Бертман поставил гормональную «Иоланту» в наколках

Последняя опера Петра Чайковского по прованской старой сказке про слепую Иоланту, прозревающую от любви, даже по сюжету вписывается в репертуар Детского музыкального театра им. Сац.
Сказка добрая, поучительная. Руководителя «Геликон-Оперы» Дмитрия Бертмана, одного из немногих оперных режиссеров европейского склада в России, она явно заинтересовала возможностью актуализации на современный манер. А для театра Сац, давно ушедшего с оперных навигаторов, - отличная возможность влить новое вино в старые меха.
Дмитрия Бертмана «Иоланта» явно заинтересовала возможностью актуализации на современный манер
Дмитрия Бертмана «Иоланта» явно заинтересовала возможностью актуализировать на современный манер

В сущности, выиграли все. Бертман действительно вывернул сказочный сюжет наизнанку, поместив героев в наше время и дав им понятные как детям, так и взрослым, мотивации и манеры (и костюмы, разумеется). Взрослым разгадывать подтексты и хохмы героев оперы даже интереснее, - не лишним будет провести параллель с детским театром и кино времен «Современника» Ефремова в 60-е. Для артистов и оркестра театра Сац – самое время протестировать себя на актуальность и свежесть. А уж полного зала, как на премьере «Иоланты», в этом театре не видели давно.

Иоланта (Людмила Бодрова)
Иоланта (Людмила Бодрова)

Артисты театра Сац смогли войти в непривычное для себя пространство. Слепая Иоланта в исполнении массивной Людмилы Бодровой – наивная принцесса, которую мордуют, пользуясь полной зависимостью, ее «лучшие подруги» - циничные эффектные модели Бригитта (Ольга Бутенко) и Лаура (Юлия Макарьянц). Не уступает им в притворности властная кормилица Марта (Ольга Спицына), затюкавшая даже своего подкаблучника-мужа, привратника Бертрана (Олег Банковский). Лишь страстный король Рене (Алхас Ферзба) удерживает их в рамках своей причуды – создать для горячо любимой дочери искусственный комфортный мир, в котором якобы все слепы, как Иоланта.

Король Рене (Алхас Ферзба) даже обнажает торс в страстной молитве за здоровье Иоланты
Король Рене (Алхас Ферзба) даже обнажает торс в страстной молитве за здоровье Иоланты

Отдельно стоит отметить по-европейски скупую, но выразительную сценографию австрийца Хартмута Шегхоффера, уже работавшего с Бертманом над вагнеровской комической оперой «Запрет на любовь, или Послушница из Палермо». Карусель с лошадками, водное пространство, сказочные кентавры, задник да передвигающееся по авансцене солнце-луна – вот и все, собственно. Не очень даже понятно, с чего вдруг в театре весной не справились с такой минималистичной декорацией, из-за чего пришлось перенести премьеру на осень.

Конфликт в действе возникает сразу: детям жалко замордованную добрую принцессу, взрослые наслаждаются черным юмором ситуации с заламыванием «подругами» рук глуповатой слепой. Остроты добавляет неожиданное появление в искусственном рае (не лишенном знакомых интриг) двух раздолбаев – красавца-графа Водемона (Нажмиддин Мавлянов) и нареченного жениха Иоланты, брутального остряка герцога Роберта (Алексей Панкратов). Особенно хорош Панкратов: он отжимается от пола во время исполнения своей партии, а в знаменитой арии «Кто может сравниться с Матильдой моей» эффектно тыкает в татуировку с китчевым изображением своей возлюбленной и показывает другу ее фотки, под хохот понимающего зала. Типаж с сегодняшней улицы. Одеты раздолбаи соответствующе – джинсики, майки, кеды…

В знаменитой арии «Кто может сравниться с Матильдой моей» герцог Роберт (Алексей Панкратов) эффектно тыкает в татуировку с китчевым изображением своей возлюбленной
В знаменитой арии «Кто может сравниться с Матильдой моей» герцог Роберт (Алексей Панкратов) эффектно тыкает в татуировку с китчевым изображением своей возлюбленной

Далее по логике Бертмана должна пойти любовная интрига, заодно и педалирование политкорректной темы «слепые духовно видят лучше зрячих». Увы, Людмила Бодрова не смогла справиться со столь деликатным заданием. Ее Иоланта столь глупа и простодушна, что вызвать неожиданное умиление бонвивана (прекрасная роль тенора Мавлянова) она еще как-то может, но продемонстрировать мудрость и «истинную зрячесть» - отнюдь. Так что мачо-граф поет влюбленные арии наивной глупышке, и исход их будущего брака вполне предсказуем для современной публики. Ради убедительности лавстори Бертман даже играет ниже пояса, заставляя героя щупать объемные прелести принцессы и отыгрывать идею «А девушка созрела». Но и это, впрочем, не спасает.

Иоланта (Людмила Бодрова) и граф Водемон (Нажмиддин Мавлянов)
Иоланта (Людмила Бодрова) и граф Водемон (Нажмиддин Мавлянов)
Водемон (Нажмиддин Мавлянов) физическим контактом возвращает Иоланту (Людмила Бодрова) к прелестям жизни
Водемон (Нажмиддин Мавлянов) физическим контактом возвращает Иоланту (Людмила Бодрова) к прелестям жизни

В результате получился интересный эффект: «созревшая» и влюбленная Иоланта прозревает из-за гормонального девичьего всплеска. Чем несказанно радует и отца, неожиданно выдавшего пропащую было дочь удачно замуж, и ее нареченного в детстве брутального жениха, влюбленного совсем в другую. Вполне современно. В финале падает задник, и герои милуются на фоне гудящих в пробке автомобилей.

Романтическая история Чайковского явно стала ближе к зрителям. Но не к слушателям. За исключением блистательного Нажмиддина Мавлянова в партии Водемона, у всех прочих солистов не обходится без вокального брака и сомнительного, скажем так, интонирования. Оркестр Алевтина Иоффе чересчур жестковат и недостаточно ироничен для подобной трактовки «Иоланты». Возможно, это издержки нервной премьеры, но коллективу есть, над чем еще поработать.

Еще фото с премьеры «Иоланты» в Детском музыкальном театре им. Сац:

Иоланта (Людмила Бодрова) и Лаура (Юлия Макарьянц)
Иоланта (Людмила Бодрова) и Лаура (Юлия Макарьянц)
Мавританский врач Эбн-Хакиа (Николай Петренко) и король Рене (Алхас Ферзба)
Мавританский врач Эбн-Хакиа (Николай Петренко) и король Рене (Алхас Ферзба)
Король Рене (Алхас Ферзба)
Король Рене (Алхас Ферзба)
Мавританский врач Эбн-Хакиа (Николай Петренко) знает рецепт выздоровления Иоланты: правда
Мавританский врач Эбн-Хакиа (Николай Петренко) знает рецепт выздоровления Иоланты: правда
Герцог Роберт (Андрей Панкратов) отжимается во время арии
Герцог Роберт (Андрей Панкратов) отжимается во время арии
Прозрение Иоланты
Прозрение Иоланты
Счастливый финал «Иоланты»
Счастливый финал «Иоланты»