В Москве идет разгром рок-клубов

Капиталистически ориентированные хозяева закрыли нашу старушку Горбушку (ДК известный блистательной рок-историей). Негде теперь плевать, слэмовать, орать, российскими флагами размахивать при виде потрепанных жизнью и инфляцией отечественных и заезжих рок-героев…
Прощай, намоленное разболтанными детьми перестройки культовое место с мужественной охраной, лабиринтами лестниц и коридоров, туалетами, куда отваживался войти только самый отчаянный и быстрый. Москву спокойно, хладнокровно лишили привычной и любимой рок-площадки. Едва ли владельцам здания, похожего по архитектуре на датский замок Эльсинор, придет в голову мысль украсить стены Дома Бышей Рок-Культуры мемориальными досками: “Здесь выступали Ник Кейв, Дио, Удо, Лемми и “Моторхэд”, Ману Чао, “Лайбах”, “Maнoвар”, многочисленные финны, ДДТ, “Алиса”, “Ария”, Кипелов, Гребенщиков, весь доступный нам свет и все невиданные доселе тени рок-н-ролла”. Аминь.

Следом за Горбушкой закрыли и “Р-клуб”, владельцы которого были истинными макаренками и давали возможность приобщиться к “прекрасному” (назовем так разновидности тяжелой музыки) десяткам и сотням экстремально настроенных пацанов и девчонок, каждый день выпуская на сцену клуба до десяти молодых рок-групп, а то и больше. Теперь бывшие р-клубовцы мечутся по столице в поисках помещений, но дело известное — открывать казино, супермаркеты и всякие объедаловки гораздо выгоднее, чем пускать под крышу беспризорных рок-н-ролльщиков.

Кстати, процесс уничтожения музыкальных молодежных точек начался с закрытия совершенно безобидного клуба “Фортпост”, пишет "МК", где так любила выступать Умка со своим Броневичком. Но тогда (как, впрочем, и сейчас) подслеповатая общественность сделала вид, что ничего не видит, ничего не происходит, и — тру-ля-ля! — все в шоколаде.

Ходят разговоры в хорошо осведомленных источниках, что если Горбушка и сохранит статус концертной площадки, то там, по хотению новой метлы, установят мягкие и исключительно красные бархатные кресла, а сцену отдадут “подлинно высокому искусству”, в списке которого первым номером был упомянут глубоко всеми чтимый Лев Валерианович Лещенко. За что его так невзначай превратили в жупел борьбы с “низменным роком”, никому не ведомо.

Пишу эти строки и, между прочим, думаю: “А ведь советниками президента по культуре стали несколько своих, заслуженных музыкантов, которых принято называть рок-легендами. Неужели ни на что, кроме разглядывания и демонстрации родным и знакомым красивых официальных “корочек”, они не способны? Куда деваться любителям рок-музыки? Куда приглашать тех же финнов, немцев и пр., своих звезд и кандидатов в звезды?” Но страшно далеки упомянутые советники от народа, и плевать им на закрытие Горбушки и других рок-клубов с высоты Олимпа, на который они так долго и старательно карабкались.