Пелагея Стефогло: Инди-артисты редко попадают на «Евровидение»!

Певица Пелагея Стефогло выпустила новую песню Paco Rabanne, бьется за попадание на «Евровидение», ведет чарт на MusicBox, и ответила на вопросы NEWSmuz.com и Moscultura.ru.

- Вас называют иногда Полиной, иногда Пелагеей. А как правильно?

- В жизни я — Полина. Когда я родилась, папа назвал меня Полиной, потому что это музыкальное имя. Но когда пошли крестить в церковь, там сказали, что такого имени нет в святцах, и нужно выбрать только из церковных имен. Выбрали Пелагею. Так что крещеная я Пелагея. И когда я решила продвигать свое творчество на сцене, то решила, что на сцене я буду Пелагеей.

Пелагея Стефогло
Пелагея Стефогло

- Вы часто поете песню «Хедерлез». А мы все знаем цыганскую песню Ederlezi, которая стала хитом после фильмов Кустурицы. Это одна и та же песня, просто гагаузская версия? Она тоже посвящена дню святого Георгия?

- Не могу сказать, что я часто исполняю эту песню, но я часто выступаю на празднике «Хедерлез». Я из Гагаузии, и у нас 6 мая широко отмечается День Святого Георгия. Проводятся большие концерты, участвует много людей. Что касается песни, Ederlezi - это цыганская версия «Хедерлез», и она мне тоже очень нравится! Недавно мы с одним поэтом сделали текст Ederlezi на гагаузском языке, так что скоро выйдет ее новая версия в моей аранжировке на гагаузском. Кстати, я часто исполняю свои песни на родном языке, одна из них даже стала гимном Гагаузии.

- Вы поете на русском, молдавском (он же румынский), гагаузском, английском, турецком… Сколько же языков вы знаете?

- Я говорю в основном на русском. Но пою на многих иностранных языках — итальянский, испанский, обожаю петь на французском, он такой певучий. Мне это легко дается, потому что имею хороший слух. Из-за этого я практически идеально исполняю песни даже на тех языках, которыми совершенно не владею. На слух я запоминаю любой текст. Вот только за китайский я пока не взялась, но возможно, что когда-нибудь я сделаю и это. На последнем конкурсе «Евровидения» мне очень понравилась певица из Франции Барбара Прави, я хочу спеть ее песню «Voilà». Считаю, что музыка — это главный язык мира, ни один другой язык не передаст чувства так, как музыка.

- Как раз недавно у вас вышла новая песня Paco Rabanne, в которой есть игра слов из разных языков: «На мне Пако Рабанна, мне все по барабану».

- Сейчас модно использовать англоязычные слова в песнях. Молодежь обожает щеголять названиями брендов одежды или автомобилей, показывая, что в тренде. И мне захотелось быть с ними на одной волне. Хотя раньше я пела совсем в другом стиле. А это новое направление творчества для меня. Пытаюсь влиться в молодежь! (смеется)

- Песня Paco Rabanne уже зашла в тренды ТикТока. Когда ждать клипа на нее?

- Более того, на сегодняшний день мой трек Paco Rabanne на 11 строчке Топ-чарта iTunes. Клип будет скоро. Скажу по секрету, мы уже поработали над ним, - об этом еще никто не знает, говорю вам первым! Мы придумали очень много интересного для этого клипа,  разных фишек и штучек. Но рассказать об этом пока не могу. Надеюсь, клип всем понравится.

- Вы из Молдавии, из музыкальной семьи. Где вы учились петь?

- Нас называют «династия Стефогло», мой папа — музыкант. А изначально он был спортсменом, но уже в 18 лет создал свою первую группу, самостоятельно научился играть на множестве инструментов. Его попросили показаться в консерватории, и он комиссии так сыграл на аккордеоне, что к нему был только один вопрос: «Чему еще вы хотите научиться у нас?». Он как раз тогда влюбился в мою будущую маму, она против воли своих родителей сбежала жить с бедным музыкантом… Когда она забеременела, ему пришлось уйти из консерватории и начать зарабатывать музыкой — гастроли, свадьбы, мероприятия. Он сам писал музыку. Его основной инструмент — аккордеон, но он играл практически на всех. Он был главный в нашем городе аранжировщик, к нему обращались за записью песен. Тогда не было битов в интернете, потому что не было интернета. Еще он работал директором ДК. Словом, он был очень известный в Молдавии музыкант, самоучка, селф мейд, как теперь говорят.

А меня он привел за ручку в музыкальную школу, я окончила семилетку по классу фортепиано. Мне это было непросто, я непоседа по духу, мне сложно по 5-6 часов сидеть за инструментом. Я любила музыку, но мне очень хотелось двигаться! Я четыре раза бросала музыкальную школу, убегала с уроков, но отец заставлял меня вернуться. И тогда я из принципа решила ее закончить лучше всех. Выбрала на госэкзамен самые сложные произведения и выучила их. На экзамене сыграла их на одном дыхании. Оказалось, что без единой ошибки! Моя учительница плакала от счастья. А все члены комиссии поставили мне высший балл. Когда на следующий день меня попросили сыграть те же произведения, я не смогла! Просто вылетели из головы все ноты. И по сей день я не могу ничего вспомнить и сыграть из той программы.

А пела я с детского сада на всех мероприятиях. Потом, когда папа стал директором ДК в Вулканешты, где я с семьей живу до сих пор, я стала петь на всех городских праздниках. Я и не думала, что когда-нибудь стану певицей, просто пела в свое удовольствие и для папы. Участвовала и часто побеждала в конкурсах красоты.

- Это правда, что вы стали профессионально петь только после того, как вышли замуж и родили двоих детей?

- Да, так получилось. Папа внезапно умер, мне было 17 лет. Я плакала, долго горевала, мне было вообще не до музыки. Какая музыка, если нет папы? И примерно тогда же я познакомилась с Михаилом, моим будущим мужем. Он начал выводить меня из горя, прося меня спеть. Он ведь впервые увидел меня на конкурсе красоты «Мисс Очарование», на котором я победила, и много там пела. Помню, пела там песню Ирины Дубцовой «О нем», которая тогда только вышла и гремела. Людям понравилось, Михаил меня запомнил по этой песне. Это было в 2004 году, а впервые подошел ко мне познакомиться в 2006 году. У меня тогда были выпускные экзамены, он ходил меня поддерживать.

И потом мы решили вместе с ним жить и строить бизнес. Он спросил, чем я хочу заниматься. О музыке у меня вообще мыслей не было. Я вспомнила детскую мечту — быть дизайнером. Мы открыли ателье свадебных платьев, развернули работу. У меня было одно из самых больших ателье на юге Молдовы, у меня закупали платья в Грецию, Румынию, приезжали невесты из разных городов. Затем появилось новое направление работы — производство дверей и окон из металлопластика. И как-то быстро выяснилось, что заказов на окна и двери намного больше, чем на свадебные платья (смеется). Одно время было так — заходишь в салон, а там с одной стороны платья, а с другой — окна и двери! Я людям говорила, что вот платья на свадьбу, а вот окна и двери в новый дом (хохочет). Скоро мы стали лидерами юга Молдовы по окнам, у нас больше 10 офисов было. А вот с платьями пришлось работу оставить, тем более я еще и забеременела тогда.

Но муж всегда просил меня петь для него, ему очень нравилось мое пение. Так, я сначала пела для папы, а потом стала петь для мужа, а потом уже и на городских концертах. В 2015 году я только родила дочку, ей тогда ещё года не было. А тут мне предложили от ДК выступить на национальном фестивале в Кишиневе. Я сначала засмущалась, но когда Миша узнал, сразу сказал: «Готовься!». Что ж, надо готовиться. Пошла заниматься к своему педагогу по вокалу, моей первой учительнице Тамаре Николаевне Карповой. Она до сих пор работает учительницей пения в школе №1 в Вулканештах. И я получила Гран При конкурса! Ко мне должна была приехать мама из Москвы, где она жила, и я подготовила для нее программу — кучу песен про нас, танцы, развлечения. Весь вечер я пела для нее в дыму пиротехники, а на следующий день не могла ни петь, ни говорить! А скоро надо петь в Кишиневе на финальном концерте. Обладательница Гран При, и петь не могу. Пою я всегда живьем, у меня даже «плюса» не было никогда. Мой муж нашёл фониатра в Кишинёве, который лечил Марию Биешу. Он мне и вернул голос, благодаря чему, я смогла выступить. Меня наградили как «Звезду Молдовы», все сложилось замечательно. К слову, муж переживал за меня больше, чем я сама.

Потом были победы еще на конкурсах, и когда меня пригласили петь в столицу Гагаузии, мы с Мишей решили, что хватит петь чужие песни, надо петь свои. Нас свели с композитором в Кишиневе, который писал песни для Киркорова. Олег Баралюк написал для меня первую песню «Люблю». Я с ней выступила, она многим понравилась, и как-то все закрутилось. Вторая, третья песня… Выступления на фешн-показах в Одессе, гастроли…


Пелагея Стефогло
Пелагея Стефогло

- Расскажите о странной ситуации с конкурсом «Евровидение» 2020. Вы показали песню «Эмпатия», в новостях писали, что вы должны были заменить некую группу Che-MD на отборах. Но вас там в итоге не оказалось…

- Это неправда. Я никого не должна была заменять. Просто так получилось, что я отправила заявку в оргкомитет по почте, но по техническим причинам они её не получили. Это был первый знак, наверное, что не стоит участвовать в этом году. Потом мы долго это все выясняли, а списки полуфиналистов уже вышли, в связи с чем нам пришлось глубоко погрузиться в этот вопрос, и только тогда нас включили в список. А тем временем группа CHE MD выбыла по каким-то причинам, якобы песня не соответствовала требованиям, и в СМИ начали писать, что я заменила их. На самом деле я просто участвовала, как и CHE MD. Вообще уверена, что в этом мире многое строится на связях и деньгах. Многие считают, что если я работаю без продюсера, то большинство дверей для меня закрыты. Группа DoReDos шесть раз участвовала в отборах на «Евровидение», но пока за них не взялся Киркоров, их никуда не пускали. Мне кажется, что в Молдове отборы проводятся «для галочки», тут все заранее знают, кто поедет. Я понимаю, что очень важна команда, должна быть уверенность в том, что будет номер, будет промо и исполнитель сможет это реализовать на высшем уровне. Инди-артисты редко попадают на «Евровидение».

Тогда получилось так: я записала песню шведских авторов, сняла клип. Тогда все больницы были забиты - начиналась пандемия. Я была в Одессе, где репетировала номер с танцовщиками, и тут мне позвонили и сказали о том, что у моей дочери температура. Потом оказалось, что я подхватила от неё этот вирус, и по дороге в Одессу у меня тоже поднялась высокая температура. Чем только я ее ни пыталась сбить - не получилось. В тот день у меня было два эфира на ТВ, на втором эфире я от вируса потеряла голос, не могла не то чтобы петь, но даже говорить. Вот так накрылись мои репетиции, но на отбор мы с Мишей все равно поехали через три дня. Я кинулась снова к тому же фониатру, но не помогало ничего. Мне заморозили горло и нос, чтобы я хоть как-то могла петь, и в таком виде я на отборе спела «Эмпатию». Не спеть я не могла, шведы забрали бы у меня песню, а я уже много вложила в нее. Конечно, спела я плохо. Сразу в соцсетях призналась в этом. Это показывали по ТВ, но решало жюри. Им мое пение не понравилось, и я с этим согласна. Это была болезнь. Значит, это не мой год. Мое время еще придет.

- А что было в 2021 году? Раз конкурса не было в 2020 году, были варианты. Вы предлагали свою песню для «Евровидения 2021»?

- Каждая страна имеет право принять решение, проводить ли им новый отбор или нет, послать того же артиста с новой песней. Молдова оставила ту же исполнительницу Наталью Гордиенко с командой Киркорова, но с новой песней. Других претендентов они не видели, наверное. Но я слежу за конкурсом «Евровидение», сама являюсь участницей жюри присяжных от Молдовы, даю свои экспертные оценки. И обязательно попробую еще и еще, пока не добьюсь победного результата для себя.

- Но ведь вас снимали с отборов еще и в 2018 году! Но тогда под предлогом того, что ранее вы участвовали в отборе на «Евровидение» от Белоруссии. То есть вы с 2017 года пытаетесь попасть на «Евровидение»?

- Да, именно так, с 2017 года. У меня нет продюсеров, мы с мужем делаем все сами, своими силами. И по «Евровидению» есть еще один такой тонкий нюанс: мы живем в Гагаузии, а отбор идет в Кишиневе. И приоритет отдается кишиневским артистам, они говорят на молдавском, для отборщиков важно это. Нашим гагаузским артистам очень сложно пробиваться через Кишинев...

- Еще вы постоянно участвуете в телеконкурсе Turkvision. Чуть ли не с 2016 года. Расскажите о нем.

- Не совсем так. Мне предложили поучаствовать в национальном отборе на Turkvision от Молдовы. И с композитором Олегом Баралюком мы написали песню на гагаузском языке, стихи написал наш гагаузский поэт и автор гимна Тодур Занет. Мне она очень нравилась, но была еще одна песня для меня, которая нравилась меньше, но меня поставили перед фактом — если буду петь песню Баралюка, то проиграю отбор. Я все равно спела песню Баралюка, и проиграла! Тогда мы стали жаловаться в минкульт страны, вплоть до Эрдогана на эту несправедливость. И тогда нам разрешили представлять Молдову, а та артистка стала представлять Гагаузию. Так решился конфликт. А потом конкурс отменили, потому что там было два хозяина, и они не смогли поделить конкурс. Три года они судились! Я за эти годы выпустила несколько турецких и гагаузских песен. Тогда в 2020 году они провели конкурс онлайн. Мы сняли себя на хромакее и прислали, они выпустили это как нарезку номеров. Это не совсем такой конкурс, какой мы ожидали, но все-таки. Я заняла пятое место, голосовало только жюри. Думаю, тут политика налицо, что с «Евровидением», что с «Тюрквидением».

- Недавно вы стали ведущей программы «Тема клипа» на MusicBox Gold. При этом у вас самой относительно мало клипов, хотя все очень красивые. Вы решили изучить мир клипмейкерства изнутри?

- Нет-нет, это просто одна из моих детских мечт - быть «ведущей», и я ее осуществила. И потом, я всегда в курсе всех трендов, какие клипмейкеры что сняли, я всегда слежу за этим. Что касается моих клипов, то мы только начинаем работу с ведущими режиссерами-клипмейкерами. На российский рынок мы заходим с такими клипами, которые будут попадать в ротации и в такие чарты, которые я сейчас веду на MusicBox.

- Кажется, что в сценическом поведении вы берете многое от образов молдавских певиц Надежды Чепраги и Софии Ротару. Так осознанно или просто на генном уровне?

- Бессознательно, конечно. Я склонна вести себя так, какая я есть. Не наигранно. Вы видите меня на концерте такой, какая я и есть. Я ничего не придумываю, веду себя естественно. Может быть, бывает смятение или смущение, я анализирую это. Конечно, есть молдавская нотка, потому что Родина — мать. На песнях Софии Ротару я выросла! Я их исполняла, я их наизусть знаю. Мне близка Валерия и другие певицы, на которых я росла. Я оцениваю себя со стороны, и стараюсь быть максимально объективна.

- Что вы цените в песнях? У вас есть собственная позиция как исполнителя?

- В песнях должен быть смысл, понятный месседж. Для чего, для кого, почему я об этом пою, что пытаюсь донести строками или поведением? Сейчас в новом стиле артисты более раскованны, в чем-то эксцентричны или экстравагантны. Я стараюсь быть на одной волне с молодежью, но держать уровень. Нужно быть самим собой в песнях. Без масок и фильтров, как в Инстаграме.

- Вы поете живьем на концертах. А когда будете выступать с живыми музыкантами?

- Прямо сейчас мы готовим к выходу наш новый альбом. Плотно работаем над материалом. Это будет живой состав музыкантов, шоу-балет. Это обязательно будет.

- Какая самая большая Ваша мечта?

- Вот она, моя самая большая мечта (показывает дочь). Я хочу вырастить своих детей, стать им достойными родителями, сделать их достойными членами общества, это самая главная сейчас мечта. И все планы и направлены именно на это, помимо того, чтобы реализовать себя.

Михаил БРАЦИЛО / Москультура
Гуру КЕН / NEWSmuz.com

Быстрый поиск: