Алексей Татаринцев

06/11/2017 - 07:53   Classic   Концерты
Вслед за Московской консерваторией юбиляра народного артиста СССР Владимира Ивановича Федосеева принимал столичный театр «Геликон-опера», где теперь Владимир Иванович музыкальный руководитель и главный дирижер, а еще он истинный наставник, друг и партнер.

Если в консерватории программа состояла из оперных фрагментов, то в «Геликоне» исполнялась симфоническая и хоровая музыка.

Юбилейный концерт Федосеева в «Геликоне»

На сцене зала «Стравинский» объединились легендарный Большой симфонический оркестр им. П. Чайковского и оркестр «Геликон-оперы, к ним присоединился театральный хор. В программу вошли только сочинения русских композиторов: три Чайковского и одно Бородина.

Юбилей Федосеева в Геликон Опере

Но сначала о трогательных поздравлениях Владимиру Федосееву с 85-летием. Вице-мэр столицы Леонид Печатников вручил ему главную награду Правительства Москвы— сверкающую драгоценностями Звезду за заслуги перед Москвой. Его сменил худрук «Геликона» Дмитрий Бертман, который со словами благодарности преподнес маэстро хрустальную дирижерскую палочку, сделанную в Клину.

Владимиру Федосееву преподнесли хрустальную дирижерскую палочку

Вечер начала симфоническая фантазия Чайковского «Франческа да Римини», которую сам автор считал наиболее удачным из своих из программных симфонических произведений. Обрамленная двумя крайними картинами адских мук, центральная часть - Рассказ Франчески о ее трагической любви к Паоло, - начинается с солирующего кларнета и легких аккордов струнных. Мелодия развивается, растет и в интерпретации оркестра, ведомого дирижером, достигает лирической кульминации. Федосеев просто потряс апофеозом любви и счастья Франчески и Паоло, красотой, выразительностью и страстностью кантилены Чайковского. Но жестокие фанфары, пробудив от краткого сладостного сна героев, снова отдали влюбленных адским вихрям.

Программа вечера строилась на контрастах. За несчастной Франческой последовали яркие и красочные «Половецкие пляски» из оперы Бородина «Князь Игорь».

На этот раз Владимир Иванович идеально выстроил баланс звучания оркестров и хора. Оркестры остались на сцене, а хор уютно устроился по обе стороны балкона в зрительном зале. Здесь, в «Геликоне», ничто не помешало коллективам проявить свои лучшие качества. Их выразительность была так велика, что слушая оркестр и хор, ясно представляешь танец пленных красавиц, их изумительную пластику и вместе с пленительными женскими голосами поднимаешься к небесам. Когда вступает мужской хор, перед глазами возникают бешеные пляски джигитов, изобилующие виртуозными прыжками. Впечатление грандиозное, соединившее в себе замечательную музыку Бородина и мастерство оркестров и хора, которых возглавлял маэстро Федосеев.

Затем снова вернулись к Чайковскому. Прозвучали два номера из кантаты «Москва». Ариозо Воина «Мне ли, Господи» проникновенно, как молитву, спела звезда геликоновской труппы Лариса Костюк. Завершила вечер торжественная увертюра «1812 год».

Владимир Федосеев принимает поздравления

«Евгений Онегин» Чайковского в Концертном зале им. Чайковского

Евгений Онегин в КЗЧ

Федосеев никогда не скрывал своей любви к этой опере. Счастливый случай, когда можно выразить любовь и преклонение перед ней и со стороны исполнителей, и со стороны слушателей. Конечно же на сцене был Большой симфонический оркестр им. П. Чайковского, один лучших столичных коллективов — хор Академии хорового искусства им. В. Попова (худрук и гл. дирижер Алексей Петров). Певцы в основном солисты или приглашенные солисты Большого театра: Татьяна — Вероника Джиоева, Онегин — Василий Ладюк, Ленский — Алексей Татаринцев, Ольга — Агунда Кулаева, Ларина — Елена Евсеева, Няня — Светлана Шилова, Гремин — Михаил Гужов. Более чем кстати в вечер ввели короткие фрагменты из романа Пушкина. В исполнении актера Алексея Гуськова они создавали необходимую пушкинскую атмосферу.

Евгений Онегин в КЗЧ

Владимир Федосеев явил нам неожиданного «Евгения Онегина», более серьезного и глубокого, обогащенного сложным сегодняшним временем, вскрыв новые подтексты музыкальной драматургии композитора, неведомые нам ранее.

Главные герои, я имею в виду Онегина, Татьяну и Ленского, стали другими в свете сегодняшней жизни. Исполнители этих партий Вероника Джиоева, Василий Ладюк и Алексей Татаринцев, обладатели больших ярких и выразительных голосов и актерского дара, оказались способными создать эти обновленные образы.

Вероника Джиоева

Прежде всего это относится к Татьяне Лариной в исполнении Вероники Джиоевой. При встрече с Онегиным, начитавшись любовных романов, ее Татьяна, чистая душою, не могла не влюбиться в нового героя. Любовь ее оказалась не книжной, а настоящей, жаждущей положительного ответа. Жестокий урок, который Татьяне преподал ее любимый, на всю жизнь оставил в ее душе незаживающую рану. Бог же наградил ее умением чувствовать боль других и сострадать ей. Около кого стоит Татьяна во время отвратительной ссоры Ленского и Онегина на ее именинах? Около матери. Лариной сейчас больно и страшно, и дочь рядом, готова облегчить ее страдания. Такой она будет всегда. Заключительная сцена. Татьяна ждет Онегина для последнего объяснения. Она изменилась, стала еще более замкнутой и скрытной, хотя по-прежнему женственна и обаятельна. Но позволяет себе в несколько резком тоне напомнить Онегину о его давнем уроке. И только в финале встречи, под напором страстных признаний Евгения, у нее вырывается: «Я вас люблю». Да, любовь ее вечный крест, который она будет нести до конца своих дней, но и урок Евгения всегда с ней. Любовь юной пейзанки - прошлое, хотя и прекрасное. Сегодня рядом с ней муж, которого она по-своему любит, но никогда не предаст его, не сделает ему больно, как в далекой молодости поступил ее Онегин.

Непривычным оказался и образ Онегина у Василия Ладюка. Его герой необаятельный, эгоистичный, словно некий злодей, приехавший в имение Лариных, чтобы разрушить их сельскую идиллию и всем принести страдания (и даже смерть своему другу Ленскому). Он уже привык перед всеми демонстрировать превосходство. Ах, как он упивался менторским тоном, поучая влюбленную в него юную Татьяну в знаменитой арии «Вы мне писали?» Но и у него наступил жизненный крах. Ощущение никому ненужности и бессмысленности своего существования терзают его душу. Но его не жалко. Он, словно старуха из пушкинской сказки «О рыбаке и рыбке», остался у разбитого корыта.

Евгений Онегин в КЗЧ

Более трагичным, чем обычно, получился у Алексея Татаринцева образ Ленского. Его пылкий Ленский настолько захвачен любовью к Ольге и воспеванием ее, что не задумывается о том, а любит ли его девушка. Настоящей катастрофой для бедного поэта стало осознание того, что Ольга его не любит, а просто проводит с ним время. Также увлеченно она флиртует с Онегиным на именинах Татьяны. Нашла новую игрушку. Какой горечью наполнено его небольшое ариозо «В вашем доме…». Ему хочется как можно скорее покинуть дом, где как ему казалось, его любили. С отчаянной болью бросая фразу «Прощай навек!», Ленский покидает Лариных. Безысходным страданием наполнена его ария «Куда, куда вы удалились…», а в дуэте с Онегиным «Враги» он пребывает в полном безразличии ко всему окружающему, словно его уже нет на этом свете.

Евгений Онегин в КЗЧ

Традиционна хороша Ольга Агунды Кулаевой. Красивый голос, пластика, в меру эмоциональна. Только вот легкомыслие резвушки и хохотушки не позволили ее героине понять, что в доме произошла трагедия, и что может погибнуть на дуэли влюбленный в нее Владимир Ленский. Но это заложено в образе Ольги и у Пушкина, и у Чайковского. Молода и красива Няня у Светланы Шиловой, а почему бы и нет? Главное певица донесла до слушателей искреннюю любовь Няни к своей воспитаннице Татьяне и преданность госпоже Лариной. В обеих отведенных ей сценах певица была убедительна и искренна. Как красиво в начале оперы сливались голоса сначала в дуэте Татьяны и Ольги — сопрано Джиоевой и меццо Кулаевой, а затем и в чудном квартете, когда к дуэту добавились сопрано Елены Евсеевой —Лариной и меццо Светланы Шиловой — Няни. Достойно в роли Гремина выступил Михаил Гужов, вложивший в арию генерала «Любви все возрасты покорны…» трогательную кантилену и безграничную любовь героя к Татьяне. Как всегда радовал хор хоровой Академии своим безупречным звуковедением и заразительностью.

Владимир Федосеев

Владимир Федосеев, объединив всех исполнителей, и традиционных и более современных, хор и оркестр, создал удивительный спектакль «Евгений Онегин», а не концертное исполнение оперы Чайковского. Хочется говорить - спектакль, потому что именно таковым и был «Евгений Онегин» Федосеева, наполненный современной жизнью, чувствами и настроениями его героев, с которыми и прожили их жизнь слушатели Концертного зала им. Чайковского.

Елизавета ДЮКИНА
Фото: Ирина Шымчак (Геликон) и Евгений Разумный (КЗЧ)

13/09/2017 - 16:16   Classic   Концерты
В Большом зале Московской консерватории прошел Гала-концерт «Шедевры мировой оперы», посвященный 85-летию одного из старейших российских дирижеров Владимира Ивановича Федосеева.

Юбиляр сам стоял за пультом своего Большого симфонического оркестра, прославленного БСО им. П. И. Чайковского, который он возглавляет с 1974 года. Программа была большой, истинно театральной, и включала в себя не только арии и дуэты, но и оркестровые и хоровые оперные фрагменты. В вечере принимали участие замечательный коллектив «Мастера хорового пения» под руководством Льва Конторовича и четверо солистов.

Владимир Федосеев и солисты

Были только российские звезды оперной сцены, которые успешно выступают и за рубежом. Баритон Василий Ладюк, тенор Алексей Татаринцев — солисты «Новой оперы», сопрано Альбина Шагимуратова в основном поет за рубежом, а также на родной сцене Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля. Все трое - приглашенные солисты Большого театра. Меццо-сопрано Агунда Кулаева — солистка Большого театра. Программа была составлена очень красиво и разнообразно, что позволило раскрыть их не только вокальное, но и несомненное актерское дарование. В первом отделении исполнялась русская музыка — Римский-Корсаков, Глинка, Бородин. Во втором зарубежная — Верди, Беллини, Масканьи, Доницетти, Массне, Делиб, Бизе, Россини.

Владимир Федосеев

Открыло Гала-концерт Вступление к опере Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» «Похвала пустыне», масштабно и выразительно сыгранное БСО под управлением Владимира Федосеева. Были прослежены основные идеи, которые затем получат свое развитие в опере-сказании.

Первой на сцену вышла Альбина Шагимуратова —прозвучала ария Снегурочки из Пролога одноименной оперы-сказки Римского-Корсакова. Продолжая русскую тему, певица исполнила каватину Людмилы из оперы Глинки «Руслан и Людмила». Эту партию Альбина роскошно пела на премьере оперы на открытии Исторической сцены Большого театра после продолжительного ремонта. Шагимуратова нашла массу очаровательных нюансов в вокальном материале партии Людмилы. Восхищали красота тембра ее голоса и стремительность и чистота колоратур. Сейчас краски этой каватины несколько потускнели. Это и понятно. Опера Глинки давно не идет в театре, она выпала и из репертуара певицы, тем более, что сейчас Альбина значительно чаще поет зарубежную оперу. На московском концерте она блистала во втором отделении. Но об этом несколько позже.

Для первого отделения Василий Ладюк выбрал арию Грязного и дуэт Любаши и Грязного из первого действия оперы Римского-Корсакова «Царская невеста». Изначально Ладюк замечательный лирический баритон с красивейшим тембром и замечательной кантиленой, яркой эмоциональностью и актерской харизмой. Что же касается партий драматического баритона, то далеко не все они подходят для его голоса, особенно в русском репертуаре. Именно Грязной и не покорился Ладюку. Зачем насиловать свой голос? Ничего хорошего из этого не получается. Результат один — натужное и крикливое пение, потеря объема и красивого тембра, что певец и продемонстрировал в арии Григория Грязного. А в дуэте его даже не всегда было слышно.

Безусловно, в русском отделении более удачливыми оказались двое других певцов - Агунда Кулаева и Алексей Татаринцев. Кулаева с настоящим русским насыщенным красивым меццо-сопрано справедливо считается лучшей исполнительницей партии Любаши в «Царской невесте» в Большом театре. У нее все прозвучало: и дуэт, и прежде всего ария Любаши из второго действия «Царской невесты», спетая без мелодраматического надрыва, но с глубинным трагизмом несчастной любовницы Грязного. По-настоящему радовал Алексей Татаринцев, который успешно побеждает свой страх перед верхним регистром. Теперь его голос легко идет наверх, при этом восстанавливается тембральная красота тенора. Очень достойно прозвучала у Алексея сложнейшая каватина Владимира Игоревича из второго акта «Князя Игоря» Бородина. Очень радостным, светлый и «влюбленным» получился у него и Агунды дуэт Владимира Игоревича и Кончаковны с изумительным piano в финале.

Участники концерта

Второе отделение выглядело более гармоничным, легче, точнее и ярче пелось. Мало звучит в наших театрах сегодня русских опер. Если они и есть в репертуаре, то больше Чайковского, «Борис Годунов» Мусоргского, но из наследия Римского-Корсакова две-три оперы, не более, а уж про Даргомыжского, Направника, Рахманинова, Серова, Рубинштейна и вообще забыли. Так скоро и разучатся российские вокалисты петь свою русскую оперу...

Альбина Шагимуратова была хороша во всех трех дуэтах. В дуэте Адины и Неморино из оперы Доницетти «Любовный напиток» ее партнером был Алексей Татаринцев, легкий, подвижный, забавный. Очень красиво прозвучал романтический дуэт Лакме и Маллики из оперы Делиба «Лакме» у А. Шагимуратова и Агунды Кулаевой. В третьем дуэте Шагимуратова пела с Ладюком. Плутовка Розина и пройдоха Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини были так зажигательны, естественны, гармоничны, пластичны и так мастерски плели изящные вокальные кружева, что зал устроил их авторам более чем заслуженную овацию. Подлинным же шедевром у Альбины стала знаменитая ария Нормы из оперы Беллини. Пока партии целиком у певицы нет. Она выучила только арию, но как спела ее! Красивейшая кантилена и яркое вокальное наполнение снискали Шагимуратовой заслуженный успех. Уже ясно, что рождается настоящая исполнительница этой великой партии.

Алексей Татаринцев и Альбина Шагимуратова
Василий Ладюк и Альбина Шагимуратова

Более благополучным было выступление Василия Ладюка во втором отделении. Он точнее подобрал зарубежный репертуар. Это и ария короля Альфонсо из второго действия «Фаворитки» Доницетти и дуэт Зурги и Надира из оперы Бизе «Искатели жемчуга», который он исполнил с Алексеем Татаринцевым, и конечно его искрометный Фигаро.

Василий Ладюк и Алексей Татаринцев
Василий Ладюк и Алексей Татаринцев

Романтично-поэтическую окраску получило у Татаринцева ариозо Вертера из оперы Массне. Очень серьезную заявку предъявила Кулаева, исполнив арию Сантуццы из «Сельской чести» Масканьи. Ее яркое и выразительное меццо-сопрано словно создано для этой партии. Очень ценно, что артистка никому не подражала, а предложила свое прочтение трагической судьбы страдающей Сантуццы.

Не все получилось у оркестра и «Мастеров хорового пения». Если оркестр был интересен и убедителен в «Похвале пустыне», то в Половецких плясках из «Князя Игоря» Бородина, которыми заканчивали первое русское отделение, не сложился ансамбль оркестра и хора. Слишком громко звучали ударные и медные инструменты, заглушая хор, а несбалансированность звучания и сбои ритма приводили к явно заметным расхождениям этих коллективов. Но были и моменты баланса, и тогда можно было наслаждаться пением хора, особенно его красивой сопрановой группы. Явно не хватило репетиционного времени на это сложное произведение Бородина.

К счастью, ничего подобного не наблюдалось в зарубежном отделении. Торжественно прозвучал Триумфальный марш из «Аиды» Верди при полном балансе оркестра и хора, а оркестровое Интермеццо из «Сельской чести» Масканьи было наполнено удивительной проникновенностью. На «бис» БСО и певцы подготовили квартет из последнего действия оперы Верди «Риголетто». Ладюк- Риголетто, Шагимуратова – Джильда, Герцог- Татаринцев, Маддалена – Кулаева. Точная выстроенность вокальных партий и их гармоничный союз с оркестром дали возможность закончить вечер на высокой ноте. Несмотря на ряд огрехов, юбилейный гала-концерт «Шедевры мировой оперы» оставил очень приятное впечатление и радостное настроение мастерством БСО под управлением юбиляра Владимира Федосеева, «Мастеров хорового пения» п\у Льва Конторовича и талантом молодых российских оперных певцов.

Алексей Татаринцев, Альбина Шагимуратова, Агунда Кулаева, Василий Ладюк
Алексей Татаринцев, Альбина Шагимуратова, Агунда Кулаева, Василий Ладюк

Елизавета ДЮКИНА
Фото: Елена КОРОЛЕВА-ВОЛОЧКОВА

Страницы