Людмила Яблокова

24/12/2022 - 03:17   Classic   Концерты
Опера Бенджамина Бриттена «Глориана», созданная композитором на пике его славы и популярности в 1953 году, а также вскоре после коронации Елизаветы II, поразила публику, писали тогда современники, вежливой церемониальностью, чрезмерной интимностью, словом, чопорный маскарад, полный придворных танцев и хоров, трубных фанфар и баллад. Произведение было признано критикой одной из немногих творческих неудач композитора.

И вот сейчас, опера, посвященная Елизавете I, ознаменовавшая, однако, восхождение на престол Елизаветы II, снова на сцене Английской Национальной оперы – как завершающий этап самого долгоправящего монарха Великобритании, дань уважения символу стабильности и единения многих поколений, как дань памяти покойной королеве, недавно покинувшей этот мир.

«Глориана» - о взаимоотношениях Елизаветы I с её последним фаворитом Робертом Деверё, графом Эссекским по роману «Елизавета и Эссекс: трагическая история». Меломанам она известна по опере Доницетти «Роберто Деверё.

Елизавета I
Елизавета I

Всего один вечер играли эту концертную версию, актуальную тем, что она напомнила присутствующим, в том числе, о пустом позерстве политической власти, примеров коей в последнее время, как внутри страны, так и за ее пределами было предостаточно. «Искусство управления заключается в проволочках и проволочках», - заявляет сэр Роберт Сесил, секретарь Совета времен первой Елизаветы в исполнении англо-французского баритона Чарльз Райса, на что переполненный до отказа театр отреагировал горьким смехом.

Начало было несколько замедленное, отчасти вследствие «драматически неуклюжего первого акта», но к середине второго акта стала проявляться человеческая драма. Финальная же картина ослабевшей королевы, «мертвой, но еще не похороненной», где песня превращается в речь, разбивает сердце.

Елизавета I
Елизавета I

Эффектная постановка, костюмы, свет и видео дизайнера Рут Найт на самом деле заявляло, как о мини-постановке, нежели просто концертное выступление. Хор был одет в черное и использовал партитуры, главные герои были в старинных костюмах и пели по памяти. Видеопроекции предоставили исторические детали и намекнули на неуклонное течение времени, разрушающее жизнь людей. Постановка показала механизм отношений между оппортунизмом, лицемерием и политическими махинациями.

Уиллард Уайт (певец баллад), выступавший в эпизодических ролях, установил высокую планку не только для себя – для всех! Роберт Мюррей подарил нам лирическое очарование и напыщенное высокомерие в роли Эссекса, его Песня о лютне восхитительна. Дэвид Соар был черным сардоническим Рэли, Элеонора Деннис блистала как Леди Рич, а молодые артисты Александра Ооменс (Дама в) и тенор Инносент Масуку (Дух Маски) оба хороши. Меццо Кристина Райс авторитетно дебютировала в роли уязвимой Элизабет.

ENO превратило «одну из величайших катастроф оперной истории» - оперу бенджамина Бриттена «Глориана» в триумф!

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото Нира Сайнхани

01/12/2022 - 04:11   Classic   Концерты
В «Йомене гвардии» (1888), пожалуй, в единственной оперетте Гилберта и Салливана, доминирует, главенствует музыка, и она выводит либретто на более высокий уровень, - так написали современники в конце XIX века. Больше года популярность «Йомене гвардии» после выхода на сцену не спадала ни на Бродвее, ни на гастролях.

Единственная совместная работа с серьезным финалом, но с комическим началом, где шут и девушки вовлечены в рискованную интригу в Лондонском Тауэре. Действие происходит оригинально в 16 веке, но произведение создано на условностях романтической оперы 19 века, а режиссер постановки, однако, решила идти дальше и перенесла действие в 20-ый век, во время коронации Елизаветы II. Приятно, что театральная труппа, впервые обратившаяся к этой оперетте, предложила свою трактовку, но результат получился смешанным: когда и на серьезную оперу созданное не тянет, и комическое, привычное пародийное проигнорировано ее создателями. А этот дуэт создал Пираты Пензанса, HMS Pinafore, Микадо, и другие замечательные, искрящиеся жизнерадостью и юмором оперетты.

Сцена из «Йомен гвардии»
Сцена из «Йомен гвардии»

Режиссер Джо Дэвис, много и плодотворно работавшая в лондонских театрах и на Бродвее, начинает вечер с кинохроники 1950-х годов, которая показывает йоменов в раздевалках, в нерабочее время, которые обсуждают несправедливое обвинение (в шпионаже вместо колдовства – по оригиналу), выдвинутое против заключенного в тюрьму полковника Фэйрфакса.

Сцена из «Йомен гвардии»
Сцена из «Йомен гвардии»

Шут Джек Пойнт пародийно «проходится» по слегка устаревшей теме Брекзита, хотя в Британии чего только не происходило за последние время, и кто только не стремился занять премьерское место, и какие только скандалы не обсасывались в прессе и на телевидении, и с какой только скоростью только они не сменяли друг друга. Но мы ничего действительно новенького, свеженького, не услышали, хотя многие зрители надеялись, а потому «обновление» имело лишь частичный смысл.

Сцена из «Йомен гвардии»
Сцена из «Йомен гвардии»

Но в музыкальном плане в этот вечер все было отлично. Крис Хопкинс с изяществом дирижирует партитуру Салливана. Сопрано Александра Уменс в роли Элси, уличной артистки, которая, хотя и любима шутом Джеком Пойнтом, но, страстно исполняя великолепный шедевр «Готово, я невеста», становится женой полковника Фэйрфакса. Роль полковника исполнял несколько сдержанно британский тенор Энтони Грегори.

Сцена из «Йомен гвардии»
Сцена из «Йомен гвардии»

Ирландский бас Джон Моллой в роли угрюмого тюремщика по интенсивности исполнения не уступал сопрано.

Сцена из «Йомен гвардии»
Сцена из «Йомен гвардии»

Меццо-сопрано Хизер Лоу в роли отвергнутой Фиби, несостоявшейся жены полковника, и меццо-сопрано Сьюзен Бикли в роли коррумпированного заместителя главы Tower of London выступили достойно, но ключевая роль досталась Ричарду МакКейбу, который на сцене больше актер, чем певец. В своем костюме в клетку и нелепом галстуке шут Джек Пойнт продемонстрировал по-настоящему трогательно подлинное отчаяние разочарованного в любви комика.

Людмила ЯБЛОКОВА На фото сцены из спектакля. Дизайн Энтони Уорда

16/10/2022 - 02:39   Classic   Концерты
Английская Национальная опера открыла свой театральный сезон беспроигрышной картой – премьерой оперы Пуччини «Тоска» в постановке замечательного английского режиссера Кристофа Лоя.

Акцент в своей постановке режиссер сделал на показе трагической судьбы Женщины, веками находящимися под властью могущественных мужей, использующих свою силу, влияние и страсть, чтобы покорять непокорных, контролировать их, подчинять себе и своей воле.

Шинейд Кэмпбелл-Уоллес (Тоска)
Шинейд Кэмпбелл-Уоллес (Тоска)

Режиссер очень умно и тонко намекает нам о безвременности бедственного положения героини через костюмы других эпох. Призрачные фигуры в белых одеяниях и париках середины 17 века, заполняющие церковь и дворец. Действие самой оперы происходит во время французской революции, премьера состоялась в 1900-ом, архитектура церкви и дворца вполне уместны в 16 веке, а появляется Тоска впервые на сцене в наряде 50-х прошлого века, как и горожане, ее окружающие. Прекрасные костюмы и платья дизайнера Уты Баатц, декорации дизайнера Кристиана Шмидта и Фредерико Патчера.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Эту постановку скорее всего можно назвать традиционной, со строгим минимализмом, свойственном Кристофу Лою. Но театральный тяжелый под бархат занавес цвета бургунди, медленно двигаясь, закрывает задний фон сцены и двери, ведущие в подвалы, где пытают Каварадосси, словно намекая нам: это – театр, хотя действия на сцене - настолько реалистичны, что не оставляют сомнений, что именно так все и было.

Шинейд Кэмпбелл-Уоллес (Тоска) и Адам Смит (Каварадосси)
Шинейд Кэмпбелл-Уоллес (Тоска) и Адам Смит (Каварадосси)

В музыкальном плане ирландское богатое, властное сопрано Шинейд Кэмпбелл-Уоллес великолепно исполняет роль «Тоски», привнеся большую рациональность и страсть в свою роль.

Нас предупредили перед началом спектакля, что американский баритон Ноэль Були потерял голос и был не в состоянии петь, но как он играл... это была такая самоотдача, такое самопожертвование... Баритон Роланд Вуд героически озвучил Скарпиа с левой стороны сцены, но эффект от пения терялся несколько, звук уходил в сторону.

Ноэль Були (Скарпио)
Ноэль Були (Скарпио)

Лирический тенор Адам Смит как Каварадосси составил прекрасную пару Тоске – на всех уровнях они абсолютно подходили друг другу, их дуэты звучали божественно. Его верхние ноты звучали звеняще уверенно и выдержанно , он был чуток в лирических пассажах.

Так же удачно выступили певцы и во второстепенных партиях - прекрасно исполнил свою роль бас Мсимелело Мбали в роли сбежавшего заключенного Анджелотти и бас-баритон Оссиан Хаскинсон в роли полицейского агента Шарроне, словно вся группа пыталась компенсировать то, что было обещано зрителям, но не случилось.

Шинейд Кэмпбелл-Уоллес (Тоска) и Ноэль Були (Скарпио)
Шинейд Кэмпбелл-Уоллес (Тоска) и Ноэль Були (Скарпио)

Лео Хуссейн дирижировал оркестром и хором Английской национальной оперы. Оркестровые фактуры Пуччини ярко сияли, вот если бы темп был бы немного более плавным и иногда все-таки оркестр заглушал певцов.

Особого упоминания заслуживает Детский хор, который привнес на сцену живость и вокальную точность.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Эта «Тоска» - чрезвычайно трогательная и проникновенная постановка, лучшая, пожалуй, из того, что мне довелось увидеть. Именно потому хочется вернуться снова, и услышать оригинального баритона.

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото: Genevieve Girling

20/09/2022 - 01:06   Classic   Концерты
В этом году на BBC Proms очень много играли религиозную музыку. Мессы собирали всегда огромнейшую аудиторию, и эмоциональную реакцию зала в конце, со слезами в глазах. Зрители, слушатели - тогда мне показалось - продолжали оплакивать своих близких, умерших во время пандемии. 19 сентября Великобритания проводила в последний путь Ее Королевское Величество. Страна плачет...

Каждый раз исполнение Второй симфонии Малера «Воскресение» на концертах BBC Proms, резонирующее под уникальным куполом Альберт-Холла, вызывает особое эмоциональное напряжение и волнение, что очень хорошо известно завсегдатаям этого фестиваля, поэтому совсем неудивительно, что Альберт Холл был переполнен. Аншлаг в этот вечер был запрограммирован.

Исполнение Второй симфонии Малера «Воскресение»
Исполнение Второй симфонии Малера «Воскресение»

Дирижера сэра Саймона Рэттл, руководившего Лондонским симфоническим оркестром и объединенными хорами Лондонского и Симфонического оркестра Бирмингема, публика готова была бы «носить на руках», если бы только не была воспитана иначе. Такой мощный экстаз более чем пятитысячного зала происходит не часто - шквал аплодисментов, не затихающий следующие десять минут, просто захлестнул холл.

Как бы ни был захватывающим финал «Воскресения», но то, что происходит в первых четырех частях, предшествующих ему, позволило дирижеру продемонстрировать свой почерк.

Саймон Рэттл подготовил нас к эпическому духовному путешествию. В первом траурном марше его поступь была не тяжелой и мрачной, но быстрой и несентиментальный. Тем не менее, лирические эпизоды, с которыми сопоставлялись эти элегические мотивы, были переданы изумительно, сам Малер говорил об этом музыкальном моменте, как об образах давно умершего «часа счастья», проникающего в душу подобно солнечному лучу. Задумчивые размышления - сладчайшие из печальных.

Вторая часть приводит нас в совершенно другой музыкальный мир, основную мелодию ведут струнные инструменты, и это – нежная симфоническая интерпретация изысканного городского вальса.

Третья часть - скерцо – это сдержанная динамика и настороженное спокойствие, подчёркиваемое жуткими ударами барабанов. Скрипки ведут мелодию-проповедь из раннего Малера, но как только она заканчивается, оркестр начинает безжалостный танец смерти, ведущими к кульминации.

Саймон Рэттл
Саймон Рэттл

Позже присоединились трубы, готовя нас к полномасштабному «взрыву» всего оркестра, который Малер назвал «криком отвращения», с последовательным, постепенным сворачиваем к последнему удару гонга и тишине. И затем – мистическая аура четвертой части Урлихта, озвученная меццо-сопрано Сарой Коннолли.

Финал Im Tempo des Scherzo дирижер провел безошибочно, позволив нам насладиться закулисной медью, дрожью матовых тарелок, катастрофической барабанной дробью (исходящей одновременно со сцены и галереи). Огромное звучание массированной перкуссии. 300 певчих терпеливо ожидали в течение семидесяти пяти минут пять минут своей славы, дав сопрано Луиза Алдер воспарить до небес – со строками гимна Клопштока; оркестр, орган и объединенные хоры воссоединились в едином звучании, утверждая самое важное и необходимое всем нам - веру в саму жизнь, веру в новую жизнь.

Воскресение из мертвых... Вторая симфония Малера затрагивает вечную тему - смысл человеческой жизни, ответ на который всю жизнь искал мой отец. Борясь с сомнениями и вопросами человеческого предназначения, счастья и смерти, Малер предлагает человечеству необычайное утешение в своих последних двух частях, завершаясь восторженным утверждением веры: «Я воспарю вверх, я умру, чтобы жить».

Мне так повезло в тот вечер, я оказалась по соседству с оркестром, а наблюдать за музыкантами – это было отдельное удовольствие.

Английский дирижер Джон Элиот Гардинер со своим хором Монтеверди, английскими барочными солистами и певцами мирового класса и оркестром исполнил на BBC Prom 66 причудливый шедевр «Торжественная месса» Бетховена, к написанию которой композитор приступил после тщательного изучения духовной музыки своих предшественников – База, Генделя, Гайдна и в которой нашла отражение его страстная вера в Слово Римско-католической церкви.

Его Missa Solemnis и сегодня продолжает бросать вызов певцам и музыкантам – на выносливость и технику исполнения, поскольку Бетховен создал гибридное творение по композиционным меркам традиционной мессы, одновременно раздвинув границы и выразительность диапазона, в результате чего появилось великолепное творение – неповторимое, его собственное. Чтобы любить, за исключением безмятежного потока Бенедикта, ведомого соло-скрипкой.

Эти полные хоровые всплески в «Глории» и «Кредо» могут, кажется, длиться вечно (и они ужасно нагружают голос, как я знаю по опыту). Но не тогда, когда можно накрутить такой темп, что с ним справится только профессиональный хор из ограниченного числа человек (все закончилось за 80 минут). Этот сезон выпускных вечеров запомнится, среди прочего, возвращением к большим собраниям хоров — особенно в симфонии «Воскресение» Малера и в «Сне Геронтия» Элгара — и все же это, несомненно, было освежающим, чтобы иметь эту далеко не тихую, но очень сфокусированную коду, похожие на трубу теноры, особенно являющиеся активом, который вы обычно не получаете в любительских хорах. Если Бетховен не всегда трогает всех нас на духовном уровне — возможно, сравнения с мессой си-минор Баха или Реквиемом Верди несправедливы, — в его фактурах есть постоянное очарование. Эффекты светотени всегда были фирменным знаком Gardiner, учитывая особый тембр старинных инструментов, в то время как бесклапанные валторны, трубы и тромбоны придают особый пыл.

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото Сris Сhristodulou

Быстрый поиск:
18/09/2022 - 01:19   Classic   Концерты
Дирижер Сакари Орамо, начавший свою музыкальную карьеру как виолончелист и много лет проработавший концерт-мастером Финского Радио Симфонического оркестра, связан с Би би Си Промс с 1999 года.

Он удостаивался чести открыть концерты этого популярного летнего фестиваля в Лондоне и играть на закрытии в прошлом году – двойная честь! Но только этим летом BBC Proms выходит на доковидный уровень.

Сакари Орамо открыл свой вечер «Ноктюрном» Дебюсси, и его исполнение отличалось утонченностью, изощренным описанием каждого момента. Технически - чисто исполненный, сыгранный со скрупулезной ясностью, с разумной скоростью; дирижер позволял напряжению постепенно накапливаться, не теряя импульса музыки. Морской пейзаж Дебюсси приливал и отливал чувственной прохладной и кристальной красотой. Орамо безошибочно уловил все нюансы этой музыки.

Дирижер Сакари Орамо
Дирижер Сакари Орамо

После антракта слушателям была представлена женщина-композитор Этель Смит (1858 -1944 гг), первая в Англии, удостоившаяся такой чести. В этот вечер играли ее «Мессу» в ре мажор, написанную в 1891 году, премьера которой состоялась в этом же здании, в Альберт Холле два года спустя, но на концертах BBC Proms эта вещь сегодня была исполнена впервые.

Этель Смит начала создавать свое творение в 1889 году после десяти лет жизни в Германии, поэтому не удивительно, что месса написана в европейских традициях, которая через Брамса восходит к «Торжественной мессе» Бетховена, и в той же тональности.

Сакари Орамо - давний поклонник Этель Смит, ранее он уже дирижировал мессу Этель в Лондоне, и концерт, и исполнение произвели большое впечатление на публику. Успех повторился и в наш вечер.

Месса ре мажор состоит из шести музыкальных частей, и если во вступительной части - Kyrie - можно было бы услышать мотивы Брамса и Бетховена, то заключительная Gloria содержала может быть самые привлекательные инновации и сокрушительный, величественный - при поддержке органа - финал и с заключительным «Аминь!, все завершающим.

Но эмоциональное ядро исходит от хора, пение которого было великолепным - по весомости, атаке и тщательной динамической штриховке. В Sanctus, Benedictus и Agnus Dei композитор предложила арии для меццо, сопрано (Нардус Уильямс) и тенора (Роберт Мюррей). Бас Божидар Смильянич отлично справился с тем небольшим количеством вещей, которое дает ему Смит. Но блистала британское меццо-сопрано Бетан Лэнгфорд, она была прекрасна.

В конце концов, что бы ни повлияло на творчество мадам Этель, ее музыка драматичная, захватывающая, а также созерцательная. Для меня этот концерт – еще и поучительный. Я о существовании мадам Смит просто не знала. Кстати, королева Виктория увлекалась музыкой Смит. Я тоже готова записаться в ее поклонницы.

Людмила ЯБЛОКОВА

Быстрый поиск:
15/09/2022 - 02:20   Classic   Концерты
BBC Proms 2022 в Лондоне продолжился концертом Шотландского Симфонического оркестра ВВС под руководством Томаса Даусгаарда с узбекским пианистом Бехзодом Абдураимовым и баритоном Бенджамином Эпплом и сопрано Элизабет Уоттс в симфонии №3 датского композитора и скрипача Карла Нильсена.

Датский композитор и скрипач Карл Нильсен описал первую часть своей Симфонии No3 не только, как «прилив энергии и принятие мира во всем его объеме и разнообразии, но и как желание завоевывать и даже покорять!» Так, и не иначе!

Что ж сказать... Это чувствуется буквально с первых же нот... в серии резких, в унисон сыгранным всем оркестром звучании, в его грубом обаянии, в ритмических сюрпризах и в странной комбинации гармонических и тональных отношений. Все это производит впечатление. «Я уверен, что время Нильсена пришло», - сказал Леонард Бернштейн в Копенгагене в 1965 году во время празднеств по поводу столетия композитора.

За шесть десятилетий это имя становится сейчас все более популярным, и мое решение пойти именно на этот концерт было связано с желанием открыть и понять Нильсена. Ряд, где обычно тусуются критики всех мастей, в этот раз раз был пуст. Но я ни на секунду не пожалела о своем решении. Особенно, после очередного «урока» по ликвидации пробелов своего музыкального образования, когда узнала, что 1911 год, год написания Третьей симфонии, был специфическим для симфонии как жанра: это был год незавершенной Десятой симфонии обожаемого мною Малера, Второй - Элгара и Четвертой - Сибелиуса. Но этот год был также стал годом премьеры «Весны священной» Стравинского. Так что Нильсен, это возможно, показательный музыкальный контраргумент того, что инновации и развитие традиционных элементов - возможны, а взаимодействие тональностей и его динамических структур говорит о том, что в симфонии все еще есть жизнь.

Интересно, что первоначально вторая часть была чисто инструментальной, но позже композитор добавил две вокальные партии со словами: «Все мысли исчезли. Я лежу под небом», впоследствии опуская текст. Голоса баритона Бенджамина Эппла и сопрано Элизабет Уоттс определенно доносились «издалека», их парящие контуры дрейфовали с высот галереи Королевского Альберт-Холла, что создало волшебный момент. Оба певца выдержали хорошую интонацию, верхние си-бемоль Уотта были идеально расположены и блестели по тону. Даусгаард прекрасно соединил инструменты и голоса.

Thomas Dausgaard
Thomas Dausgaard

А начался концерт Шотландского Симфонического оркестра ВВС под руководством Томаса Даусгаарда с “хореографической поэмы” Вальса Мариуса Равеля, который композитор на пару со своим другом исполнил осенью 1920 года в Вене. И эта музыка, начинающаяся вначале, как намек на вальс – тихо, легко вдруг превращается в конце в роковое кружение, бесконечный безудержный вихрь. Вальс имел грандиозный успех – и в Вене, и в послевоенном Париже. И те, кого задела война, увидели в нем, по мнению композитора, ту неизбежность, которая привносит в нашу жизнь смерть и разрушение.

И, конечно же, зритель получил выверенное классическое наслаждение – Бетховен, концерт No 1 для пианино с оркестром. Солировал узбекский пианист Бехзод Абдураимов, победитель Международного конкурса пианистов в Лондоне 2009 года, завладевший вниманием зала с первой же ноты. У него превосходная техника: технически сложная для исполнения первая часть изобилует виртуозными прогонами, мощными аккордами и музыкальными деталями. Игра Абдураимова была образцом ясности и непринужденной ловкости, а дирижер Даусгаард его оркестр – безупречные партнеры. Интеллектуальная музыкальностью и «звездное» чутье их сделало то, что концерт кажется свежим и смелым, но никогда не напыщенным.  

На бис Бехзод Абдураимов сыграл «Меркуцио» из оперы Прокофьева «Ромео и Джульетта» ор.75.

Людмила ЯБЛОКОВА

Быстрый поиск:
08/09/2022 - 23:21   Classic   Концерты
С момента премьеры в Хьюстоне в 1998 году Марк Адамо объездил весь мир, представляя свою современную оперу «Маленькие женщины», но в целом большие оперные театры не спешили и не спешат ее исполнять.

Однако Opera Holland Park заявила о ней еще два года назад, но из-за пандемии только сейчас этот летний театр первым в Великобритании представил лондонской публике «Маленьких женщин».

Постановка Эллы Марчмент экономична, но сложна, иногда даже – слишком сложна. Мы обнаруживаем четырех сестер, сидящих в больших рамах для картин, расположенных вокруг сцены. Но на самом деле это лишь фигуры, одетые Мадлен Бойд - британской художницей-модельером, специально обучавшавшейся театральному дизайну и удостоившейся многих наград за декорации и костюмы. Так вот, эти фигуры только выглядят, как наши современницы, но совсем не являются маленькими женщинами из романа Олкотт, а их аватарами XXI века, которые время от времени возвращаются к себе прежним. Вот тогда то и появляются «настоящие» сестры, и они выглядят более или менее так же, как выглядели молодые девушки в Массачусетсе XIX века.

Китти Уили (Мэг), Элизабет Карани (Эми), Шарлотта Бэдхэм (Джо) и Хэрриет Айли (Бет)
Китти Уили (Мэг), Элизабет Карани (Эми), Шарлотта Бэдхэм (Джо) и Хэрриет Айли (Бет)

Марк Адамо не копирует роман, но, как и американская писательницы Луиза Мэй Олкотт (1832-1888), добившаяся невероятной известности, славы и богатства благодаря своим «Маленьким женщинам», фокусирует повествование через Джо, одну из сестер, которую мы иногда видим «пишущей» воспоминания о своей жизни, в котором ощущается сильное переплетение жизни сестер и их любовных историй, хотя уловить все детали иногда достаточно трудно.

Дикция певцов поставлена хороша, текста много, субтитры едва успевают следовать за действием; многие строчки хорошо рифмуются. Музыкальное исполнение достаточно на высоком уровне, с пассажами откровенного лиризма, драмы. Оркестр Симфония лондонского Сити достаточно компактен, включает в том числе синтезатор, что оставляет ощущение, что ты не совсем в оперном театре, но и не на Бродвее или в Вест Энд. Дирижеру Сиан Эдвардс удалось удачно объединить классику и модерн.

Шарлотта Бэдхэм (Джо), Фредерик Джонс (Лаури) и Хэрриет Айли (Бет)
Шарлотта Бэдхэм (Джо), Фредерик Джонс (Лаури) и Хэрриет Айли (Бет)

Сцена Holland Park в этом году модернизирована, сейчас оркестр находится как бы в нише, которую обрамляют полукругом театральные подмостки, находящиеся буквально в метре от первого ряда зрительного зала, что дает особое ощущение соучастия с главными героинями, но герои второго плана скрыты внутри сцены.

Фредерик Джонс (Лаури)
Фредерик Джонс (Лаури)

Актерский состав сильный. В нем доминирует независимая и амбициозная Джо (Шарлотта Бэдхэм), ее сестры Мэг, Бет и Эми, достигнувшие своего совершеннолетия в период гражданской войны; их преданная мать, соседский мальчик Лори и ученый Фредерик Баэр оживают в музыке в их откровенной непосредственности.

Сцена из оперы «Маленькие женщины»
Сцена из оперы «Маленькие женщины»

Бэдхэм исполняет свою роль с энтузиазмом и с безграничной энергией. Посильный вклад идет от Китти Уили в роли Мэг, Хэрриет Айли - это Бет и Элизабет Карани – Эми. Резонансное пение исходит от Бенсона Уилсона в роли Баэра, который, когда опера подходит к концу, использует несколько строк из Гёте, чтобы преподать Джо несколько уроков любви.

Но удачная книга – это, однако, недостаточно, чтобы превратить «Маленьких женщин» Адамо в успешную оперу, отчасти и потому в том, что история взросления и жизни Олкотт далека от театральности, и постановка Адамо изо всех сил пытается преодолеть эту повествовательную реальность, но это не всегда ей удается, а общая партитура Адамо недостаточно сильна, чтобы придать вечеру необходимый музыкальный характер и импульс.

Людмила ЯБЛОКОВА

31/08/2022 - 03:47   Classic   Концерты
Opera Holland Park заявила о себе во всеуслышание в этом театральном сезоне. Во-первых, своими постановками, и лучшей из них - оперой «Евгений Онегин», премьера которой состоялась в этом сезоне.

Это удивительно, что маленький оперный летний театр однозначно превзошел постановку бывшего художественного руководителя Королевской оперы Каспера Хольтена, где сорокалетняя Татьяна проигрывает свою жизнь через призму балерины Татьяны. Не удивительно, что это его новаторство вызвало жесткую критику публики и прессы. Да и скучноватая постановка Метрополитен опера с Анной Нетребко в середине якобы «макового поля» не конкурент тому, что создали в Opera Holland Parк - чуткую, продуманную, тонкую постановку, с интересными находками, с уважительном отношением к оригиналу. Лучший Онегин из того, что я видела.

А во-вторых, этот театр любит выкапывать забытые если не «шедевры», то, скажем так, «раритеты».

В этот раз они представили два малоизвестных произведения - оперу «Марго-ла-Руж» Фредерика Делиуса и оперу-балет Пуччини «Вилли», которые были оригинально созданы для конкурса коротких опер: «Марго» в 1902 году, «Ле Вилли» в 1883 году. Ни одна из них не победила. Опера Делиуса ждала своей премьеры почти 80 лет. Опера-балет Пуччини «Вилли» была исключена из конкурса, но была поставлена ​​в 1884 году и очень тепло принята публикой.

Объединение этих опер в Opera Holland Park работает на славу! В постановке Мартина Ллойда Эванса есть одна декорация: деревянная лачуга, которая, как избушка на курьих ножках, поворачивается то лицом к зрителю, то задом. В «Марго-ля-Руж» она показывает интерьер и экстерьер ветхой забегаловки, пьяных, заснувших за столом; там же секс-работницы, в том числе и Марго, отдыхают от своих дел. К девушкам присоединяются два солдата, один из которых, Тибо, узнает в Марго старую любовь. Он вступает в спор с ее нынешним любовником, который убивает его, но в следующую же минуту сам падает замертво с перерезанным горлом от ножа мстительной Марго.

Сэмюэль Саккер (Тибо) и  Энн Софи Дюпрельс (Марго). Фото Ali Wright
Сэмюэль Саккер (Тибо) и Энн Софи Дюпрельс (Марго). Фото Ali Wright

Стройная и убедительная история, рассказанная просто и без претензий: весь сюжет разворачивается за 45 минут. Музыка Делиуса богато детализирована и мелодична, хотя оркестр City of London Sinfonia под управлением дирижера Франческо Силлуффо часто перекрывает голоса. Тем не менее, есть великолепный любовный дуэт между Сэмюэлем Саккером (Тибо) и Энн Софи Дюпрельс (Марго) и жемчужинка от Сары Миннс (Лили). К сожалению, никому, даже Дюпрелю, французу, не удается заставить французский текст звучать по-настоящему, по-французски, в пении.

Одноактная опера «Вилли» Пуччини, спетая на итальянском языке, звучит намного лучше. Месть здесь осуществляется сверхъестественными существами, Вилли. Они мстят мужчинам-женихам, которые оставили своих невест, за то, что те погибают - от тоски ли, от стыда ли, от ощущения собственной невостребованности, ненужности. Вилли, как и невесты, одеты в белое, они интригуют, завлекают мужчину, парализуя его волю, и безумный их танец – без исключения - завершается его убийством. Хореограф Джами Рейд-Куаррелл, в начале спектакля и в конце оперы-балета создает, энергично и образно, несколько потрясающих сценических моментов. Вращающийся набор и здесь работает безукоризненно, изображая различные места — церковь, партер, кладбище — все это вызывает приятное чувство великого гиньоля, театра марионеток.

Вилли в момент убийства жениха, позабывшего свою невесту. Фото Nick Kimberley
Вилли в момент убийства жениха, позабывшего свою невесту. Фото Nick Kimberley

Три главные роли спеты на славу. Стивен Гэдд играет лесника, а также произносит связующие устные отрывки на безукоризненном итальянском, с пафосом, мимикой, безоговорочно приковывая внимание к себе зрителя. Но именно влюбленные – тенор и сопрано, конечно же – получают самую содержательную музыку, которая снова и снова является прообразом зрелого Пуччини. Энн-Софи Дюпрельс снова берет на себя главную женскую роль, ее голос великолепно выразительный, а Питер Оти в роли ее возлюбленного Роберто находится в отличной форме.

В наши дни такие оперы не пользуются большим спросом, но Пуччини удается сказать многое даже в короткой опере.

Людмила Яблокова

25/08/2022 - 02:12   Classic   Концерты
На фестивале BBC Proms 2022 подряд прошли программы такие, казалось бы, разные - Андерсон, Мартину, Рахманинов, - и с другой стороны Моцарт. Что общего? Высочайший уровень исполнения.

Prom 26. Пражская панорама Андерсена, концерт для двух пианино Мартину и Рахманинов

Новая симфония Джулиана Андерсона, открывшая этот вечер, посвящена Праге. Панорамные фотографии чешской столицы, сделанные Йозефом Судеком в 1950-х и 60-х годах, стали отправной точкой для новой, второй симфонии Джулиана Андерсона, которую сам композитор считает абстрактной получасовой композицией, хотя у нее есть конкретное авторское название «Пражские панорамы».

Симфония создана для большого оркестра по заказу BBC, Кливлендского оркестра и Мюнхенского филармонического оркестра. Первые две части были сыграны в Мюнхене в январе, а затем в Чешской филармонии в апреле, каждый раз дирижировал Семен Бычков. В Лондоне в этот вечер симфония была впервые исполнена полностью.

Чешская тематика очевидна, она присутствует во всех трех частях симфонии. В первой, где «вызревает» кульминация, использованы два средневековых чешских гимна; в ноктюрне узнаваемо звучат колокола пражских церквей; а в финале скорее всего изображаются драки в пабах из мультфильмов Йозефа Лады. Но... Но об этом мы узнали из программки. Для меня же Прага звучит по-другому – не в резких звуках латуни и гонга, не в беспорядочном звучании музыкальных инструментов, хотя относительная мелодичность, лиричность в все-таки присутствует в звуках флейты в финале. И все-таки это абстрактная музыкальная зарисовка, при всем моем усилии никак не напомнившая мне этот прекрасный город.

Пианистки Катя и Мариэль Лабек и дирижер Семен Бычков
Пианистки Катя и Мариэль Лабек и дирижер Семен Бычков

Чешская тема была продолжена концертом для двух фортепиано Богуслава Мартину (1943), созданная им уже в эмиграции, в Америке. Солировали сестры-пианистки Катя и Мариэль Лабек, чьи выступления чисто визуально были энергичными, но даже в восьмом ряду концертные рояли были еле слышны (хотя на следующем моем концерте звучание единственного инструмента было превосходным). Как удалось такому опытному дирижеру и, кстати сказать, мужу Мариэль так «успешно» заглушить звучание роялей, непонятно.

Вечер закончился безупречным исполнением Симфоническим оркестром ВВС «Симфонических танцев» Рахманинова. Дирижер справился с ней великолепно – страстные эмоции, хорошо подобранный темп; вальсовое кружение – во второй части, отчаяние и страсти в финале. Семеон Бычков не пытался приукрасить эту музыку - она хороша сама по себе. Не удивительно, что аудитория Альберт Холла буквально взорвалась долгими аплодисментами, хотя последние ноты еще звучали в воздухе.

P.S. Удивительный совет получила я от одного из знакомых критиков, сидящих по соседству: «Послушай снова Андерсена и концерт для пианино на ВВС Радио 3, будешь удивлена. Совсем другое звучание!». Может быть! Королевскому Альберт Холлу в этом году исполняется 150 лет.

Prom 29. Великолепный концерт - Моцарт и Камерный оркестр Малера

Цикл музыкальных вечеров Лейфа Ове Андснеса с Камерным оркестром Малера оказался одним из ярких моментов музыкальных вечеров ВВС Proms этого сезона. В этом раз они представили опусы, созданные композитором с 1785 по 1786 год, когда популярность его достигла пика не только в его родном городе Вене, но и за границей, и более всего – в Праге.

Второй из трех концертов Лейфа Ове Андснеса и Камерного оркестра Малера в лондонском Альберт Холле представляет новые яркие моменты четырехлетнего проекта Mozart Momentum.

Лейф Ове Андснес с Камерным оркестром Малера
Лейф Ове Андснес с Камерным оркестром Малера

Концерт открылся утонченной «Пражской» симфонией (No 38) композитора с ее незабываемой гаммой музыкальных эмоций, чрезвычайно, даже возмутительно привлекательной.

Первая часть – просто настоящее чудо: триумфальная смесь величественности и лиричности. Расслабленное анданте не может оставить равнодушным слушателя своей пасторальностью и шелковистостью. В финале – динамичный контраст, буйство изобилия, остроумие и неудержимая искрометность. Музыканты исполнили трогательно, чувственно симфонию стоя, что добавило всей обстановке незаурядность происходящего.

Андснес является одновременно пианистом-солистом и дирижером, и вместе с немецкой сопрано Кристиной Карг предложил три песни, которые были замечательно, красиво и просто были исполнены Кристиной, особенно Das Veilchen.

Сопрано Кристина Карг
Сопрано Кристина Карг

После антракта была сыграна пятиминутная Масонская похоронная музыка, которая не привнесла, однако, грусти, но была красива и величественна.

Завершил программу концерт No 24 для фортепиано с оркестром, где клавишные вели свой интимный диалог с деревянными духовыми инструментами, и в котором Андснесу удалось великолепно передать настроение и общую тональность.

На бис музыкант исполнили хорошо узнаваемую вторую часть симфонии No21, чем окончательно покорили пятитысячный зал Королевского Альтер Холла.

Один из моих коллег предложил сравнение рояля Steinway Андснеса, на котором играл пианист, и который был бы столь же чужд Моцарту, импровизировавшему на клавесинах, как кареты с внедорожником. Но... Но кого это волнует, когда игра настолько убедительна? Настолько в стиле XVIII века, по музыке которого я испытываю неподдельную ностальгию. И, кажется, не только я... Зал не аплодтровал, зал просто взорвался аплодисментами - долгими, страстными и благодарными!

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото: Chris Christodoulou

Быстрый поиск:
17/08/2022 - 02:47   Classic   Концерты
В этом есть какая символичность, что BBC Proms 2022 начался с «Реквиема» Верди – так тихо, что поначалу казалось, что ничего и не происходит.

Как в те два прошедших года, когда во время пандемии наша жизнь – нет, все-таки жизнь не была поставлена на hold (задержка), но она была настолько другой, что все, что происходит сейчас, вызывает настоящий восторг, как и это вступление великого композитора, охарактеризованного еще в прошлом веке «новейшей оперой в церковном одеянии».

Открытие фестиваля

Каждый день этот лондонский летний музыкальный фестиваль предлагает слушателем два, а в иные дни и три концерта – ночной, который начинается около 10 вечера. Каждый выбирает то, что пожелает. Никакая инфляция, энергетические кризисы и политические перипетии внутри правительства не отразились на стоимости билетов в Альберт Холл, они по-прежнему доступны всем.

Prom 19. «Ученик чародея» Дюка, «Римские фонтаны» Респиги и «Плащ» Пуччини

Этот концерт заинтересовал меня тем, что все три музыкальных произведения мне давно хотелось послушать. И дирижер из Манчестера Марк Элдер устроил для меня и еще пяти тысяч слушателей поистине незабываемый вечер: музыкальная зарисовка «Ученик чародея» и «Римские фонтаны» - это два шедевра изобретательности и оркестровки, это двенадцать и семнадцать минут полного восторга...

Дирижер Марк Элдер. Photo: Chris Christodoulou
Дирижер Марк Элдер. Photo: Chris Christodoulou

«Ученик чародея» открылся гармонией скрипичных инструментов, затем влились приглушенные трубы и валторны, и вот уже основную тему произведения подхватывают фаготы, и это такой жизнеутверждающий звон и дрожь, скольжение и треск, одинаково задорные и для глокеншпиля, и для духовых инструментов, что дух захватывает. Многие знают это произведение Дюка именно благодаря диснейлендовскому фильму «Фантазия» (1940).

А затем, слушая «Римские фонтаны» Респиги, мы переносимся в залитый солнцем Рим с его многочисленными фонтанами, в утренние и предзакатные часы, от рассвета до заката, и расслабляющее, музыкальное «журчание» фонтана Треви наполняет, заливает огромное пространство Альберт холла и притихших зрителей.

Но за неудержимым весельем Дюка и расслабленностью музыки Респиги последовала грустная история Пуччини. Совсем не богемный Париж, грязные берега Сены и реки Элдер, где далеко не гламурные герои - грузчики, владельцы барж и их женщины, погруженные в такой клаустрофобный мир, лишенный нормальных человеческих отношений, что даже музыка сбивается и спотыкается, и матовые оттенки партитур струнных и медных инструментов прекрасно отражают это, не оставляя сомнений в том, что история этого любовного треугольника завершится трагедией.

Наталья Романив (Джорджетта) и Лучио Галло (Микеле). Photo Chris Christodoulou.
Наталья Романив (Джорджетта) и Лучио Галло (Микеле). Photo Chris Christodoulou.

Окончательный состав певцов, а он менялся несколько раз, и в итоге оказался таким: Жоржетта в исполнении валлийской сопрано Натальи Романив, уставшая жена Микеле в исполнении Лучио Галло (вместо грузинского баритона Георгия Гагнидзе), убедительного в своей искренности; и Луиджи в исполнении Адама Смита (вместо заявленного программой «геликоновского» тенора Ивана Гынгазова). Это тройка была эффективной. Запоминающееся исполнение Адама Смита, стильное, выразительное, сочеталось с темным, сочным тоном сопрано Натальи Романив, гармонично звучащем в их дуэте, в любовной сцене – не только в музыкальном, но и в драматическом плане.

Пение меццо-сопрано Даниэлы Барселона и тенора Чон Су Юн, закончившего Королевскую консерваторию Шотландии, также достойно похвалы.

Людмила ЯБЛОКОВА

Быстрый поиск:

Страницы