Группа Pep-See дошла до точки. И распрощалась с мифом о Курехине

В московском клубе "Б2" на днях побывали гости из Питера – группа Pep-See, в 1990-е полюбившаяся стране песнями "Вовочка", "Лыжник", "Диско".

За последний год в жизни коллектива и его бессменной вокалистки Анны Кипятковой произошли некоторые изменения, о которых узнала корреспондент NEWSmuz.com. Отметив двадцатилетие, группа Pep-See сменила практически весь состав.

Публики в зале было не очень много, и те, кто подтягивался в клуб, двигались как сонные мухи. Оно и понятно, - будний день, лето. Из толпы резко выделялись юноша и девушка в кудрявых париках – он в черном, она в розовом. "Классный прикид", – кидали им люди у бара, посасывавшие пиво. "Специально на концерт Pep-See эти парики купили!" – улыбнулась девушка.

Pep-See
Pep-See

Как оказалось, такой фанатский антураж нынче не совсем соответствует действительности. Три вокалистки Pep-See, Аня, Маша и Инесса, действительно, практически всегда выходили на сцену в разноцветных париках. Но на этот раз обошлось не только без диско-париков, но и без Маши с Инессой. На сцене была только Аня Кипяткова в очках и красной юбке, в окружении пятерых музыкантов.

Pep-See начали сразу с хитов, поэтому сонную публику раскачали без проблем. Аня звала всех собравшихся в Питер посмотреть на "корабли, которые стоят у причала", запить вином "Горе", ну и, конечно, призывала "уступить парню лыжню". Под конец программы был оставлен тот самый пресловутый, нежно любимый фанатами "Вовочка".

После выступления музыканты сразу же засобирались на поезд. Несмотря на то, что времени было не очень много, Аня дала небольшое интервью NEWSmuz.com. Происходило это буквально-таки по пути на вокзал.

Pep-See
Pep-See

- Pep-See всегда ассоциировалось с тремя вокалистками. Но теперь ты одна. Куда делись Инесса и Маша?

- Любой коллектив, не важно какой, творческий или общественный, – это притяжение людей. Группа Pep-See – это живой организм, куда были притянуты я, Инесса, Маня, какие-то музыканты, которые постоянно менялись. В какой-то момент, почти год назад, все закончилось. Закончилось для того, чтобы начаться снова, уже в новом качестве. Видимо, мы с девчонками дошли вместе, втроем, до какой-то точки. И потом первая пошла налево, вторая направо, а третья прямо…

- ...И набрала в Pep-See новых музыкантов?

- Боже упаси! Я никого не набирала, не устраивала никаких кастинов. Поскольку город у нас маленький, Питер это же такая культурная деревня, все друг друга знают. Ну вот один музыкант притянул другого и пошло-поехало. Но вообще вокруг Pep-See происходят всегда странные вещи. Вот, например, Саша Мазуров, наш нынешний саксофонист, оказывается, играл в первом составе Pep-See. Мы уже не помним, почему разошлись тогда, почему так долго не общались. Но теперь нам вместе очень комфортно.

- А с молодежью комфортно работать? В гримерке ты шутила, что барабанщик Михил – это твой сын.

- Сейчас в Pep-See хорошие музыканты, и мне абсолютно все равно – молоды они или стары. Когда мы собираемся все вместе, я испытываю невероятное наслаждение и от творческого процесса, и от технического процесса, и от разговорного процесса. С ними даже в совместных поездках хорошо.

- У вас, кстати, сайт не работает. Откуда же ваши поклонники узнают новости? Вот о смене состава, например?

- По поводу сайта я ничего не знаю. Откуда вся эта история? У нас есть две группы в соцсетях – "ВКонтакте" и в Facebook, там мы сообщаем обо всех наших концертах. А новости, ну какие новости? Когда на сцене стояла я и барышни, и вот они пропали, у всех возник закономерный вопрос: "Куда они делись?" Но я не могу это объяснить даже самой себе. У меня такое внутренне ощущение, что это все вполне закономерно.

- Новые песни пишутся?

- Да, что-то появляется. И еще решили сделать акустическую программу. Поскольку клубная ситуация сейчас и в Москве, и в Питере, довольно сложная, и возить с собой 7-8 человек иногда бывает накладно, мы пытаемся как-то выжить. Мы переаранжировали песни Pep-See, и теперь они звучат абсолютно по-новому, нежели на концертах или в записях. Мне очень нравится то, что у нас получилось.


- На ваши концерты, кстати, где больше народу приходит – в Москве или в Питере?

- В Москве, как ни странно…

- Не хотите переехать?

- Никогда, ни за что, и ни под каким предлогом. Во-первых, мы практически все родились в Питере. Я, например, на улице Рубинштейна, недалеко от Рок-клуба. Это так интересно, так трогательно…

Анна Кипяткова
Анна Кипяткова

- Да уж, история у вас интересная. Тем более, если учесть, что первым продюсером Pep-See был Сергей Курехин.

- Это миф, и я не знаю, откуда он появился.

- Миф? Хорошо, расскажи, как все было на самом деле?

- Тогда мы с барышнями тусили и жили на чужой съемной квартире, без денег, но с огромными надеждами на будущее. Курехин был в топе и был единственный человек, к которому мы придумали обратиться. А нет, неправда! Сначала мы обратились к продюсеру Цоя Юрию Айзеншпису. Мы раздобыли его телефон, позвонили. Похоже, он вообще не понял, о чем идет речь. И, слава Богу! Вторая попытка была более адекватной, поскольку Курехин все-таки по ощущению нам ближе. Мы раздобыли и его телефон, позвонили, забили "стрелку" на нашей съемной квартире. Это было, конечно, смешно и странно. И в последний момент мы все слились, кроме нашей директрисы Светланой Костицыной, которая потом стала директрисой "Ленинграда" и женой Сергея Шнурова. Мы стеснялись, Курехин, видимо, тоже стеснялся, поэтому пришел вместе с режиссером Дмитрием Месхиевым. Света с ним встретилась, пообщалась, но как-то очень мутно. Мы прикалывались, это был девичий бред. Все искали себе пару, какой-то кайф от жизни. Все тогда были в поиске. Потом на "Ленфильме" за одну ночь мы записали с Курехиным песню. Я даже не знаю, где она, эта тайная запись. Но именно отсюда пошел миф, что Курехин был нашим продюсером. А на самом деле все прошло по касательной – мы мимо него, а он мимо нас.

- То есть вы не успели с ним хорошо познакомиться?

- Нет, конечно. Мы пересекались на тусовочной квартире на канале Грибоедова. Такая с большим бильярдным столом, которую можно увидеть в первом фильме "Брат". Все было на уровне "привет-привет". Но иногда что-то выгорало. Например, Месхиев пригласил нас сниматься в фильме "Американка". Мы играли пацанов, ВИА "Апачи". Мне наклеили пшеничные усы, в кадре мы мелькаем буквально несколько секунд. Для кинопроб нас тоже снимали. И вот потом одна дама на "Ленфильме", увидев мою фотографию с пшеничными усами, всплеснула руками: "Ну прямо сокуровский тип, сокуровский тип!". Словом, все, что с нами происходило, было очень смешно, из разряда фантастики.

- А клип "Вовочка" на MTV тоже фантастическим путем попал?

- Сначала каким-то образом кассета с песней "Вовочка" попала в руки режиссеру Григорию Константинопольскому. Он захотел снимать клип, преследовал нас. И мы в какой-то момент сдались. Получилось не очень дорого, особенно по московским меркам. Но сам Константинопольский, который в клипе снялся в главной роли, на Вовочку никак не тянул. Ну это наше личное мнение.

- Но ведь именно этот классный фриковый клип принес вам популярность?

- Не было никакой популярности. Я этого не почувствовала. Правда, в Питере до сих пор, когда я захожу в магазин, продавщицы смотрят пристально: "Кажется, я где-то ее видела", в метро тоже взгляды такие: "Что-то я такое помню"… Я вообще не понимаю, что такое популярность, слава. Мне просто хочется жить так, как я живу, как я решила. Я испытываю тот же адреналин, что был в начале, 20 лет назад. Только тогда он был неосознанный, а сейчас осознанный. И кайфа от этого, кстати, больше. Может быть, я не построила золотых замков, но я свободна. И это самое главное.

Анна БУЧЕНКОВА, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»
Фото автора

Быстрый поиск: