка a capella, опера, балет, оратория, драматический и кукольный театры, художественное слово, греческая трагедия и финал.

Мне импонирует манера, с которой Владимир Юровский в своих вступительных словах общается с залом. Он их не читает как лектор, по бумажке, не поучает аудиторию с менторским видом, а находится с ней в интерактивном общении. Он приглашает слушателей к сотворчеству, исподволь внушая, что слушание музыки не развлечение, а труд и не всегда легкий. Иногда, правда, информация кажется несколько избыточной, что приводит к рассеиванию внимания. Может быть, иногда стоит пожертвовать некоторыми не самыми важными деталями и побочными линиями, за счет сохранения внимания аудитории.

ALT
«Истории с оркестром. Похитители огня»

Впечатления от бетховенского «Творения Прометея» двойственные. Музыкально все получилось великолепно и у оркестра, и у дирижера. Оркестр звучал ярко и очень сбалансировано, ровно. А вот то, что названо балетом (хореография Марины Тенорио, она же исполнительница роли Женщины – одной из двух главных «героев» балета) мне не понравилось. Да и балетом это можно назвать с большой натяжкой – это, скорее, пантомима. Я не случайно слово герои поставил в кавычки. Это не герои, а антигерои, вызывающе даже не жалость, а отвращение своей ненужностью и никчемностью. На протяжении почти всего нахождения на сцене они копошатся в глине, из которой они якобы созданы Прометеем. И этим существам он дарит божественный огонь, низведя его с Олимпа! В такой интерпретации это, по меньшей мере, безответственный поступок, если не сказать больше. И тогда справедливы вопросы, которые можно вместе с поэтом, задать Прометею:

Чиста, как пламена заката,
Господня страсть.
Как ты посмел, огнем зачатый,
Огонь украсть?!

Горит во тьме, как глаз бессонный,
О жизни весть.
Как ты посмел, Огнем рожденный,
Огонь низвесть?!

В земные поместить затворы,
С небес на дно?
Как Он тоскует по простору,
Где все – Одно!
Зинаида Миркина. Сб. «Нескончаемая встреча», цикл «Семисвечник», «Свеча 1-я. огонь украденный»

Кроме того, эта так называемая хореография, на мой взгляд, абсолютно ортогональна возвышенному духу музыки, пускай во многом и наивной. Сам же Юровский утверждает, что «Бетховен, как и Шиллер, верил в то, что люди в основе своей хороши и богоподобны». Но вся хореография противоречит этой вере. Юровский замечает, что послебетховенская двухсотлетняя история человечества противоречит этой вере. Можно с этим соглашаться, можно спорить, но, мне кажется, не стоит нагружать светлую в принципе музыку Бетховена несвойственными ей мрачными в большинстве своем смыслами последующего двухсотлетнего бытия человечества.

Также диссонансом по отношению к музыке прозвучал рассказ Кафки, прочитанный Евгением Цыгановым. Вообще, все, что читал в первом отделении Цыганов – и отрывки из Овидия, и из диалога «Протагор» Платона, и рассказ Кафки - производило впечатление чтения с листа, что также входило в диссонанс с мастерским исполнением музыки. Во втором отделении Цыганов в роли Гефеста выступил намного удачнее.

А вот тростевые куклы, изображающие олимпийских богов в бетховенском балете, отторжения не вызвали. Их наивность вполне корреспондирует с наивностью музыки.

Зато исполненные во втором отделении три акта (I, V и VI) из оперы Карла Орфа «Прометей» произвели грандиозное впечатление. Суровый масштаб последней оперы Орфа сопоставим с пафосом трагедии Эсхила «Прометей прикованный», на полный текст которой она и написана. Исполняется она в прекрасном переводе Юрия Димитрина. Мне импонирует именно такой порядок слов в её названии, своей ритмикой, как я это слышу, более соответствующий всей ритмике греческой просодии в русском языке, чем обратный. Есть все основания надеяться, что в ноябре мы услышим целиком всю оперу Орфа в концертном исполнении.

Три акта из оперы Карла Орфа «Прометей»
Три акта из оперы Карла Орфа «Прометей»

Впечатляет и сам состав орфовского оркестра: из струнных – только девять контрабасов, зато по четыре рояля и банджо, огромное количество ударных. Всё вместе это звучало под рукой маэстро превосходно. Очень хорош был Камерный хор Московской консерватории (художественный руководитель Александр Соловьев). Великолепен был в партии Прометея петербургский, из Михайловского театра баритон с прекрасным вокалом Борис Пинхасович.

Сенсационно показала себя исполнительница партии Ио сопрано Екатерина Кичигина. Степень ее самоотдачи была стопроцентная, если не больше – голос она расходовала безоглядно! Вокальный диапазон её вокала показался огромным и ровно звучащим во всех регистрах: яркие верха и богатые низы.

Её появление в зале и проход сквозь партер под хорошо поставленные восклицания (если не сказать вопли), да и потом в сцене встречи Ио с Прометеем, пробудили во мне воспоминания более чем полувековой давности. Тогда в этом же зале в 1962 и 1963 годах гастролировал греческий театр из Пирея, в котором играла гениальная актриса Аспасия Папатанасиу. От ее воплей ещё за сценой в роли Медеи шевелились волосы на голове даже у отнюдь не сентиментального двадцатилетнего юноши, который запомнил их на всю жизнь. Более сильного театрального впечатления в жизни у меня не было. И вот воспоминания ожили! Да не обидится на меня Кичигина, я не ставлю на сознательном уровне знака равенства между нею и Папатанасиу! Но эмоциональная память не руководствуется рациональным сознанием, а оживает по своим, нам неведомым законам. И я благодарен Екатерине за то, что она оживила такие воспоминания. Воистину, в России надо жить долго.

Владимир ОЙВИН «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Сергей БИРЮКОВ

Продолжение: про второй день | про третий день

14/04/2014 - 10:55   Классическая музыка   Концерты
Лондонский филармонический оркестр (ЛФО) под управлением своего главного дирижёра Владимира Юровского завершил двумя концертами в зале им. Чайковского Пятый международный фестиваль Мстислава Ростроповича.

4 апреля был исполнен «Военный реквием» ор. 66 Бенджамина Бриттена, написанный на канонический текст католического реквиема со вставками стихов английского поэта Уилфрида Оуэна, погибшего на излёте Первой мировой войны.

Композитор посвятил произведение памяти четырёх своих друзей, трое из которых: Роджер Бурней, младший лейтенант добровольческого резерва Королевского военно-морского флота, Дэвид Джилл, рядовой матрос Королевского военно-морского флота, Майкл Халлидей, лейтенант добровольческого резерва Королевского новозеландского военно-морского флота, погибли на фронтах Второй Мировой, а четвёртый – Пирс Данкерлей, капитан Королевской морской пехоты, покончил с собой в 1954 году, не вынеся атмосферы гомофобии, ещё царившей тогда в обществе.

«Военный реквием» впервые был исполнен 30 мая 1962 года в новом соборе св. Михаила в Ковентри – городке, полностью разрушенном немецкой авиацией во время Второй мировой войны. Он был написан с расчётом на конкретный состав солистов, представляющих три народа, затронутых войной. Партия сопрано предназначалась для русской – Галины Вишневской, тенора – англичанина Питера Пирса, баритона – немца Дитриха Фишера-Дискау. Но в последний момент советские власти не отпустили Г. Вишневскую, и на первом исполнении партию сопрано исполняла английская певица Хизер Харпер. Дирижировал премьерой автор. Позже Г. Вишневская приняла участие в записи «Военного реквиема» — и запись, разошедшаяся тиражом 200 000 виниловых дисков (для музыки ХХ века случай беспрецедентный), до сих пор считается лучшей его записью.

Исполнению, как это теперь часто у В. Юровского, было предпослано глубокое по смыслу и информативное вступительное слово, направленное не только против войны как таковой, но и против агрессивной гомофобии (в условиях которой всю жизнь прожили Бриттен и Пирс, принадлежавшие к нетрадиционной сексуальной ориентации), доведшей до самоубийства одного из адресатов посвящения, и с пылом, достойным лучшего применения, насаждаемой сегодня в России.

Лондонский филармонический оркестр

В концерте сольные партии исполнили: болгарское сопрано Александрина Пенданчанска, символизировавшая славянский мир, английский тенор Иин Бостридж, наследующий вокальную традицию Питера Пирса, и немецкий баритон Маттиас Герне – ученик Дитриха Фишера-Дискау, участника войны и первого исполнения. Солисты были разнесены на разные портики. Такое разделение солистов заложено в партитуре Бриттена Мужчины, символизирующие противоборствующих солдат, – на правый портик, женщина – на левый. Голос Пендачанской звучал, особенно на верхах, весьма резко, как бы надрывно. Не исключаю, что это было желание Юровского: как особая краска, свойственная плачу, когда о красоте голоса не заботятся. М. Герне поначалу звучал слабовато, но потом распелся. Бостридж, как всегда, был на высоте.

В исполнении приняли участие Государственная академическая хоровая капелла им. А. А. Юрлова, вполне достойно, и хор мальчиков Хорового училища им. А. В. Свешникова, прозвучавший прекрасно. Хор мальчиков по замыслу Бриттена был невидим и, как сам он определил, олицетворял «голос ангелов с небес» – пел за пределами зала, в фойе третьего амфитеатра.

Как и было задумано Бриттеном, на сцене, кроме большого состава симфонического оркестра играл камерный оркестр (им дирижировал Невилл Крид), аккомпанировавший солистам. Именно на них лежал основной философский груз «Военного реквиема», который правильнее было бы назвать АНТИвоенным, учитывая пацифизм автора и тексты Оуэна. Не зря ведь камерным оркестром при Ростроповиче дирижировал не кто-нибудь, а Озава! И Владимир Юровский сказал после концерта за кулисами, что в следующем исполнении Реквиема он хотел бы дирижировать камерным оркестром.

На закрытии фестиваля 5 апреля ЛФО под управлением Владимира Юровского в первом отделении аккомпанировал американскому пианисту Николаусу Ангеличу во Втором фортепианном концерте Брамса. Это один из самых сложных для аккомпанемента концертов, и Юровский с этим справился великолепно – аккомпанемент был максимально тактичен. А вот солист оставил двойственное впечатление. Первые две части, по моему мнению, были неудачны. Звук рояля был жёстким и грубым. В первой части было ощущение, будто взяв педаль, солист просто забыл про неё и не снимал до конца части. Как тут не вспомнить высказывание замечательного пианиста Григория Соколова: «В педали важно не когда её взять, а когда снять!» А вот третья и четвёртая неожиданно прозвучали неплохо и в брамсовском стиле. Самым же удачным у Ангелича было великолепно исполненное на бис ми-бемоль минорное Интермеццо Брамса из ор. 117. В нём пианист показал множество фортепианных красок и оттенков.

Во втором отделении прозвучала редко исполняемая вообще, тем более в Москве, Вторая симфония Антона Брукнера, которая существует в нескольких вариантах. Оригинален был уже выбор варианта: предварительный, самый длинный, без купюр, сделанных Брукнером позднее. Длилась симфония примерно час и шесть минут. (Сравним: в записи Караяна 60 мин, а Йохума – 52 мин). Кроме того, в этом варианте scherzo стоит перед andante.

Мне кажется, всё-таки корректнее играть окончательную авторскую редакцию сочинения. Другие варианты или редакции можно и нужно анализировать, изучать в консерватории, может даже, записывать, но не исполнять. Мы же не восстанавливаем картины, написанные в разных вариантах один поверх другого. Тем не менее, само по себе исполнение Юровского было очень интересным, особенно вниманием к деталям без ущерба для целого. Оно было у него графичным и прозрачным, чем-то напоминая в этом смысле его же недавнее исполнение в Москве Девятой симфонии Бетховена в редакции Малера.

Что касается Лондонского филармонического оркестра, то, откровенно говоря, в его звучании мелькали шероховатости – я ожидал услышать лучший звук, особенно в концерте Брамса. Как обычно, слабым местом оказалась медь, и особенно валторны – эти enfant terrible почти любого оркестра. Да и общее звучание показалось пестроватым. Может быть, я излишне пристрастен, но сегодня Госоркестр России им. Е. Ф. Светланова, которым также руководит В. Юровский, на мой слух звучит лучше.

Лондонский филармонический оркестр п/у Юровского и солисты

Исполнение «Военного реквиема» Бенджамина Бриттена стало, безусловно, не только эмоциональным пиком V международного фестиваля Мстислава Ростроповича, но и одним из самых ярких событий концертного сезона 2013–2014 гг.

Да и сам фестиваль в целом за эти годы всегда становится одним из интереснейших событий музыкального сезона. В 2010 году многие, видя, как высок уровень Первого фестиваля, сомневались, что удастся его на таком уровне поддерживать. Но пока действительность опровергает все сомнения. Восхищает организаторский талант Ольги Ростропович, сумевшей за эти годы не только не снизить его художественную планку, но уверенно вывести Международный фестиваль Мстислава Ростроповича на первое место среди всех столичных музыкальных фестивалей по уровню представительности.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Александр ГАЙДУК

Страницы